Форум » Всё о фигурном катании » Интервью со специалистами ФК (продолжение) » Ответить

Интервью со специалистами ФК (продолжение)

Marika: Предлагаю в эту тему выкладывать информацию не просто журналистов или сторонних наблюдателей, а именно тех людей, которые "варятся" в мире фк: фигуристов, тренеров, хореографов, комментаторов.

Ответов - 186, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Gela: piparkoogid пишет: Александр Горшков: Этот сезон имеет принципиальное значение для российских фигуристов Блин, тогда почему вы не даете нормально конкурировать спортсменам, а тащите одни и топите других. Неужели не понятно, что только в конкуренции выявлятся лидеры. piparkoogid пишет: Во всех случаях, второй российской парой Екатерина и Дмитрий должны стать. Ну спасибо и на этом!

манечка: Олег Волков: Боброва и Соловьев по делу обыграли сильных канадцев, с которыми будут конкурировать в течение всего сезона 21 октября в Кенте (США) проходит первый этап Гран-при по фигурному катанию – Skate America. Двукратные серебряные призёры чемпионатов Европы россияне Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев благодаря произвольной программе вырвали второе место у канадцев Кэйтлин Уивер и Эндрю Поже. Выступление учеников специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» Ольге Ермолиной прокомментировал второй тренер пары Олег Волков. «Ребята здорово выступили на первом этапе Гран-при в Америке, заняли второе место, - сказал Олег Волков. – Катя и Дима по делу обыграли сильных соперников из Канады, с которыми им предстоит конкурировать, полагаю, в течение всего сезона. После турнира в Финляндии мы провели работу над ошибками, технически откорректировали программы процентов на 20, и это особенно заметно в дорожках шагов. Хореографически изменили танцы ещё больше. Однако это вовсе не означает, что пара исчерпала свой потенциал. Творческих сил и запаса хватит надолго». «Не побоюсь признаться (хотя кто-то, возможно, воспримет мои слова за бахвальство), но за несколько месяцев, когда ребята влились в нашу группу, и тренеры, и хореографы, и все специалисты, а главное – сами фигуристы, проделали огромную работу, - продолжил Олег Волков. – А знаете, почему у нас всё получилось? Потому что Катя и Дима – пахари. Они работают. Очень много работают – и это приносит результат». http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=64872

Laima: Максим Ставиский: Боброва/Соловьев могут бороться с любыми соперниками http://rsport.ru/interview/20121022/625091430.html


piparkoogid: Максим Ставиский: Боброва/Соловьев могут бороться с любыми соперниками На завершившемся в воскресенье первом этапе Гран-при по фигурному катанию российские танцоры Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев заняли второе место, уступив экс-чемпионам мира из США Мэрил Дэвис/Чарли Уайту и оставив позади канадцев Кэйтлин Уивер/Эндрю Поже. Выступления трех ведущих пар турнира специально для агентства "Р-Спорт" анализирует двукратный чемпион мира в танцах на льду Максим Ставиский, работающий тренером с Бобровой и Соловьевым в группе Александра Жулина. Для начала скажу, что все три ведущие пары на "Скейт Америка" показали - они вошли в форму, готовы к соревнованиям идеально, катаются очень легко и артистично. Теперь более детально. Начнем с короткого танца. У Дэвис и Уайта серия польки была мелковатой. Такое впечатление, что катались на площадке, которая была на четыре метра уже и короче, чем та, на которой соревновались. Думаю, что за это сейчас баллы не снижают, но я комментирую то, что увидел, по своей старой привычке оценивать обязательные танцы, а ощущение пострадало. Все ки-пойнты сделаны абсолютно спокойно, очень легко и воздушно. Что касается Бобровой и Соловьева, то они исполнили короткий танец на большой скорости, покрыли весь лед. Благодаря чему выглядели просто взрослее, чем американцы. Если Уайт был похож на молодого юношу, то Соловьев - это уже мужчина. Прокатали короткий танец очень музыкально. Дорожку сделали качественно, претензий нет. Переходы между элементами у нашей пары посложнее, чем у Дэвис и Уайта. Считаю, что россияне уже готовы на американцев спокойно замахиваться. Канадцев Тессу Вирчу и Скотта Мойра я пока в этом сезоне не видел, но с Дэвис и Уайтом Боброва и Соловьев готовы соревноваться - и даже обыгрывать их. Из отрицательных моментов короткого танца - Боброва на втором твиззле немного "налажала", думаю, поэтому они в короткой программе и уступили Уивер и Поже. У канадцев полька, если смотреть с колокольни старого исполнения обязательных танцев, наиболее приближенная к классической. Сейчас многие увлекаются именно ки-пойнтами, а на шаги между ними упор не делают. Это неправильно. Это все равно обязательный танец, в котором надо исполнять все шаги. Так вот, канадцы обращали внимание не только на ки-пойнты, исполнены качественно были все шаги, на правильных ребрах. Ничего у них не было упущено, и это радует. Из недочетов: у нее не было крюка как ки-пойнта. Первый твиззл почти срывной получился, второй нормальный. А также были расхождения в польке с музыкой. Хотя, может быть, такое впечатление возникло из-за того, что у них в музыке местами не прослушивался четкий ритм, но, на мой взгляд, они некоторые вещи делали не в музыку. Если говорить о постановках, то у Бобровой/Соловьева и Дэвис/Уайта танцы были более характерные. Уивер и Поже сделали вальсик, полечку, все хорошо, но у Дэвис/Уайта мы увидели практически классический балет, который можно смотреть на сцене любого театра. А Боброва и Соловьев как будто танцевали на классическом русском балу. Очень хорошо передали его характер, и это было просто интереснее смотреть. В целом все три пары в коротком танце понравились, я смотрел их катание с удовольствием. Теперь о произвольных танцах. Дэвис и Уайт: вращения сложные, все элементы хорошо исполняются, дорожка по диагонали тоже сделана очень хорошо. Твиззлы - он слегка "поднакосячил", поэтому их можно заминусовать. И во вращательной поддержке я бы не засчитал полный шпагат у партнерши. Хотя специалисты они, конечно, по поддержкам великие. Но здесь могу придраться. Катались под музыку "Нотр Дам де Пари". Эмоционально, но, честно говоря, немножко "ни о чем". По темпу все очень накручено, и местами мне это даже надоедало, хотелось каких-то пауз в программе. С этой "накруткой" отношения в паре периодически терялись. Местами они были очень хорошие - а местами их вообще не было. И Боброва с Соловьевым на фоне американцев в этом плане смотрелись иначе. Мэрил Дэвис и Чарли Уайт Говоря о Бобровой и Соловьеве, хочу вновь подчеркнуть, что даю такие оценки вовсе не потому, что работаю с ними вместе с Сашей Жулиным и Олегом Волковым. Мне реально было интереснее их смотреть. Прокатали очень хорошо. Ничего кроме слова "браво" сказать не могу, все было исполнено идеально. Впервые увидел в нынешнем сезоне, как они выступают на соревнованиях - так вот, Соловьев стал совершенно другим человеком. То есть он и на тренировках поменялся - но здесь это уже спортсмен, который готов бороться за первые места. Катя - молодец, но Дима очень сильно изменился. Программа необычная, хочу отметить, что тут видна рука Сергея Петухова. Но главное - идея нестандартная, и это сразу отличает Боброву и Соловьева от всех остальных. А вот у канадцев в программе идея абсолютно не новая. Оживших статуй я уже столько насмотрелся - хотя, конечно, может быть у меня такое впечатление от всех этих наших телепроектов, "Ледниковых периодов". Катались Уивер и Поже очень хорошо. Переходы простоватые в целом. Пара-тройка блоков сложные, но остальные легкие. В дорожках элементы некоторые не читаются, дуги надо выжимать. Проблемы были со скобами, два выкрюка я не прочитал. Второй твиззл опять же был неуверенный, на минус. Поддержки очень хорошие. Очень легко исполнены, интересные позиции. Видно, что люди стараются найти что-то новое. Мне очень понравились, я даже думаю что-нибудь для себя спереть, не буду скрывать. Я уже не такой молодой, а кататься надо, поэтому придется что-нибудь себе украсть. Подводя итог - по программе интереснее всего мне было смотреть на Боброву и Соловьева. Даже несмотря на то что я их вижу каждый день. Все равно интересно. Дальше по программе мне понравились Дэвис и Уайт - и Уивер/Поже. Все, как я уже сказал, хорошо готовы, все конкурентоспособны - но канадцы чуть-чуть были послабее. Но ненамного. Что касается 16,5 баллов отставания Бобровой и Соловьева от американцев - не согласен абсолютно. Давит на судей авторитет, федерация американская, видимо, лоббирует свои интересы. Опять же, говорю так не потому, что работаю с Бобровой и Соловьевым. Просто смотрю объективно. Разрыв на самом деле должен быть минимальный, пары это равносильные, которые могут бороться. И даже в данный момент должны выигрывать. Не верил я в них, говорил уже об этом. Когда узнал, что они переходят к Жулину, не думал, что переделать взрослых и заученных, как говорится, фигуристов будет возможно. Признаю, ошибался. Люди поменялись кардинально и сделали огромный скачок вперед. В заключение несколько слов о программах Елены Ильиных и Никиты Кацалапова, которые они в выходные показали на шоу в Италии. Молодцы, что в коротком танце они отошли от классических вальсов и полек. Хотя, конечно, нужно проверить, является ли "Андижанская полька" на самом деле полькой в плане музыки. Но идея в принципе очень неплохая, их короткий танец отличается от всех остальных. Комментировать исполнение технических элементов не буду, так как это были не соревнования, а шоу, где они, возможно, не следили за чистотой исполнения всех этих "крюков-выкрюков". Программы в плане их содержания тоже, возможно, были адаптированы под шоу. Сравнивать показательные и соревновательные прокаты нельзя, хотя бы по той причине, что нервное напряжение совершенно разное. Но скажу, что видно - они улучшили свое исполнение поддержек, Николай Морозов наконец-то научил их делать. Некоторые их поддержки мне бы тоже хотелось повторить самому. Очевидно, что люди к соревнованиям подготовились, катаются широко и легко. В плане постановок - мне было интересно смотреть и на короткий, и на произвольный танец. Виден стиль Коли - такой свободный, может быть, даже немного расслабленный, но мне он нравится. Люди не зажимаются, широко и свободно катаются, но при этом позиции и переходы не очень сложные. Пара сильная, ее всем надо бояться - и на внутренней, и на международной арене. Посмотрим, что будет на соревнованиях. http://rsport.ru/interview/20121022/625091430.html

piparkoogid: Александр Горшков: Результат российских фигуристов на Skate America для начала сезона считаю нормальным В минувшие выходные в американском Кенте завершился первый этап Гран-при по фигурному катанию – Skate America. В соревнованиях пар первенствовала российская пара Татьяна Волосожар/Максим Траньков, в танцах на льду второе место заняли Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Среди одиночников четвертым местом отметился Константин Меньшов, а в среди девушек бронзовая награда Skate America досталась Аделине Сотниковой, вице-чемпионка мира Алена Леонова лишь седьмая. Итоги выступлению российских фигуристов на первом этапе Гран-при для www.fcp-press.ru подвел президент Федерации фигурного катания России Александр Горшков. "Skate America - это первый серьезный старт, и делать какие-либо глобальные выводы преждевременно, - сказал Горшков. - Результат отечественных спортсменов для начала сезона считаю нормальным. Не стоит забывать, что соревнования проходили на другом континенте и разница во времени с Европой дает о себе знать, ведь большинство фигуристов прибыло в США за 2 дня до старта турнира. Поэтому, по сравнению с американцами, представителям Европы пришлось значительно сложнее". "Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев - молодцы, они обошли пару Уивер/Поже из Канады, которая занимает четвертое место в мире, заявил президент ФФКР. - Это безусловный шаг вперед для ребят. Волосожар/Траньков выиграли у чемпионов мира – китайцев Панг/Тонг. У российской пары были и свои недочеты, которые связываю с тем, что сезон только начался. Хорошо, что они выполнили все основные элементы и подтвердили свое лидерство в спортивных парах". "Жаль, что Алена Леонова выступила неудачно. Сотникова могла быть выше в итоговом зачете, но для первого старта третье место – неплохой результат" - считает Горшков. "Достойным считаю четвертое место Константина Меньшова. Он уже прошел несколько этапов: участвовал в контрольных прокатах, выступил в Оберстдорфе, затем он откатал на тестовых соревнованиях в Сочи. На всех стартах он выступал прилично, но, конечно, у него есть свои проблемы. Сделай он, к примеру, в короткой программе лутц, результат был бы совершенно иной – он мог бы быть первым", - заявил президент федерации фигурного катания России. Дмитрий Рачицкий. Фото: Максим Коняев, агентство PR+Sport http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/5369

манечка: Илья Ткаченко: Условия для тренировок в Америке были превосходные Фигурное катание Фигурист Илья Ткаченко рассказал, как прошла подготовка танцевальной пары ко второму этапу серии Гран-при в Канаде. - Тренировались мы в Детройте. Работали вместе с тренерами Алексеем Горшковым и Игорем Шпильбандом очень много, в отличной рабочей и творческой атмосфере. Вместе с нами готовились к этапу в Канаде и наши итальянские соперники Анна Каппеллини и Лука Ланотте, которых тренирует Игорь Шпильбанд. Все время пребывания в Америке основное внимание уделяли чистоте прокатов и эмоциональности программ. Короткая и произвольная программы были поставлены летом, и каких-то принципиально новых изменений в них не появилось. Словом, готовились в обычном «американском» режиме – тренировки с утра часов до четырех, чтобы вечер был свободен, и можно было отдохнуть эмоционально и восстановиться физически. В общем, условия для тренировок нам были предоставлены превосходные. Напомним, что второй этап сериии Гран-при Skate Canada пройдет с 26 по 28 октября в Виндзоре. http://www.sovsport.ru/news/text-item/562977

piparkoogid: Алексей Горшков, тренер по фигурному катанию: Российских танцоров судьи не любят Из канадского Виндзора в Россию вернулись бронзовые призеры II этапа Гран-при по фигурному катанию, танцоры Илья Ткаченко с Екатериной Рязановой и их наставник Алексей Горшков. Сразу после прилета с одним из лучших специалистов страны, возглавляющим группу высшего спортивного мастерства муниципального центра в Одинцове, поговорил спецкор «Подмосковья» Владимир РАУШ. – Алексей Юрьевич, вы довольны выступлением своих подопечных? – Самим выступлением – вполне. Я не очень доволен баллами, которые получили ребята. Уровень сложности их катания был оценен арбитрами достаточно низко. И, кстати, не только их. Почему? Сложный вопрос… Практика показывает, что российских танцоров судьи не очень любят: при каждой возможности норовят срезать оценку. Может, сказалось и то, что в этом сезоне Илью с Катей еще толком никто не видел. Из-за травм и проблем с визами до начала розыгрыша Гран-при мы не смогли принять участие ни в одном из официальных турниров. Соперники же «засветиться» успели, и потому арбитры нынче отнеслись к ним более либерально. – Летом ваша пара начала сотрудничать со знаменитым российским тренером Игорем Шпильбандом, уже много лет работающим в США. Чья это была инициатива? – В течение нескольких лет ребята работали только со мной и нашим хореографом. В какой-то момент я понял: им нужен новый импульс. Свежие идеи, другие лица, смена обстановки – все то, что может обогатить кровь кислородом. Этот ход, считаю, оправдал себя. Катание Ильи с Катей стало легче, на 20 – 25% увеличилась их скорость передвижения по льду. Сотрудничество со Шпильбандом будет продолжаться, поэтому я рассчитываю на дальнейшие улучшения. У него в Детройте есть все условия для плодотворных тренировок. Хотя у нас в Одинцове – не хуже. – Не страшно собственными руками отдавать учеников такому опытному и маститому коллеге? – Я сам тоже опытный и маститый. И также работаю с учениками Игоря, передаю им свои знания и опыт. Да и потом для меня главное – добиться улучшения катания и роста результатов. Какими путями, это уже второй вопрос. Сидеть собакой на сене и не подпускать к своим воспитанникам других специалистов мне кажется неправильным и глупым. – Далеко не все наши тренеры рассуждают таким образом. Да и у вас негативный опыт, когда фигуристы уходили к более «раскрученным» специалистам, уже был. Сначала к Наталье Линичук переметнулись Албена Денкова и Максим Ставиский, затем их примеру последовали Оксана Домнина с Максимом Шабалиным. – У меня с ребятами подписан договор о сотрудничестве. Хотя практика показывает: если стороны надумали расстаться, никакие контракты не помогут. – Изначально предполагалось, что консультировать вас Шпильбанд будет вместе со своим постоянным хореографом Мариной Зуевой. Неожиданный распад этого тренерского дуэта, случившийся весной, не нарушил ваши планы? – Мы, конечно, хотели, чтобы Марина приняла участие в этой работе. Лишний взгляд никогда не мешает; тем более если это взгляд такого опытного специалиста. Но они сейчас находятся в состоянии конфликта, пришлось выбирать. Я с Игорем знаком очень давно, договаривались о сотрудничестве мы с самого начала именно с ним. Переигрывать что-то я посчитал некорректным – коней на переправе не меняют. – У вас в тренерской команде тоже произошли серьезные изменения. Многолетний хореограф вашей группы Сергей Петухов решил сменить обстановку и теперь работает с Александром Жулиным. Неужели он приревновал к Шпильбанду? – Нет, одно с другим никак не связано. Петухов ушел еще в конце прошлого сезона, перед чемпионатом мира. Расстались мы по-хорошему, никаких скандалов не было. И о моем решении поехать на подготовку в США Сергей знал, мы этот вопрос обсуждали. – В минувшем сезоне судьи критиковали Рязанову с Ткаченко за отсутствие в программе четкого ритма, на одном из турниров даже снизили оценку за это. Вы сделали выводы из прошлых ошибок? – Считаю, это опять был политический момент. Вот смотрите: некий арбитр снизил ребятам оценку якобы за неправильный ритм. После этого мы весь год катали ту же самую программу, и ни одной претензии по поводу музыки не слышали. Получается, дело совершенно не в ритме, а в инициативе конкретного рефери, сидевшего в тот момент за судейским столиком. Хотя мы все равно решили подстраховаться. В нынешнем сезоне программы у ребят состоят из нескольких частей, и все они разные. – С Ильей Ткаченко вы работаете едва ли не с мальчишеского возраста, Катя Рязанова пришла в вашу группу несколько лет назад. Кого труднее подобрать для танцевального дуэта – партнера или партнершу? – Вообще с поиском мальчиков проблем больше. Но в данном случае произошло все наоборот. Ткаченко сменил несколько партнерш, одной из них была моя дочь Настя. Увы, она получила травму, и пара распалась. Потом он катался с Марией Монько и американкой Изабеллой Тобиас. Последний альянс получился недолгим, длился всего полгода, хотя у него была перспектива. Однако возникла проблема с гражданством: для выступления на соревнованиях либо Илье нужно было получать американский паспорт, либо Изабелле – наш. Вот и получилось, что три года назад он встал в одну пару вместе с Катей. И, похоже, не жалеет. – У вас ведь есть еще один сильный дуэт – юниоры Евгения Косыгина и Николай Морошкин. Какие задачи стоят в нынешнем сезоне перед ними? – Одну задачу они уже выполнили – вышли в финал юниорского Гран-при. Теперь следует попасть на чемпионат мира своей возрастной категории. Для этого нужно пройти отбор на первенстве России. Все шансы для этого у Жени с Колей есть: в юниорском рейтинге страны они стоят на достаточно высоком третьем месте. http://enp-mo.ru/articles/articles_3653.html

piparkoogid: Тамара Москвина: "Причины ошибок судей не интересуют" ГРАН-ПРИ Разговор с Тамарой Москвиной, ученики которой, чемпионы Европы-2010 Юко Кавагути и Александр Смирнов открыли сезон выступлением на третьем этапе "Гран при" в Шанхае, состоялся в первый день турнира, когда участники проводили официальные тренировки. Москвина по обыкновению выглядела предельно сосредоточенной. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Шанхая - Тамара Николаевна, вы наверняка смотрели выступления спортивных пар на двух предыдущих этапах "Гран-при"... - Смотрела, но весьма выборочно. - А кто вас интересовал, помимо Татьяны Волосожар/Максима Транькова и четырехкратных чемпионов мира Алены Савченко/Робина Шелковы? - Любопытно было увидеть, как катаются канадская и американская пары – да вообще все, кто выступал в сильнейших разминках. - И каковы впечатления? - Все очень сильно прибавляют и в плане сложности элементов, и в хореографии, и в постановках. - Вы действительно считаете канадцев и американцев серьезными соперниками для своих фигуристов? - А почему я должна считать иначе? Те же Кирстен Мур-Тауэрс и Дилан Москович, знаю, исполняют параллельный тройной сальхов, комбинацию из двух тройных тулупов, делают все выбросы во второй половине программы, получая за это надбавки, то есть стараются изыскать любую возможность для того, чтобы получить как можно более высокие баллы. Вплоть до того, чтобы поставить во вторую часть программы шесть элементов. Это пока делают лишь Савченко/Шелковы, и Волосожар/Траньков. Второй момент – уровни сложности. Все стремятся к тому, чтобы элементы оценивались наиболее высоким уровнем – четвертым. Еще один из приемов зарабатывания баллов – делать все элементы на "плюс". Например, в поддержке четвертого уровня сложности должны быть смена позиций, сложный заход, выход и так далее. А вот если в этой поддержке ты дополнительно сделал какую-то "фишечку" - либо сверхсложную позицию, либо интересный выезд – за это судья плюсует к стоимости самой поддержке дополнительные баллы. Так называемое GOE – надбавка за качество элемента. - Кто из пар-соперников произвел на вас наиболее сильное впечатление в этом сезоне? - Прежде всего Волосожар и Траньков. Хотя на свой лучший уровень они еще не вышли – катают программы нестабильно. Но сейчас, в начале сезона, еще никто не катается стабильно. Вообще не припомню ни одной пары, которая в начале сезона каталась бы без ошибок. Немцы тоже выглядят неплохо. Хотя какой-то особенной оригинальности в их программах я не увидела. - А как же креативные костюмы? - Костюмы не оценивают. Хотя снять могут. Тем более, что у Савченко и Шелковы они сделаны с нарушением правил – партнеру не позволяется кататься в лосинах. - А что скажете о китайцах Цинь Пан/Цзян Тун? - Они мне понравились уже на первом этапе, несмотря на то, что допускали ошибки. Я увидела и неплохую скорость, и плавность движений. Прибавилось слитности скольжения, взаимодействия. Четкость прыжков немного ушла – говорят, что из-за травмы - но судьи ведь не оценивают причины ошибок? Мне вообще не очень нравится, когда после не очень удачного по качеству выступления, как, например, было у тех же Савченко/Шелковы в Канаде, спортсмены начинают говорить о причинах, помешавших показать высокий результат. Вышел на лед – катайся. Никого не волнует, был ли ты травмирован, простужен или что-то еще. По этой же причине я сама не люблю оправдываться, когда неважно катаются мои спортсмены. Либо сиди дома, либо не жалуйся. - В свое время вы с Кавагути и Смирновым затратили много времени и сил на то, чтобы выучить выброс в четыре оборота. Сейчас этот элемент не делает никто, в том числе и ваши фигуристы. Получается, запредельная сложность не оправдывает себя? - Это относительно. Алена Савченко показала в прошлом сезоне и продолжает делать сейчас выброс тройной аксель, а это ничуть не менее сложный элемент. Вроде бы вращений на пол-оборота меньше, но прыжки и выбросы "аксель" очень специфичны: спортсмен во время вращения как бы "вываливается" наружу и падения из таких положений крайне болезненны и травмоопасны. Вторая сложность заключается в том, что когда тройной аксель прыгает одиночник, он отталкивается со своих ног и может в какой-то степени корректировать положение тела в воздухе, изменяя угол отталкивания. Если же отталкивание получается не совсем правильным в парных выбросах, ошибка многократно усиливается инерцией, которую придает партнерше мужчина, выбрасывая ее во вращение. В общем, получается слишком много слагаемых, чтобы контролировать весь процесс и гарантировать удачное исполнение. - Знаю, в паре трехкратных чемпионов мира среди юниоров Вэнцзинь Сюй/Цун Хань партнерша травмировалась как раз при попытках исполнять выброс в четыре оборота. - Девочки в парном катании вообще более подвержены риску травм. Все-таки им, в отличие от партнеров, приходится не только прыгать, но приземляться после амплитудных пролетов на выбросах, делать очень сложную акробатику в поддержках. Что касается китайцев, осведомленные люди мне сообщили, что у девочки сильное воспаление костной ткани, так что кататься она не будет как минимум полгода. Видимо, она делала много сложных выбросов в то время, когда организм активно рос. Вот ослабленные кости и не выдержали. Тяжелая травма и у японцев Такахаши/Тран: партнерша заработала вывих плеча – ту же самую травму, что несколько лет назад была у Кавагути. Жаль. Эта пара мне всегда нравилась. Вообще нам следовало бы говорить о красоте фигурного катания, о каких-то новых находках, а не о травмах. Но о находках особо говорить не приходится. Для того, чтобы показать элемент определенного уровня сложности, нужно выполнить целый ряд требований. И на оригинальные находки просто не остается времени. Более того, такая находка может оказаться либо лишней, и тогда оценка будет снижена, либо ее вообще никак не оценят. Вот и кажется, что все программы одинаковы – все фигуристы делают одни и те же элементы. - Вас, как тренера, это раздражает? - Я отношусь к этому с позиции c’est la vie. Куда денешься? С другой стороны, все равно хочется придумывать что-то новое. - Что вы, кстати, скажете о новых китайских парах, две из которых дебютируют в сборной на этапе "Гран-при" в Шанхае? - Пока их не видела, но уверена, что в их исполнении мы увидим характерный для Китая стандартно высокий уровень сложных элементов. - Я бы сказала, что для этой страны достаточно нехарактерно выставить на крупных соревнованиях сразу двух дебютантов. Все-таки последние восемь лет за Китай выступали одни и те же спортсмены. - Ну, у них просто сложилось так, что партнерша Хао Чжана перестала кататься, ему нашли новую. Вторая пара пока совсем юниорская. Должна сказать, что юниорских пар в Китае достаточно много. Для развития парного катания это очень важно: сразу появляется широкая возможность "тасовать" партнеров по мере их взросления, создавая таким образом более сильные пары. - На протяжении многих лет Кавагути и Смирнов были сильнейшей парой из всех российских. Сейчас в лице Татьяны Волосожар и Максима Транькова появились объективно более мощные и постоянно прогрессирующие лидеры. Это стимулирует ваших учеников, или "придавливает" их? - Мы ведь соревновались не столько с российскими парами, сколько смотрели вперед. На тех, кто выступает на чемпионатах мира, на Олимпиаде. А там соперников всегда хватало и спереди, и сзади. Точно так же мы смотрим вперед и сейчас. - Насколько принципиален для вас вопрос, попадут Кавагути и Смирнов в финал "Гран-при", или нет? - Финал "Гран-при" - это элита, сливки фигурного катания. Конечно же мне хотелось бы, чтобы мои ученики были в этой компании. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ03.11.2012 13:34 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/25930/

манечка: Траньков: Пока все в попу дуют Гачинскому, Воронов бьется 17:17 03/11/2012 Российский фигурист Максим Траньков прокомментировал завоеванную Сергеем Вороновым бронзу третьего этапа Гран-при по фигурному катанию — «Cup of China», проходящего в Шанхае. «Единственные чистые прокаты показал в обоих программах на Гран-При Китая наш Сергей Воронов. Занял 3-е место. Пока все в попу дуют Гачинскому, Воронов бьется с травмами, прыжками и системой! Мне пофиг какой он катальщик, главное он БОЕЦ! От Ванкувера отстегнули, послали Бородулина, и где он теперь этот Бородулин? А Серый как катался на уровне так и катается!», — написал Траньков в своем твиттере. http://www.livesport.ru/others/2012/11/03/trankov/

Женя: Фу, какой! Такое неуважение ......Фу

манечка: Женя пишет: Фу, какой! Такое неуважение ......Фу Я тоже, считаю, что это за гранью, такое разочарование, не ожидала от него такого...

Тuтsi: что то Максимка зазвездил конкретно((

Murzya: Максим Ставиский: бороться с судейством можно только чистым прокатом В минувшие выходные в Китае завершился третий этап Гран-при по фигурному катанию, где российские танцоры Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев заняли второе место, уступив французам Натали Пешала/Фабьяну Бурза. Неделей раньше Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко стали третьими на "Скейт Канада" позади хозяев льда, олимпийских чемпионов Тессы Вирчу/Скотта Мойра и итальянцев Анны Каппеллини/Луки Ланотте. Двукратный чемпион мира в танцах на льду Максим Ставиский, работающий тренером в группе Александра Жулина, специально для агентства "Р-Спорт" анализирует события этих двух турниров. Канадская танцевальная пара Тесса Вирчу и Скотт Мойр во время произвольной программы на этапе Гран-при по фигурному катанию "Скейт Канада". Начну с турнира "Скейт Канада", где победили Вирчу и Мойр. Их произвольный танец на тему "Кармен" мне очень понравился. Не раз были попытки ставить классические произведения в своеобразном модерновом стиле. Воспринимаются такие вещи не всегда, особенно если это классика, к которой мы привыкли и которая в другой интерпретации выглядит, скажем так, непривычно. Становится как бы не по себе. Но в постановке канадцев заметен свой подход, собственное видение. Это, может быть, какие-то более развратные позы, более грубые движения со стороны партнерши, неестественные позиции. Смотреть на этот танец мне было очень интересно. Я уж не говорю о том, что Вирчу и Мойр сделали все элементы, как полагается. Считаю, что на сегодняшний день это лидеры. Они сильнее всех и по постановке, и по катанию. Вывод по прокатам остальных пар, боровшихся за места на пьедестале на прошедших этапах Гран-при, могу сделать такой: все они, я имею в виду и американцев Мэрил Дэвис/Чарли Уайта, и итальянцев, и канадцев Кэйтлин Уивер/Эндрю Поже, и Боброву с Соловьевым, и Рязанову с Ткаченко, катаются очень неплохо. Кто-то получше, кто-то похуже, но все кататься умеют. Просто надо исполнить, как полагается, все элементы, сделать все ки-пойнты в коротком танце, все поддержки простоять три секунды. Все сделать по правилам. А дальше при прочих равных стоит вопрос о том, кто будет интереснее. Кто придумает интереснее программу, поддержки, которые еще не делал, тот и выиграет. Если в этом ключе говорить о паре Пешала/Бурза, то они каждый год удивляли и программами, и поддержками, пытались креативить. А вот сейчас в Китае ни в коротком, ни в произвольном не произвели впечатления. Катались нормально, не более того. Наверняка многие задумываются: почему Боброва и Соловьев второй турнир подряд проигрывают Уивер/Поже по короткому танцу, а потом опережают их по произвольному? Что касается исполнения, то, на мой взгляд, и те и другие катались чисто. Ки-пойнты, твиззлы, поддержки - все сделали. Придраться к чему-то можно - и у тех, и у других. Но в целом все хорошо. А теперь посмотрите: у Уивер/Поже концовка короткого танца идет мажорная. Усиление и темпа, и музыки, а потом яркий финал. А у Бобровой/Соловьева их вальс сходит на нет, концовка короткого танца не имеет логического завершения. Эту тему мы уже в группе с Сашей (Жулиным) обсуждали, добавляли колокольный звон, чтобы точку поставить. Но я думаю, что вопрос не в точке, а в том, что в конце программы музыка идет не на повышение, а на понижение. Сейчас было поменять ничего невозможно, потому что подряд идут соревнования, но в какой-то период будем что-то делать. В произвольном же танце у канадцев, как я уже говорил, ничего суперкреативного и интересного нет, а у Бобровой и Соловьева очень неординарная и постановка, и идея. И людям очень нравится. Комментаторы на итальянском "Евроспорте", где я смотрел прокаты, яркий пример: весь танец молчали, а в конце взорвались эпитетами. То есть людей захватывает эта история. И сразу Боброва с Соловьевым спокойно выигрывают у Уивер и Поже. Чтобы они выигрывали еще спокойнее и стабильнее, надо подумать над изменениями в музыке к короткому танцу. Сейчас же я очень рад, что Боброва и Соловьев канадцев снова опередили и гарантировали себе участие в Финале Гран-при. Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев на Гран-при Китая по фигурному катанию в танцах на льду. По поводу оценок, которые у Бобровой и Соловьева в Китае оказались меньше, чем в Америке. Вообще Уивер/Поже, Боброва/Соловьев, Пешала/Бурза, итальянцы и даже Дэвис/Уайт, я включаю их в эту группу - это пары одного высокого хорошего уровня. Между ними разница настолько маленькая, что достаточно, например, непараллельно сделать твиззл или один элемент не выполнить в дорожке, чтобы откатиться назад. Опять же, у нас в танцах есть так называемые политические игры, никто их не отменял. Есть определенные блоки судей. Вот и получается, что на одних соревнованиях ты можешь убедительно выиграть, а на других зубами выгрызать свое место. Так, за дорожки шагов в произвольном танце вторые уровни Бобровой и Соловьеву, я считаю, поставили не по делу. Если не четвертый, то твердый третий уровень должен быть. Это уже, видимо, какая-то судейская разборка. Можно придраться только к скобе, но все равно это уверенный третий уровень. А вот у Пешала/Бурза дорожки шагов - неуверенного третьего уровня. Я бы поставил второй-третий. У Жулина они катались на более крутых дугах. А сейчас почему-то стали спрямлять - в дорожках и по диагонали, и по кругу достаточно плоско и неярко выраженные ребра. Еще несколько слов по поводу судейства в отношении пары Рязанова/Ткаченко на "Скейт Канада". Конечно, когда ты проигрываешь, то оценками всегда недоволен, но именно в этом случае, я считаю, причины искать ребятам надо в себе. Я тренировался у Леши Горшкова, это хороший тренер, но у него бывают недоработки по элементам в дорожках шагов. Если, например, на каких-то соревнованиях мне или Леше говорили, что где-то были нечистые ребра, то он начинал менять шаги, думал, что если будет что-то поудобнее, то мы все сделаем. Это неправильный подход. Надо добиваться чистого исполнения того, что есть. Если ты понимаешь, что судейство "не твое", российского арбитра, который за тебя будет бороться, нет, то надо судей "тыкать носом" в чисто выполненные элементы. Только такими способами можно бороться. Откатал все на сто процентов - может, попытаются занизить оценки, но это будет сделать намного сложнее. А если есть хоть какое-то колебание, то минус поставят моментально, не задумываясь. Насчет программ Рязановой и Ткаченко я уже говорил после открытых прокатов - произвольный танец мне не нравится. В "Крестном отце" есть идея, а у них в танце ее нет. Понятно, что они уступили в Канаде итальянцам, которые и харизматичные, и лица у них играют, и корпус играет, и хореография есть. Всего этого Рязановой и Ткаченко в произвольном танце не хватает. Катя старается, гнется, а Илюша "задеревенел" слегка. Он несколько не прочитался в этом танце. Что касается польки – «обязаловка» у них стала получше, просматриваются ребра, делают ки-пойнты. Виктория Синицина и Руслан Жиганшин исполняют произвольный танец на Гран-при Китая по фигурному катанию. Виктория Синицина и Руслан Жиганшин, еще одна российская пара, выступавшая в Китае - это очень хороший дуэт, будущее российского фигурного катания. Но пока, я считаю, они еще юниоры. По маститости, по катанию они недотягивают до Рязановой и Ткаченко. Хоть и не нравится мне произвольная программа Кати и Ильи, скольжение, исполнение элементов у них мастерское, как ни крути. Постановки у Синициной и Жиганшина тоже, на мой взгляд, достаточно стандартные. Не покоряют какой-то креативностью, интересными элементами, переходами. Что и является отличительной чертой юниоров, на самом деле. Они, еще раз повторю, очень хорошие юниоры - но пока не доросли до хороших мастеров. Мне кажется, им надо с тренерами Светланой Львовной Алексеевой и Еленой Кустаровой постараться сделать что-нибудь нестандартное, интересное. И тогда перед ними откроется большое будущее. Пока же их время не пришло. Но надо работать - и все будет нормально http://rsport.ru/interview/20121106/628805090.html

piparkoogid: Александр Горшков: в танцах стать призёром сложнее Фото: Александр Вильф, "РИА Новости" Президент ФФК России Александр Горшков рассказал о причинах отставания россиян в танцах на льду и командном олимпийском турнире. Несмотря на самое начало сезона, первые этапы Гран-при уже позволяют сделать некоторые выводы относительно готовности и конкурентоспособности российских фигуристов. Дать оценку ситуации во всех видах программы и рассказать о том, с каким багажом мы подойдём к домашней Олимпиаде, корреспондент "Чемпионат.com" попросил президента федерации фигурного катания России, многократного чемпиона мира и Европы, победителя Олимпийских игр — 1976 в танцах на льду Александра Горшкова. — Александр Георгиевич, до Олимпийских игр остаётся всё меньше времени, а налицо такая картина: наши тренеры, работающие за границей, воспитывают соперников, особенно в танцах на льду, которые затем обыгрывают наших фигуристов. В чём причина, школа ведь одна? — Чтобы ответить на этот вопрос, придётся вернуться к пресловутой истории 90-х годов, когда было потеряно не одно поколение спортсменов. Возрождение началось лишь в последнее десятилетие: стали открываться школы, катки, но не хватает тренеров. Раньше были проблемы со льдом, теперь с тренерами, поскольку они все уехали. Помимо того что у нас позакрывались школы, уехали тренеры, они ещё и технологии наши увезли. И тренеры были разного уровня — как те, кто готовит чемпионов и призёров мира, так и те, кто отвечает за детей, то есть основу всей этой пирамиды. Мы всего этого лишились. А когда, наконец, очнулись, то у тех же Шпильбанда, Зуевой уже был материал, с которым можно работать. Нам же надо было его создавать заново. Но я уверен, что мы это в конце концов наверстаем. Время всё расставит на свои места. Помимо того что у нас позакрывались школы, уехали тренеры, они ещё и технологии наши увезли. И тренеры были разного уровня — как те, кто готовит чемпионов и призёров мира, так и те, кто отвечает за детей, то есть основу всей этой пирамиды. Мы всего этого лишились. А когда, наконец, очнулись, то у тех же Шпильбанда, Зуевой уже был материал, с которым можно работать. — При этом судьба разных видов сложилась по-разному: самый заметный провал – в танцах на льду, в парах мы по-прежнему на высоте, а у девочек и вовсе небывалая конкуренция появилась… — А тренеры парного катания практически все остались. Та же Тамара Москвина… И вы правы, наибольшие потери мы понесли в танцах на льду. Раньше у нас никогда не было конкурентов в этом виде с североамериканского континента. Мы в основном соревновались с представителями Франции, Италии, чуть ранее — Великобритании. А уехавшие тренеры по большей части обосновались именно в США и создали нам конкурентов. Так что сейчас мы, по сути, соревнуемся с нашими тренерами. Это, конечно, не единственная причина такого положения дел, но одна из основных. — Тогда какие у нас перспективы именно в танцах на льду? Как оцените прогресс российских дуэтов? — В танцах на льду пробиться на пьедестал сложнее всего. В одиночном катании проще: откатал чисто программы, соперники ошиблись. В итоге техническая оценка набегает такая, что спортсмен побеждает. В танцах на льду всегда было несколько иначе. Хотя новая система судейства несколько изменила ситуацию, но вторая оценка за компоненты остаётся очень важной по-прежнему. И в этой оценке сказывается давление авторитетов. Поэтому здесь ожидать резкого прорыва сложно. Те же Вирту/Мойр и Дэвис/Уайт, которые сейчас борются между собой за первое место, тоже не сразу оказались на вершине. Им также пришлось пробиваться наверх, на что ушло какое-то количество времени, несмотря на безусловный талант этих пар. — Оба дуэта находятся на вершине с Олимпиады в Ванкувере, при этом возраст спортсменов не превышает 25 лет. То есть у них на весь путь ушло не так много времени… — Конечно, исключения случаются. Вспоминая свои соревнования, могу сказать, что наш дебютный чемпионат мира, где мы заняли 10-е место, состоялся в 1967-м, а уже год спустя мы стали чемпионами мира. Это довольно быстро. Но вообще в танцах это долгий процесс. Что касается наших дуэтов, то прогресс есть. На чемпионате мира в Москве у нас было шестое и седьмое места, а в Ницце ребята смогли подняться на ступеньку выше. И ведь никто их тех, кто находился впереди, не ушёл. Приходится бороться и побеждать. Но конкуренты тоже не спят, работают и хотят сохранить своё место или пробиться выше. Поэтому, когда мы говорим о том, что наши пары упорно тренируются, надо понимать, что другие тоже работают и желания побеждать у них не меньше. Но позитивный сдвиг есть, хоть и более медленный, чем хотелось бы. Те же Ильиных/Кацалапов в прошлом году заняли пятое место. Впереди только Вирту/Мойр, Дэвис/Уайт, Пешала/Бурза – дуэты с многолетним авторитетом, приобрести который довольно сложно, и вторая канадская пара, которая у нас здесь была воспринята на ура. — Вот и пример прорыва, только, к сожалению, не нашего… — Да, но в этом сезоне Боброва/Соловьёв их обыграли на обоих этапах Гран-при. Так что положительная динамика существует. Другое дело, что все хотят, чтобы это было быстрее и ощутимее. — Пока, судя по трём этапам Гран-при, получается, что наибольшее представительство в финале этой серии мы можем получить в парном катании? — Если честно, я бы не строил сейчас прогнозов и догадок. Будучи сам спортсменом, стараюсь всегда избегать ответов на подобные вопросы. Лучше дождаться финала и самим всё увидеть. Тем более, что в фигурном катании, как и в некоторых других видах спорта, цена случайности очень высока. Может произойти что-то абсолютно непредвиденное, что перечеркнёт годы сумасшедшей работы. — Тогда давайте поговорим о других турнирах этого сезона. Состав на мировое первенство будет определяться по итогам чемпионата России? — Да, совершенно верно. — Больше всего интересует, кто из мужчин отправится в Лондон. Тот же Гачинский — талантливый спортсмен, но до стабильности Плющенко ему далеко. А Евгений пока осторожничает с прогнозами и дальше России и Европы не загадывает… — Да, Гачинского сравнивать с Плющенко очень сложно. Он прекрасно выступил на чемпионате Европы, даже выиграл у Жени короткую программу. Вселил в нас надежду, что теперь они с Женей всех обыграют. И дальше такая незадача на чемпионате мира, начало сезона тоже вышло неблестящим… Что происходит – загадка. Но надеюсь, что наступит какой-то переломный момент, после чего ситуация переменится к лучшему. А что касается осторожности в прогнозах, надо простить это спортсменам. Ведь, как я уже говорил, цена случайности у нас очень велика. — Вы уже как-то говорили, что двери в сборную открыты для всех, значит, у Юлии Липницкой, столь успешно дебютировавшей на взрослом уровне, также есть шансы выступить в Сочи? — Да, конечно. Многое, правда, будет зависеть от численного представительства нашей страны на Олимпиаде. Хотелось бы получить максимальную квоту, но это будет решаться на чемпионате мира в Лондоне. Благо по итогам прошлогоднего первенства от нашей страны там смогут принять участие три танцевальных дуэта, три пары, три девочки и всего один мальчик. В связи с чем очень хотелось бы, чтобы ситуация в мужском одиночном катании в преддверии Игр хоть немного улучшилась. Есть ведь ещё один нюанс, о котором я не говорил: нас ожидают командные соревнования. И если в других видах можно варьировать силы, то здесь, если отбор пройдёт только один спортсмен, ему придётся пахать и там, и там в полную силу. Это дополнительная сложность. — Каков формат олимпийских командных соревнований? — Этот формат отличается от того турнира, который недавно проводился в Японии. Тот был более ориентирован на страны, где преобладает одиночное катание. В Сочи в командных соревнованиях будут выступать по одному представителю в каждом виде программы. Теоретически победить должна та страна, где в равной степени хорошо развиты все четыре вида фигурного катания. Поэтому сейчас многие федерации пытаются судорожно ликвидировать проблемы в недостающих видах. По итогам предстоящего чемпионата мира должны определиться 10 стран, которые примут участие в Олимпиаде. — Каким образом будет определён состав нашей команды? — У нас особо вариантов нет. Сначала по итогам Лондона определится количественный состав в индивидуальных соревнованиях. А дальше те спортсмены, которые завоюют право участвовать в Олимпийских играх, будут отстаивать честь страны и в командных. ISU долго думала над правилами этих соревнований. Вначале была проблема вообще набрать команды. Очень немного стран, которые в состоянии это сделать: Канада, США, Россия. Япония уже под вопросом… Китай старается, Германия, но ситуации у них непростые. Так вот, в итоге решили разрешить одной паре катать, например, короткую, другой – произвольную программу. В этом случае они смогут сохранить силы до личных соревнований. Очень хотелось бы, чтобы ситуация в мужском одиночном катании в преддверии Игр хоть немного улучшилась. Есть ведь ещё один нюанс, о котором я не говорил: нас ожидают командные соревнования. И если в других видах можно варьировать силы, то здесь, если отбор пройдёт только один спортсмен, ему придётся пахать и там, и там в полную силу. Это дополнительная сложность. — То есть первыми в программе будут проводиться командные соревнования? — Да, так захотела Международная федерация фигурного катания. Причём первый день будет проходить ещё до официального открытия Игр. Затем день отдыха с церемонией открытия и второй день, когда будут разыграны медали. После чего через пару дней начнутся личные соревнования. Так пары, которые открывают индивидуальную программу, сначала должны отсоревноваться в команде — и после небольшого перерыва снова в бой уже за личные медали. — А по какому принципу производится отбор арбитров на Олимпиаду в Сочи? Это будут нейтральные судьи или представители соревнующихся держав? — Известно, что члены технической бригады – рефери и контролёры, те, кто отвечает за первую оценку, — назначаются международной федерацией. А судьи на Олимпийских играх, которые оценивают компоненты, представляют именно те страны, которые прошли отбор на этот турнир. — И в заключение хотелось бы спросить, как изменилась ситуация с финансированием по сравнению с Ванкувером? Ведь эта составляющая также важна для успешной подготовки к домашней Олимпиаде. — Мне сложно об этом судить, поскольку в то время я был председателем технического комитета по танцам. Но сейчас финансирование и помощь со стороны государства увеличились в разы. Можно задать этот вопрос любому из тренеров, и уверен, что все подтвердят: ситуация изменилась кардинальным образом. Помимо Минспорта нас также поддерживает и Ростелеком, при участии которого мы проводим этот этап Гран-при. Но помимо финансовой составляющей есть и другие факторы. Например, в нашей федерации работает менее 20 человек, а в США И Канаде, по моим данным, порядка 150. Так что для успеха в Сочи нужно много слагаемых, но мы всё равно на него надеемся. http://ua.championat.com/other/article-142643-agorshkov--o-progresse-nashikh-figuristov.html

piparkoogid: Авербух планирует мастер-классы по фигурному катанию в Краснодаре КРАСНОДАР, 7 ноя - Р-Спорт, Ильдар Сатдинов. Чемпион мира в танцах на льду Илья Авербух сообщил, что намерен организовать в Краснодаре мастер-классы по фигурному катанию при участии известных тренеров. В сентябре в Краснодаре был введен в эксплуатацию Ледовый дворец вместимостью 3,2 тысячи человек. Это первое спортивное сооружение в городе, которое соответствует всем требованиям для проведения хоккейных матчей и занятий по фигурному катанию. "Я хотел бы быть нужным в Краснодаре. Мне нравится, когда люди неравнодушны. Вот министр спорта края (Людмила Чернова) явно горит идеей развития фигурного катания здесь. Чем я могу помочь? Хотел бы провести открытые мастер-классы, причем лучше проводить их в летний период, когда поспокойнее график у специалистов. И делать их не разово, когда собрали всех на 40 минут и разошлись, а приезжать как минимум на неделю, собирая на занятия школы и тренеров со всего края", - сказал Авербух на пресс-конференции, посвященной развитию фигурного катания в Краснодарском крае. Серебряный призер Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити отметил, что "подобные мастер-классы нужны больше не детям, а местным тренерам". "Необходимо проводить подробные семинары для тренеров, объяснять, как вести спортсмена, как его создавать. Я думаю, что на это предложение согласятся и приедут в Краснодар не только медийные личности вроде меня, но и настоящие легенды - Тарасова, Мишин, Москвина. Я могу стать этим мостиком, который поможет привести этих людей в Краснодар. Но не стоит замыкаться только на столице края. Надеюсь, что будет поддержана моя идея проехаться по маленьким городам, по маленьким каткам края. Здесь крайне необходима поддержка губернатора Кубани (Александра Ткачева). Думаю, что мы ее получим", - пояснил Авербух. Также он подчеркнул, что для развития фигурного катания в Краснодарском крае нужно привезти не только хорошего тренера, но и спортсменов. "Сейчас фигурное катание в крае на нулевой точке, придется приглашать хорошего специалиста. Наверное, нужно звать его вместе со своим спортсменом - одиночником или парой. Это нужно для того, чтобы появился хедлайнер, который потянул бы на себе местных воспитанников, за которым тянулись бы все", - сказал Авербух. "Специалист должен приехать сюда не только для того, чтобы получить хорошие условия для работы и удовлетворить личные амбиции по воспитанию учеников, - добавил Авербух. - Надо реально смотреть на вещи. 5-6-летние детки только через 13 лет, возможно, могут стать чемпионами и завоевать какие-то награды. Это долгая работа. Вряд ли все захотят столько ждать. Это еще оптимистичный расклад. Надо же еще сохранить деток в крае, чтобы в 12-13 лет они не уезжали в Москву или Санкт-Петербург. Нужна продуманная программа развития". http://rsport.ru/figure_skating/20121107/628975432.html#ixzz2BYlB3beI

Gela: Российская школа танцев на льду переживает возрождение - Авербух КРАСНОДАР, 7 ноя - Р-Спорт, Ильдар Сатдинов. Российская школа танцев на льду находится в стадии возрождения, заявил агентству "Р-Спорт" чемпион мира 2002 года Илья Авербух. На протяжении последних трех лет российские танцоры на льду оставались без медалей чемпионата мира. Следующее первенство мира по фигурному катанию пройдет в канадском Лондоне с 10 по 17 марта 2013 года. "Я думаю, что сейчас идет возрождение российской школы танцев на льду. Хотя пока не вижу, за счет чего мы можем бороться с канадцами и американцами, которые занимают последнее время первые и вторые места. В следующем году одна из наших пар точно поднимется на пьедестал почета чемпионата мира, мы должны обыграть французов (пару Натали Пешала/Фабьян Бурза). Ну а уже на Олимпиаде в Сочи, думаю, что сможем побороться и за более высокое место", - сказал Авербух корреспонденту агентства "Р-Спорт". Серебряный призер Олимпиады-2002 отметил, что "проблема тренерских кадров по танцам на льду в России является надуманной". "Сейчас все-таки изменилась ситуация в этом плане, и российские тренеры работают на свою страну. Да, в какой-то период такое случилось, что наши специалисты занимались с конкурентами, которые потом обыгрывали нас. Однако сейчас те же Николай Морозов или Саша Жулин не работают с иностранцами напрямую и не воспитывают целенаправленно конкурентов. Вот Игоря Шпильбанда часто упоминают как тренера, работающего против России. Это некорректное заявление, потому что Игорь никогда не был российским тренером. Он иммигрировал в США еще будучи просто спортсменом и начал свою тренерскую карьеру именно там, имеет американское гражданство. Это американский тренер, который работает на свою страну. В целом же в России сейчас нет проблем для развития и достижения высоких результатов в танцах на льду. Условия для тренировок у нас очень хорошие, тренеры получают достойные зарплаты. Все в руках тренеров и их учеников", - резюмировал Авербух. http://www.rsport.ru/figure_skating/20121107/629067334.html

Gela: Gela пишет: Серебряный призер Олимпиады-2002 отметил, что "проблема тренерских кадров по танцам на льду в России является надуманной". Ах ты зайка... Какие проблемы, талантливых тренеров у нас завались...

Тuтsi: Gela пишет: Какие проблемы, талантливых тренеров у нас завались... один и того гнобят

манечка: Марина Зуева: сейчас Тесса полна женских чувств, и может выразить драматизм любови и восторг любви 08.11.2012 Гран-при-2012/13. Четвертый этап Завтра, 9 ноября, в московском Ледовом дворце «Мегаспорт» на Ходынке стартует четвертый этап Гран-при по фигурному катанию. В турнире выступят два танцевальных дуэта, которые тренирует Марина Зуева – олимпийские чемпионы Тесса Вирчу / Скотт Мойр (Канада) и Майя Шибутани / Алекс Шибутани (США). О готовности своих учеников к старту Марина Зуева рассказала специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Ольге Ермолиной. - Ваш канадский дуэт уже выступал на этапе Гран-при нынешнего сезона, а американский дебютирует в Москве. Что можете сказать об их форме? - Обе пары на данный момент готовы, как должны быть готовы к этому периоду времени. - Очень много разговоров о новой произвольной программе Вирчу и Мойра. С одной стороны, эта тема и эта музыка часто используются в фигурном катании, с другой стороны, танец получится модерновый. - Безусловно, это новая программа в самом прямом смысле. В этом сезоне у Тессы со Скоттом не повторяется ни один элемент из прошлого репертуара. Все поддержки новые, вращения новые, твиззлы другие, дорожки новые с интерпретацией, сделанной в характере танца. Абсолютно все – новое! Сложные связки между сложными позициями в поддержках – это тоже новое именно в самих поддержках. И каждая поддержка продумана исключительно в тему музыки, в характер, который мы хотели передать. Поддержки – это не просто поддержки, они соответствуют характеру музыкального момента и куска. - Вы были инициатором привнесения в программу особой чувственности? - Это талант спортсменов. Я просто хотела показать другую сторону дарования Тессы со Скоттом. Обычно они катаются в лирико-драматическом ключе. Это лучшее у них. Их имидж, их стиль. Но эта программа новая, потому что мне захотелось показать драматизм в их исполнении. И, конечно, тема «Кармен» – что наиболее ярко может представить женскую стихию? Эта программа полна конфликта и драматизма. Обычно ребята работают в манере единства, любви, настроения, словом – совпадения. А в этой произвольной программе всё – на контрасте. И любовь, и драма. - Вас не смущает, что итальнская пара Анна Каппеллини / Лука Ланотте тоже поставили «Кармен»? Волей-неволей будут напрашиваться прямые сравнения? - Это хорошо. Порой несколько пар или спортсменов выбирают в сезоне для своих программ «Кармен». Были две «Кармен» и на Олимпийских играх – у Катарины Витт и Деби Томас, и победила лучшая «Кармен». Были четыре программы на музыку к фильму «Человек в железной маске», и победила лучшая «Маска». - Когда мы задумывали эту программу, не знали, кто еще выберет эту тему? - Конечно, нет. Эта программа у меня была задумана для Тессы еще несколько лет назад. Просто спортсменка на тот момент была не готова для нее. А сейчас Тесса полна женских чувств, и может выразить драматизм любови и восторг любви. http://www.team-russia2014.ru/article/figur/6009.html

манечка: Наталья Павлова: верьте в нас Сегодня, 10 ноября, в Москве проходит четвертый этап Гран-при по фигурному катанию – «Кубок Ростелекома». Завершаются соревнования спортивных пар. Анастасия Мартюшева и Алексей Роганов в произворльной программе получили 99,25 балла. Выступление пары Мартюшева – Рогонов специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт» Ольге Ермолиной прокомментировала тренер пары Наталья Павлова. - Эта пара очень интересная, но пока ребята раскрывают только 30 процентов своего потенциала в то время, как на тренировках – это цифра равна 70 процентам, – сказала Наталья Павлова. – Безусловно, ребята – молодые, волнуются. Да и не так много турниров было в их карьере, а чтобы быть уверенными, соревновательный опыт необходим. В прошлом году, когда ребята перешли из юниоров, то вроде бы наметилось движение вперед. Но приехал Артур Дмитриев, начал работать с нашей группой. Цель его приезда – подтянуть техническую базу ребят, а любые коррективы требуют времени. Наша задача – добиться того, чтобы они встали на коньки, на автомате исполняли все элементы, и затем мы пошли бы уже дальше. То есть сейчас мы закладываем технический фундамент, чтобы потом на нем строить здание. Думаю, что к чемпионату России времени хватит подготовиться, потому что сейчас пошли уже и тройные тулупы, и сальховы. Понятное дело, мы маневрируем, смотрим, но любая основательная работа – быстро не делается. - Впереди у Насти и Алексея еще этап в Японии? Насколько я понимаю, вы не ставили перед спортсменами сверхзадачи с первого захода попасть в финал Гран-при? - Нет, не ставили. Надо посмотреть, как вчерашние юниоры справляются с катанием на взрослом уровне, какую нагрузку надо давать. Ребята в принципе пока мало катались, мало соревновались, да и только в России. Чтобы больше ездить по международным стартам, нужен рейтинг. То есть все одно с другим завязано. А они же с нулевого юниорского рейтинга начинают. Но работа идет по плану, спокойно. Наша задача поднять эту пару на самый высокий уровень. Пара – интересная. Верьте в нас. http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=65383

манечка: Марина Зуева: за две недели Вирту и Моир качественно прибавили Сегодня, 10 ноября, в Москве завершился четвертый этап Гран-при по фигурному катанию – «Кубок Ростелекома». В соревнованиях танцоров победили олимпийские чемпионы и действующие чемпионы мира канадцы Тесса Вирту и Скотт Моир (173,99 баллов). А бронзовые призёры чемпионата мира-2011 американцы Майя и Алекс Шибутани заняли четвёртое место. Тренер обоих дуэтов Марина Зуева прокомментировала выступление своих учеников специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт». - Марина, как оцениваете выступление Вирту и Моира в Москве? - Они выступили очень хорошо. Для ребят – это шаг вперед по сравнению с их первым этапом Гран-при «Скейт Канада». За две недели, я считаю, они качественно прибавили. Исполнили все элементы лучше, надежнее, получили более высокие уровни. Заработали «дидакшн» за последнюю поддержку. Но вы видели, насколько эта поддержка была сложной. - Что произошло во время исполнения последней поддержки? - Точно не знаю. Но, по-моему, Тесса потеряла серьгу. Но я повторю: последняя поддержка – уникальная. Мы постарались внести новое в наш вид – танцы на льду, чтобы Международный союз конькобежцев (ISU) ввел уровни сложности не только для сложного начала элементов, трудных позиций, но и для трудных переходов между позициями. Я надеюсь, в ISU воспользуются нашим опытом и подумают над внесением изменений в правила. - Такая сверхзадача в предолимпийский сезон была поставлена перед спортсменами осознанно? - Абсолютно. Если ты хочешь, чтобы твои спортсмены стояли на высшей ступени пьедестала, должен всё время привносить новое. Нельзя из года в год делать одно и то же, нельзя из года в год показывать одни и те же элементы. У Тессы со Скоттом все элементы новые. Плюс, сложность в поддержках. Плюс, абсолютно новая для них программа. Драматическая. О конфликте взаимоотношений между людьми. Да, это сложно. Но фигуристы должны расти. - Что произошло во время проката произвольной программы у Шибутани? - У Алекса банально свело ногу. Пришлось на время прервать выступление, чтобы продолжить через несколько минут. Следующий этап Гран-при у ребят в Японии, и до этого времени надо тщательно все проверить, понять, почему так случилось, проконсультироваться со специалистами. http://www.allsportinfo.ru/index.php?id=65406

piparkoogid: Платов: разрыв Шпильбанда и Зуевой дал шанс российским танцорам МОСКВА, 11 ноя - Р-Спорт, Андрей Симоненко. Прекращение сотрудничества ранее работавших вместе тренеров по фигурному катанию Игоря Шпильбанда и Марины Зуевой может позволить российским танцевальным парам подтянуться до Олимпийских игр в Сочи к лидерам - канадцам Тессе Вирчу/Скотту Мойру и американцам Мэрил Дэвис/Чарли Уайту, заявил агентству "Р-Спорт" двукратный олимпийский чемпион в танцах на льду, ныне тренер Евгений Платов. Шпильбанд и Зуева, тренировавшие совместно олимпийских чемпионов 2010 года Вирчу/Мойра и чемпионов мира 2011 года Дэвис/Уайта, прекратили сотрудничество в начале минувшего лета. И канадский, и американский дуэты остались тренироваться у Зуевой. Так же поступили бронзовые призеры чемпионата мира-2011 американцы Майя и Алекс Шибутани. "Две российские пары (Елена Ильиных/Никита Кацалапов и Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев) за счет разрыва Шпильбанда и Зуевой получили реальный шанс подтянуться к лидерам, - отметил Платов в разговоре с корреспондентом "Р-Спорт". - Мы все думали, что не успеют наши это сделать за год. А сейчас, мне кажется, успеют. Могут войти в ту же лигу. Пока они в ней не участвуют. Идет борьба канадцев и американцев - а потом разрыв. Но скоро, я думаю, российские пары подтянутся". Платов отметил прогресс в катании двукратных чемпионов России Бобровой и Соловьева. "Новый стиль Бобровой и Соловьева мне нравится, - признался специалист. - Они в этом сезоне прибавили, поровнее стали кататься. Думаю, составят серьезную конкуренцию на Олимпийских играх. Это относится и к Ильиных/Кацалапову". При этом Платов предположил, что Вирчу/Мойр и Дэвис/Уайт все-таки останутся до Олимпиады лидерами танцев на льду - но не безоговорочными. "Думаю, две эти пары - американцы и канадцы - дотянут до Олимпиады лидерами. Хотя нынешний сезон пройдет, а в следующем им будет сложновато, потому что, мне кажется, Игорь им давал очень хорошую технику мягкого скольжения, дуги. Думаю, немножко они потеряют, - пояснил специалист. - На канадцах уже сейчас чуть-чуть сказывается отсутствие Шпильбанда. Не все у них получалось на тренировках, сколько они поддержек срывали. На паре Дэвис/Уайт, думаю, не сильно сказалось расставание со Шпильбандом". Больше всего от разрыва тандема Шпильбанда и Зуевой пострадали Майя и Алекс Шибутани, сказал Платов. "Так, как катили раньше, они уже не катят, - констатировал тренер. - Раньше свободное катание у них было - а сейчас абсолютно все специалисты обратили внимание, что не те Шибутани". Собеседник "Р-Спорт" признался, что ему нравится новый произвольный танец Вирчу/Мойра на тему "Кармен", ставший одним из самых обсуждаемых в сезоне. "Мне очень нравится "Кармен" Вирчу/Мойра. Когда я услышал, что они взяли эту тему, то подумал, будет традиционный вариант. И было бы не так интересно, потому что практически все уже катали "Кармен". Но у них получился танец неординарный, совершенно в других, современных формах. Такую "Кармен" никто не делал. Я вижу, что программа имеет потенциал. Плюс ребята сами большие мастера", - подчеркнул Платов. http://rsport.ru/figure_skating/20121111/629792517.html#ixzz2BuTXdwK3

Gela: piparkoogid пишет: Больше всего от разрыва тандема Шпильбанда и Зуевой пострадали Майя и Алекс Шибутани, сказал Платов. Это точно. Вот не понимаю я их, совсем не понимаю. Если ВМ и ДВ еще понимаю, то их нет. На что они надеялись?

afina: http://www.sport-express.ru/newspaper/2012-11-13/8_3/

Gela: - Тогда ответьте честно на другой: вы допускаете, что снова вернетесь к работе в российской сборной? - Теоретически да. Но произойти это может лишь в том случае, если из фигурного катания навсегда уйдут определенные люди. Интересно, про кого это он?

piparkoogid: Синицина и Жиганшин достойно перешли во взрослое катание - тренер МОСКВА, 11 ноя - Р-Спорт, Андрей Симоненко. Российские фигуристы Виктория Синицина и Руслан Жиганшин, завоевавшие бронзовые медали в танцах на льду на четвертом этапе Гран-при - Кубке Ростелекома, показывают достойные результаты в первом для себя "взрослом" сезоне, заявила агентству "Р-Спорт" тренер пары Елена Кустарова. Чемпионы мира среди юниоров 2012 года Синицина и Жиганшин, с нынешнего сезона перешедшие во взрослое катание, на завершившемся в субботу Кубке Ростелекома завоевали первые медали на взрослых турнирах Гран-при. На третьем этапе серии в Шанхае танцоры заняли шестое место. 17-летняя Синицина и 20-летний Жиганшин тренируются под руководством Светланы Алексеевой, Елены Кустаровой и Ольги Рябининой. "Весь наш тренерский штаб очень доволен переходом Синициной и Жиганшина из юниоров во взрослое фигурное катание, - отметила Кустарова в телефонном разговоре с корреспондентом "Р-Спорт". - Для всех спортсменов этот процесс складывается всегда нелегко. Вика и Руслан перешли очень достойно. Сложный был у них график: два подряд этапа Гран-при в Китае и Москве - это и разница часовых поясов, и другие сложности. Но они здорово справились, они большие мастера, которые будут бороться за самые высокие места". Оценивая выступления учеников в Шанхае и Москве, тренер сказала, что на Кубке Ростелекома они волновались больше, а падение в конце произвольного танца назвала случайностью. "Я думаю, что Вика и Руслан продолжают набираться опыта стартов, - подчеркнула специалист. - В Москве они волновались, наверное, больше, чем в Китае - все-таки они выступали перед российской публикой, перед своими родственниками. Но они хорошо с этим справляются. А падение в конце произвольного танца - это досадная оплошность, случайность, которая бывает. Обращать на это внимание не стоит". Синицина и Жиганшин - уникальные спортсмены Кустарова рассказала, что до чемпионата России, который состоится в конце декабря, у Синициной и Жиганшина будет еще один старт. "Перед чемпионатом России они выступят на одном из турниров, а в остальное время будем работать над программами, улучшать их по всем направлениям. Ребята прекрасно знают, что им надо делать. Они вообще уникальные спортсмены, очень думающие и понимающие, что им надо, - отметила тренер. - Это фигуристы, с которыми можно обсудить любые вопросы, спросить их: а вы как считаете? И получить ответ. В этом роде они абсолютно уникальны". Оценивая шансы Синициной и Жиганшина отобраться в сборную России для выступления на чемпионатах Европы и мира в первом же "взрослом" сезоне, специалист отметила, что прогнозы в этом плане делать невозможно. "У нас каждые соревнования начинаются сначала, - констатировала Кустарова. - Поэтому прогнозировать что-то здесь невозможно. Все зависит в первую очередь от катания фигуристов, от того, как они идут по сезону, как прибавляют. Здесь надо самим прогрессировать, а дальше результат будет зависеть от того, как это им удастся делать". http://rsport.ru/figure_skating/20121111/629986158.html#ixzz2C80C8RjW

piparkoogid: Илья Авербух: «У тренера в России гигантская незащищенность» Чемпион мира Илья Авербух рассказал о медальных шансах российских фигуристов на Играх-2014, а также о сложностях тренерской работы в стране. — На Олимпиаде в Сочи у нас есть шансы получить золото? — В одиночном катании и в танцах на льду максимум, что мы сможем, так это подняться на пьедестал. Но вряд ли получится завоевать золото. Мне кажется, только после этой Олимпиады мы сможем что-то наверстать. Хотя все возможно. Чего только стоит пара Юко Кавагути и Александра Смирнова, за спинами которых великий тренер Тамара Москвина! Большие надежды и на Татьяну Волосожар с Максимом Траньковым. У них великолепная техника. — У нас есть молодые талантливые фигуристы. А новые тренеры приходят? — Новых специалистов практически нет, никто не горит желанием учить фигуристов. Причина в том, что у тренера в России гигантская незащищенность. Твой ученик запросто может уйти к другому тренеру, подарив на прощание букетик цветов и коробочку конфет. От этих бесконечных переманиваний, перебегов опускаются руки. Для тренера уход его ученика к другому человеку — это серьезный удар. Спортсмен идет дальше, он зарабатывает себе имя. А тренер остается ни с чем. И даже комментатор на соревнованиях не скажет, что этого фигуриста на самом деле последние 10–15 лет тренировал совсем другой человек. Поэтому никто не хочет вставать за борт и тренировать. А ведь исправить эту ситуацию довольно просто. Например, можно обязать спортсмена, который уходит к другому тренеру, в течение какого-то времени выплачивать своему прежнему учителю часть призовых. Решать эту проблему надо уже сейчас. Пока что многое держится на прославленных тренерах Алексее Мишине, Тамаре Москвиной и Татьяне Тарасовой. А что будет, когда они скажут: все, мы пошли отдыхать? Вот тогда действительно придется нам всем бить в набат, – рассказал Авербух в интервью «МК в Питере». http://www.sports.ru/others/figure-skating/144699440.html

Тuтsi: да конечно Илюша,а как же развитие спортсмена,становление его более высокопрофессиональным? так у одного тренера и закиснуть можно)0)

piparkoogid: Максим Ставиский: Ильиных/Кацалапов по уровню пока далеки от канадцев Двукратный чемпион мира Максим Ставиский специально для агентства "Р-Спорт" анализирует выступление на четвертом этапе Гран-при по фигурному катанию в Москве танцевальных пар, уделяя основное внимание прокатам россиян Елены Ильиных/Никиты Кацалапова. Первое, что на себя обращает на себя внимание - Ильиных и Кацалапов прибавили в поддержках. Раньше у них это был крупный минус, а сейчас поддержки не сказать чтобы на великолепном уровне, но получше. Это я говорю о качестве и технике исполнения. В целом могу сказать, что выглядят оба хорошо, катаются широко и на скорости, свободно. Твиззлы и в коротком, и в произвольном танце сделали идеально. Дорожки шагов не могу сказать что идеальные, но очень неплохие. Все элементы были сделаны. Пара сильная, не раз говорил, что кататься их учить не нужно, это умение у них врожденное. И Никита, и Алена в этом плане молодцы - они в образе, играют, все делают артистично и в произвольном, и в коротком танце. Здесь никаких вопросов нет. РИА Новости. Александр Вильф Россияне Елена Ильиных и Никита Кацалапов, занявшие второе место, выступают с короткой программой в танцах на льду на соревнованиях четвертого этапа Гран-при по фигурному катанию. Теперь о том, что мне не понравилось. И в коротком, и в произвольном танце переходы между элементами очень простые. Позиции легкие, я бы даже сказал, примитивные. Никаких технически сложных переходов нет. И короткая, и произвольная программы поставлены по принципу показательного номера, в который добавили обязательные элементы. Конечно, этот подход использует не только Николай Морозов, так делают и некоторые другие тренеры, но я не считаю, что это правильно. Это мое личное мнение, оно не является какой-то истиной, но я считаю, что между элементами нужно показывать уровень мастерства. У них же очень простые позиции - это либо рука в руке и лицом к лицу, или просто рука в руке. Интересных смен позиций я не заметил. Как раз благодаря этому они, возможно, и катаются широко и красиво. Но я считаю, что настоящие профессионалы, коими они должны являться, борясь на мировом уровне за первые места, обязаны показывать технический уровень не только в элементах. Про падение в произвольном танце говорить ни к чему - это была случайность, которая бывает, когда человек готов к соревнованиям, свободно делает легкие шаги, спотыкается на ровном месте, летит на лед и не понимает, что произошло. Но смутили другие вещи. Их короткая программа - узбекский танец. Я ничего не имею против узбеков и узбекских народных танцев. Специально посмотрел в интернете - скромные танцы, в основном, движения руками, слегка притоптывая. Немножко такой индийский вариант. Но откуда в узбекских танцах полька?! Как можно катать польку и исполнять движения польки в узбекском танце? Конечно, хотелось бы их похвалить за нестандартный подход. Не стали делать американскую и другие более распространенные польки. Постарались покреативить. Это плюс. Но про польку в узбекской музыке я, честно говоря, не слышал, у меня это как-то не вяжется. Также, как мне кажется, в танце нужно обращать внимание на внешний вид спортсменов. Ладно, Алена - она темненькая, ей сделали не совсем узбекский обруч на голову, но это не страшно. А Никита-то какой узбек? Он красивый русский парень, на узбека никаким образом не похож. Это, наверное, моя придирка, но осадочек остался. Еще бросилось в глаза то, что 15 секунд в начале танца спортсмены катаются, не касаясь друг друга. Это против правил. У нас 10 секунд разрешено быть раздельными в начале, но катание не в позиции не приветствуется. Также черным по белому написано, что не приветствуется катание просто рука в руке, на вытянутых руках. Можно залезть в правила и прочитать. Я считаю, что 15 секунд, не касаясь друг друга - это грубое нарушение, которое не было замечено судьями. Также не заметили поддержку, которая продолжалась, по самым благоприятным для спортсменов подсчетам, 6 с половиной секунд (при разрешенных 6). Это серьезная передержка. Но поддержку засчитали как нормальную. В целом же короткий танец исполнили чистенько. Наверное, не было у Никиты первого ки-пойнта и не было четвертого ки-пойнта, это две тройки. Чоктау был нормальный, мне показалось, правда, была фаза прыжочка, но с трибуны и на видео это четко не видно, это должны смотреть судьи на замедленном повторе. Неглубокая тройка у нее, крюк неплохой. Было все сделано в музыку, серьезных претензий по катанию нет. Теперь про произвольный танец. Как и в коротком, страдают в дорожках выезды из элементов, они не всегда глубокие, хотя каких-то грубых ошибок я не заметил. Элементы были сделаны - если не на пятерку с плюсом, то на четверку. Опять же во вращательной поддержке передержка, причем еще больше, чем в коротком танце. Это тоже не было замечено. Ничего против этого не имею, турнир называется Кубком России, к российским парам здесь отношение особенное, но в дальнейшем ребята должны за этими нюансами последить. Я думаю, им об этом уже сказали. По теме танца - честно говоря, я от нее не в восторге. Не могу назвать себя Михаилом Задорновым и говорить плохо об американцах, но обилие танцев об американской мечте напрягает. Танец поставлен, они все эмоционально отыгрывают, но это просто не мой стиль. Мне это не так нравится, как "Кармен" Вирчу/Мойра. Или как прошлогодняя и позапрошлогодняя программы Пешала/Бурза. Или как короткая и произвольная программы одиночника Меньшова. РИА Новости. Максим Богодвид Канадские фигуристы Тесса Вирчу и Скотт Мойр, занявшие 1-е место в танцах на льду, участвуют в показательных выступлениях во время четвертого этапа Гран-при по фигурному катанию в Москве Резюмируя - это молодая, красивая сильная пара. Работать, работать и работать. И внимательно следить за исполнением элементов. Что касается нынешнего уровня Ильиных и Кацалапова - с канадцами пока не сравнить. На мой взгляд, это разный уровень. Вирчу/Мойр технически немножко сбавили после ухода от Шпильбанда, это все заметили, но по катанию и по постановкам они на сегодняшний день практически недосягаемые. Ни одна пара с ними сейчас конкурировать не сможет. Владимир Песня Американцы Майя Шибутани и Алекс Шибутани выступают с произвольной программой в танцах на льду на соревнованиях четвертого этапа Гран-при по фигурному катанию. В заключение о том, что произошло при исполнении произвольного танца американцами Майей и Алексом Шибутани. Не понял, почему пара прокатала танец из двух частей, и им его весь засчитали. Можно посмотреть в замедленном повторе заход на поддержку сначала - и то, что они исполняют при перекатке. Там разные заходы, он просто руки перепутал. Но быстренько спохватился, сказал, что заболела нога - и им дали перекатать. Я понимаю, шнурок лопнул, лезвие отвалилось, деталь костюма упала на лед - рефери обязан остановить программу. Но при этом снимается балл. С пары Монько/Халявин сняли балл за то, что у нее ленточка упала на лед, и они не перекатывали с середины танец, исполнили его целиком. Американцы же остановились, отдохнули и спокойно доехали. Я уж не говорю о том, что надо сразу подъехать к рефери, если что-то произошло, а не к тренеру. Для меня это симуляция, неспортивное поведение фигуристов - и нелогичное, некорректное поведение рефери. Создали неприятный прецедент. http://rsport.ru/interview/20121116/630905975.html#ixzz2CNIfRaZf

piparkoogid: Алла Шеховцова, руководитель секции фигурного катания в Одинцове: Мы делим лед с хоккеистами Сегодня в Париже стартует очередной этап розыгрыша Гран-при по фигурному катанию, в котором примет участие и танцевальная пара из Московской области Екатерина Рязанова – Илья Ткаченко. Накануне соревнований спецкор «Подмосковья» Владимир РАУШ встретился с руководителем секции фигурного катания Муниципального детского центра в Одинцове, членом технического комитета Международного союза конькобежцев (ISU) в танцах на льду Аллой ШЕХОВЦОВОЙ и расспросил ее как о самом дуэте, так и о возглавляемой ей школе. - Екатерина Рязанова с Ильей Ткаченко – очередные, хотя пока не самые известные представители вашей школы, которая была создана чуть больше десяти лет назад фактически на голом месте. Получается, фигурное катание в Одинцове успело уже пустить крепкие корни? - Опыт показывает, что для развития нашего вида спорта нужны три основных условия – наличие достаточного количества льда, квалифицированных тренеров и готовность родителей поставить своих детей на коньки. Дворец спорта с двумя ледовыми площадками в Одинцове открылся в 2000 году, следующим шагом стало приглашение нужных специалистов. Нам удалось вернуть из Испании Андрея Кислухина, пригласить Наталью Лебедеву, работавшую старшим тренером сборной Белоруссии, привлечь ряд опытных наставников из Москвы. Последним встал вопрос о популяризации фигурного катания в регионе, ведь никаких традиций здесь не было. Мы много гастролировали по городам Подмосковья, рассказывали о себе, и сейчас недостатка в детях, желающих заниматься у нас, нет. - Когда в школу пришел тренер Алексей Горшков, с именем которого связаны все успехи ваших танцоров? - Тут надо оговориться – официально мы называемся не школой, а детской секцией фигурного катания. И группа Горшкова существует вне ее рамок, это отдельная структура, в которую мы передаем своих воспитанников. Что касается самого Алексея Юрьевича, он был приглашен в Одинцово сразу после открытия Дворца спорта. И за прошедшие годы сумел воспитать здесь целую россыпь мировых звезд. Достаточно вспомнить призеров Олимпиады-2010 в Ванкувере Оксану Домнину и Максима Шабалина, двукратных чемпионов мира Албену Денкову и Максима Ставиского, выступавших за Болгарию, неоднократных победителей юниорских первенств планеты Наталью Романюту и Даниила Баранцева. Кроме того, мы создали группу резерва из пяти танцевальных пар, в которую входят ребята в возрасте от 8 до 13 лет. Некоторые из них уже сейчас побеждают на международных соревнованиях и в перспективе должны пополнить группу Горшкова. - Меня все время интересовало, почему одинцовские одиночники и одиночницы известны куда меньше танцоров. - Это объясняется как раз статусом нашей структуры. Мы же не спортшкола, а муниципальная секция – следовательно, работаем в основном на оздоровление детей. Кроме того, существуют ограничения по продолжительности обучения, которое не может превышать 5 - 6 лет. К примеру, привели к нам четырехлетнего ребенка, в 10 лет он считается уже выпускником. Да и нехватка льда тоже играет свою роль, мы ведь делим его с хоккеистами. Скажем, с одиночниками у нас успешно работает Ирина Смирнова, многие из ее подопечных входят в расширенный состав юношеской сборной страны. Но учебно-тренировочная группа такого плана у нас только одна, она постоянно пополняется фигуристами младшего возраста. В такой ситуации плодотворно трудиться тренеру очень нелегко. - Признаться, я немало удивлен услышанным. Что же делать 10-летним детям, которые уже добились определенных успехов в фигурном катании, но вынуждены покинуть стены вашего заведения? - Им приходится искать другое место для совершенствования своего мастерства. Благо, в этом возрасте и сам ребенок, и его родители уже понимают, хотят ли они продолжать занятия фигурным катанием на более серьезном уровне. Относительно недалеко от нас находятся ДЮСШ в Крылатском и спортшкола Елены Анатольевной Чайковской, куда переходит очень много наших детей. Хотя самых-самых талантливых мы все-таки стараемся оставить в своих стенах. - Вернемся к дуэту Рязанова - Ткаченко, которые по итогам прошлого сезона считались третьей парой страны. Стажировки у знаменитого тренера Игоря Шпильбанда, работающего в США, должны помочь им совершить качественный рывок? - Идея такого сотрудничества витала уже давно. Олимпиада в Сочи стремительно приближается, нынешний сезон играет определяющую роль в расстановке сил перед Играми. Делать один постепенный шаг за другим уже невозможно, нужно форсировать события. Тренировки за океаном способны обеспечить ребятам не просто рывок - гигантский скачок. Сейчас они поочередно работают под руководством то Алексея Горшкова, то Игоря Шпильбанда, меняют города и ледовые площадки. Уже сегодня можно сказать, что этот шаг оправдал себя. Пара прогрессирует, и этот прогресс заметен даже непрофессиональному взгляду. - То есть изначальная расстановка сил постепенно изменяется? - Ну соперники тоже не стоят на месте. Номинально первый дуэт страны Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев весной сменил тренера и нынче тренируется под руководством Александра Жулина. Признаться, я с некоторой настороженностью восприняла этот переход, но первые результаты нового сезона пока подтверждают его оправданность. Свою силу демонстрирует и наша вторая пара - Елена Ильиных – Никита Кацалапов. В любом случае борьба перед Олимпиадой будет обостряться. Если дело пойдет такими темпами и дальше, на Играх российские пары составят серьезную конкуренцию соперникам в битве за медали. - Тренировки в США – дорогое удовольствие? - Недешевое. Месяц за океаном обходится минимум в 10 тысяч долларов – это только проживание, питание и аренда льда. Услуги тренера и других специалистов тарифицируются отдельно, в зависимости от степени их известности и загрузки. При этом все расходы по пребыванию ребят в Америке несут Федерация фигурного катания России, Министерство спорта и Олимпийский комитет. - Жертвой нового альянса стал хореограф Сергей Петухов, который отказался сотрудничать со Шпильбандом и покинул группу. Вам не жаль терять профессионала, столько лет отработавшего в Одинцове? - Для меня уход Петухова стал очень неожиданным. С другой стороны, у любого конфликта есть свои корни. Первые признаки, что между руководителями группы имеются какие-то трения, появились год назад. На чемпионате мира-2011 вместе с Катей Рязановой и Ильей Ткаченко в зоне «слез и поцелуев» вдруг оказался другой хореограф, помогавший готовить фигуристам короткую программу. Почему именно он, а не Петухов, никто объяснить не смог. Люди, хорошо знающие подноготную фигурного катания – вида спорта, где очень многое построено на личных амбициях, отметили для себя эту ситуацию. И, как выяснилось, не зря - события получили дальнейшее развитие. - В своем недавнем интервью «Подмосковью» Алексей Горшков пожаловался на пристрастное судейство российских танцоров зарубежными арбитрами. Понимаю, что как члену технического комитета ISU вам неловко отвечать на этот вопрос, и все же: насколько справедливо такое мнение? - Я смотрю на эту ситуацию немного с другой точки зрения. Безусловно, в танцах большую роль играет сила инерции и авторитет спортсменов и тренера. К примеру, на недавнем этапе Гран-при в Канаде итальянская пара Капеллини - Ланотте обогнала Рязанову с Ткаченко еще и потому, что их рейтинг выше, чем у россиян. Говорить о том, что нашу пару засудили, я бы не стала, более точной будет формулировка – недооценили. Видимо, арбитры оказались не совсем готовы к тому, что Катя с Ильей сделают такой шаг вперед. http://enp-mo.ru/articles/articles_3790.html

Gela: piparkoogid пишет: Твой ученик запросто может уйти к другому тренеру, подарив на прощание букетик цветов и коробочку конфет. Или маленький сувенир...

Gela: Тuтsi пишет: а как же развитие спортсмена,становление его более высокопрофессиональным? так у одного тренера и закиснуть можно)0) Ну он не говорит же, что вообще переходить нельзя. Но тут я с Авером согласна, как ни странно. Тренер вкладывается в учеников, а они потом уходят и все наработанное получет новый тренер. Так нечестно.

манечка: Александр Смирнов и Юко Кавагути в финале Гран-при Trophee Eric Bompard. Париж. Спортивные пары. 1. Юко Кавагути / Александр Смирнов (Россия) – 187,99. 2. Мэган Дюгамель / Эрик Рэдфорд (Канада) – 186,71. 3. Стефания Бертон / Андрей Готарек (Италия) – 169,49 Предолимпийский сезон на сегодняшний день складывается очень удачно для ведущих российских пар, выступающих за Верхневолжье. Как сообщала «ТЖ», представители школы высшего спортивного мастерства Татьяна Волосожар и Максим Траньков, выиграв два этапа Гран-при, самыми первыми получили право выступить в финале этой международной серии турниров чемпионов, который пройдет с 6 по 9 декабря в столице Белой Олимпиады-2014. Велики были шансы вновь войти в элиту парного катания и у воспитанников Тамары Москвиной тверитянина Александра Смирнова и Юко Кавагути. Но после серебра в китайском Шанхае им необходимо было побеждать на пятом этапе Гран-при в Париже, где планировали выйти на лед и главные фавориты – многократные чемпионы мира Алена Савченко и Робин Шелковы из Германии. Но немецкие фигуристы до Франции так и не доехали. Из-за травм отказались от участия на Trophee Eric Bompard и такие любимцы публики, как Каролина Костнер из Италии и Джонни Вейр из США. Несмотря на отсутствие многих фаворитов, зрители явно не были расстроены и тепло поддерживали практически всех спортсменов. Особенно сильно, что в общем-то неудивительно, французы болели за хозяев турнира. Крики «Alle-e-e-ez!» («Вперед!» – И.В.) практически не прекращались. Однако в «Берси» собралось и много болельщиков российской и американских сборных, в частности, фанатов Юко и Саши и американского фигуриста Джереми Эббота. С одной стороны, отсутствие Алены Савченко и Робина Шелковы облегчило задачу воспитанникам Тамары Москвиной. С другой – в отсутствие серьезной конкуренции очень сложно выступить по максимуму и не допустить неожиданных промахов, которые могут не в лучшую сторону повлиять на итоговый результат. К счастью, Юко Кавагути и Александр Смирнов, по мнению их опытной наставницы, со своей задачей справились. Они уверенно выиграли короткую программу с отрывом в 4,5 балла. Чуть хуже по чистоте исполнения элементов откатали произвольную. Но в итоге по сумме баллов заняли первое место и вместе с золотом досрочно получили путевку на финал Гран-при в Сочи. После церемонии награждения Александр Смирнов нашел время, чтобы пообщаться с корреспондентом «ТЖ». - Александр, поздравляем вас с победой! Насколько вы удовлетворены выступлением в Париже? Удалось что-то улучшить по сравнению с прокатом на предыдущем этапе Гран-при Cup of China в Шанхае? – Как мне кажется, произвольную программу мы на этот раз откатали еще более эмоционально и чисто. Поэтому мы с Юко в целом очень довольны своим выступлением в Париже. Нам удались практически все элементы, в том числе тодес, с которым мы усиленно боремся в этом сезоне. На Cup of China он у нас был базового уровня, сейчас – уже первого. Короткая программа получилась идеальной. Единственная ложка дегтя, что при исполнении произвольной нам снова не удалось собраться должным образом, допустили несколько погрешностей, чего-то по-прежнему не хватает. Не хватает технического мастерства или это сказывается волнение? – Я думаю, что это нервы. На тренировках, которые мы здесь провели, у нас все получалось безукоризненно. Юко идеально выполняла приземления на одну ногу. Однако во время официального проката вновь «погорели» на комбинации «3+3», потому как относительно недавно начали ее исполнять. Но я уверен, что все это только дело времени и тренировок, ведь из-за моих проблем с коленом мы очень долго не выполняли этот элемент и только сейчас начали к нему возвращаться. А самый главный положительный момент заключается в том, что нам каждый раз удается катать программу все более и более эмоционально. Осталось только отработать элементы. В принципе мы довольны результатом, но знаем, что есть еще над чем работать, а значит, нужно больше тренироваться. – Юко недавно призналась, что произвольную программу она катает с новыми необычайно сильными эмоциями. Какие чувства вызывает эта произвольная программа у вас? – Признаюсь, и мне произвольная программа в этом сезоне очень нравится, как и короткая, нет разделения, которое было в прошлом сезоне. Если говорить о чувствах, то я все-таки стараюсь следовать изначальной задумке и не выплескивать все эмоции в начале программы, а делать это ближе к концу. По-моему, в Париже у меня все получилось как надо. Спасибо Петру Чернышеву, который ставит настолько интересные программы. И мне кажется, что пока в мире лучше него никто с этим не справляется, а программы, поставленные Петром, доставляют истинное удовольствие зрителям. А это самое главное в нашем виде спорта. – Не могу с вами не согласиться. Фигурное катание – это не только спорт, но и искусство. Кстати, что ближе вам, Александр? – Мне кажется, чем дольше занимаешься фигурным катанием, тем больше стремишься заниматься искусством. Иногда из-за этого, к сожалению, страдает техническая часть. Для любого спортсмена основная задача – найти четкую грань между техникой и искусством. Мне, например, сейчас очень не хватает творчества, свободы самовыражения. Понятно, что все это спорт, но, на мой взгляд, новые требования по судейству, которые делают акцент именно на технике, убивают в фигурном катании определенную красоту. – Вернемся на парижский лед. Признайтесь, как отсутствие основных соперников – Алены Савченко и Робина Шелковы сказалось на вашем выступлении? – Определенно было легче катать короткую программу. Мы настраивались на серьезную борьбу, но после снятия с участия в турнире Алены и Робина нам стало как-то легче и спокойнее. Наверное, поэтому мы смогли выступить так раскованно и катались, что называется, от души. Конечно, я могу лишь пожелать ребятам скорейшего выздоровления и удачного выступления на других турнирах. – Вы следили за ходом других этапов Гран-при. Интересно, за кого больше всего переживали? – Конечно, я смотрел все этапы, причем не только парное, но и одиночное катание. Понятно, что болею за нашу сборную. В этом году очень много молодых ребят, и мне хочется их поддержать, пожелать удачи. Главное, чтобы у них не опускались руки после первых провалов, потому что переход из юниорской сборной во взрослую оказывает очень сильное давление на спортсменов, это всегда сложно. Но я скорее зритель, комментировать – это не мое дело, это работа судей. – Совсем немного времени осталось до начала олимпийского сезона-2013/14. С кем вы планируете работать над олимпийскими программами? – Всегда, на любом турнире, а тем более олимпийском, хочется показать себя по максимуму, а не просто участвовать. Естественно, есть желание занять призовое место и показать все, на что мы способны. Идеи для олимпийских программ тоже уже есть, но раскрывать их раньше времени я не вижу смысла, потому что текущий сезон еще в самом разгаре и нам необходимо прежде всего показать хорошие результаты на ближайших стартах – на финале Гран-при и чемпионате России. Мы будем продолжать работу с Петром Чернышевым. Пока нас все устраивает в том, какие программы он для нас ставит. Петя всегда предлагает что-то новое и необычное, а это важно. – После Олимпиады в парном и одиночном катании планируется разрешить использование вокала в музыке для программ. Как вы относитесь к такому изменению? – Мне кажется, это изменение приблизит соревнования по формату к шоу. На мой взгляд, достаточно того, что танцорам разрешили использовать вокал в музыке для выступлений, для пар и одиночников это было бы лишним. У нас и так есть показательные выступления, в которых мы можем использовать любую музыку. Но опять же решаем не мы, и если будут интересные варианты – будем пробовать. http://www.tverlife.ru/news/63682.html

piparkoogid: Президент ФФККР Горшков: сдвиги у нас есть. Будем работать дальше В воскресенье в Японии завершился последний этап Гран-при по фигурному катанию – турнир NHK Trophy. Президент Федерации фигурного катания на коньках России Александр Горшков в разговоре с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Андреем Симоненко подвел итоги выступления в серии российских спортсменов. - Александр Георгиевич, хочу вас поздравить с тем, что российские фигуристы – и взрослые, и юниоры – составят более чем треть участников предстоящего сочинского Финала Гран-при. Завоевали 17 мест из 48. - Статистика, конечно, радует. Количество российских участников Финала Гран-при выросло. У юниоров в прошлом году в Финале выступали две российские спортивные пары, сейчас попали три. У танцоров вместо трех пар выступят четыре. Количественно результат, так скажем, присутствует. У взрослых тоже на одну танцевальную и на одну спортивную пару больше. Но, к сожалению, в течение последних лет в мужском одиночном катании у нас никому не удается пробиться в Финал. И у юниоров у нас там только один Максим Ковтун. - Зато какой Максим Ковтун – победитель двух этапов Гран-при! - Посмотрим, что будет дальше. Я всегда очень осторожен в оценках, тем более что Гран-при – это только начало сезона. И не все сильнейшие фигуристы принимают в нем участие. В этом году, как вы знаете, не выступала в Гран-при Каролина Костнер. Немецкая пара Савченко/Шолковы откаталась только на одном этапе, потом снялась со второго и не попала в Финал. Сезон у фигуристов очень длинный. Начинается в сентябре с первых международных турниров и заканчивается весной мартовским чемпионатом мира. А командный кубок мира – тот вообще в апреле. Понятно, что так долго находиться на пике формы нереально. Поэтому, как показывает практика, кто-то выступает лучше в начале сезона, а кто-то в конце. Так что я бы на данном этапе сезоне не выдавал бы никому авансов – но и в каких-то случаях не посыпал бы голову пеплом. - Какие эпизоды Гран-при вас особенно порадовали? - Приятно, что у нас в Финале выступят три пары, а Вера Базарова и Юрий Ларионов получили в Японии очень хорошие оценки за произвольную программу и поставили красивую точку в серии. Наши две танцевальные пары хочется отметить – они пробились в Финал Гран-при и будут там не последними по рейтингу. Это уже хорошо. У девочек начало сезона не сложилось у Алены Леоновой и Аделины Сотниковой, зато в Финал попали Юля Липницкая и Лиза Туктамышева, у которой в начале все складывалось тоже не очень хорошо. Были и проблемы, и травмы, и не самый удачный первый этап, но второй зато вывел ее, как оказалось, в Финал. Ну а о мужчинах пока говорить нечего. Константин Меньшов и Сергей Воронов сумели прибавить в стабильности исполнения программ, делают прыжки в четыре оборота. Но главная беда наших одиночников – это низкие оценки за компоненты. Взять того же Воронова, который в Китае стал бронзовым призером, что уже неплохо – в прошлом году у нас не было вообще призовых мест на этапах у мужчин. Так вот, на этапе в Японии он был в произвольной программе четвертым по технике, что с учетом сильного состава этого турнира очень хорошо. А по компонентам – предпоследний. - Тренер Воронова Николай Морозов считает, что это неправильно. - Я тоже думаю, что это ярлык, который прицепили на российских фигуристов. Такое впечатление, что бы наши мужчины теперь не делали, больше шести с половиной баллов, максимум семи за компоненты им не ставят. - И при этом судьи вытягивают компонентами на первое место того же турнира в Японии Мао Асаду, сделавшую только три тройных прыжка. - Да. И с этим я не очень согласен. При том, что понимаю - существует авторитет, рейтинг… Раньше это явление относилось в большей степени к танцам. Там авторитет, который ты завоевал, помогал в дальнейшем получать высокие оценки. Теперь же это распространилось на другие виды. Конечно, мастерство складывается не только из прыжков. Это самая сложная часть фигурного катания, но в нем есть еще и скольжение, и связки, и вращения, и дорожки шагов, пластика, хореография… Много всего. Нельзя говорить, что вот, ты прыжки не исполнил – и все, пиши пропало. Но с нашими поступают именно таким образом. Не прыгнул – ищи себя в конце турнирной таблицы. Как произошло, например, с Артуром Гачинским, который на чемпионате Европы лидировал после короткой программы, а в итоге занял второе место, уступив только Плющенко. На чемпионате мира же он прыжки сорвал – и куда делись его былые заслуги, где оказался он сам? - У Воронова же и на чемпионате мира прокат был хороший, и сейчас на турнире в Японии в произвольной программе он все сделал. - Да, и за него несколько обидно. Конечно, я не могу заявлять, что все это совсем уж неправильно. Есть у наших одиночников проблемы с компонентами, это факт. Но, мне кажется, не до такой степени. Это уже ярлык. - Многие говорят, что и колоссальное преимущество Вирчу/Мойра и Дэвис/Уайта над остальными танцорами, в том числе и российскими – тоже ярлык. На ваш взгляд, сокращается отставание Бобровой/Соловьева и Ильиных/Кацалапова от лидеров? - Честно говоря, по многим параметрам мы уже приблизились. Есть еще некоторые моменты, над которыми надо работать, но, тем не менее, разрыв сокращается. Пусть он не сокращается заметным образом в оценках, но объективно он становится меньше. Остается только произнести мою любимую фразу: сдвиги есть. Будем работать дальше. http://rsport.ru/interview/20121126/632814472.html

piparkoogid: Елена Буянова: "Купить билет на каток в Сочи не так просто" ГРАН-ПРИ. Финал Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Сочи Известный российский тренер Елена Буянова (Водорезова) приехала в Сочи с единственным учеником - Максимом Ковтуном. В юниорский финал "Гран-при" он отобрался с максимальным количеством очков и приехал в Сочи с конкретной целью: биться за победу. Сразу после вчерашней утренней тренировки я попросила Буянову рассказать о своем подопечном. - Мы здесь впервые, поэтому переполнены впечатлениями, - призналась моя собеседница. - Каток просто сумасшедший и очень всем нравится - он "мягкий", уютный глазу. Прекрасно подготовлен лед. Приятно, что организаторы позаботились не только о спортсменах, но и о тренерах: есть где перекусить, отдохнуть. Мы ведь в отличие от фигуристов проводим на катке весь день. - Кто-то из ваших коллег отметил, что лед "Айсберга" очень быстрый. Что это означает? - Вообще-то я не люблю рассуждать на тему льда. Считаю, что надо кататься на том, который есть. Это ведь та самая вещь, которую ни спортсмены, ни тренеры не могут изменить. Бывает, действительно, что лед не очень удобный - вязкий. У такого всегда есть отличительная особенность - матовая поверхность. В Сочи, насколько я успела понять, лед другой. И одиночники, и танцоры, и парники отмечают, что он "толкучий", плотный, но не хрупкий. Не знаю, от чего это зависит. Про плохой лед сразу понятно, чем именно он плох. - А можете назвать какие-то российские арены, где лед особенно хорош? - Очень качественный лед в Саранске, в Казани - то есть там, где катки профессионально используются фигуристами и хоккеистами. "Рабочие" дворцы автоматически подразумевают профессиональную подготовку льда. В Сочи спортсменов после каждой тренировки спрашивают об ощущениях, интересуются их пожеланиями. Видно, что людям, которые занимаются подготовкой льда, очень важно как можно быстрее добиться максимального качества. - Мы уже говорили с вами о том, что Ковтун попал в нынешнюю серию "Гран-при" достаточно случайно. Как вы оцениваете его подготовку сейчас? - Все, что происходило с Максимом в этом сезоне, - это действительно стечение достаточно большого количества обстоятельств. Когда он появился у меня в группе, на меня обрушился шквал телефонных звонков от коллег, которые в ужасе спрашивали: "Зачем тебе это надо? Ты понимаешь, с кем связалась?" - Такое ощущение, что вы брали в группу не спортсмена, а монстра. - Примерно так я себя тогда и чувствовала. И была в полном шоке, обнаружив, что по характеру Максим - очень внимательный и отзывчивый парень. У него множество замечательных качеств. И, видимо, удивительная способность оказываться не в тех местах и не в то время. Во всяком случае, ситуацию, в результате которой Ковтуна выгнали летом из прежней группы и исключили из всех списков федерации фигурного катания, я объясняю для себя именно этим. Сильнее всего меня подкупила в нем нацеленность на работу. - Может быть, он просто очень старался вам понравиться, зная, что взят с испытательным сроком? - Не важно. Я увидела, как сильно человек стремится добиться результата и на что он способен. Давно не приходилось наблюдать такого рвения в тренировках. Помню, мы с Аделиной Сотниковой уехали на соревнования в Японию, а Максиму я просто написала на это время план самостоятельной работы. С тем расчетом, что если он выполнит половину - уже будет хорошо. Он сделал все, что было написано, даже больше. Когда мне об этом рассказывала хореограф Ирина Тагаева, я видела, что она тоже в шоке от впечатлений. - Ковтун пришел к вам в группу, уже владея четверным прыжком? - Да. Сказал, что в прошлом сезоне прыгал его на тренировках и один раз - на соревнованиях. В этом сезоне он успешно прыгнул четверной на этапе "Гран-при" в Хорватии. Сначала Максим был отстранен Российской федерацией фигурного катания от всех этапов "Гран-при" - в наказание. Потом, посмотрев на него на прокатах, руководство решило все-таки дать ему шанс. Таким образом мы и "ухватили" два последних этапа - в Хорватии и Германии. Первое из этих выступлений получилось очень впечатляющим: Ковтун откатался мало того что с четверным, но и вообще без единой ошибки. Теперь мне очень интересно посмотреть, как он поведет себя в финале. Все-таки по накалу это совсем другой уровень. - Насколько самостоятелен ваш подопечный в соревнованиях? - Пока я больше наблюдаю за ним, нежели что-то подсказываю. Накапливаю информацию. Вижу, например, что Максим разминается меньше, чем другие спортсмены, - так привык. Какие-то вещи он прокручивает не столько на льду, сколько в голове. По натуре Ковтун - прежде всего технарь. Я раньше никогда не присматривалась к нему и не знала, например, что в детстве Максим какое-то время катался у Алексея Мишина. А это, согласитесь, говорит о многом: прыжковая техника с самого начала поставлена очень правильно. Нельзя сбрасывать со счетов и ту работу, через которую Макс прошел в группе Николая Морозова. - В какой степени вы присматриваетесь к потенциальным соперникам Ковтуна в Сочи? - Для Максима главное - не смотреть на соперников, а просто сделать все, что он умеет. Могу признаться честно: мне важно не столько место, которое он займет, сколько катание. Прежде всего это касается произвольной программы - она у Ковтуна абсолютно взрослая. Да и вообще я подхожу к нему исключительно с позиции взрослых мерок. - Короткая программа, получается, не так важна? - По правилам ISU юниоры не имеют права исполнять в короткой программе четверной прыжок. Это в нашем случае определенный минус, потому что на чемпионате России мы собираемся включить четверной и в короткую программу тоже. Надо ведь думать о том, чтобы бороться за место в сборной. - Это ваша тренерская позиция? - Максим одержим этой мыслью гораздо сильнее, чем я. И совершенно правильно считает, что каких-то явных фаворитов, за исключением Евгения Плющенко, в российском мужском одиночном катании на данный момент нет. Тем более что наша страна имеет три места на чемпионате Европы. - Возвращаясь к финалу "Гран-при": для вас имеет значение, пройдут соревнования при зрителях или в пустом зале? - Со зрителями, безусловно, кататься приятнее. Мое поколение вообще избаловано в этом плане: куда бы мы ни приезжали во время туров по стране, дворцы всегда были забиты публикой под завязку. Но не думаю, что на этот раз зрителей окажется много. Приехав в Сочи, я неожиданно узнала, что здесь находится моя родная тетя - лечится в санатории. Она попросила меня помочь с билетами, я, естественно, пообещала, но выяснилось, что это не так просто. Основной офис по продаже билетов находится в "большом" Сочи, и никто так и не смог мне объяснить: каким образом те, кто приедет прямо на каток, сумеют приобрести билеты. Я даже расстроилась. Знаю, что и в санатории, где сейчас живем мы, очень многие с удовольствием сходили бы на соревнования. Но как? Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ07.12.2012 00:34 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/26856/

piparkoogid: Марина Зуева: "Никак не могу посмотреть, как катаются лидеры" ФИНАЛ "ГРАН-ПРИ" После финала в танцах, где первые позиции по обыкновению заняли подопечные Марины Зуевой, а победили с довольно большим отрывом чемпионы мира-2011 Мэрил Дэвис и Чарли Уайт, тренер выглядела озадаченной. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Сочи - Мне показалось, что произвольную программу лучше прокатали Тесса со Скоттом (Вирчу/Моир – Прим. Е.В.). Мощно, вдохновенно. Не понимаю этой разницы в оценках. - То есть на тренировках у вас не было ощущения, что Мэрил и Чарли прогрессируют быстрее товарищей по группе? - Я бы не сказала, что Тесса со Скоттом прогрессируют медленнее. Они прогрессируют достаточно хорошо. Если посмотреть по результатам выступлений в этом сезоне, это становится очевидным. Просто канадцы позже начали сезон, и у них более сложные программы. В то же самое время на всех тренировках в Сочи Тесса каталась прекрасно, на разминке тоже. А в соревнованиях что-то не пошло. Все получилось немного тяжеловато. - В поддержке "свечка" мне показалось, что Тесса не совсем удачно вошла в поддержку, из-за чего партнеру пришлось дольше положенного ее придерживать - чтобы она не потеряла равновесия. - Возможно, что как раз за это Тессе и Скотту и снизили оценки. - В целом вы довольны выступлениями учеников? - Да. Мы заметно подтянули обязательные танцы. Но есть еще и технические недочеты, и скорости недостает, и выразительности. Я как тренер пока еще вижу, что все четверо не живут своими ролями, а играют их. Но это уже следующий этап подготовки. - В свое время вы со своими дуэтами как бы вернули танцы на льду в чистый танец. Сейчас снова вернулись к драматическим программам. Какое из направлений считаете более прогрессивным? - Танцевальную программу поставить сложнее. Все-таки в драматической музыке сюжет заложен изначально. Соответственно к исполнению танцевальной программы всегда предъявляются особенно высокие требования. Только с идеальной программой можно всерьез за что-то бороться. - А как бы вы оценили танцевальную программу французского дуэта Натали Пешала/Фабьен Бурза? - К сожалению, я никак не могу посмотреть, как катаются лидеры. Получается, что мои пары всегда выступают последними, и я занята ими. Если что и вижу, то лишь небольшими кусочками. А в видеоповторах все выглядит по-другому. Поэтому мне трудно быть объективной. - Какие у вас теперь планы? - Возвращаемся домой и начинаем готовиться к национальным чемпионатам. Канадский пройдет в Миссисоге, американский – в Омахе. Потом "Турнир четырех континентов" и чемпионат мира. И начнем подготовку пораньше, наверное. Не как в этом году. - Вы имеете в виду подготовку к Играм? - Да, конечно. Работать на сыром материале слишком тяжело: в этом случае спорстменам приходится экстремально собираться на каждый старт, и это отнимает много сил. Мне же нравится, когда мои ученики выступают с радостью, с уверенностью, когда получают удовольствие от исполнения своих программ. - Вы представляете себе ситуацию, в которой могли бы выпустить подопечных на лед с программами прошлого сезона? - Я обдумываю периодически другую идею. - Сделать две программы на сезон? - Это уже было. Те же Мэрил с Чарли в прошлом году одинаково серьезно готовили две программы: La Strada и "Летучая мышь". В итоге после прокатов на внутреннем американском просмотре мы остановились на второй, потому что она получилась более удачной. Так что две программы для нас – пройденный этап. Идея же заключается в том, чтобы откатать программы один сезон, а на следующий – просто обменяться ими. Чтобы посмотреть, как с той же самой постановкой справится другая пара. Хотя идея, конечно же, неправильная в самой своей сути. - Почему? - Потому что когда я ставлю программу, я всегда ставлю ее на конкретных спортсменов. Поэтому на других людях она будет смотреться, как одежда с чужого плеча. - Какими именно будут их олимпийские программы, ваши спортсмены знают? - Скажем так, это витает в воздухе, но конкретных разговоров на олимпийскую тему у меня со спортсменами еще не было. 08.12.2012 19:56 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/26913/

piparkoogid: Александр Горшков: "Хотелось бы отметить наших юниоров" Президент Федерации фигурного катания России Александр Горшков, комментируя завершившийся в Сочи финал "Гран-при", отметил успешное выступление российских спортсменов, особенно юниоров, и хорошую организацию соревнований. Алексей ЕВСТИФЕЕВ из Сочи - Прежде всего хочется отметить хорошее выступление наших юниоров Елены Радионовой, Максима Ковтуна, пары Лина Федорова - Максим Мирошкин и дуэта Александра Степанова - Иван Букин, завоевавших золотые медали во всех четырех видах программы, - сказал Горшков. - Отмечу, что занятые места не всегда определяют уровень выступлений, а здесь, на финале, выступление всех наших ребят было очень достойным. Теперь о взрослой команде. У мужчин, как вы знаете, никто из наших фигуристов в финал не отобрался. Что касается женщин, то мы очень рассчитывали на обеих девочек. К несчастью, Юлия Липницкая травмировалась буквально за несколько дней до отъезда в Сочи, и наш состав в женском одиночном катании стал слабее. Лиза Туктамышева могла бы претендовать на иное занятое место, если бы успешнее выступила в короткой программе. В произвольной она стала второй, а по технике вообще первой. Думаю, что на итоговый результат повлияла травма и определенные ее возрастные проблемы. В парном катании, за исключением спортсменов из Германии Алены Савченко - Робина Шолковы, приняли участие все сильнейшие пары мира. Наименее удачно выступили Юко Кавагути - Александр Смирнов. У них все началось с короткой программы. Произвольную они прокатали гораздо лучше, там была только одна заметная ошибка - не был исполнен второй тройной тулуп. Что касается пары Веры Базаровой - Юрия Ларионова, то в Сочи у них состоялось лучшее выступление за последнее время в короткой и произвольной программах. Эта пара никогда не получала в сумме более 200 баллов. Наши лидеры Татьяна Волосожар - Максим Траньков блестяще выступили в короткой программе и в первой части произвольной. А потом произошло абсолютно досадное невезение. Сначала партнер упал с прыжка "тулуп", а потом Максим совершенно необъяснимо снова упал при заходе на выброс. Из этого не надо делать никаких трагедий. Ребята выиграли финал. Уровень их мастерства соответствует первому месту. С каждым годом они усложняют свою программу, чтобы уверенно побеждать основных соперников, а это требует определенного риска. Что касается танцевальных дуэтов, то я, честно говоря, очень надеялся, что результаты будут лучше, и для этого были все основания. Казалось, что наши дуэты приближаются к тому, чтобы начать бороться за призовые места. К сожалению, в Сочи этого не произошло. Не избежали ошибок Елена Ильиных - Никита Кацалапов, Екатерина Боброва - Дмитрий Соловьев. Так, Никита в коротком танце допустил ошибку в дорожке шагов. В одном из твиззлов он сделал полтора оборота вместо двух, что сразу понизило уровень дорожки. А Дмитрий в произвольном танце упал на ровном месте, где не было никаких предписанных элементов. И после этого падения, которое было в конце выступления, настрой у ребят был уже сбит. Им нужен опыт, которым обладают соперники. Как вы знаете, в танцах очень сложно пробиваться наверх. - Как оцените в целом организацию финала "Гран-при"? - Мы привыкли, что в России все проводится на самом высоком уровне, включая любые мелочи. Серьезных накладок не было. Были транспортные проблемы, особенно в начале турнира. Об этом шла речь на встрече с президентом страны Владимиром Путиным, который в субботу посетил финал "Гран-при". Он заверил, что к нужному моменту все будет так, как надо. Думаю, так оно и будет. Ведь по-другому просто быть не может. Концепция Олимпийских игр в Сочи состоит в том, что все объекты, Олимпийская деревня и спортивные сооружения находятся в одном месте - Олимпийском парке. Поэтому транспортных проблем быть не может. Сейчас, когда Олимпийская деревня еще не готова, мы выбрали местом размещения для всех участников санаторий "Южное взморье" в Адлере. Все остались довольны и размещением, и питанием. Что касается транспорта, то он работал как часы, но были проблемы на дорогах, которые все-таки удалось решить. - К чемпионату России, который пройдет в Сочи в конце декабря, какие-то организационные изменения могут произойти? - Нет. Будет использоваться еще один тренировочный каток. Он уже работает. А в остальном - дворец "Айсберг" и "Южное взморье", где все останется без изменений. - На чемпионат России будут продаваться билеты? - Я пока не могу ответить на этот вопрос. Думаю, что да. Ведь перед финалом "Гран-при" были сомнения и беспокойство, придет ли зритель и как много будет людей на трибунах. Я не ожидал, что все эти дни дворец хорошо заполнялся. В Сочи никогда не проводились соревнования по фигурному катанию и никто не знал, какое отношение сочинцев и отдыхающих к нашему виду спорта, заинтересует ли их финал "Гран-при". Самая большая проблема - это доставка зрителей к дворцу "Айсберг", и организовать ее было крайне сложно. Будь доступ к нему проще, зрителей бы добавилось. Мы опасались, чтобы не было стыдно перед президентом Международного союза конькобежцев Оттавио Чинквантой, что у нас будут пустые трибуны. А они оказались заполненными. Причем самое главное, что заполнены нашими зрителями, которые очень объективны и поддерживают всех спортсменов - и своих, и чужих. Все это вселяет оптимизм, что во время Олимпийских игр будет совсем все хорошо. - Планируется, что после Олимпиады дворец "Айсберг" будет перепрофилирован в велотрек. - Я не велосипедист. Хотя, как мы все в детстве, катался на велосипеде. Нам хотелось бы сохранить этот дворец для фигурного катания. Но здесь есть объективные вопросы - эксплуатация, кому он будет принадлежать, на чьем балансе состоять и кто все это будет содержать. Хотя, конечно же, получилось классное, комфортное спортсооружение для фигурного катания. На встрече с Владимиром Путиным я затронул эту тему. В достаточно мягкой форме сказал, что в истории есть разные примеры, как в дальнейшем используются спортивные объекты, какова их судьба после окончания Олимпийских игр. Дословно я сказал: "Хотелось бы сохранить эту сказку". На что Путин отреагировал так: "Да, мы будем рассматривать этот вопрос, как в дальнейшем использовать "Айсберг". В ходе турнира все отметили прекрасную приспособленность "Айсберга" именно для фигурного катания. Ведь в нашем виде спорта спортсмены должны чувствовать и видеть реакцию зрителей, ощущать их энергетику, потому что они выступают именно для них. Зрители, в свою очередь, должны видеть спортсменов, их лица и то, что они пытаются показать на льду. А в "Айсберге" все это удалось совместить. Алексей ЕВСТИФЕЕВ10.12.2012 17:52 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/26977/

Gela: piparkoogid пишет: Я не ожидал, что все эти дни дворец хорошо заполнялся. Это назывется - хорошо заполнялся?

piparkoogid: Валентин Писеев: "Пришлось просить у Дмитрия Козака машину сопровождения для фигуристов" Финал Гран-При в Сочи стал первым международным соревнованием по фигурному катанию для будущей столицы зимней Олимпиады. Не обошлось без накладок: пробок на дорогах, не очень понятной системы распространения билетов и ночного отключения света в пансионате, где жили спортсмены. Хотя, как оказывается, еще в октябре представители ISU сомневались, что Сочи уже в начале декабря вообще сможет провести финал. О том, что происходило за кулисами Гран-При, рассказал ФЦП-Пресс генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России Валентин Писеев. Общую организацию соревнования он оценил на "четверку", но для этого пришлось всем очень сильно поработать. – Валентин Николаевич, что скажете об организации финала Гран-при? – Оценил бы ее на твердую четверку. – Почему только четверка? – Потому мы столкнулись с некоторыми проблемами. Первая из них – транспортная. В один из соревновательных дней автобус с фигуристами попал в пробку. На одном из совещаний я попросил у Дмитрия Козака, чтобы спортсменам была предоставлена машина сопровождения. После этого все встало на свои места. В одну из ночей, когда осуществлялся заезд судей в гостиницу, "Кубаньэнерго" организовало ночную плановую проверку, по-моему, с часу до трех ночи. И в санатории "Южное-Взморье", где жили и все спортсмены, было отключено электричество. Почему это было сделано во время нашего мероприятия? Непонятно. Я это тоже озвучил на совещании, которое проводил Дмитрий Козак. Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев сказал, что никаких плановых проверок не было. Значит, получилась какая-то несогласованность между службами. Мебель… Вроде бы она была. Но в самый последний момент уже брали эту мебель из кабинетов и…. То есть то, что было запланировано, выполнено несвоевременно, в самый последний момент. Хотя внешне, кто присутствовал на трибуне и не знал ничего, все было нормально. На проведение финала Гран-при были задействованы большие ресурсы "Олимпстроя", собранные со всех объектов. Которые воодушевленные хорошо проведенным мероприятием могут расслабиться. Сейчас – ура! Ура! А потом электрика не будет или заливщик сопьется. Сейчас они будут проводить соревнования по шорт-треку. Люди, конечно, работают на износ, но другого выхода нет. Теперь про болельщиков. Количество зрителей на таком мероприятии могло и должно быть намного больше. Это проблема работы со зрителем. Некоторые у нас в санатории спрашивали: "А где купить билет?". А мы говорим: в Сочи, в интернете…. Билетная программа должна быть организована лучше, чтобы таких вопросов не возникало. Из тех возможностей, которыми располагали, мы сработали на максимуме. Поэтому за организацию я ставлю четверку. Не хочу хвастаться, но если бы не было у нас своей команды из ФФКР… Мы расставили на всех участках, в то числе и в самом "Айсберге", своих людей, которые являются профессионалами и сработали отлично. – Что говорили о самом "Айсберге" представители Международной федерации фигурного катания (ISU), спортсмены, зрители? – В октябре, когда в олимпийском ледовом дворце проводился "Кубок Федерации", никто не верил, что финал Гран-при вообще состоится. Они ехали с настороженностью, но реальность расставила все на свои места. И они были в полном восторге от того, что можно построить такое сооружение и так провести соревнования. Со стороны президента и представителей ISU слышались самые лестные отзывы. Естественно, есть над чем работать, к чему стремиться. Но то, что было сделано на данный период, заслужило самой высокой оценки. – Как прошла встреча с Виталием Мутко? – Было очень приятно, что в свой день рождения он был с нами. Не каждый раз бывает такое, чтобы Виталий Леонтьевич проводил свой день рождения с утра до ночи на работе. Это, конечно, событие немаловажное. То, что он встретился с нашими тренерами, такого отношения со стороны Министерства спорта РФ к спортсменам, тренерам, федерации не было никогда. У нас понимание абсолютно во всех вопросах. Об этом говорили и тренеры, и спортсмены, и судьи. Приятно, что он после соревнований в непринужденной обстановке всех выслушал, мы обменялись впечатлениями, поставил задачи, над которыми нужно работать. А главным остается выступления спортсменов. У нас впереди Олимпиада. И, конечно, нам нужно еще работать, чтобы наши лидеры выступали безошибочно. – Что скажете по выступлениям российских фигуристов на финале Гран-при? – Блестяще выступили российские юниоры, победив во всех видах. Оценка выступления взрослых будет более детальной. В парном катании российские пары Татьяна Волосожар/ Максим Траньков и Вера Базарова/ Юрий Ларионов занял первое и второе место, соответственно. С одной стороны, конечно, это было лучшее для себя выступление для Веры и Юры. С другой, некий казус, который произошел с падением Максима Транькова. Здесь нужно работать, чтобы таких вещей не допускать. Это серьезные соревнования и нужно показывать более стабильное катание. Хоть и здорово занять первое место, но это оставило не очень приятный у всех осадок. У пары Кавагути/ Смирнов катание в короткой программе также было неубедительным. В танцах было обидное падение у дуэта Боброва/ Соловьев. Не соверши они ошибку, могли бы бороться за более высокое место. Да, уверенно для себя прокатали Ильиных/ Кацалапов. В коротком танце они думали, что будут выше, но, к сожалению, у них были недочеты, за которые судьи их наказали. Пара очень перспективная, интересная, но, на мой взгляд, им надо больше работать, больше выступать, так как в этом сезоне, они не так много катались, и тогда придет успех. Исполни Лиза Туктамышева короткую программу безошибочно, могла попасть в призы в турнире одиночниц. Но считаю, что все это не смертельно. Предстоят еще более важные соревнования: это чемпионаты Европы и мира. Нужно сделать правильные выводы. У нас хорошие перспективы и в парном катании, и у женщин, и в соревнованиях танцевальных дуэтов. В мужском одиночном катании надежда на Евгения Плющенко, который в финале Гран-при не выступал. Дмитрий Рачицкий. Фото Георгий Шпикалов, агентство PR+Sport, www.tatarinform.ru http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/5977

манечка: piparkoogid пишет: Да, уверенно для себя прокатали Ильиных/ Кацалапов. В коротком танце они думали, что будут выше, но, к сожалению, у них были недочеты, за которые судьи их наказали. Пара очень перспективная, интересная, но, на мой взгляд, им надо больше работать, больше выступать, так как в этом сезоне, они не так много катались, и тогда придет успех Ну, вот Писей и определился с пристристиями и четко говорит о них, о даже знает о чем думали спортсмены Вообщем, поет с Колиных слов. А что не выступали больше. так это вопрос к спортсменам и тренерам, которые долго скрывались готовя свою "шедевру", которую до сих пор пириписывают и переделывают.

Murzya: манечка пишет: Да, уверенно для себя прокатали Ильиных/ Кацалапов. В коротком танце они думали, что будут выше, но, к сожалению, у них были недочеты, за которые судьи их наказали. Пара очень перспективная, интересная, но, на мой взгляд, им надо больше работать, больше выступать, так как в этом сезоне, они не так много катались, и тогда придет успех Кто же им мешает выступать? Сами начали только в конце октября, на турнире уровня ниже среднего, еще и контрольные прокаты пропустили (как открытые, так и закрытые). Сами им карт-бланш такой дали, им можно все, они у нас особенные, они так и думали долгое время, а тут на международной арене им сообщили, что это не так.

Тuтsi: http://www.kp.md/daily/26001.3/2927783/ Тарасова, вообщем Жулину и не позавидуешь теперь,после падения Соловьева

Murzya: Тuтsi пишет: Тарасова, вообщем Жулину и не позавидуешь теперь,после падения Соловьева То что Б/С и их команде будет очень сложно было изначально ясно, падение, конечно, несколько осложнило ситуацию, но хотя бы среди российских пар они №1 по итогам первой половины сезона. В самом интервью ничего нового про танцы ТАТ не сказала. Понятно, что наши отстали от североамериканцев еще задолго до ФГП в Сочи. Наши не смогут посягнуть на 1 и 2 места ОИ - факт. Шансик только попробовать в острой борьбе бронзу взять, но по факту пока российские танцоры уступают в борьбе, как минимум, 2 парам (П/Б и К/Л).

манечка: Тuтsi пишет: вообщем Жулину и не позавидуешь теперь,после падения Соловьева А Саша, видимо, все понимал, поэтому и был такой подавленный и грустный... Так начали сезон, с тааакой программой, 4 чистых проката, о чем Саша сказал на камеру, был шанс бороться за медаль и вдруг такое падение, и если федерация, и могла бы решиться поставить на БС, то теперь опять надо начинать все с начала... Опять бороться и опять доказывать... и уже только ленивый не сказал о падении и упущенном шансе подняться выше....

Тuтsi: Murzya пишет: ничего нового про танцы ТАТ да только тональность ТАТ немного напрягает,разбираться почему поставили ИК мало баллов и спросить не "у",а "с" тренеров почему пал Соловьев((((

Murzya: Тuтsi пишет: и спросить не "у",а "с" тренеров почему пал Соловьев(((( а я поняла, что "с" тренеров надо спросить, почему мало И/К поставили, а Жулин ТУТ не причем

Тuтsi: Murzya пишет: а я поняла, что "с" тренеров надо спросить, почему мало И/К поставили, а Жулин ТУТ не причем может я не правильно поняла от расстройства

Gela: Тuтsi пишет: Тарасова, вообщем Жулину и не позавидуешь теперь,после падения Соловьева Сейчас затЫкают с этим падением... Murzya пишет: а я поняла, что "с" тренеров надо спросить, почему мало И/К поставили, а Жулин ТУТ не причем Я перечитала специально. - Надо посмотреть, за что судьи так мало поставили Ильиных и Кацалапову. И надо наших тренеров спрашивать, почему так случилось. Не упади Соловьев, их пара с Бобровой могла подняться выше. В свете последнего интервью Писеева, который тоже сокрушался по поводу низких оценок ИК и падения Димы, звучит однозначно...

Тuтsi: Gela пишет: В свете последнего интервью Писеева, который тоже сокрушался по поводу низких оценок ИК и падения Димы, звучит однозначно... ну вот я так и поняла тоже ,может Тарасова бы посмотрела вначале,ЧТО Морозов поставил,а потом сокрушался ,но там еще есть момент,что полирующий лед Траньков не должен расстраиваться они делают все правильно,а Соловьев вообще первый раз в жизни упал(млин и надо же не к месту) то должен наверно сделать себе харакири вместе с Жулиным,вообще обстановка и вправду нервозная и добавили еще нервозности,не знаю как выдюжат ли психологически и кстати о постановке Жулина ни одного слова не сказано ТАТ,я вот ждала ее интервью,мне было интересно ее мнение,но теперь предполагаю круг противников постановки

Gela: Тuтsi пишет: теперь предполагаю круг противников постановки Так давно было известно, что ТАТ вмешивалась в процесс подготовки танца, требовала изменений.

манечка: Тuтsi пишет: но там еще есть момент,что полирующий лед Траньков не должен расстраиваться они делают все правильно,а Соловьев вообще первый раз в жизни упал(млин и надо же не к месту) то должен наверно сделать себе харакири вместе с Жулиным, Да, я тоже на это обратила внимание и мне это оооочень резануло глаз... Траньков лежит уже. который турнир, их с Таней с тупым упорстовм выводят на первое место и хавлят в интервью. Gela пишет: Так давно было известно, что ТАТ вмешивалась в процесс подготовки танца, требовала изменений. Так итак изменили, "Тоску" взяли по совету тарасовой. И не забывайте Вайцеховская постановку хвалила, а она поет со слов ТАТ.

манечка: Ирина Роднина: «Систему безопасности нужно проверять не на чемпионате России» Трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина считает неправильным, что билеты на чемпионат России в Сочи не поступят в открытую продажу. «Конечно, плохо, что не продают билетов. Ни один вид спорта без публики существовать не может, а фигурное катание – особенно. Я считаю, что проверять систему безопасности можно на юниорских соревнованиях, еще на каких-то турнирах, но не на основных фигуристах сборной, не на чемпионате страны», – приводит слова Родниной «Р-Спорт». http://www.sports.ru/others/figure-skating/145466603.html

afina: http://www.kommersant.ru/doc/2087151

piparkoogid: Мишин: компоненты – это не выпучивание глаз О восстановлении Плющенко, готовности Гачинского и Туктамышевой к чемпионату России – в интервью с тренером фигуристов Алексеем Мишиным. До начала чемпионата России по фигурному катанию остаются считанные дни. Турнир стартует 23 декабря под сводами олимпийского ДС "Айсберг", чей лёд многие участники уже успели протестировать во время финала международной серии Гран-при. Значение этих соревнований переоценить сложно, особенно в предолимпийский год. По итогам первенства России будет объявлен состав национальной сборной для участия в чемпионате Европы, который пройдёт в хорватском Загребе с 21 по 27 января. В числе главных претендентов на места в мужской и женской командах трое учеников Алексея Мишина: Елизавета Туктамышева, Евгений Плющенко и Артур Гачинский. При этом только Елизавете удалось провести полноценное вкатывание в новый сезон, хоть и подпорченное простудными заболеваниями и травмой. На этапе Гран-при в Канаде она была четвёртой, со смешным и обидным отставанием от третьего места в 0,04 балла, а в Париже уступила лишь одной Эшли Вагнер. Что до финала, то Елизавета стала единственной россиянкой, пробившейся в Сочи, не считая Юлию Липницкую, снявшуюся с турнира из-за травмы. К этим стартам чемпионка первых юношеских Олимпийских игр подошла не на пике формы, и тем не менее продемонстрировала один из лучших прокатов в произвольной программе. На предстоящем чемпионате России главными соперницами Туктамышевой станут Аделина Сотникова, Ксения Макарова и Алёна Леонова. Восстановление Евгения идёт очень медленно, с большим трудом. Мы рассчитываем, что лучших кондиций он достигнет после чемпионата России, когда ослабнет негативное влияние операционного наркоза и тех уколов, что ему делали в спину. Но, по моему мнению, участвовать в чемпионате России ему необходимо. Совсем иначе обстоят дела у серебряного призёра чемпионата Европы прошлого года Артура Гачинского. Как показали два этапа Гран-при, талантливый фигурист пока не может выйти из того функционального пике, в которое угодил под занавес прошлого сезона. У Гачинского по-прежнему не идут прыжки. И для него на предстоящем старте главной задачей является преодоление себя. Помимо Гачинского на три места в сборной будут претендовать Константин Меньшов, Сергей Воронов и, конечно, Евгений Плющенко. С последним и федерация, и болельщики связывают особые надежды. К сожалению, очередное возвращение в спорт даётся нашему олимпийскому чемпиону совсем не просто. В новом сезоне Плющенко не принял участия ни в одном из запланированных турниров из-за потребовавшейся повторной профилактической операции на спине. Да, и к тренировкам приступил лишь в 20-х числах ноября. Поэтому вряд ли кто-то ждёт от него феерии на грядущем чемпионате России, но и в том, что спортсмен покажет класс, тоже сомневаться не приходится. Прокомментировать готовность подопечных более подробно корреспондент "Чемпионат.com" попросил тренера фигуристов Алексея Мишина. — Алексей Николаевич, расскажите, пожалуйста, как идёт восстановление Евгения Плющенко? — Восстановление Евгения идёт очень медленно, с большим трудом. Мы рассчитываем, что лучших кондиций он достигнет после чемпионата России, когда ослабнет негативное влияние операционного наркоза и тех уколов, что ему делали в спину. Но, по моему мнению, участвовать в чемпионате России ему необходимо. А дальше уже будет видно. — Поэтому вы оставили короткую программу с прошлого года, а поменяли только произвольную? — Нет. При подготовке к новому сезону мы сделали несколько вариантов короткой и произвольной программ. Прошлогодний "Шторм" и "Лебедь" Сен-Санса оказались наиболее оптимальными. Они прекрасно отвечают его характеру. — На Европе в короткой Евгений решил не прыгать четверной, что не помешало ему выиграть этот турнир. В Сочи будет повторение сценария? — Ответить на этот вопрос очень сложно. Когда спортсмен выступает после травмы, трудно сказать что-то определённое. Что там будет на соревнованиях, станет ясно гораздо позже. — Перед финалом Гран-при вы отмечали, что Елизавета Туктамышева будет не на пике формы. К перенесённому ОРЗ затем добавилась травма колена. Как сейчас чувствует себя спортсменка? — Елизавета Туктамышева сейчас переживает непростой период развития. Её выступление во многом будет зависеть от биологических законов развития женского организма. А травма колена существует и по сей день. Если бы они поставили Елизавете те компоненты, которых она достойна, то она бы обыграла тех спортсменок, которых судьям не хочется, чтобы она обыгрывала. Я боюсь такой же истории и на чемпионате России сейчас. Компоненты – это та индульгенция, благодаря которой можно безнаказанно творить что угодно. — Если говорить о Гран-при, то судьи хорошо оценивали техническую часть её проката, а вот оценки за компоненты явно придерживали. С чем это связано? — Если бы они поставили Елизавете те компоненты, которых она достойна, то она бы обыграла тех спортсменок, которых судьям не хочется, чтобы она обыгрывала. Я боюсь такой же истории и на чемпионате России сейчас. Компоненты – это та индульгенция, благодаря которой можно безнаказанно творить что угодно. — Как с этим бороться? — Быть на голову выше других. — Отсутствие технических ошибок будет способствовать росту оценок за компоненты? — Конечно. Чем чище прокат, тем выше компоненты. У неё и так одни из самых сложных transitions в женском одиночном катании. У неё самый большой ход, самые мягкие руки. Последнее время я вижу, что часто вторую оценку ставят за лицо, а не за руки и ноги и не за катание. То есть смотрят, насколько человек выпучивает глаза и открывает рот. Я отношусь к тренерам другой категории. Я считаю, что это не компоненты и не выразительность, потому что фигурное катание – это взаимоотношение конька со льдом. — Удалось ли преодолеть спад и проблемы с прыжками у Артура Гачинского? — На этот вопрос ответит жизнь в самое ближайшее время. http://www.championat.com/other/article-147359-aleksej-mishin--o-podgotovke-k-chempionatu-rossii.html

piparkoogid: Тарасова: не ожидала включения фигуриста Ковтуна в сборную России МОСКВА, 28 дек - Р-Спорт, Анатолий Самохвалов. Включение Максима Ковтуна в состав сборной России для участия в чемпионате Европы стало откровением для тренера фигуриста Татьяны Тарасовой. На европейское первенство по решению тренерского совета Федерации фигурного катания на коньках России вместо бронзового призера в мужском одиночном катании Константина Меньшова отправится занявший пятое место Максим Ковтун Предложение отправить Ковтуна на чемпионат Европы стало для меня откровением, - сказала Тарасова агентству "Р-Спорт". - Но это неглупое предложение. Я тренер с 45-летним стажем, и за все это время у нас всегда существовал принцип: на подобные соревнования отбираем молодого талантливого фигуриста". Тарасова отметила, что "(Константин) Меньшов и (Артур) Гачинский имели все шансы доказать свои возможности в мужском одиночном фигурном катании на этапах Гран-При прошлого и нынешнего сезона, но выступили на них посредственно, не попав в финал". Она охарактеризовала включение Ковтуна в сборную доверием. "Но доверие оказывают один раз. Оправдает - значит, оправдает. Нет - значит, на чемпионат мира отправится кто-то из других двоих", - сказала тренер, при этом исключив подобный принцип отбора применительно к чемпионату мира: "На эти соревнования поедет уже лучший по результату". В качестве аргументов в пользу своего подопечного она привела текущий расклад сил в мужском фигурном катании. "Ситуация такова, что три человека одного возраста "заиграны" на чемпионатах разного уровня. Посмотрите на оценки Воронова, который очень хорошо откатался в Гран-при, но компоненты у него, как и у Кости (Меньшова), оказались очень низкими. А компоненты ведь поднимаются очень тяжело, потому что у этих спортсменов имеются проблемы в катании, свойственные прошлому поколению", - пояснила тренер. Также Тарасова отметила: "Ковтун на чемпионате России выиграл у Меньшова короткую программу, а в произвольной он пробовал делать три четверных, чего никто не пытался. Он выучил четверной сальхов, показал его неоднократно на тренировке, а затем вместе с четверным тулупом и тройным тулупом в прокате произвольной программы. Этого не сделал никто. Ковтун растет семимильными шагами, с каждым соревнованием набирает баллы, и нам важно его, молодого и незаигранного, выставить на чемпионат Европы". Тарасова сказала, что Ковтун на чемпионате Европы исполнит максимально сложную произвольную программу. "Мы не станем отказываться от идеи сделать два-три четверных в произвольной программе на чемпионате Европы, - отметила тренер. - Я не собираюсь туда ехать, чтобы отсиживаться, используя легкий вариант. Это не в моем характере. Я и (основной тренер Ковтуна) Лена Водорезова всегда катаем максимум. Поймите, мне в 65 лет непросто рисковать. И Лене тоже. Но в него мы верим и будем рисковать". http://www.rsport.ru/figure_skating/20121228/637503497.html

piparkoogid: Фигуристка Леонова не потеряла шанс на участие в ЧМ - Писеев СОЧИ, 28 дек - Р-Спорт, Елена Дьячкова. Фигуристка Алена Леонова имеет шанс поехать на чемпионат мира, если сделает выводы из своего выступления на чемпионате России и хорошо проявит себя в финале Кубке России, заявил генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Валентин Писеев. Вице-чемпионка мира 2012 года Алена Леонова заняла только седьмое место на чемпионате России в Сочи. Путевки на чемпионат Европы получили чемпионка России Елизавета Туктамышева, а также две лучшие участницы национального первенства из тех, кто подходит по возрасту - бронзовая медалистка Аделина Сотникова и занявшая шестое место Николь Госвияни. "Леонова - известная фигуристка с авторитетом, серебряный призер чемпионата мира. Пусть она делает выводы, что мы никому подарков просто так давать не будем. Значит, надо тренеру пересмотреть программу подготовки, значит, что-то идет не так. Ведь девчонка очень классная. В прошлом году было любо-дорого смотреть. Если она, как и (Артур) Гачинский сделают правильные выводы, мы дадим им шанс в феврале. Никто на них крест не ставит", - сказал Писеев журналистам. "В середине февраля в Твери будет проходить финал Кубка России, где мы будем оценивать итоги чемпионата Европы и Кубка страны", - отметил президент ФФККР Александр Горшков. http://www.rsport.ru/figure_skating/20121228/637478293.html

piparkoogid: Фигурист Меньшов: мне больно и обидно, но опускать руки не собираюсь Бронзовый призер чемпионата России Константин Меньшов, которого Федерация фигурного катания на коньках вопреки спортивному принципу заменила в составе сборной России для участия в чемпионате Европы на занявшего в национальном первенстве пятое место Максима Ковтуна, в интервью корреспонденту "Р-Спорт" Андрею Симоненко рассказал о своей реакции на сложившуюся ситуацию. Константин, первый вопрос напрашивается сам собой, хотя ответ на него, наверное, предсказуем – с каким настроением тренируетесь и сумели ли хоть как-то прийти в себя после всей этой ситуации? - Чувствую себя, в принципе, нормально. К счастью, помимо фигурного катания, есть у меня сейчас небольшие радости в жизни, которые подняли мне немножко настроение. Но в целом я, естественно, расстроился. Для меня очень больно, что такое приняли решение. Потому что, считаю, в нынешнем сезоне я полностью заслужил право поехать на чемпионат Европы. Считаю, что очень достойно выступал во всех соревнованиях. Это вообще, наверное, был мой лучший сезон за всю карьеру. И, конечно, очень обидно, что так они поступили. - Перед повторным рассмотрением вопроса о замене в сборной надеялись, что вас все-таки восстановят в качестве участника чемпионата Европы? - Небольшая надежда была, что что-то изменится, и все-таки я поеду. Конечно, шанс был маленький, я в глубине души понимал, что вряд ли дадут задний ход, скорее оставят все, как есть. Но форму я не терял. Вчера в новых ботинках (один из старых сломался перед чемпионатом России, что повлияло на выступление Меньшова – прим. автора) прыгал уже все тройные прыжки, аксель в три с половиной оборота, четверной. Можно сказать, уже их раскатал. Понятно, что еще есть небольшой дискомфорт, но в целом все нормально, удобно. - Как вы отреагировали на такую мощную поддержку со стороны коллег-фигуристов, которую они высказали еще в Сочи, а также со стороны знаменитых тренеров? - Я, честно говоря, не ожидал, что такой будет резонанс. То есть, я знал, конечно, что спортсмены меня любят (смеется), но все-таки не думал, что будет такая большая поддержка. Это очень приятно, спасибо им большое. Благодаря этому у меня получилось легче пережить эту ситуацию. Не ожидал, что и великие люди в фигурном катании за меня вступятся. То есть, конечно, не за меня, а за спортивный принцип, потому что понятно, что нельзя так поступать. © РИА Новости. Михаил Мокрушин Константин Меньшов выступает с произвольной программой на чемпионате России по фигурному катанию в Ледовом Дворце "Айсберг". - По реакции в интернете тоже понятно, что тема оказалась очень резонансной. И сейчас всех интересует вопрос: поедете ли вы на Финал Кубка России, чтобы бороться там за путевку на чемпионат мира? - Естественно, опускать руки я не собираюсь, хотя мне сейчас очень больно и неприятно. Еще раз скажу, почему мне обидно – потому что я показал на соревнованиях, что стал более стабильным, и это действительно мой лучший сезон. Я встречался с сильными фигуристами, которые будут выступать на чемпионате Европы, у многих из них выигрывал. И считаю, что реально мог бы побороться за медаль в Загребе. А насчет Финала Кубка России я сейчас думаю. Просто я много раз слышал от нашей Федерации – езжай на Финал, там будет решаться твоя дальнейшая судьба. Сколько раз этот Финал я выигрывал, уже даже не помню… - Я посчитал – пять раз. - Пять раз. Сейчас мне сказали, что я должен поехать на командный чемпионат мира, пообещали путевку туда. С условием выступления на Финале – сказали, ты должен там откататься, доказать... Но понимаете, я считаю, что уже показал в этом сезоне, что могу и готов бороться. - Константин, но не на командном, а на личном чемпионате мира от России должен выступить только один участник, и в нынешнем сезоне вы, на мой взгляд, в споре за это единственное место в сборной выглядите совершенно не хуже остальных. Согласны с этим? - Согласен, полностью. - Вы понимаете, что если в Финале Кубка России в Твери вы еще раз покажете своим катанием, что достойны места в сборной и способны принести команде две путевки в Сочи, то Федерации повторно принять несправедливое решение будет просто невозможно? - Я все-таки пока сомневаюсь, поеду ли в Тверь. Если честно, когда после чемпионата России мне сказали, что я должен ехать на Финал, то я сразу ответил – нет, не поеду. Сейчас я думаю над ситуацией. Пока ничего сказать по этому поводу не могу. Еще раз хотел бы всех поблагодарить – фигуристов, болельщиков, родных, которые меня поддерживали и продолжают поддерживать. Без них мне было бы еще тяжелее. © РИА Новости. Максим Богодвид Максим Ковтун выступает с произвольной программой на чемпионате России по фигурному катанию в Ледовом Дворце "Айсберг" http://rsport.ru/interview/20130111/639113406.html

piparkoogid: Участника ЧМ определят по результатам и качеству катания - Горшков МОСКВА, 10 янв - Р-Спорт, Артем Кузнецов. Критерием отбора российского участника чемпионата мира по фигурному катанию станет не только результат на чемпионате Европы и/или в Финале Кубка России, но и качество катания, заявил агентству "Р-Спорт" президент Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Александр Горшков. В четверг большинство членов бюро исполкома ФФККР утвердило принятое ранее решение отправить в составе мужской сборной страны на чемпионат Европы Максима Ковтуна, а не бронзового призера национального первенства Константина Меньшова. Таким образом, не был соблюден спортивный принцип отбора фигуристов, поскольку 17-летний Ковтун в национальном первенстве занял пятое место. "Участник чемпионата мира будет определен по итогам чемпионата Европы и Финала Кубка России, который будет проходить в середине февраля в Твери. По "миру" пока никаких решений не принималось. Оно будет приниматься с учетом не только результатов, но и качества катания фигуристов на чемпионате Европы и в Финале Кубка страны", - пояснил Горшков в телефонном разговоре. Чемпионат Европы по фигурному катанию пройдет в Загребе с 23 по 27 января. http://rsport.ru/figure_skating/20130110/639029906.html

piparkoogid: Угроза для Плющенко. Противостояние великих тренеров Мишина и Тарасовой в предолимпийский год чревато большими потерямии Нашумевшая история с Меньшовым, вылившаяся в акцию протеста «Даешь Костю на Европу» (см. «Советский спорт» за 10 и 11 января), наталкивает на серьезные размышления. «Дело Меньшова», не попавшего на Евро-2013, лишь верхушка айсберга. Нас, похоже, ждет новая война между тренерами чемпионов Мишиным и Тарасовой? ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ Недавно прошел исполком Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР), созванный по повелению министра спорта Виталия Мутко. Олег Нилов (на фото), депутат и президент федерации фигурного катания Санкт-Петербурга, был единственным членом бюро, проголосовавшим против включения в сборную Максима Ковтуна, занявшего на чемпионате России в Сочи пятое место, взамен бронзового призера Константина Меньшова. Главное, о чем говорили в предолимпийский год в федерации за закрытыми дверями, проскальзывает в рассказе Олега Нилова намеками. Но намеки достаточно прозрачны. – Олег Анатольевич, вы специально приехали из Питера в Москву на один день, чтобы поучаствовать в заседании исполкома по поводу состава сборной России на чемпионате Европы в Загребе. Но не добились того, чего желали. – С одной стороны, да, я считал, что Константин Меньшов должен был попасть в состав сборной. На чемпионате России он катался лучше Максима Ковтуна. А раз мы называем первенство страны отборочным турниром – надо отвечать за свои слова… С другой – это заседание вылилось в столь откровенный разговор, какого прежде не бывало. И я очень рад, что на исполкоме присутствовал замминистра спорта Юрий Нагорных. Он услышал то, что мне хотелось донести в том числе и до сведения Минспорта. – Что вам хотелось донести? – Принципы отбора в сборную должны быть более четкими. Туда попадают лишь призеры чемпионата России. Не смог стать призером? Извини… Ситуация, при которой третьего кандидата определяет тренерский совет, привела пусть не к бунту со стороны фигуристов, но к чему-то в этом роде. Но мое предложение не приняли. Мне стали объяснять: «Вот, а если нам очень нужно…». И стали приводить примеры, когда было «очень нужно». Я предложил другой вариант. Взять пример с Европарламента. Даже если самая маленькая страна против, ее убеждают, доказывают ей правильность решения. Если она не соглашается – решение не принимается. А ведь на тренерском совете не «маленькая страна», а самые заслуженные тренеры в одиночном катании – Кудрявцев, Мишин, Морозов высказались за Меньшова! И их мнение проигнорировали! – И как отнеслись к вашей идее взять пример с Европарламента? – Она не встретила энтузиазма. «С какой стати мы должны кого-то уговаривать?». Я говорил еще и о том, что нужно Косте Меньшову дать возможность выступить хотя бы на командном чемпионате мира. Глава ФФККР Горшков ответил: «Это право надо завоевать!» Но разве Ковтун завоевал право выступить на чемпионате Европы? Ну ладно – как завоевать? Хорошо откататься в финале Кубка России в Твери. «Мы можем документально зафиксировать, что, если Меньшов выиграет Кубок России, он поедет на командный чемпионат мира?» – поинтересовался я. Нет, оказалось, что не можем… – К чему пришли в итоге? – В предолимпийский год мы должны не разжигать страсти, а подобно ледоуборочной машине, заравнивать любые трещины на нашем льду. Потому что трещина, вылившаяся в конфликт вокруг Кости Меньшова, им не заканчивается. Она ведет к Евгению Плющенко… Я сказал об этом намеком, но я видел, что все поняли, что я имею в виду. Это вопрос государственной важности – с Плющенко мы связываем надежду на медаль на домашней Олимпиаде. Нельзя допускать интриг по отношению к нему. Мы должны его беречь, создать ему благоприятную атмосферу, чтобы его ничто не отвлекало от подготовки к Олимпиаде. Буду говорить об этом и с Виталием Мутко. Есть каналы для выхода и на более высокие инстанции. – Что вы имеете в виду? Как связаны Плющенко и скандал с Меньшовым? – Когда-то между Татьяной Тарасовой и Алексеем Мишиным уже разразилась война. Перед и во время Олимпиады-2002, где столкнулись Ягудин и Плющенко. И сейчас мы должны сделать все, чтобы не допустить нового столкновения двух великих тренеров в нашем фигурном катании. – Ходят слухи о том, что из Максима Ковтуна, которого тренирует Татьяна Тарасова, любыми способами пытаются вылепить замену Плющенко с прицелом на Игры в Сочи. – Я слышал такие разговоры. Это пока только слухи, но сам факт их возникновения очень настораживает. Не бывает дыма без огня. А суть-то в том, что мы получим на выходе в результате игры амбиций. Если Ковтун выиграет медаль в Сочи, я, как полагается у нас, у политиков, соглашусь съесть кончик галстука. ОФИЦИАЛЬНО ГЕНДИРЕКТОР ФФККР ВАЛЕНТИН ПИСЕЕВ: «НЕ ДЕМОНИЗИРУЙТЕ ТАРАСОВУ!» Валентин Писеев считает, что слухи о «войне» сильно преувеличены, а «замена Плющенко на Ковтуна – абсурд, от которого впору лишиться дара речи»: – Когда Нилов заговорил об этом на исполкоме, все молчали. И не потому, что возразить было нечего, – люди от изумления потеряли дар речи и не нашлись, что сказать! Я понимаю, депутатам Госдумы в силу должности полагается о чем-то размышлять. Но, такое впечатление, господин Нилов думает не о тех вещах. Как ему подобное могло прийти в голову? С одной стороны – здесь олимпийский чемпион, прославленный фигурист, достояние нации. С другой – Максим Ковтун, человек, только начинающий свою карьеру. Да, талантливый, да, подающий надежды. Но мало ли у нас было талантливых и подающих надежды, которые так ни к чему и не пришли? Не надо демонизировать Тарасову. Татьяна Анатольевна очень рада, что ее ученик попал на чемпионат Европы. Но она же консультант сборной и к Евгению Плющенко относится даже не с уважением, а больше – с восхищением. Женя и сам говорил о своих очень теплых отношениях с Тарасовой в интервью вашей газете перед своим юбилеем. Зачем бы он стал говорить неправду? Его же никто не заставлял! В Сочи мы все будем болеть за Плющенко. Прежде всего – за него! СЛОВО МИНИСТРУ ВИТАЛИЙ МУТКО: «НАСТОЯЩАЯ УГРОЗА КРОЕТСЯ В ДРУГОМ» Министр спорта Виталий Мутко тоже не верит в то, что Евгению Плющенко может что-то всерьез угрожать: – Послушайте, мы все-таки говорим о мужском одиночном катании, а не о танцах на льду! Тут либо ты прыгаешь два четверных, либо не прыгаешь их. Предполагать, будто есть некие силы, которые хотят заменить на Олимпиаде в Сочи Евгения Плющенко на Максима Ковтуна, – просто непрофессионально. Угроза, если на то пошло, заключается в другом. Кто на чемпионате мира в Канаде сможет занять место не ниже десятого? Ведь иначе в Сочи Россию представит всего один фигурист! Решение исполкома по поводу Максима Ковтуна… Оно соответствует критериям отбора. И ФФККР действовала в рамках своих полномочий. Другое дело, что само решение было проведено немного коряво. Нужно было его обстоятельно объяснить, встретиться со сборной, а этого не сделали. Возможно, критерии отбора надо изменить. Но сейчас, в предолимпийский год, сложно давить на людей, когда на них – такая ответственность… ВОПРОС РЕБРОМ ТРЕНЕР ПЛЮЩЕНКО АЛЕКСЕЙ МИШИН: В СОЧИ – БЕЗ НЕДОСТОЙНЫХ ПРИЕМОВ! – Алексей Николаевич, возможна ли новая война между вами и Татьяной Тарасовой? – Перед чемпионатом России в Сочи ко мне приехала съемочная группа с канала «НТВ–Плюс», на котором работает Татьяна Анатольевна. Все вопросы интервью были формальными, кроме одного: «Как вы относитесь к новому противостоянию с Тарасовой?». Я ответил: «Я пока вижу скорее консолидацию, чем конфронтацию». Максим Ковтун три года ездил ко мне в «Юбилейный» на стажировку вместе со своим тренером Мариной Войцеховской. И мы с женой Татьяной учили его основам техники прыжков. Потом Николай Морозов его подобрал и очеловечил. Теперь Максим оказался в руках Тарасовой. И очень хорошо. Сила нашей команды – в объединении усилий! Если мы начнем себя разрывать изнутри, нас легко разорвут снаружи. Так что новая конфронтация с применением недостойных приемов, как это было в Солт-Лейк-Сити, нам не нужна. http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/581424

Gela: Что то Нилов какую то муть несет... Как бы я не относилась к Писееву, Мутко и Мишину - но они очень достойно ответили...

Тuтsi: и вправду достали,чес слово,при том что мне Костины проги больше нравятся и я хотела бы что бы он поехал,считаю что все таки ничего не нарушено и третье место себе ничего не гарантирует,у Жулина была такая ситуация с Лериками и что то никто такой байды не разводил,с Мишиным согласна сейчас эта грызня перед Олимпиадой совсем не нужна,которую развел Рукавицн и Ко,да и Костик что то за семь лет безрыбья в мужском ФК ососбо не блеснул...

piparkoogid: Горшков: хотим исключить возможность ошибки Александр Горшков – о Ковтуне и Меньшове Зачем отправлять Ковтуна в Загреб и как будет выбран участник чемпионата мира – в интервью с президентом ФФККР Александром Горшковым. 10 января федерация фигурного катания России окончательно закрыла вопрос с составом участников на чемпионат Европы — 2013. По сути всё обсуждение сводилось к тому, кто же должен получить возможность выступить на турнире третьим номером: Константин Меньшов или Максим Ковтун. В итоге решение, принятое по итогам национального первенства, осталось неизменным – в Загреб поедет Ковтун. Прокомментировать позицию федерации, а также рассказать о том, как будет решаться вопрос по кандидатам на участие в чемпионате мира, корреспондент "Чемпионат.com" попросил президента ФФККР Александра Горшкова. — Первоначальное решение принимал исполком федерации. Для повторного рассмотрения мы собрали бюро исполкома, поскольку созвать заново всех представителей в полном составе не было возможности. И в ходе повторного исследования вопроса бюро не нашло никаких оснований для изменения решения. — Между тем в поддержку Константина Меньшова выступила практически вся сборная. Как оцените их действия? — Такое у нас случилось впервые. Сейчас модно всё обсуждать в Интернете, но дело в том, что за результат на Олимпийских играх несёт ответственность федерация: её исполком и президент. Я, как президент и главный тренер сборной, несу персональную ответственность. Сама ситуация, как вы знаете, возникла после крайне неудачного выступления Артура Гачинского на чемпионате мира прошлого года. Ведь после его великолепного старта на континентальном первенстве мы надеялись, что у нас появился ещё один конкурентоспособный, интересный фигурист. Я ни в коей мере не умаляю достоинств Сергея. Напротив, я очень люблю этого фигуриста. Решение послать Максима продиктовано лишь тем, что у нас не будет другой возможности посмотреть его на серьёзных соревнованиях. Нам необходимо точно определить того спортсмена, который сможет на чемпионате мира — 2013 завоевать два места для страны в Сочи. Видели в его лице серьёзную помощь Жене Плющенко. Но в итоге 18-е место Артура оставило нам лишь одну путёвку на грядущий чемпионат мира. С другой стороны, в женском одиночном катании всё было решено в полном соответствии со спортивными принципами. Хотя мы прекрасно понимаем, что Николь Госвияни – дебютантка, и многого от неё не ждём. Ведь никто не стал говорить: "Давайте отправим Алёну Леонову, потому что она серебряный призёр чемпионата мира прошлого года". Здесь у нас совершенная иная ситуация. Мы могли позволить себе руководствоваться исключительно спортивными принципами, потому что в канадском Лондоне в женском одиночном катании нас будут представлять три участницы. А значит, шансов завоевать необходимое количество олимпийских путёвок гораздо больше. — Но почему весь разговор о завоевании этих путёвок у мужчин сводится исключительно к Ковтуну? У нас ведь есть Сергей Воронов, который стал вторым на чемпионате России. — Я ни в коей мере не умаляю достоинств Сергея. Напротив, я очень люблю этого фигуриста. Решение послать Максима продиктовано лишь тем, что у нас не будет другой возможности посмотреть его на серьёзных соревнованиях. Нам необходимо точно определить того спортсмена, который сможет на чемпионате мира — 2013 завоевать два места для страны в Сочи. Сделать это непросто, поскольку мы знаем, что Женя принял решение не участвовать в этом турнире. — Это решение окончательное? — На 99,9% — да. На Олимпиаде в Сочи будут проходить соревнования не только в личных видах, но и в команде, которые будут проводиться первыми. И если у нас будет всего один спортсмен – Женя, представляете, какая нагрузка ляжет на его плечи? Для того чтобы ему помочь, необходимы две путёвки, завоевать которые можно только на чемпионате мира в Канаде. Спортсмены, не справившиеся со своими заданиями на этом турнире, будут выступать в середине февраля на финале Кубка России, куда приедут также и Меньшов, и Гачинский. И уже после этого будет принято решение по кандидатуре участника чемпионата мира. Это необходимо, чтобы по максимуму исключить возможность ошибки. Поэтому прежде чем принять окончательное решение, мы должны посмотреть и оценить все результаты, кто как выступит на чемпионате Европы. При этом спортсмены, не справившиеся со своими заданиями на этом турнире, будут выступать в середине февраля на финале Кубка России, куда приедут также и Меньшов, и Гачинский. И уже после этого будет принято решение по кандидатуре участника чемпионата мира. Это необходимо, чтобы по максимуму исключить возможность ошибки и решить ту проблему, о которой я говорил. — То есть это не будет заочное сравнение. В финале Кубка России могут выступить все четыре претендента: Воронов, Ковтун, Меньшов и Гачинский? — Да. И Костя прекрасно об этом знает, я ему об этом говорил. — Значит, если у Сергея и Максима на чемпионате Европы что-то не заладится, в Лондон поедет победитель финала Кубка России? — Не совсем так. Нельзя напрямую сравнивать результаты чемпионата Европы и Кубка России. Но на их основании мы вернёмся к рассмотрению вопросу по каждому из спортсменов. — А есть какие-то конкретные критерии оценки, как, например, правила отбора на чемпионат Европы? — Сравнивать баллы того и другого турнира мы не будем. На мировое первенство поедет тот, кто покажет лучшее катание, кто будет лучше готов на тот момент. Повторюсь, в этой ситуации права на ошибку у нас нет. Результаты сначала будет рассматривать тренерский совет, а утверждать – исполком федерации. — С какими задачами должен справиться Максим Ковтун. В каком случае его выступление в Загребе можно будет признать успешным? — Сейчас я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Думаю, что успехом можно будет считать хорошее уверенное катание. Можно будет сказать, что он справился, если продемонстрирует всё, на что способен. Источник: "Чемпионат.com" http://www.championat.com/other/article-149349-aleksandr-gorshkov--o-kovtune-i-menshove.html

Тuтsi: http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/6216 Саша Жулин наконец дал интервью)))

Murzya: Тuтsi пишет: http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/6216 Настрой хороший на турнир Дай Бог всё сложится. Чистых прокатов и УДАЧИ в Загребе)

Gela: Татьяна Тарасова: Я не люблю слово «интриги» Легендарный консультант нашей сборной Татьяна Тарасова в эксклюзивном интервью «Советскому спорту» комментирует недавние скандалы в российском фигурном катании и рассуждает о том, что ей хотелось бы увидеть на чемпионате мира в Загребе, который стартует в среду. Инесса РАССКАЗОВА. - Татьяна Анатольевна, как бы вы сформулировали: в чем главная интрига Загреба? - Я очень не люблю это слово – «интрига»… - Главный вопрос. - В Загреб приехал Женя Плющенко. Для нас это один из главных вопросов. Причем, не столько само его участие - его форма, состояние, и, надеемся, конечно, что его победа. Мы все в него верим, мы видим, как он преодолевает себя, каким он был на последнем чемпионате России, и как спустя много лет его тело и мозг вспомнили то, что знали раньше. Только бы он был здоров, и тогда все, что нужно, Плющенко сделает. Для Жени это очень большое испытание, и мне очень хотелось бы, чтобы проделанная им воистину каторжная работа пошла ему в плюс. Чтобы этот этап для него закончился, и начался новый. - Должен ли Плющенко изменить свои планы, поддаться нарастающему с каждым днем давлению, и ехать на чемпионат мира, с тем, чтобы заработать побольше олимпийских лицензий на домашнюю Олимпиаду? На него давят уже очень сильно. - Я считаю, такое решение может и должны принимать только два человека. Сам Женя и его тренер Алексей Николаевич Мишин. Как Мишин и Плющенко решат, так и будет. - Чего вы ждете от Максима Ковтуна, чье включение в состав сборной вместо бронзового призера чемпионата России Константина Меньшова наделало очень много шума? - Жду, что Максим покажет все, что он умеет. - Он будет прыгать четверные тулуп и сальхов? - Обязательно. Максим будет прыгать два четверных, а какие именно - мы решим на старте. Помимо всего прочего, я бы очень хотела, чтобы вы написали, что его тренером являюсь в первую очередь не я, а Елена Буянова. А то какая-то странная все время идет переписка, будто бы его тренер – Тарасова. Заявляю категорично: Елена Буянова. Да, я тоже тренер Максима, но я второй тренер. Я прошу этого не путать. Не надо нас ссорить. Понимаете, а то так мимоходом как бы «не замечают» работы ведущего тренера. Не надо «не замечать». Я с удовольствием тренирую Максима. Тоже. И очень в него верю. И не собираюсь прислушиваться к мнению некоторых других тренеров на его счет. - Кто-то уже заранее упоминает о медали применительно Ковтуну. Не слишком ли это поспешно? - Если Максим все сделает… Понимаете, мальчику вообще-то 17 лет, однако почему-то ни в одной из статей, которые вышли в последнее время в большом количестве не упоминается, что ему 17 лет. А другому претенденту на это же место в сборной (Константину Меньшову – прим. Ред.) – 29. Что же об этом никто не написал? Долго будет продолжаться вранье? - Генеральный директор федерации Валентин Писеев повторял это, и не раз, в своих интервью. - Один Писеев! Кстати, то, что делает Ковтун в 17 лет, делали когда-то только Плющенко и Ягудин. Но Максим это делает не хуже. А ответственность на него теперь легла колоссальная. - Пара Волосожар/Траньков снова встретится с немцами Савченко/Шолковы, у которых им пока ни разу не удалось выиграть. Временами их разделяют доли баллов, но все-таки разделяют. - Да, в этом году у нас пока не было возможности увидеть Таню и Максима на одном льду с многократными чемпионами мира Савченко/Шолковы. Поэтому нам предстоит в Загребе очень большое удовольствие. Таня Волосожар постоянно показывает, насколько она прекрасная «парница». Надо сказать, что и Алена Савченко находится в очень хорошей форме. Катаясь уже так долго и имея все регалии, о каких только можно мечтать, Алена, тем не менее, учит выброс в 3,5 оборота. Я была на их тренировке с Робином и сама это видела. - Приходилось слышать отзывы, что программы Савченко и Шолковы сейчас не слишком выразительны. Вы согласны с таким мнением? - Я раньше времени никогда не делаю подобных выводов. И не буду перед выступлением говорить, кто мне больше нравится. Это бестактно. Я просто очень верю в Таню Волосожар, но так получилось, на ее пути встретилась другая выдающаяся парница, Савченко, которая, как и Женя Плющенко, идет своим, особенным путем. - Вы делаете акцент на партнерш в этих двух парах, означает ли это, что вы считаете: именно они играют ведущую роль? - От партнерши действительно многое зависит. Психологическое противостояние будет очень сильным: кто вытянет, кто не испугается. У Тани и Максима в этом сезоне обе программы интересные, им нужно их «выкатать». Они включили шесть сложных элементов во вторую часть произвольной программы, и они нам уже показали на чемпионате России как это делается. это оправданный риск, сейчас каждый пытается пробовать то, что будет показывать потом на Олимпийских играх, проверять в этом смысле себя: справляешься ты с этим, или нет. К таким тяжелым правилам, которые существуют в парном катании вообще-то нужно готовиться с детства. А Тане и Максиму они достались в зрелом возрасте. Волосожар и Траньков вынуждены рисковать, но вы учтите, они все-таки не молодежь, которой такие вещи даются гораздо легче. Но тем ценнее их риск. - Жулин еще до того, как выяснилось, что Пешала/Бурза снимаются, достаточно уверенно говорил: Боброва и Соловьев готовы бороться за титул чемпионов Европы. При этом Жулин относится к тем тренерам, которые всегда и полностью отвечают за свои слова. А вам в принципе нравится, как работает Жулин, к которому Боброва с Соловьевым перешли прошлым летом? И действительно ли они созрели для того, чтобы наконец-то стать чемпионами Европы? - Мне всегда нравится работа Жулина. Его творчество, и особенно - его сегодняшняя заинтересованность. Я согласна: когда Саша говорит что-либо – он знает, что говорит. Если брать предыдущие турниры, на которые всегда опираешься, естественно - до сих пор Катя и Дима не боролись с французами. Слова Жулина для меня означают, что, видимо, за этот месяц он довел состояние своей танцевальной пары до того уровня, который позволяет замахнуться на победу. Тем более, французы не выступают… Но итальянцев Капелини/Ланотте тоже не стоит сбрасывать со счетов. - А если бы французы не снялись, судьи, как мне кажется, вряд ли позволили бы кому-нибудь их обыграть. В танцах приходится годами стоять в очереди. Когда-нибудь эти консервативные настроения сдадут позиции? - Я бы не сказала, что тут только очередь… К примеру говоря, я вообще не поклонница французской пары. Но не отмечать их творческое горение каждый год, новые элементы, постоянно появляющиеся в их программах, стабильность исполнения, я, как профессиональный человек, не могу. Я обязана отмечать то, что я вижу. Но скольжение наших пар – и Бобровой/Соловьева, и Ильиных/Кацалапова намного лучше, чем у Пешала/Бурза. Впрочем, танцы – это ведь не только скольжение. Это элементы, их сложность, их новизна. Музыка. Совпадение с музыкой. Выражение ее. Создание художественного образа с использованием танцевальных элементов. Все это у обеих наших пар тоже присутствует. Мне, например, очень понравилось, как выглядели Лена Ильиных и Никита Кацалапов на чемпионате России. Они прогрессируют, и я не могу этого не заметить. - После чемпионата мира в Ницце вы не удержались от критики: «Ильиных потерялась и еле ходит. Она потеряла конек и себя». - Да, я говорила, что она «ходит». Но, может быть, она «ходила» еще и от нервов. Сейчас конек у Ильиных есть, и программа сделана именно под катание. Я думаю, они могут намного больше, чем они делают, Лена с Никитой очень способные люди. На сегодняшний день они исполняют свою программу довольно чисто. - «Когда же Ильиных и Кацалапов раскроются полностью?» - этот мотив звучит давно и никак не потеряет своей актуальности. - Когда на юниорском чемпионате мира они катали «Список Шиндлена» я по первому звуку этой программы начинала плакать, а у меня слезу выбить именно катанием очень непросто. У них все есть, это нужно развивать. Они в состоянии делать более сложные вещи. - Чемпионки Европы в женском одиночном катании у нас не было со времен Слуцкой. Она может получиться из Туктамышевой или Сотниковой уже в Загребе? У обеих девочек, создается впечатление, еще продолжается переходный период. Лизу мучают травмы, Алелину подводят нервы - Не только у Лизы, но и у Аделины есть травмы. Переходный период у девочек не закончился, но они уже подошли к тому состоянию, когда они способны с собой справляться. Я постоянно вижу Аделину на тренировках, она выглядит уверенной, сильной и во всех отношениях очень хорошей. - На тренировках – да. А во время выступлений у Аделины периодически происходят срывы. - Да, бывают срывы… Мы знаем. Это и есть перестройка, которая неизбежна при переходном возрасте. На чемпионате России Аделина пусть не все идеально сделала, но все-таки показала хорошее катание и справилась процентов на 70 с тем, что она должна была сделать. Мне это приятно подчеркнуть. Лиза и Аделина способные и талантливые девочки, но их взросление – непростая тема, она не может исчерпать себя за полгода. Нужно два года, как минимум. В принципе никто из девочек в их возрасте ровных результатов в мировом фигурном катании не показывает. - Баюл стала олимпийской чемпионкой. Примерно в этом возрасте. - И этим все закончилось. Поэтому ставить перед Елизаветой Туктамышевой или Аделиной Сотниковой задачу выиграть чемпионат Европы прямо сейчас мы не можем, поскольку такие задачи никогда никем не выполнялись. Слуцкая далеко не сразу превратилась в семикратную чемпионку Европы, побившую рекордКатарины Витт и Сони Хени. Ира в свое время немало поездила на спине, падала по пять раз в одной программе. Падала и валялась. Вспомним и Машу Бутырскую. Чемпионкой мира она стала только в 26 лет. А до этого, случалось, не попадала и в «24». Так что у нас, извините меня, не грибы, которые сегодня сажаешь, а завтра они уже и выскакивают… Тем не менее, в Загреб никто из нашей команды не поехал «просто выступать». У каждого есть шанс. http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/582749

piparkoogid: Алексей Урманов: "Сегодня Максим Ковтун - единственный одиночник, заслуживающий поездки на ЧМ" Алексей Урманов, олимпийский чемпион Лиллехаммера по фигурному катанию и наставник Николь Госвияни, дебютировавшей на чемпионатах Европы в Загребе, подвел корреспонденту fcp-press.ru итоги выступления молодых россиян на этом турнире, рассказал о дальнейших задачах его подопечной на концовку сезона и о том, кого из мужчин-одиночников он видит достойным поездки на чемпионат мира в Канаде. - Алексей, вы уже разбирали выступление Николь Госвияни на чемпионате Европы? - Только в общих чертах. Сейчас мы взяли небольшую паузу на отдых - благо появилась такая возможность. Ведь конец декабря и весь январь были у фигуристки достаточно напряженными. Уже завтра мы возобновляем тренировки. Тогда и проведем более конкретный анализ выступления на европейском первенстве. - Перед вашей подопечной стоит задача попадания на чемпионат мира? - Скажу так: я бы очень хотел, чтобы Николь приняла участие в чемпионате мира. - Готова ли спортсменка выступать на столь серьезном уровне? - Считаю, что да. Нам нужно двигаться вперед и выступать на серьезных турнирах. Чтобы не получалось так, что у нас вдруг на чемпионат Европы едет девчонка, для которой эти соревнования - лишь пятый международный турнир в карьере. - Нужно ли Николь для выступления на мировом чемпионате получать технический минимум по обеим программам? - Нет. В произвольной программе свой технический минимум спортсменка набрала на чемпионате Европы. А технический минимум в коротком выступлении Николь получила еще раньше, на турнире в Польше. - Вы планируете участвовать в финале Кубка России? - Этот вопрос мы обсудим с Федерацией фигурного катания России в ближайшие дни. - Можно ли говорить о том, что Николь Госвияни повзрослела, выступив таком серьезном турнире, как чемпионат Европы? - Это случилось раньше, еще перед континентальным первенством. У нее появился серьезный, профессиональный подход к работе. Именно эти изменения в работе фигуристки и позволили ей хорошо выступить на ЧЕ. - Что скажете о выступлении другого дебютанта соревнований – Максима Ковтуна? - Мне очень понравилось выступления Максима. Считаю, что его дебют на чемпионате Европы получился более чем достойным, особенно - в произвольной программе. Уже сегодня он прыгает два четверных прыжка. И это, наверное, не предел его возможностей. Поэтому, думаю, что все у него идет по плану. - Кто, на ваш взгляд, из мужчин-одиночников должен поехать на чемпионат мира? - На сегодняшний день Максим Ковтун - единственный человек, заслуживающий этой поездки. - Как обстоят дела у другого вашего воспитанника - Жана Буша? - На днях Жан стал победителем открытого чемпионата Санкт-Петербурга и теперь готовится к финалу Кубка России. Он старается, катается. На чемпионате города он выполнял два прыжка в четыре оборота в произвольной программе. Первый исполнил чисто, второй - с ошибкой. Сейчас финал Кубка России – это ответственный старт для спортсмена, на котором он может реабилитироваться за неудачу на чемпионате России. - Это будет его главной задачей на оставшуюся часть сезона? - Думаю, да. Не забывайте, что финал Кубка является серьезной проверкой для спортсменов. Порой на этом турнире решается судьба третьей путевки на чемпионат мира, а иногда - и второй. По итогам этого старта проходит формирование молодежной сборной России. Поэтому для ребят финал Кубка России – очень ответственное соревнование. http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/6348

piparkoogid: "Исполнение индивидуальных прыжков у пары Кавагути/Смирнов вызывает у меня особое беспокойство" В минувшие выходные в Загребе завершился чемпионат Европы по фигурному катанию. Российские спортсмены одержали победу в общекомандном зачете, завоевав пять медалей (2 золота, 2 серебра и 1 бронза). Свою оценку выступлению отечественных фигуристов на европейском форуме дал в интервью корреспонденту ФЦП-Пресс генеральный директор Федерации фигурного катания России (ФФКР) Валентин Писеев, который также рассказал о о том, на что можно рассчитывать отечественным фигуристам на мартовском чемпионате мира, который пройдет в Канаде. "Я бы дал довольно-таки высокую положительную оценку выступлению российских спортсменов на чемпионате Европы по фигурному катанию, заяви Валентин Писеев. - Думаю, что и зрители, и общественность, и представители СМИ будут со мной солидарны. Ведь пять завоеванных медалей, две из которых - золотого достоинства, являются большим и серьезным достижением. Самое главное, что эти результаты были достигнуты именно благодаря хорошим прокатам фигуристов". Про спортивные пары "Прежде всего, я бы отметил победу Татьяны Волосожар и Максима Транькова, которые опередили чемпионов мира Алену Савченко и Робина Шолковы в турнире спортивных пар, сказал генеральный секретарь ФФКР. - При этом россияне блестяще исполнили короткую программу. Думаю, что победа над действующими чемпионами мира, да и с таким серьезным отрыво,м придаст Татьяне и Максиму уверенности, что можно побеждать немецкий дуэт не только на ЧЕ, но и на чемпионате мира. К сожалению, пары Юко Кавагути/ Александр Смирнов и Ксения Столбова/ Федор Климов выступили значительно ниже своего уровня. Не припомню, чтобы эти спортсмены так неудовлетворительно катались. Ну нельзя проигрывать дуэтам из Франции и Италии, которым на моей памяти, никогда не опережали российских спортсменов. Нельзя допускать столько падений на ответственных соревнованиях. Мне кажется, что тренеры и спортсмены должны сделать серьезные выводы, если они хотят принимать участие в чемпионате мира и тем более в Олимпийских играх. Касательно пары Столбова Климов, не исключаю тренерских просчетов, которые были налицо. Исполнение индивидуальных прыжков у пары Кавагути/Смирнов вызывает у меня особое беспокойство. В последнее время именно Александр не может чисто исполнять прыжковую часть программ. Да, у него были травмы, но они бывают у всех. Как-то мы летели в самолете с какого-то турнира, и я спросил у Саши, что с ним происходит, почему у него не получаются двойной аксель и тройной тулуп - элементы, которые прыгают дети в десятилетнем возрасте. Он сам не смог найти ответа на мой вопрос. Не знаю, мне трудно советовать в этой ситуации. Но мне кажется, что если хочешь стабильно прыгать тройной тулуп, тренируй тройной сальхов, тренируй тройной ритбергер. Пускай, ты не будешь исполнять их на соревнованиях, но это придаст тебе уверенности при выполнении элементарного тройного тулупа. Исполнение более сложных элементов на тренировке позволит с легкостью исполнять на соревнованиях менее трудные прыжки. Повторюсь, что это мое мнение, но я уверен, что так должно быть. Женское одиночное катание Украшением женских соревнований стала дуэль Аделины Сотниковой и Елизаветы Туктамышевой. Первая блестяще себя показала в коротком прокате, а вторая в произвольном. Это привело наших спортсменок к заслуженным наградам. Многоопытная Каролина Костнер, ставшая в загребе первой, ни в короткой, ни в произвольной программах не была лучшей. Тем не менее, по сумме баллов она смогла стать чемпионкой Европы. Но если бы итальянке поставили меньше баллов за компоненты, или если бы Сотникова смогла исполнить двойной флип вместо одинарного, то именно Аделина надела бы на себя корону европейской королевы. Но это не самое главное. Самым важным является тот факт, что российские дебютантки чемпионата Европы смогли зарекомендовать себя с лучшей стороны. На мой взгляд, в целом очень высокий уровень выступлений и жесткая конкуренция между нашими спортсменками дадут положительный результат в будущем. Николь Госвияни также приятно удивила. Это очень хорошая фигуристка, которая произвела на всех потрясающее впечатление. Даже западные специалисты интересовались у меня, откуда мы взяли такую музыкальную, хореографичную, обладающую столь необычным катанием и скольжением спортсменку. О Николь было очень много хороших отзывов, о ней говорили практически все. Жаль, что она пока еще мало известна мировой публике и специалистам. В любом случае, мы правильно сделали, что включили ее в состав команды на чемпионат Европы. Отправится ли спортсменка на мировое первенство, говорить пока трудно, потому что фигуристка еще не получила технический минимум для выступления в Канаде. Танцевальные пары Главный интерес для зрителей чемпионата представляла борьба, которую показали российские дуэты. Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев выиграли короткий танец. Елена Ильиных и Никита Кацалапов стали лучшими в произвольном выступлении, а в итоге разрыв в оценках между двумя российскими парами составил 0,11 балла в пользу первых. Это серьезное соперничество, наверняка, позволит обеим парам сделать выводы, где им нужно добавить и прибавить. Я думаю, что оба российских дуэта подойдут к чемпионату мира в наилучшей спортивной форме. Стоит признать, что на сегодняшний день ребятам будет трудно бороться с канадцами Тессой Вирчу и Скоттом Мойером, а также с Мэрил Дэвис и Чарли Уайтом из США. Поэтому главной задачей для одной из отечественных пар будет опередить французов Натали Пешала/Фабьян Бурза, если они будут выступать. Достижение этой цели для российских фигуристов более чем реально. Мужчины Здесь главный фурор на российских любителей фигурного катания произвел дебютант соревнований Максим Ковтун. Сколько было споров и пересудов по поводу решения федерации о поездке на европейский чемпионат именно этого... Теперь всем понятно, что исполком в декабре принял верное решение в отношении Максима, который отлично себя зарекомендовал в Загребе, особенно в произвольной программе, которую он завершил на четвертой позиции. Его произвольный прокат соответствует уровню сильнейших фигуристов Европы, а итоговое пятое место на чемпионате континента говорит о высоком потенциале спортсмена, который исполнил два четверных прыжка, а один из них был в каскаде с тройным. Это определенный уровень, другое дело, что Максим еще молод и ему обязательно нужно прибавлять в компонентах. По поводу его выступления на мировом чемпионате, могу сказать, что у этого парня большие шансы войти в состав российской команды Пятое место Максима Ковтуна, а также седьмая позиция Сергея Воронова дали нам возможность в предолимпийском сезоне выставить трех спортсменов на ЧЕ-2014, что также является важным итогом загребского турнира. Про чемпионат мира Чемпионат мира сравнивать с первенством Старого Света нельзя. В марте в Канаде соберутся сильнейшие спортсмены планеты, которые через год будут бороться за самые высокие места на сочинской Олимпиаде. Я имею в виду фигуристов из Японии, Канады и США. За океаном борьба будет намного острее и напряженнее. Поэтому для того, чтобы в нее включиться, нам необходимо добавлять. А у наших спортсменов есть все, чтобы показать себя там с самой лучшей стороны. В Канаде нам придется непросто. Во-первых, это связано с большой разницей во времени между нашими странами, во-вторых, с сумасшедшей поддержкой своих любимцев канадскими болельщиками. Возможно, я утрирую, но даже если местные фигуристы падают 2-3 раза за прокат, то канадская публика, в любом случае, будет приветствовать своих кумиров оглушительными овациями стоя. Что оказывает определенное давление и на судей соревнований, в том числе. Поэтому выступать в стране Кленового листа российским фигуристам будет крайне сложно, но, надеюсь, у них это получится достойно. Добавлю, что Федерация фигурного катания России определит состав команды на чемпионат мира только после финала Кубка России, который пройдет в Твери с 16 по 19 февраля". http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/6339

piparkoogid: Татьяна Тарасова: "Идиоты никогда не становятся большими чемпионами" СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Выступление на недавнем чемпионате Европы Максима Ковтуна, с которым несколько месяцев назад начали работать Татьяна Тарасова и Елена Буянова, произвело сильный эффект: дебютант взрослых соревнований занял пятое место, блестяще исполнив произвольную программу с двумя четверными прыжками. - Это редкость, чтобы спортсмен, выступая в таких условиях, сделал больше, чем был способен, - сказала по этому поводу Тарасова. - Я, честно говоря, ждала от Ковтуна хорошего исполнения прежде всего короткой программы. Максим же до такой степени выложился в каскаде "4+3", что не заметил, как дошел до тройного акселя - прыжка, который стабильно выполняет в любом состоянии. И не прыгнул. Меня это очень расстроило. Я ведь прекрасно понимала, что никаких "подарков" Ковтуну никто на этих соревнованиях делать не будет. - Тот факт, что вашего спортсмена в 17 лет послали на чемпионат Европы, вы подарком не считаете? - Считаю это правильным решением - независимо от того, мой это ученик или нет. Но могу признаться, что более сложных соревнований в моей жизни не случалось. Раньше мне приходилось самой постоянно идти напролом, преодолевать все преграды. И вопрос: "Получится или не получится?" - был моим личным вопросом. Здесь же вышло так, что нам пошли навстречу. Это сразу наложило на нас с Леной Буяновой и на самого Максима колоссальную ответственность. Именно поэтому я очень благодарна Ковтуну за то, что он справился. - Почему для вас с Буяновой было так важно, чтобы Ковтун поехал на этот чемпионат Европы? - Я абсолютно уверена: когда спортсмен движется вперед, постоянно набирая какие-то новые качества, этот путь нельзя прерывать. Максим "набирал" каждый день. Он с первой же попытки, например, прыгнул на тренировке сальхов в четыре оборота. А главное - научился трудиться как профессионал. И получать от этого труда удовольствие. Пусть он занял пятое место на чемпионате России в Сочи, но даже на тренировках все видели, что он прогрессирует день ото дня. Поэтому мне и не хотелось останавливать этот процесс. Мне понравилось, как в Загребе Максим смотрел на соперников. Он смотрел на них, не отрывая глаз. А потом сказал мне: "Никто не отдает ни одного элемента. Это совсем не юношеский спорт...". - Чем вам приглянулся Ковтун, когда в августе вы принимали решение взять на себя ответственность за его судьбу? - Он мне действительно понравился. Глазами, улыбкой. К тому же я еще год назад видела, что он не без способностей. Даже сказала ему, когда он был на сборах в Америке: "Ты, брат, мало работаешь..." Максим умный, у него "быстрые" мозги. И совершенно замечательное умение фильтровать информацию: не "слышать" того, что слышать не нужно. Типичный одиночник, я бы сказала. - А чем отличаются одиночники от тех, кто катается в парах или танцах? - Они все - эгоисты. Очень правильно для одиночника - быть эгоистом. - Это не приводит к зазнайству? - Зазнаваться в спорте могут только идиоты. Но идиоты никогда не становятся большими чемпионами. * * * - В самом конце 2005 года, отказываясь от работы с Шизукой Аракавой, вы сказали: "У меня закончилось терпение". Не боитесь, что на Ковтуна вашего терпения тоже может не хватить? - Я же работаю с Максимом не в одиночку. С ним много работает Лена, наш хореограф Ирина Тагаева, тренер по ОФП. А с Аракавой я работала одна. Плюс к этому у меня был очень высокий сахар в крови, о чем я не знала и никак не могла понять причину своего постоянного плохого самочувствия. Терпения у меня и сейчас не всегда хватает, хотя прекрасно понимаю: никакая большая спортивная работа не может быть сделана сразу. Для того чтобы появился результат, из спортсмена порой приходится вытаскивать какие-то очень глубоко запрятанные качества. Это сложно хотя бы потому, что у каждого человека существует такая вещь, как инстинкт самосохранения, который при тяжелой работе всегда активизируется. Поэтому добиться чего-то быстро не всегда получается. - Почему, на ваш взгляд, у вас с Буяновой не получилось добиться успеха с Андреем Грязевым, Артемом Григорьевым, Артуром Дмитриевым? - Назвать тот период совсем неудачным я не могу - хотя бы потому, что с каждым из своих учеников тренер тоже чему-то учится. Мне до сих пор, например, жаль, что не вышло с Григорьевым - у Артема были очень большие способности. Но оказался он у нас с Леной слишком поздно: у него уже имелись серьезные травмы обеих ног. С такими травмами очень тяжело тренироваться и получать удовольствие от тренировок. Грязев - другая история. Он прекрасно умел исполнять все элементы, но когда выходил на лед соревноваться, забывал, зачем он туда выходит. Любил повторять, что никогда не волнуется. На самом деле это было совершенно неправильной самооценкой, которую мы так и не смогли изменить. Хотя от работы с Андреем я всегда получала большое удовольствие. Что касается Дмитриева, Лена сама отказалась от работы с ним. Невозможно иметь дело с человеком, который начинает рулить тренировочным процессом по собственному усмотрению, безо всяких согласований с тренером. Плюс постоянное вмешательство мамы. Думаю, именно по этой причине Артур провалил все свои соревнования. - В свое время вы сказали, что работа с одиночником забирает у тренера все его время. Почему? - Потому что ты постоянно работаешь один на один. С парами проще. Пара - это все-таки коллектив. А тут ты постоянно занят каждой минутой жизни спортсмена. Когда я работала в последний год с Лешей Ягудиным, я потеряла всех других учеников. Недоработала с французскими танцорами, с канадцами - понимала, что не хватает ни сил, ни времени. Приходила после тренировки домой, падала на постель, закрывала глаза, а в голове начинало заново прокручиваться все то, что происходило на льду. По-другому я просто не умею. Всегда считала: первым делом ты сам должен отдавать себе отчет в том, что сделал все, что было в твоих силах. Выучить элементы, привести в порядок вес, физическое состояние, найти музыку, поставить программы, сделать и проверить на публике костюмы, а лучше - несколько, организовать правильное питание и отдых, обеспечить медицинский контроль, позаботиться об огромном количестве других вещей. И уже после того, как ты сделал все это по максимуму, не упустив ни одной мелочи и не пропустив ни одной тренировки, - будь, - что будет. - Следует ли, на ваш взгляд, ограничивать в олимпийском сезоне работу российских тренеров с иностранными спортсменами? - Запрещать это или ставить какие-то преграды бессмысленно: мы теперь живем в стране, где нет никаких запретов. И к тому же в очень открытом профессиональном мире. Другой вопрос, что у каждого человека должно быть свое представление об этике. Тренер сам должен решать, на кого тратить силы в олимпийском сезоне и под каким флагом стоять у борта. * * * - Что из увиденного на чемпионате Европы вам понравилось больше всего? - Впервые за многие годы мне понравилось выступление всей команды. Понравилось, что обе наши первые танцевальные пары откатались чисто, хотя у меня были сомнения по уровням сложности некоторых элементов. Так получилось, что на соревнованиях я сидела прямо над той позицией, где размещалась бригада технических специалистов, видела со своего места, что именно просматривает на своем компьютере руководитель бригады Галина Гордон-Полторак. Она просматривала именно те элементы, на которые я обратила внимание. Значит, мои сомнения были не беспочвенны. Думаю, что программы наших танцоров должны быть еще более разнообразными и более "танцевальными". Плюс - новизна элементов. Которая постоянно присутствует у американской и канадской пар. Вы можете вспомнить какие-то выдающиеся поддержки у наших? Я - нет. У Бобровой и Соловьева есть одна очень красивая поддержка, которая идет через всю диагональ катка, но она не новая. А я хочу увидеть элемент и ахнуть от восторга. - Другими словами, программы наших танцевальных пар вас не очень впечатлили? - Так ведь есть такая вещь, как протоколы. Берем их и смотрим: наши дуэты при практически безошибочном катании набрали в Загребе: 169,25 и 169,14. У Мэрил Дэвис и Чарли Уайта в финале "Гран-при" было 183,39. У Тессы Вирту и Скотта Моира - 179,83. При том что последние катались с видимыми ошибками. Дэвис и Уайт постоянно поражают меня своими элементами. Или взять танец ВиртуМоира. Можно не восторгаться их трактовкой "Кармен", хотя лично мне с хореографической точки зрения эта постановка нравится. Другой вопрос, что какие-то вещи я сама поставила бы иначе. Например, в наиболее драматичном музыкальном фрагменте у Тессы и Скотта идет дорожка по кругу. А хочется чего-то более выразительного и сильного. Но если им усилить программу, тогда что? Они будут выигрывать у наших дуэтов не по 20, а по 30 баллов? Вот о чем нам нужно думать. И работать так, чтобы вышел на лед - и у зрителей случился шок. Использовать для этого все имеющиеся резервы. Иначе ни о каком соперничестве не приходится говорить. - Может быть, имеет смысл приглашать постановщиков со стороны? - Если они могут помочь - почему нет? - А лично вам не было бы обидно услышать от своего спортсмена, что он хочет поставить программу не у вас, а у Лори Никол, к примеру? - Лори - потрясающий постановщик. Мне прекрасно это известно хотя бы по той причине, что вот уже несколько лет мы вместе ставим программы для Мао Асады. Одну программу традиционно делает Лори, вторую - я. Ревности и тем более зависти к чужому труду у меня в этом отношении нет. За свою жизнь я поставила не десяток программ, а сотни. В том числе такие, которые поднимали залы. И довольно часто думала о том, что хотела бы увидеть в программах своих спортсменов какую-то другую "руку". Это нужно, чтобы человек продолжал развиваться. Особенно когда работаешь с одним спортсменом много лет. Я бы хотела, чтобы Лори поставила программу Ковтуну. Но сначала она должна его увидеть, "заразиться" им. Как сама я в свое время "заразилась" Дайсуке Такахаши: на большой лед он впервые вышел именно с моими постановками. Если говорить о нынешней работе, произвольную программу для Аделины Сотниковой в этом сезоне делала я, а короткую - Ира Жук. И я очень рада этому: Ира и Лена Буянова - ровесницы, коллеги, подруги, одинаково смотрят на многие вещи. Не факт, что я сама в одиночку сумела бы справиться с постановочной работой так же хорошо - возможности уже не те, что прежде. Во-первых, больные ноги, во-вторых - тяжелая операция на позвоночнике тоже дает себя знать. Поэтому сейчас я просто радуюсь тому, что имею возможность продолжать работать и кому-то помогать своим участием. * * * - Вы согласны с тем, как в Загребе распределились медали в женском одиночном катании? - Мне очень понравилась Каролина Костнер. Лори Никол поставила ей потрясающую программу. Каролина была потрясающе одета, у нее потрясающие линии, и она потрясающе каталась. Но есть правила. Согласно которым во второй половине программы тоже надо прыгать сложные прыжки. Как прыгала их Лиза Туктамышева. Которая совершенно справедливо и оказалась в произвольной программе первой. Точно так же была способна соревноваться с Костнер и Сотникова. Никогда еще наши девочки не были так близко к лидеру. Возможно, у них пока еще не наблюдается такого глубокого проникновения в музыку, как у итальянки, нет ее опыта, но все это приобретается. - Как вы восприняли победу в парном катании Татьяны Волосожар и Максима Транькова? - Я не знаю, каким образом Максиму удалось найти в себе силы, чтобы так откататься. Да и Тане тоже. Мы не обсуждали с ребятами эту тему. В такой ситуации можно только поблагодарить их за то, что они сделали. К сожалению, это удел актеров и спортсменов - выходить на сцену в любом состоянии, какие бы трагедии ни происходили в твоей личной жизни. Сейчас для ребят главное - полностью восстановиться после всего, что пришлось пережить. Это непросто. Главное понимать: то, что произошло в Загребе, - это не конец борьбы. А только ее начало. Алена Савченко не из тех спортсменов, которые сдаются. И выиграть Олимпийские игры они с Робином Шелковы рвутся ничуть не меньше, чем Волосожар и Траньков. Это две совершенно выдающиеся пары, каждая из которых заслуживает колоссального уважения. - Но хоть в чем-то вы видите преимущество Волосожар и Транькова? - В мощи и внутренней силе. Когда стоишь у борта, а Таня с Максимом на полном ходу проносятся мимо, возникает ощущение, что тебя аж отбрасывает волной их энергии. - Заключительный вопрос: вы не считаете, что выступление в Загребе олимпийского чемпиона Евгения Плющенко было ошибкой? - Считаю, что ошибкой был отказ от четверного прыжка в короткой программе. Его поменяли на лутц-тулуп - комбинацию, которую мальчики делают в юниорских соревнованиях. И сразу пропала общая концентрация. Именно поэтому, как мне кажется, Плющенко упал на тройном акселе, чего на моей памяти не случалось с ним никогда в жизни. То, что четверной не шел на тренировках, - не аргумент. Тренировочный каток - это вообще другая история. Там был другой лед, другой воздух, не было адреналина. Нужно было рисковать. А сейчас ситуация сильно усложнилась: для того, чтобы выступать на Олимпийских играх в сильнейшей или хотя бы предпоследней разминке, Жене нужно будет участвовать в следующем сезоне во многих соревнованиях, чтобы набирать рейтинг. - Считаете, что выступление в более слабых группах сильно уменьшает шансы спортсмена на высокий результат? - Именно так. - Если говорить о тенденциях, которые наблюдаются в судействе: вы видите хоть какие-то позитивные сдвиги? - Стараюсь не думать на эту тему. Вообще считаю неправильным держать в голове то, как тебя оценят. Надо выходить, кататься и брать свое. А если получится, то и чужое тоже. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ31.01.2013 00:05 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/28267/

piparkoogid: Знаменитый в прошлом канадский фигурист, а ныне успешный тренер, подготовивший олимпийскую чемпионку Ванкувера Юна Ким, рассказал "СЭ" о своих учениках, среди которых сразу несколько вероятных героев Сочи-2014 . Брайан ОРСЕР: "С ПРОШЛОГО ГОДА Я - ФАНАТ ПЛЮЩЕНКО" Разговор мы начали с одного из них - испанца Хавьера Фернандеса, которого Орсер привел к победе на недавнем чемпионате Европы в Загребе. - Перед этим чемпионатом Европы вы чувствовали, что Фернандес наконец полностью поверил в себя? Все-таки он представитель не самой сильной в фигурном катании страны, и раньше это давало о себе знать. - Думаю, для него было очень важно попасть в коллектив тренеров, которые по-настоящему и искренне в него верят. По сравнению с тем, что было раньше, сейчас Хавьер совсем в другой ситуации. Одно дело, когда ты всего лишь один из многих, просто часть стаи. И совсем другое - когда ты чемпион, и все, в том числе судьи, смотрят на тебя соответствующе, как на одного из сильнейших. Думаю, этот чемпионат Европы был, возможно, самым важным из всех турниров, что были в жизни Хавьера. Испанскому фигурному катанию необходим прорыв. Эта победа - как раз то, что нужно. Чемпионат Европы - вообще особенное соревнование. Это не то же самое, что, например, Турнир четырех континентов. Мне сложно объяснить почему, но для любого фигуриста европейский титул очень много значит. - Когда Фернандес попросился к вам в группу, вы сомневались, стоит ли брать к себе испанского одиночника? - На самом деле он пришел в очень удачный момент. Как раз тогда мы расстались с Юна Ким. Еще один мой ученик - Адам Риппон - также перешел к другому тренеру. Так что я был открыт для предложений (смеется). Я знал, кто такой Фернандес, понимал, что он талантливый парень. Поэтому сказал: "Ок, приезжай в июле". Первый совместный сезон получился непростым, было много работы, мне многому предстояло его научить. Нам надо было приспособиться друг к другу. Если быть честным, Хавьер не сразу понял, насколько тяжело необходимо работать, и что этот труд потом окупается. Но он быстро научился. - Много времени понадобилось на то, чтобы понять, как сделать из Фернандеса одного из лидеров мужского катания? - Я очень доверяю Дэвиду Уилсону, нашему хореографу. Я пересмотрел в Youtube старые программы Хави. Отметил для себя какие-то моменты. Мы многое поменяли - это касается не столько прыжков, сколько шагов, связок и так далее. Сейчас он понимает важность качества скольжения, каждого движения, жеста. - И он больше не катает легких шуточных программ, как раньше. - Его нынешняя произвольная - "Чарли Чаплин" - тоже не слишком драматична. Она была сделана специально под него и идеально подошла Хавьеру. Кстати, он сам и предложил эту идею. Дэвид Уилсон не хотел делать традиционного Чаплина, которого мы уже не раз видели в фигурном катании. Поэтому мы потратили огромное количество времени на поиски, просмотрев едва ли не все саундтреки к фильмам Чаплина. Хави был очень сильно вовлечен в процесс, ведь нам нужна была музыка, которую он будет чувствовать и сможет катать. Это был важный для него шаг - самому принять решение. Это часть моей концепции. Так довести задумку до нужного уровня гораздо легче. - А кто предложил идею взять "Зорро" для короткой программы? - Дэвид Уилсон. - На первый взгляд кажется, что это просто - дать испанскому фигуристу такую тему, в которой он будет как рыба в воде. Но, полагаю, на самом деле это не так? - Вы совершенно правы. Не могу сказать, что я сразу сошел с ума от восторга по поводу этой идеи. Но мы решили попробовать и принять решение после первых соревнований. Особенность короткой программы в том, что она насыщена элементами и у тебя просто нет времени для сложной хореографии или какой-то замысловатой истории. Это очень усложняет задачу постановщика. Но Дэвид Уилсон - настоящий мастер. Сейчас я думаю, что это хорошая программа для Хави. В ней он чувствует себя сильнее, увереннее. - Как Фернандес изменился за то время, что работает с вами? - Он повзрослел и возмужал как человек и как фигурист. Мы очень много времени уделяли работе над скольжением и техникой. Сами понимаете, когда человек не доверяет своим ногам, а на соревнованиях еще и начинает нервничать, ему гораздо сложнее идти на те же четверные прыжки. Это была непростая задача, но Трэйси Уилсон (известная в прошлом канадская фигуристка, выступавшая в танцах на льду, ныне второй тренер в группе Орсера. - Прим. Е.К.) настоящий специалист в этом вопросе. Например, раньше Хавьер постоянно получал лишь первый-второй уровень за свои вращения, а теперь - за все, кроме одного, у него четвертый. - Сложно было решиться на три четверных прыжка в одной программе? Все-таки это большой риск! - Да, но, как вы видите, мы получаем за него неплохой бонус (улыбается). На самом деле эта программа составлена так, чтобы помогать Хави справляться со всеми элементами. Может, в следующем году поставим и в короткую программу два четверных. А почему нет? Это будет олимпийский год, когда нужно переступать через себя и прыгать выше головы. - Как думаете, трех четверных хватит, чтобы обыграть японцев? - (Улыбается.) Не забывайте, что один из них - тоже мой ученик (Юдзуру Ханю. - Прим.Е.К.). Раз уж вы спросили - да, трех четверных может хватить. Юдзуру делает два четверных - тулуп и сальхов, Дайсуке (Такахаси. - Прим. Е.К.) - два тулупа, остальные парни - по одному. Но это должны быть три очень-очень хороших четверных. В купе с качественным исполнением всех прочих элементов, разумеется. - Три многооборотных прыжка - это предел? Или со временем мы и четыре четверных в одной программе сможем увидеть? - Думаю, это возможно. А почему нет? Всегда нужно стараться повышать планку. В этом и есть наша задача, не так ли? Другое дело, что это не так просто при нынешних правилах и системе судейства. Возможно, для этого требуются какие-то изменения. Но я ни в коем случае не жалуюсь. Система может не нравиться, но нужно принять правила игры и работать. - Как обстоят дела у Юдзуру Ханю? В конце прошлого года он выиграл чемпионат Японии у самого Такахаши. - У него все хорошо. Только на днях я получил по электронной почте письмо: тренер, скорее возвращайтесь домой, пора браться за работу. Мне на самом деле очень нравится то, как они с Хави существуют вместе. Когда у одного все получается, другой счастлив за него. Это подталкивает их обоих. И оба они очень много работают. Словом, у нас прекрасная обстановка. - Часто приходится слышать, что Ханю еще слишком молод и психологически недостаточно устойчив для больших побед. Вы с этим согласны? - Юдзуру, бывает, нервничает, это правда. И ему еще предстоит повзрослеть в этом смысле. Но я думаю, что нервы - это на самом деле хорошо. Ты учишься сталкиваться с этим лицом к лицу и преодолевать. Ханю уже начинает это понимать. - Работать с японским фигуристом сложнее, чем с другими? - За всех не скажу, но с Ханю - точно нет. Работать с ним здорово. Единственная, если так можно выразиться, трудность, с которой мне пришлось столкнуться, - иногда он просит ненадолго отпустить его домой. Для Юдзуру очень важно образование, и его приняли в один из лучших университетов Японии. Но ему придется научиться разруливать все связанные с этим вопросы из Торонто. Это серьезная задача для молодого человека. Однако уверен: он справится. Юдзуру - очень умный мальчик. И очень-очень талантливый. Просто бездна таланта! Знаете, мне самому очень интересно будет наблюдать за этими ребятами (Ханю и Фернандесом. - Прим. Е.К.) в ближайшие четыре-пять лет. - Возможно, самое интересное произойдет уже в следующем году - на Олимпиаде в Сочи. - А то! Вся моя команда ждет Игр с большим нетерпением. Я постоянно думаю о том, как это будет, о программах и так далее. - То есть вы уже знаете, что будут катать ваши ученики? - Скажем так: у меня есть идеи на этот счет. Хотя все еще может измениться. К следующему сезону нам нужно будет продумать правильную стратегию для всех. - Вы видели выступление в Загребе Евгения Плющенко? - Да, конечно. - Вас не удивило его решение сняться после короткой программы? - Это его и только его решение, я не вправе рассуждать, правильным оно было или нет. Плющенко - суперталант. И то, что он по-прежнему хочет и может соревноваться с куда более молодыми ребятами, достойно восхищения. Что меня действительно удивило в Загребе - это его отказ от четверного прыжка в короткой программе. Потому что Плющенко - непревзойденный боец. После того, что он сотворил на прошлом чемпионате Европы в Шеффилде, я стал его фанатом. Правда. Помню, подумал: ок, надо признать: он бог фигурного катания, если может бороться вот так. Это было просто потрясающе! Я ведь видел его на тренировках - такого спокойного, даже расслабленного. Но Плющенко точно знает, как именно нужно собраться, когда ты выходишь на старт. Знаю, что он очень хочет выступить в Сочи, и могу только пожелать ему полностью восстановиться и набрать форму. Такие люди, как он, толкают всех остальных вперед. Это и моих учеников касается. Они же смотрят на него во все глаза. К тому же Плющенко - из тех людей, которых окружает особая аура, они создают вокруг себя особенную атмосферу. И это невозможно не заметить. - Хотелось бы спросить о вашей бывшей ученице - кореянке Юне Ким, которая в нынешнем сезоне снова вернулась на любительский лед. Вы видели ее недавние выступления? - Да, я видел ее и на турнире в Германии, и на чемпионате Кореи. Должен сказать, был очень впечатлен. Она по-прежнему одна из лучших фигуристок мира, возможно, даже самая лучшая. И по-прежнему, когда она катается так, как умеет, Юна Ким непобедима. Кстати, я был удивлен, не увидев ее имени в списке участников предстоящего Чемпионата четырех континентов в Токио. Мне кажется, Ким было бы важно показаться на самом высоком уровне - там, где будет Мао Асада, ведущие судьи, руководство ISU. Но как бы там ни было, это ее выбор. Знаю, что на чемпионат мира в этом году она все-таки собирается. Уверен, она будет к нему готова и будет великолепна. - Как думаете, в чем была причина всех ее метаний в последние три года, когда она брала бессрочные перерывы, меняла тренеров, страны, континенты, переезжая то в Калифорнию, то в Сеул? - Не знаю. Дело в том, что после прекращения нашей совместной работы мы фактически не общались. Но она молодая девушка, которая, возможно, просто искала себя. За это время она очень многое сделала для фигурного катания в своей стране, для корейских женщин. И я восхищаюсь ею за это. Екатерина КУЛИНИЧЕВА Загреб - Москва http://www.sport-express.ru/newspaper/2013-02-04/11_1/?view=page

piparkoogid: Анжелика КРЫЛОВА: "Первая пара, с которой говорю на одном языке". Анжелика Крылова (слева). Фото: Дмитрий ПУТИНЦЕВ "СЭ" Украина В интервью «СЭ» вице-чемпионка Олимпиады-1998 Анжелика Крылова рассказала о работе с украинской танцевальной парой Лолита Ермак и Алексей Химич. Честно признаться, не ожидала увидеть возле бортика киевской «Ледовой арены» во время юниорского чемпионата Украины Анжелику Крылову. Вице-чемпионка Нагано-1998, двукратная чемпионка мира (1998-1999) и ее супруг известнейший хореограф Паскуале Камерленго - сегодня одни из самых востребованных в мире фигурного катания людей. К чьим только успехам и маленьким шедеврам на льду не приложил руку этот искусный тандем - канадцы Кэйтлин Уивер и Эндрю Поже, итальянцы Федерика Фаелла и Массимо Скалли, японские одиночники Дайсуке Такахаши и Акико Сузуки, американские - Джереми Эбботт и Алиса Чизни. А перед началом этого сезона Камерленго летал в Санкт-Петербург, чтобы помочь в постановке программ олимпийскому чемпиону Евгению Плющенко. Безусловно, следует отдать должное харьковской танцевальной школе, которая немало вложила в Лолиту Ермак и Алексея Химича. Но есть все основания надеяться, что с новыми тренерами прогресс у ребят пойдет еще быстрее. Пара фактурная с красивыми линиями: изящная партнерша, выразительный партнер - а теперь еще и тренируются они на одном льду с чемпионами Европы и бронзовыми медалистами мирового первенства французами Натали Пешала и Фабьяном Буза. - Анжелика, вы со всеми своими учениками ездите на национальные чемпионаты? - первым делом поинтересовался корреспондент «СЭ». - У меня было запланировано мини-турне по Европе. - улыбнулась Крылова. - Но из-за-травмы Фабьяна Буза они с Натали Пешала не смогли принять участие в чемпионате Европы. И я отменила поездку в Загреб. А вот к вам все-таки прилетела, хотелось поддержать Лолиту и Лешу на чемпионате Украины. Они приехали ко мне в августе прошлого года, конечно, им было тяжело поначалу. Незнакомая страна, чужой язык, новый тренер. Но, думаю, их старания не прошли даром. За пять месяцев мы выполнили большой объем работы, правда, нам еще очень многое предстоит сделать. Хотя я довольна тем, как пара выглядела и как каталась в Киеве. - Судя по тому, как успешно выступают другие ваши ученики на международном уровне и сколько их, к вам в группу не так просто попасть. Чем же все-таки покорили вас Ермак и Химич? - Год назад у меня катался Павел Химич. Он несколько раз просил меня поработать с его младшим братом, но я отказывалась. Пар у нас в группе действительно много, времени практически нет. Но в конце концов все-таки согласилась попробовать. Лолита и Леша побыв у нас немного, сказали: мы отсюда не уедем! (Смеется). На самом деле пара действительно перспективная и с ней интересно работать. Что касается Павла Химича, то у него была партнерша англичанка, их спортивный союз не сложился. И он ушел в шоу, но не думаю, что жалеет. Продолжение карьеры после большого спорта - это, по своему опыту знаю, самое самое золотое время. Стресс заканчивается и можно наконец-то просто получать удовольствие от катания. - Насколько, в жизни Лолите и Алексею импонируют те образы, которые они передают в своем произвольном танце под «Сарабанду» Ганделя? - Думаю, ребята смогли бы лучше выразить себя в менее драматичной постановке. Но здесь на национальном чемпионате именно эта серьезность и помогла им отчасти. Они сыграли на контрасте с другими парами, которые демонстрировали более веселые и танцевальные программы. Дело в том, что ребята приехали ко мне буквально за неделю до юниорского этапа Гран-при в Лейк-Плэсиде. Лолита была травмирована, поэтому ставить новые программы мы не стали. Позже я внесла кое-какие изменения в связки, дорожки, поддержки, вращения, но музыка и в целом каркас остались. - Лолита и Алексей успели провести для вас небольшую экскурсию по Киеву? - В Украине я не первый раз. Когда-то давно сама выступала на «Киевском сувенире», а два или три года назад приезжала к вам с шоу «Ледниковый период» Ильи Авербуха. Что запомнилось? Крещатик... Вы знаете, я так много путешетствую, что все сливается в памяти. У вас прекрасный город, но сейчас снега слишком много. Так что видимо прогулку придется отложить до лучших времен. (Улыбается). - Какая точка земного шара следующая в вашем маршруте? - Милан. Мой супруг полетит с нашими учениками на Чемпионат четырех континентов в Японию, а я на юниорский чемпионат мира в Италию. Помимо украинской пары, буду выводить на лед также два американских дуэта, и один испанский. - Работа с американскмими учениками отличается от того, как строятся ваши отношения с парами с постсоветского пространства? - Как бы хорошо я не знала английский язык, все равно не могу себя на нем так выразить, как на русском. Я могу объяснить ньюансы и на много больше дать тем фигуристам, с которой говорю на одном языке. Ермак и Химич, кстати, моя первая рускоязычная пара. Я получаю огромное удовольствие от работы с ней. Анна САВЧИК, Спорт-Экспресс в Украине http://www.sport-express.ua/rest/figureskating/news/198733-anzhelika-krylova-pervaja-para-s-kotoroj-govorju-na-odnom-jazyke-figurnoe-katanie.html

piparkoogid: Тренер дешевле айфона (Фото: РИА «Новости») Вчера легендарные фигуристы Алексей Урманов и Елена Бережная, а также многие другие обсудили в петербургском пресс-центре ИТАР-ТАСС перспективы города на Олимпиаде в Сочи. С грустью признали, что Петербург набирает все меньше медалей в зимних видах. Причина та же, что и десять лет назад. На зарплаты детским и молодежным тренерам по-прежнему не хватает денег. Молодому специалисту предлагают шесть тысяч рублей в месяц. Так что копить на айфон им приходится не меньше четырех месяцев. Если не есть, не пить и жить в сугробе. Зато со временем можно дорасти до ставки 15 тысяч. При таких раскладах лучше идти работать в «Макдо-налдс»... При всем этом детский спорт каким-то чудом выживает. Новые спортсмены появляются и иногда даже находят спонсоров. А иногда — нет. Тот же биатлонист Дмитрий Малышко несколько лет назад намеревался забросить спорт и идти работать, потому что иначе прокормиться было невозможно. С большим трудом главам городского биатлона удалось найти деньги для талантливого спортсмена. Но сколько таких звезд погасло? Олимпийская чемпионка Елена Бережная: «Вести на пьедестал некого» Знаменитая фигуристка сообщила журналистам, что в Петербурге тяжело с детским спортом, а особенно с парным фигурным катанием. — Петербург — одна из двух столиц фигурного катания России, — начала Бережная. — Но своих воспитанников у нас не хватает. Елизавета Туктамышева и Евгений Плющенко приехали из других городов, пусть и выросли здесь... Да, не хватает тренеров и учеников. Если вы хотите, чтобы у нас были такие тренеры, как Алексей Урманов и Оксана Казакова, то им нужно делать систему контрактов. Иначе опытные фигуристы так и будут кататься в ледовых шоу до тех пор, пока у них ноги не отвалятся. Нужно, чтобы тренеры не получали 15 тысяч рублей. Так, как это сейчас делаем мы. Но мы это делаем из любви к фигурному катанию. Сейчас в городе нет пирамиды молодежи, из которой можно что-то лепить. Молодых просто нет. Вести на пьедестал некого. Дайте тренерам нормальные контракты, и все те, кто сейчас катаются в ледовых шоу Ильи Авербуха, будут стоять у бортов. Тренировать молодежь. Кстати, мы из-за денег потеряли Артура Дмитриева. Он уехал в Москву, потому что кормить семью как-то надо. — Что думаете о питерской паре Юко Кавагути — Александр Смирнов? — Это наша единственная городская пара в сборной. У них есть все. Самые лучшие хореографы, самые лучшие тренеры. Но что-то у этого дуэта не складывается. Надеюсь, что все плохое в жизни пройдет. На тренировках они катаются как боги. Потом на старте что-то не срастается. Никто не может объяснить почему. — Фигурное катание в целом поднимается? — Да. Приток подростков в спорт очень силен. Это не мои слова, так говорит Алексей Мишин. Нам есть над кем работать. Но о парном катании я этого сказать не могу. Никто не хочет кататься в парах! — Почему? — Все хотят быть ответственными только за себя. — Может, юным парникам не хватает хорошего льда в городе? — Хватает, пока есть пара Кавагути — Смирнов. Им дают все условия для тренировок, а пока они занимаются, Тамара Москвина позволяет на том же льду заниматься малышам. А не будет Кавагути и Смирнова, то и льда у них не будет. — Евгений Плющенко снялся по ходу минувшего чемпионата Европы. Правильное решение? — Если человек лежит в больнице и ему делают операцию, то это, конечно, причина. Я вижу то же, что и все. Когда тебе меняют позвонок, то откатать произвольную программу невозможно. Олимпийский чемпион Алексей Урманов: «Не выступить бы хуже волонтеров...» Тренер питерских фигуристов Алексей Урманов в ходе круглого стола очень внимательно слушал доклад о сочинских волонтерах. И так им проникся, что стал переживать за уровень спортсменов. Как бы им не померкнуть на фоне такого шикарного обслуживающего персонала! О волонтерах — Я послушал отличный доклад о волонтерах и позволю себе сказать полушутливо-полусерьезно. Как бы в Сочи не получилось так, что наши волонтеры выступят лучше, чем наши спортсмены! Там такой серьезный отбор, с английским языком и всем остальным... Еще, оказывается, пенсионеры бегут туда. Спортсменам будет тяжело тягаться! О перспективах мужчин в Сочи — В одиночном мужском катании у нас очень напряженная ситуация. На чемпионат мира едет один мальчик, который должен будет завоевать две путевки. Тогда на Олимпиаду в Сочи смогут поехать два мальчика. Ему нужно будет войти на «мире» в десятку. Сделать это достаточно сложно, потому что там три японца, канадцы и сильные европейцы. Но мы надеемся на лучшее. Если в Сочи у нас будет две путевки, то все будет проще. Мы надеемся, что к Сочи восстановятся Евгений Плющенко и Артур Гачинский. Сейчас Гачинский находится не в лучших кондициях. О надеждах среди девушек — Как ни странно, у нас возникла обратная ситуация. Всегда «в девушках» у нас было хуже, чем в мужском катании, а сейчас наоборот. В Петербурге есть Елизавета Туктамышева. В этом сезоне «выстрелила» моя ученица Николь Госвияни. Очень перспективная девочка. Ее обязательно нужно поддержать, списывать со счетов ее нельзя. Она может попасть на Олимпиаду. Очень жаль, что Алена Леонова сейчас имеет двойной зачет с Москвой. Мы ее упустили. О столицах и регионах — Вообще мы в Петербурге теряем людей, они уходят в Москву. Все дело в материальной поддержке. Раньше спортсменов поддерживали спортивные общества, а сейчас только город. Но один город не справляется, у него много видов спорта на счету. Нужно привлекать спонсоров, инвестиции, серьезные компании. Нам нужно создавать базы, кормить специалистов, поднимать детский спорт. Как мы все это будем делать без денег? Естественно, сейчас многие спортсмены уезжают в Москву, потому что здесь им дают 5 тысяч рублей, а там предлагают 50 тысяч. Максим Траньков раньше тренировался в Петербурге. Теперь он в Москве с Татьяной Волосожар, и они рассчитывают на золото в Сочи. И ведь я это говорю о фигурном катании. А оно находится в Петербурге далеко не в худшем положении! У нас есть академия в Приморском районе, катки, новые объекты. Но нужно разбросать специалистов по разным каткам. Нужно создать здоровую конкуренцию. Это касается не только города, но и страны. Нельзя, чтобы и дальше в стране фигурное катание жило в двух городах. На любом чемпионате России соревнуются только Москва и Петербург. А в регионах тоже есть катки и спортсмены. Но никто не хочет ехать туда тренировать! А если бы мы создали там условия для тренерских штабов, то люди бы туда поехали. http://www.sportsdaily.ru/articles/trener-deshevle-ayfona-54131

piparkoogid: Алена Леонова: "Мне гораздо больше везет на чемпионатах мира" Вице-чемпионка мира 2012 года по фигурному катанию Алена Леонова рассказала корреспонденту ФЦП-Пресс о том, как она готовится к финалу Кубка России и возможности попадания на чемпионат мира. - Приближается финал Кубка России (он пройдет в Твери 16 – 19 февраля). Как вы оцениваете уровень своей готовности к этому старту? - Я начала готовиться к финалу Кубка России еще в Санкт-Петербурге под руководством своего тренера Аллы Яковлевны Пятовой. Провела в Питере десять дней. Сейчас уже вернулась в Москву, правда, пока тренируюсь самостоятельно. Но скоро приедет Николай Морозов и проконтролирует процесс моей подготовки. А так я, в принципе, уже и сама знаю, какие ошибки надо исправлять. У меня есть план работы, который мне оставила Алла Яковлевна. Сейчас я готова к соревнованиям на 70 %. - В Питере вы обращались за помощью к своему психологу? - Да. Очень надеюсь, что наша работа не пройдет даром. Пока мне сложно говорить о достигнутом эффекте. Все покажут соревнования. - Вы пришли к пониманию причин неудач этого сезона? - Дело в психологии. В прошлом году все шло хорошо, а в этом пока не получается сделать то, что хотела. После успеха у меня наступил спад, и его нужно обязательно преодолеть. Я постараюсь переломить ситуацию на Кубке России. - Вы планировали поменять произвольную программу. Вы уже это сделали? - Частично. Изначально мы планировали вернуться к прошлогоднему варианту программы. Он мне ближе, мне больше нравятся веселые программы. Стиль нынешней произвольной мне не очень подходит, катать ее сложновато. Поэтому мы кое-что изменили для того, чтобы было удобнее выполнять элементы. Ведь в нынешнем варианте, если их срываешь, программа совсем не просматривается. - Почему вы все-таки не вернулись к старой произвольной? - Если отберусь на чемпионат мира, то, наверное, буду там катать прошлогоднюю. А на Кубке России буду выступать с нынешней. - Вы уже знаете, в каком случае вас включат в состав сборной на чемпионат мира? - Моя задача – сделать хороший прокат. Я не хочу думать о том, что я должна сделать, чтобы поехать на чемпионат мира. Мне важно откататься чисто хотя бы для себя, потому что в этом сезоне мне еще не удавалось это сделать. Но на тренировках все уже идет гораздо лучше. - Вы наверняка смотрели недавний чемпионат Европы. Какое впечатление он произвел? - Я болела за наших. Мне все очень понравились, девчонки молодцы. Никого выделять не буду, я болела за всех. - Вам не было обидно, что не вы представляете сборную России? - На самом деле я думала об этом. Но, учитывая мои последние чемпионаты Европы и низкие результаты, я решила, что, может быть, и хорошо, что вместо меня туда поехали другие девчонки. Мне гораздо больше везет на чемпионатах мира. Екатерина Конова. Фото: Георгий Шпикалов, агентство PR+Sport http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/6422

piparkoogid: Валентин Писеев: результаты российских фигуристов внушают оптимизм Генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России Валентин Писеев за год до Олимпиады в интервью корреспонденту "Р-Спорт" Андрею Симоненко выражает надежду на успешное выступление российских фигуристов в Сочи. - Валентин Николаевич, до Олимпиады в Сочи остался ровно год. Как вы оцените те результаты, которые показывают сейчас российские фигуристы на международных соревнованиях? - Конечно, отвечать на этот вопрос было бы логичнее после чемпионата мира, который состоится в марте. Но и по итогам чемпионата Европы, прошедшего в конце января, я могу сказать – естественно, результаты внушают оптимизм. Россияне завоевали пять медалей, из них два золота. В состязаниях спортивных пар Татьяна Волосожар и Максим Траньков стали чемпионами и впервые в карьере обыграли четырехкратных чемпионов мира из Германии Алену Савченко и Робина Шолковы. Это очень важный сигнал. Радует то, что наши девчонки здорово выступили на чемпионате Европы, поднялись на пьедестал, причем Аделина Сотникова выиграла короткую программу, а Елизавета Туктамышева – произвольную. Чемпионка мира итальянка Каролина Костнер хоть и одержала победу по сумме, но в каждом из видов соревнований уступила одной из россиянок. В этих двух видах у нас, на мой взгляд, наиболее радужная перспектива бороться в Сочи за самые высокие места. - Сотникова и Туктамышева прошли наиболее сложный период переходного возраста… - Это так. Будем надеяться, что с ними уже ничего не произойдет и на Олимпиаде они будут в порядке. - Самый животрепещущий вопрос, касающийся танцев на льду: смогут ли российские дуэты бороться с североамериканцами в Сочи? - Прогресс Екатерины Бобровой/Дмитрия Соловьева и Елены Ильиных/Никиты Кацалапова очень хороший. Определенную ясность по этой теме внесет чемпионат мира, причем этот чемпионат будет очень сложным, так как проходить он будет в Канаде. На катание могут повлиять и разница во времени, и канадская публика, которая встает даже тогда, когда свой фигурист два или три раза падает. Психологически нашим придется очень трудно. Но я думаю, что мастерство российских танцоров позволит им бороться за призовые места и на чемпионате мира и, надеюсь, на Олимпиаде. - В мужском одиночном катании большие надежды возлагались на Евгения Плющенко, но на чемпионате Европы он выступил неудачно, а несколько дней назад ему сделали операцию на позвоночнике. Тем не менее, все поразились, насколько силен этот спортсмен духом – уже на следующий день после сложного хирургического вмешательства он встал на ноги! - Плющенко еще раз доказал, что он не только великий фигурист, но и боец по жизни. Пожелаем ему прежде всего здоровья, а дальше время покажет, что будет. Во всяком случае, мы очень надеемся, что Женя будет выступать на Олимпийских играх. - Можно ли теперь сказать, что на чемпионат мира нынешнего года в Канаде Плющенко не поедет, и все кандидаты на единственную российскую путевку на этот турнир в мужском одиночном катании должны будут показать себя в Финале Кубка России в Твери? - Да, это так. На Финале Кубка России мы хотим посмотреть, в каком состоянии находятся претенденты на поездку в Канаду. Среди кандидатов на место в сборной - Максим Ковтун, Сергей Воронов, Костя Меньшов, Артур Гачинский. Посмотрим, кто как сейчас катается. Потом примем окончательное решение. - По третьему номеру сборной в женском одиночном катании есть вопросы, или Николь Госвияни на чемпионате Европы их сняла? - Нет, вопросы есть. Будем смотреть, прежде всего, в каком состоянии находится Алена Леонова. Так же, как и в парах - в Твери будем смотреть и Юко Кавагути/Александра Смирнова, и Ксению Столбову/Федора Климова, и Веру Базарову/Юрия Ларионова. - Несколько дней назад в Саранске завершилось юниорское первенство России. Какие у вас остались впечатления от нашего молодого поколения фигуристов? - Хочу сказать, что по сравнению с прошлым годом наблюдается значительный прогресс. В прошлом году уже было видно, что наши спортсмены растут в своем мастерстве. В этот же раз выступления превзошли все мои ожидания. Состязания среди девушек я смотрел с большим наслаждением – от первой до последней участницы. Их было 18 человек, одну девочку мы допустили из Саранска, чтобы отдать должное организаторам соревнований – и даже она прыгала тройные прыжки. А среди остальных я увидел столько каскадов "3-3"! Все девчонки не просто включали эти каскады в программу, но и исполняли их. Так что уровень юниорского катания среди девушек у нас сейчас, я уверен, выше, чем мировой уровень. На чемпионате мира среди юниоров столько таких сильных фигуристок я вряд ли увижу. Это просто фантастика. Пожалуй, это мое главное впечатление от турнира. Все четыре российские спортивные пары, соревновавшиеся в группе сильнейших, тоже впечатлили. Сложные поддержки, выбросы, параллельные тройные прыжки… Уровень этих четырех пар оченьвысокий. В танцах тоже была очень интересная борьба. Есть талантливые дуэты, которые в ближайшее время выйдут на ведущие позиции среди взрослых. - Среди ребят вы увидели тех, кто может прийти на смену Плющенко? - На нынешнем первенстве России все было неплохо, прогресс есть, но, на мой взгляд, соревноваться с представителями Японии и североамериканцами на юниорском первенстве мира будет очень сложно. Уровень вырос, но таких лидеров, как, допустим, Максим Ковтун, дебютировавший на недавнем взрослом чемпионате Европы, мы пока не увидели. Не могу не отметить, что в плане организации все прошло очень хорошо. Никаких проблем не было, в Мордовии всегда проводят соревнования на высочайшем уровне. - Резюмировать, в целом, можно так: после ухода в межсезонье во взрослое катание таких сильных юниоров, как Сотникова, Туктамышева, танцевального дуэта Виктория Синицина/Руслан Жиганшин, накатывается новая волна молодых российских фигуристов? - Конечно. Можете себе представить, Юлия Липницкая, прошлогодняя чемпионка мира среди юниоров, стала на российском первенстве нынешнего года только пятой! Она, правда, выступала не совсем в хорошей форме, у нее была травма, она пропустила какое-то время – но все равно, такой результат говорит о многом. Другое дело, что второе и третье места заняли девчонки, которые по возрасту не имеют права выступать на юниорском первенстве мира. Так что Липницкая попадает в команду, она даже сама удивилась – не знала всей этой кухни. В общем, у нас отличный задел. Конечно, всем еще надо пройти переходный возраст, период взросления, но наверняка кто-то его пройдет, и пройдет достойно. - Валентин Николаевич, стало известно, что арена "Мегаспорт" может закрыться на длительную реконструкцию. Что в таком случае будет с российским этапом Гран-при - Кубком Ростелекома? - Я думаю, особых проблем с проведением Кубка Ростелекома в другом месте не будет. Конечно, очень жаль, если "Мегаспорт" закроется на реконструкцию, но в таком случае мы, скорее всего, проведем турнир на Малой спортивной арене в Лужниках. http://rsport.ru/interview/20130207/643476447.html

piparkoogid: Двукратный олимпийский чемпион Артур Дмитриев: «Без Плющенко у наших одиночников нет шансов» (Фото: РИА «Новости») Может ли быть травма Плющенко фикцией? Чего ждать от наших одиночников на Олимпийских играх, если туда не сможет поехать Евгений? Почему в российском фигурном катании так много скандалов? На эти и другие вопросы в интервью газете «Спорт день за днем» ответил двукратный олимпийский чемпион в парном катании Артур Дмитриев. Это невыдуманная история — Есть версия, что Плющенко выдумал свою травму в качестве оправдания за провал на чемпионате Европы. Могло ли что-то подобное иметь место на самом деле? — Ничего подобного быть не могло просто потому, что это спортсмен очень высокого уровня, выступающий на протяжении многих лет на пределе возможностей. Я абсолютно уверен, что это невыдуманная история. К сожалению. — Почему «к сожалению»? — Как почему? Потому что тогда у него были бы другие возможности для достижения совсем другого результата. — На ваш взгляд, кому нужна эта история и для чего? — Люди всегда о чем-то говорят. Кто-то владеет информацией не полностью, кто-то не понимает сути вещей. У Женьки, как у любого спортсмена очень высокого класса, не раз бывали травмы, не раз ему делали операции. Я уверен, что и сейчас он поехал делать операцию в Израиль. — Вообще нужно ли ему так мучить себя, подвергать свое и так подорванное здоровье новым испытаниям? — Женьке нужно взвесить все за и против, понять, возможно ли вообще это сделать. Но раз он принимает решение продолжать кататься, значит, он знает, что способен на это. Может быть, хочет преодолеть себя. Если бы такая травма была у начинающего спортсмена, ему бы сказали: «Давай переставай кататься». Сначала надо вылечиться — В своей спортивной карьере вы сталкивались с завистью или подковерными играми? — Наверное, сталкивался, но никогда не обращал на это внимания. — Как бы вы посоветовали в этой ситуации вести себя Плющенко? — Сначала вылечиться, а потом уже заняться всем остальным. У него же травма, он физически ничего сейчас не может делать. С подобными проблемами в свое время столкнулся олимпийский чемпион Леша Урманов. После того как он получил травму паха, пробовал кататься в одних соревнованиях, вторых, третьих, но ничего не получалось. И он понял, что дальше не сможет выступать на прежнем уровне. Одно дело выступать в шоу без нагрузок и совсем другое — в спорте высших достижений, где от каждого нюанса зависит очень многое. Это совсем разные вещи. Все умеют водить машину, но далеко не все смогут выступать в «Формуле-1». — Перед чемпионатом Европы был скандал с участием Ковтуна и Меньшова. Вы в той ситуации на чьей были стороне? — Там все решал тренерский совет. Я в него не вхожу. Но я вообще считаю, что посылать надо по спортивному принципу. Правда, бывают очень тонкие моменты. Например, когда заболел явный лидер и он пропускает чемпионат России. Что ж, его теперь не посылать на чемпионат Европы? Глупый вопрос. В случае с Меньшовым и Ковтуном ситуация немного другая. Тут федерация решила работать на перспективу. Понятно, что по отношению к спортсменам это выглядело не очень красиво. Это даже не обсуждается. Но федерация приняла такое решение и в итоге оказалась права. Плющенко хоть и не старый, но уже ветеран — Если Плющенко не сможет выступить на Олимпиаде, будет ли шанс у наших мужчин зацепиться за медали? — Никакого шанса. — Все настолько грустно? — Наши предыдущие лидеры шли к своему уровню годы. Теперь, чтобы их догнать, тоже должно пройти несколько лет. Я не имею в виду, что у нас плохие спортсмены. У нас хорошие спортсмены, даже прекрасные. Есть такое выражение: ты катаешься настолько хорошо, насколько тебе позволяет соперник. Если ты откатался хорошо, а соперник средненько, то ты выиграл. Если ты откатался замечательно, а соперник суперзамечательно, то тебе уже ничего не поможет. — То есть Ковтуну уровень Евгения Плющенко не по зубам? — Я не знаю, как будет дальше. Сейчас я говорю про Олимпиаду в Сочи. — В российском фигурном катании в последнее время много скандалов. Не повредит ли это нашим спортсменам в преддверии Олимпиады? — Плохая реклама — тоже реклама, но дело не в этом. Смена поколений всегда проходит болезненно. Сейчас как раз такое время. Женька хоть и не старый, но по сравнению с молодыми пацанами выглядит уже ветераном. А молодежь всегда атакует, в любом виде спорта. Вы посмотрите на наших девочек. Они сейчас всех обходят. Это конкуренция, и так происходит по всему миру. Большая редкость, когда 45-летний боксер побеждает 22-летнего. Это бывает, но очень редко. К тому же сейчас сильно изменились правила по катанию, скольжению, позициям. Все усложнилось настолько, что просто невозможно быстро и качественно подготовиться. Приходится искать баланс. |Цифра 4 болта удерживают позвоночник Евгения Плющенко там, где ему и положено находиться. Без этих дополнительных приспособлений олимпийский чемпион не смог бы не то чтобы прыгать и кататься на льду, но даже просто ходить. При этом Плющенко продолжает не щадить себя. Всего через полтора месяца после столь тяжелой операции он планирует приступить к первым тренировкам. Полный же срок восстановления может занять до полугода. http://www.sportsdaily.ru/articles/dvukratnyiy-olimpiyskiy-chempion-artur-dmitriev-bez-plyuschenko-u-nashih-odinochnikov-net-shansov-54164

piparkoogid: Линичук и Карпоносов уверены в успехе россиян на Олимпиаде Легендарные фигуристы Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов уверены в успешном выступлении российских спортсменов на зимних Олимпийских играх 2014 года в Сочи и готовы сами встать на лёд, чтобы подать им пример Об этом бывшие спортсмены, принесшие СССР золото на Играх 1980 года в Лейк-Плэсиде и двух чемпионатах мира 1978 и 1979 гг., заявили в четверг в интервью корр. ИТАР-ТАСС. «Все готовы к Олимпиаде. Если над чем-то работа еще не завершена, то это будет сделано в срок, даже не сомневайтесь», — заверила Линичук, вместе со своим супругом приехавшая в Нью-Йорк на презентацию «Один год до Зимних олимпийских игр в Сочи». Торжественный вечер проходил в постоянном представительстве РФ при ООН с участием дипломатов и генерального секретаря всемирной организации Пан Ги Муна. Бывшие советские фигуристы, а ныне успешные тренеры поделились рецептом успешного выступления на Олимпиаде. «В первую очередь, нужно разозлиться. Эта задача уже выполнена, потому что на Олимпиаде в Ванкувере наша сборная выступила, прямо скажем, неудачно. Для этого были и субъективные, и объективные причины, но финальные результаты откровенно разочаровали», — отметил Геннадий Карпоносов. По его словам, помимо спортивной злости, российским олимпийцам в «родных стенах» не стоит забывать об ответственности перед соотечественниками. «Дома проигрывать нельзя. Особенно, если учитывать, сколько сил и средств вложено в эти Олимпийские игры… Когда спортсмены и тренеры, а вместе с ними и организаторы чувствуют, что вся страна, включая первое лицо государства, ждут их успешного выступления, этого достаточно, чтобы стать первым», — заявил бывший фигурист. Отвечая на вопрос, смогут ли они встать на лед, чтобы подать пример российским спортсменам, Линичук и Карпоносов заявили о своей полной «боевой готовности». «Мы готовы одеть коньки хоть завтра. Более того, мы делаем это практически каждый раз, когда тренируем, ведь фигурное катание — это такой спорт, где недостаточно давать только теоретические знания», — пояснила Линичук. Она выразила уверенность, что вне зависимости от выступления сборной, зимние Олимпийские игры в Сочи станут для россиян предметом гордости на долгие годы вперед. «Наконец-то зимние Олимпийские игры окажутся в летней волшебной сказке. И если в Россию все приедут, чтобы составить нам конкуренцию, то обратно уедут с любовью», — заключила она. http://sport.mail.ru/news/figure-skating/11910834/

piparkoogid: СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Виктор КУДРЯВЦЕВ: "СУДЬИ ВСЕГДА БОЛЕЕ ЛОЯЛЬНЫ К НОВИЧКАМ" С известным российским специалистом мы встретились за две недели до начала чемпионата мира - сразу после того, как стало известно, что вице-чемпионы Европы в парном катании Вера Базарова и Юрий Ларионов приняли решение уйти от своего тренера Людмилы Калининой. Именно Кудрявцев стал на эти две недели новым наставником пары. - Вы консультировали Базарову и Ларионова, а заодно и Калинину довольно продолжительное время. Согласитесь, несколько неожиданно, что накануне главного старта одна из ведущих пар страны остается без тренера. Или разрыв случился раньше? - Это произошло незадолго до чемпионата Европы в Загребе. Но и раньше было заметно, что между спортсменами и тренером растет недопонимание. Видимо, отношения слишком сильно зашли в тупик. Я же был поставлен уже перед свершившимся фактом. Меня попросили в связи с достаточно сложной ситуацией взять подготовку пары к чемпионату мира на себя. Произошло все это неожиданно: в тот день я приехал в федерацию фигурного катания, чтобы оформить десятидневный отпуск и уехать 5 февраля вместе с семьей в Майами. - И вы сразу согласились поменять планы? - А что было делать? Не бросать же ребят в разгар сезона? - Сколько времени вы проработали с этой парой в качестве консультанта? - Два сезона - с того самого дня, как они переехали из Саранска в Новогорск. Моя роль сводилась к тому, чтобы присутствовать в Новогорске на тренировках всех спортсменов и оказывать помощь тем, кто об этом попросит. Вере с Юрой нужно было подтянуть прыжковую часть, заняться с ними техникой скольжения. - Может быть, все дело в тренерской ревности? Базарова, Ларионов и Калинина всегда производили впечатление крайне обособленного коллектива. Здесь же с ними довольно плотно помимо вас начала работать хореограф Людмила Власова. - Не думаю, что причина в ревности. Тягу к совместной работе, к тому, чтобы получать какие-то новые знания, я видел прежде всего со стороны тренера. Особенно в первый год. - Вы разговаривали с Верой и Юрой о причине разрыва? - Да. Они мне и сказали, что личный конфликт зашел слишком далеко. И стал слишком сильно мешать работе. - Получается, что спортсмены просто переросли тренера? - Может быть, и так. - А сами вы готовы к пере ходу на полноценную тренерс кую работу? - Я сразу поставил условие, что работаю с Базаровой и Ларионовым только до чемпионата мира. Потом ребята должны сами решить, с кем хотят кататься. Все осложняется тем, что до Олимпийских игр осталось не так много времени. Менять подготовку пары радикальным образом нет смысла. Нужно сделать акцент только на качестве элементов и постановок. - С учетом всего сказанного, боюсь, вам предложат продлить сотрудничество с фигуристами еще на год. - Мне бы не хотелось менять амплуа, которое я для себя определил. Консультировать я готов. Брать спортсменов и работать с полной тренерской нагрузкой - уже нет. Не уверен, что хватит сил. Тем более что ответственность за олимпийс кий результат очень высока. Гадать сейчас, кто именно станет тренером, бессмысленно. Мне кажется, эта пара всегда будет требовать к себе очень много внимания. То есть должна быть у тренера единственной. - Смотрите, что получается: Нина Мозер работает с Татьяной Волосожар и Максимом Траньковым, которые вряд ли и сами захотят кататься на одном льду с ближайшими конкурентами. У Тамары Москвиной аналогичная ситуация, к тому же не уверена, что питерский климат совместим с хрупким здоровьем Базаровой. С Натальей Павловой фигуристы, насколько мне известно, не сработались, когда пытались тренироваться на ее катке после приезда в Москву. Есть еще Олег Васильев, но он не работает с российскими парами. И что делать? Не отправлять же Базарову и Ларионова в Детройт к Игорю Шпильбанду? - Сейчас, кстати, мы летим именно в Детройт. Выбор неслучаен: помимо возможности пройти акклиматизацию перед чемпионатом мира хотим, чтобы Шпильбанд поработал с ребятами над произвольной программой. Ведь именно он был постановщиком. Кстати, эта поездка плановая. К Шпильбанду Вера с Юрой поехали бы и в том случае, если бы не ушли от Калининой. У этой пары вся подготовка расписана до мелочей: как тренироваться, как разминаться на соревнованиях. Определены даже постановки олимпийского сезона. Не буду, естественно, озвучивать ни идеи программ, ни имена хореографов, которым предстоит эти программы ставить, но все это есть. Поэтому даже такой стресс, как потеря тренера, абсолютно не сказался на тренировочном процессе. - Вам легко работать с этими спортсменами? - Очень. Они с большим доверием относятся ко всему, что я им предлагаю. К тому же Базарова и Ларионов совершенно неизбалованы. И самостоятельны. - Ваши новые подопечные пропустили в этом сезоне чемпионат России, затем - чемпионат Европы. Не было опасения, что подготовиться должным образом к чемпионату мира они могут не успеть? - Нет. У нас заранее существовала договоренность с руководителями российской федерации фигурного катания, что ребята пропустят ряд соревнований. Сначала надо было привести в порядок состояние здоровья Веры, потом - сделать операцию Юре. У него случилась очень неприятная травма, когда, отдыхая в Саранске, он упал на правую руку и сломал пястную кость большого пальца. Рука-то рабочая. Тот же тодес при такой травме не сделаешь, поэтому и пришлось оперировать. Федерация поставила нам единственное условие: показать прокаты до того, как будет принято решение по составу сборной. Базарова и Ларионов прокатали в Новогорске обе программы, причем просматривать их приезжал весь исполком федерации, включая технических специалистов и судей. То есть профессиональных зрителей хватало. - То, как катались на этих прокатах Юко Кавагути и Александр Смирнов, вам как консультанту сборной понравилось? - Да. Если в Канаде эти спортсмены будут кататься столь же уверенно, результат будет высоким. - Давайте несколько отвлечемся от темы парного катания. На тренерском совете, который был проведен после чемпионата России, вы, знаю, голосовали против того, чтобы в Загреб ехал Максим Ковтун. - Не совсем так: дело в том, что бумаг, в которых было бы четко прописано, что решение по третьему спортсмену принимает ФФККР, я не видел, хотя вполне допускаю, что они есть. Но в моем сознании в тот момент почему-то четко сидело: отбор в команду должен осуществляться в полном соответствии с призовыми местами. И голосовал я не против Максима. А против того, чтобы принцип нарушался. - А какого мнения придерживаетесь в отношении выбора федерации сейчас? - Сразу после чемпионата Европы я сказал: у меня нет никаких сомнений в том, что на чемпионат мира должен ехать Ковтун. Без всяких дополнительных отборов. Он на тех соревнованиях всем все доказал. Не говорю уже о том, что объективно у него все-таки больше шансов оказаться в десятке, чем у других наших мальчиков. - Почему вы так считаете? - Он молодой. Мой достаточно большой опыт говорит о том, что, когда на соревнованиях появляется новый спортсмен и показывает хорошую, сложную программу и хорошее катание, арбитры всегда несколько более лояльны. - Сразу вспоминается фраза Ирины Родниной: "Судьи любят свежее "мясо". - Именно! Кроме этого Ковтун очень хорош технически. Ему пока не хватает выразительности, но это нормально. Для того чтобы она появилась, надо два-три года повращаться в когорте сильнейших, добиться стабильности исполнения технических элементов. Психология спортсмена в этом отношении очень проста: пока человек не чувствует в себе уверенности в тех же прыжках, добиваться от него выразительности катания бессмысленно: у него голова совершенно другим занята. - Замену Николь Госвияни на Алену Леонову считаете оправданной? - У меня двоякое отношение к этому. С одной стороны, я бы вообще не менял тройку девочек. Они ведь все выступили в Загребе хорошо. С учетом того, что Госвияни была третьей российской спортсменкой, она заняла очень высокое место. Сделала на чемпионате Европы даже больше, чем от нее ждали. Еще мне показалось, что все наши девочки - Аделина Сотникова, Лиза Туктамышева и Николь - не просто катались сами по себе, но как бы помогали друг другу. В этом отношении у них сложился очень хороший коллектив. Разбивать его лично мне было жаль. С другой стороны, я понимаю, что есть вещи, которые нельзя не учитывать. Леонова на прошлом чемпионате мира была второй, у нее есть определенный рейтинг в глазах судей, она заведомо будет выступать в более сильной группе, чем выступала бы Госвияни, а это тоже повышает шансы на высокий результат. Тем более что у нас предолимпийский сезон, когда важность каждого выступления сильно повышается. - Каковы ваши личные ожидания в отношении чемпионата мира? - Прежде всего я, естественно, рассчитываю на высокий результат Волосожар и Транькова в парном катании. У них есть абсолютно все для того, чтобы бороться за золотую медаль: сложные хорошие программы, внешняя стать, мощь. То есть это катание красивого, спортивного направления. Две другие наши пары тоже вполне могут побороться за призовое место. Считаю их равносильными - не могу выделить кого-то особо. Что касается танцев, мне нравится, что у российских дуэтов появилось очень современное направление. Это и мягкость катания, и широта, и построение программ. В танцах ведь как нигде важно иметь хорошую, запоминающуюся программу. На том уровне, где идет борьба за медали, все катаются примерно одинаково. А значит, решающим фактором на тех же Играх будут музыка и постановка. За бронзу оба наших дуэта способны бороться уже сейчас. - А что скажете об одиночном катании? - Сотниковой и Туктамышевой тоже вполне по силам бороться за бронзу. - То есть вы не разделяете мнения, что обе эти спортсменки могут выиграть у кого угодно, если безошибочно выполнят все элементы своих программ? - Я просто делаю "поправку" на традиционные судейские предпочтения в отношении авторитетов. Если эти предпочтения убрать, и Аделина, и Лиза вполне могут выиграть. Но убрать, как вы понимаете, нереально. Для этого нужно сильно прокатать короткую программу. То есть с самого начала показать очень высокий технический уровень - не сделать ни единой помарки. А потом точно так же откатать произвольную. - Осталось оценить шансы единственного российского одиночника. - Если Ковтун сумеет сделать то, что от него ждут, то есть войти в десятку, это будет классно! http://www.sport-express.ru/newspaper/2013-02-26/8_1/

piparkoogid: «Мы стараемся не калечить людей» Знаменитый тренер Тамара Москвина рассказала «НВ» о том, почему родители боятся отдавать детей в парное катание В Твери завершился финал Кубка России по фигурному катанию. Одними из фаворитов турнира в соревновании спортивных пар изначально считались экс-чемпионы Европы Юко Кавагути – Александр Смирнов. Однако в самый последний момент титулованный дуэт был вынужден отказаться от участия: у партнёра возникли проблемы со здоровьем. Ситуацию комментирует наставник лучшей петербургской пары Тамара Москвина. – Тамара Николаевна, что с Сашей? Насколько серьёзна ситуация? – У Кавагути и Смирнова был такой план: выступить на чемпионате Европы в Загребе, а затем провести реабилитацию – подлечить маленькие осложнения, которые накопились у Саши за время его спортивной деятельности. До чемпионата мира ещё полтора месяца. Надо было не то чтобы выйти из формы чуть-чуть, а заняться другими важными делами. Мы планировали начать изучение элементов к следующему сезону, попробовать новое музыкальное сопровождение и так далее. Но Федерация фигурного катания России рекомендовала рассмотреть вопрос участия в финале Кубка. И я подумала: пожалуй, ребятам это не повредит. Мы начали усиленно готовиться, с прокатами программ. Но природа взяла своё: у Саши возникли проблемы со здоровьем. Сначала – ОРЗ: в течение недели нам пришлось тренироваться с ограничениями. А на следующей неделе – осложнение, видимо, из-за того, что простуду Саша перенёс на ногах. Возникли мелкие, но неприятные боли в спине. Мы потеряли ещё четыре тренировочных дня. Так что в этой ситуации я обратилась к федерации с просьбой следовать нашему первоначальному плану – спокойно готовиться к чемпионату мира. Тем более что они своё право участвовать в этом чемпионате подтверждают на протяжении всего сезона. Нам пошли навстречу. – Ваши ученики впервые за историю своих выступлений на чемпионате Европы остались без наград. Как вы оцениваете произошедшее? – Саша с Юко выступили в Загребе неудачно. Да, я увидела немало позитивных моментов. Но главный критерий оценки – результат, а он – неудовлетворительный. Можно, конечно, искать оправдания в неблагоприятной жеребьёвке или кивать на не очень хороший лёд. Но это неправильно. Мои спортсмены не смогли реализовать то, что они подготовили в тренировочном процессе. – Какие же вы увидели позитивные моменты? – В этом году у Кавагути и Смирнова очень хорошие программы – это первое. Второе: у них улучшилось взаимопонимание. Юко стала ещё более женственной, более артистичной. Появилось то самое противное английское слово chemistry, то есть «химия», взаимодействие партнёров по сюжету, по музыкальному сопровождению. А ещё – у них красивые костюмы, стильные причёски. То есть эта сторона отработана. И если они катаются безошибочно, то тогда программы блестят. Но вот в Загребе – не блеснули. Бывает, смотрю на их успешный прокат и думаю: «О! Наконец-то мы нашли приём! Схватили его за хвост и за голову. И теперь, повторяя его, будем и дальше кататься чисто». Но не получается, на следующих соревнованиях этот приём не срабатывает. Да, я вижу, что и у других элитных спортсменов тоже не всё идёт по нарастающей. Там тоже колебания, которые связаны с высокой сложностью программ, с острой конкуренцией. А ещё – с воздействием каких-то возмущающих факторов. Словом, в каждой избушке – свои погремушки. И тренер пытается сложить эти погремушки так, чтобы всё получилось наилучшим образом. Это и является главной задачей. На чемпионате Европы у меня этого не получилось. Хотя готовы Юко с Сашей были хорошо. – Не могу не задать важный вопрос: если взглянуть на современное парное катание, мы увидим всего четыре дуэта класса «люкс» – Кавагути – Смирнов, Волосожар – Траньков, Пан – Тун и Савченко – Шолковы. Всё. А ведь ещё два-три олимпийских цикла назад таких пар в мире был едва ли не десяток. – От себя добавлю, к этой четвёрке способны приблизиться две канадские пары. Но у них компонент «артистичность» пока не полностью раскрыт, хотя технически они сильны. Что же до уменьшения количества пар экстра-класса, может быть, причиной тому наше ностальгическое: «Раньше трава была зеленее и сахар слаще»? (Смеётся.) Но должна сказать, что сейчас сложность программ сильно выросла. И многие пары имеют в своём активе гораздо более сложный набор элементов, чем представители того, «золотого» поколения, про которое вы говорите. И с этой сложностью надо справляться. Получается не у всех, то одно, то другое провисает. – Но есть ещё один неприятный момент: спортивных пар вообще становится меньше. – А это потому, что более сложные элементы требуют соответствующего «исходного материала» – с более серьёзной технической и прыжковой подготовкой. Когда мы сейчас зазываем к себе юных одиночников, то они должны иметь в своём активе два тройных прыжка и двойной аксель. Как минимум! Потому что мы знаем: пока мы дуэт будем готовить, а на это уйдёт три-четыре года, парное катание уйдёт вперёд. Помимо прыжков фигуристы должны иметь подходящее соотношение роста и веса, а также хорошую акробатическую подготовку. И чтобы фигуристы жили поблизости друг от друга и от катка. – Есть ещё одна проблема: не все родители горят желанием отдавать детей в парное катание. – Мы уже давно повесили в Академии фигурного катания и в «Юбилейном» объявления: «Группа Тамары Николаевны Москвиной (тренеры Тамара Москвина, Елена Бережная, Оксана Казакова) приглашает заниматься парным катанием. Требования – такие-то...» Рядом висело аналогичное объявление от группы Людмилы и Николая Великовых. Кто-нибудь пришёл? Никто! Точнее – одна девочка всё-таки пришла, что было крайне удивительно. И ещё – это, правда, случилось уже два года назад – из Москвы к нам приехала Камилла Гайнетдинова. Из Москвы! Это почти нонсенс! Люди из других городов, может, и хотят к нам приехать. Но где они будут жить? Кто будет детей содержать, воспитывать, учить? Куда их определять? В интернат? Я такую ответственность на себя перед родителями взять не могу. В Москве, говорят, есть средства, жильё. Поэтому туда и едут. У нас, к сожалению, таких возможностей нет. Что касается местных детей – родители, как правило, видят в них новую Слуцкую или Плющенко. И все говорят: «Я боюсь». Но особо страшных травм в нашей дисциплине нет! Мы стараемся не калечить людей. Однако парное катание всё равно не такой распространённый вид спорта и не так пышно подаётся в прессе и по ТВ, как одиночное. Поэтому не такое пристальное внимание к нам. Хотя медаль – и олимпийская, и мировая, и европейская – такая же. – Да и с точки зрения карьеры после ухода из большого спорта парное катание ничем не хуже одиночного. Чемпионы-парники столь же востребованы в ледовых шоу. – Да, это так. Тем более, перейдя в парное катание, спортсмен фактически обретает вторую профессию. Вспоминаю себя – когда я пять раз была чемпионкой СССР в одиночном катании и мы с семьёй обсуждали – то ли закончить выступать вообще, то ли рискнуть попробовать себя в парном катании. И папа мой сказал: «Тамара, позанимайся парным катанием! Получишь ещё одну профессию. Вдруг пригодится?!» И теперь, оглядываясь назад, вижу, что отец был прав. У меня в итоге получилась тренерская карьера. А ведь мы с Алексеем Николаевичем Мишиным могли, в принципе, и в балете на льду долгое время кататься. Это тоже был бы заработок. Я заметила, кстати, что дети, которые приходят к нам в парное катание, уже не возвращаются в одиночное. Потому что парное катание – очень интересный вид. И в коллективе всегда веселее. Правда, девочкам приходится преодолевать страх, ведь в поддержке они работают на высоте почти трёх метров. А ещё же улыбаться при этом нужно… К сожалению, мы не можем создать массовое парное катание. Потому что на льду одновременно могут уместиться только четыре пары, пять – от силы. Иначе они друг другу станут мешать. Потому что вдвоём с намеченного направления элемента, если девочка на руках у партнёра, уже не вывернуть. Поэтому у нас – штучное производство. Но, как следствие, мы строго подходим к составу пар. Если пару составили и научили – то нужно её сохранять как можно дольше. Ведь создать новую пару – это как создать новый коллектив. Требуется много времени, чтобы он устоялся, чтобы партнёры притёрлись друг к другу. Но это – данность. Мы не жалуемся. – У меня складывается ощущение, что в Питере катастрофически не хватает льда для «большого» фигурного катания. Реальная работа на результат идёт только в Академии фигурного катания и «Юбилейном». Все заметные места на соревнованиях занимают только те, кто работает на этих двух аренах. – А может, нам и не надо много групп для спорта высоких достижений? Пусть лучше будет огромная поляна детей, которые занимаются фигурным катанием. А потом уже они придут в спортивные группы – в «Юбилейный» и на Туполевскую (на Туполевской улице находится Академия фигурного катания. – Прим. ред.). Из «коликчества», как когда-то говорили, всегда должно идти «какчество». С другой стороны, количество в качество не перейдёт, если не будет профессионального тренерского коллектива. Потому что цели и умения тренеров, которые работают в массовом спорте, на привитие детям любви к катанию, они совершенно другие. Поэтому должен быть особый отбор и тренерского коллектива тоже. // Беседовал Олег Алексеев http://nvspb.ru/stories/my-staraemsya-ne-kalechit-lyudey-50646

piparkoogid: «В Лондоне будет трудно, но я оптимист» Заслуженный тренер СССР Татьяна Тарасова ОКСАНА ТОНКАЧЕЕВА Вчера очередная группа российских фигуристов вылетела в США на акклиматизационный сбор перед чемпионатом мира, который стартует в канадском Лондоне 10 марта. Среди них и наш единственный представитель в мужском одиночном катании Максим Ковтун, тренирующийся в последнее время под присмотром легендарной Татьяны ТАРАСОВОЙ. Впрочем, знаменитая наставница является консультантом всей российской сборной, так что кому как не ей знать актуальное состояние нашей команды. «Новые Известия» попытались выяснить, на что будут претендовать в Лондоне отечественные фигуристы. – Татьяна Анатольевна, грядущий чемпионат мира вызывает большой интерес. А в чем, на ваш взгляд, его главная особенность? – Я любой чемпионат мира жду с интересом, потому что на такой турнир приезжают лучшие из лучших. А предолимпийский он или нет, это, поверьте, дело второстепенное. – Но только не для нашей сборной, согласны? Взять хотя бы мужское одиночное катание. Ведь именно вашему ученику Максиму Ковтуну, включение которого в команду сначала на чемпионат Европы, а потом и мира наделало столько шума, в одиночку придется сражаться за лицензии на домашнюю Олимпиаду. – Ну, конечно, всем хочется, чтобы Максим попал в десятку сильнейших. Но почему-то многие забывают, что еще в начале сезона он был никто, что в августе был даже снят с тренировочного проката сборной в Новогорске. И сейчас несет на себе колоссальную ответственность перед страной. А ответственность эта не способствует, как бы выразиться точнее… удовольствию, которое должен испытать спортсмен, впервые попавший на чемпионат мира. Удовольствие от того, что будет кататься среди лучших… – На чемпионате Европы в Загребе он с этим грузом справился. – А сейчас задача еще больше усложнилась. В Лондоне представлять наше мужское катание Максим будет один. Для него это очень большое испытание. От давления, которое идет со стороны, никуда не деться. Вот мы с Леной (Буяновой, тренером Ковтуна. – «НИ») стараемся его от этого избавить. Потому что без хорошего настроения, без куража там будет очень трудно. – Все говорят о попадании в десятку, но лично вы какие ставите перед ним задачи? – Знаете, с одной стороны, когда меня спрашивают, думала ли я, начиная работать с Максимом летом, что он будет так прогрессировать, я отвечаю: «Конечно! Зачем браться за того, кто не способен прогрессировать?!» Но сейчас я, например, далека от того, чтобы требовать от него этой самой «десятки». У меня вообще ощущения странные... Бороться за десятое место – такого опыта еще не было. Для меня это даже как-то звучит непонятно, печально. Если бы мы чуть-чуть раньше начали… Максим ведь только привыкает к большой работе. У него, например, очень много упущено в шагах, дорожках, хотя он и получает за них четвертый уровень. Над скольжением надо работать, над растяжками… И тяжело в разгар сезона все это делать человеку, который рассчитывал на юниорскую программу – на всего лишь один четверной прыжок. Ведь обычно сложность прибавляют годами. Годами! К тому же он еще растет, и все трудности, связанные с этим моментом, мы каждый божий день тоже вынуждены принимать во внимание. Поэтому наша с Леной задача подвести его к старту так, чтобы он сделал все, что может сделать. Чтобы прыгал высоко, красиво, легко. Чтобы боролся только с собой, как ни банально это звучит. – Не исключаете вероятности того, что Ковтуну придется выступать и в Сочи? – Почему я должна это исключать? Не исключаю. Кому же, как не ему. – А что можете сказать о состоянии Аделины Сотниковой, которая тренируется с Максимом на одном катке? Для нее предстоящий чемпионат мира тоже будет первым в карьере. – Как пчелка работает. Конечно, переходный период у Адели еще не закончился, но чемпионат Европы, где она завоевала серебряную медаль, и выиграла, причем блестящим прокатом, короткую программу, показал, что она уже может с собой справляться. Да, бывают срывы, но это нужно просто перетерпеть. В Загребе, когда она проиграла только Каролине Костнер, Аделина расстроилась. Но я рада, что она начала не с «золота». – Почему? – Потому что в таком возрасте страшно потом все время доказывать, что твоя победа была неслучайной. Лучше забираться на вершину постепенно. Вот Аделина и идет своим путем. Чемпионат Европы – огромный опыт. У них с Ковтуном после Загреба словно крылья выросли. Видели бы вы, как они тут «летали» – и в зале, и на катке. Ловить нужно было. И сейчас Аделина на тренировках выглядит уверенной, сильной, очень хорошей. – В Лондоне в турнире спортивных пар выступят Вера Базарова и Юрий Ларионов, которые последний раз выходили на старт в сочинском финале Гран-при в начале декабря. Да еще они, оказывается, разрыв с многолетним тренером Людмилой Калининой не просто пережили? – Вера с Юрой сейчас хорошо готовы. Все элементы на четвертый уровень делают и вообще катаются шикарно. Что же касается других проблем, то я не хочу это обсуждать. Скажу лишь то, что категорически не согласна с позицией журналиста, написавшего нелицеприятную статью о Люде Калининой. Я вообще уважительно отношусь ко всем тренерам, а Люду, которая воспитала Веру с Юрой буквально с детства, давно к тому же знаю и не могу остаться равнодушной, когда про нее пишут черте что. Я очень прошу, чтобы вы об этом написали. Они все трое многое пережили, и через нелепую дисквалификацию Юры прошли, через травмы бесконечные… Да, сейчас пути их разошлись, с кем не бывает. Но Люда – человек безгранично преданный фигурному катанию, как профессионал доказавший свою состоятельность, поэтому не нужно поливать ее грязью. Она еще не одну прекрасную пару может вырастить. И сделает это, я не сомневаюсь. – Помимо мужского одиночного катания второй наш больной вопрос – танцы. Все говорят, что разрыв между двумя нашими дуэтами и всем известными лидерами из США и Канады уже не так велик, каким был еще год назад. Есть у нас шанс побороться с ними? – Знаете, меня трудно удивить. Потому что я не только видела танцы на льду в исполнении еще Таулер и Форда и дальше со всеми остановками, но и сама участвовала в их развитии как вида спорта. На чемпионате Европы в борьбе за «золото» Боброву – Соловьева и Ильиных – Кацалапова разделили 11 сотых. Но хотелось бы большего. Чтобы можно было сказать, что в турнире участвуют выдающиеся спортсмены. Сейчас они – просто хорошие. Если канадцы и американцы уже выросли, то наши только начинают расти. Мы видим начало этого пути. Вот сейчас посмотрим, какой разрыв будет. Пока он составляет где-то 20 баллов. И у нас при этом никто ничего не срывает, а канадцы ошибаются. Что делать? Выходи и катайся. У каждого есть свой танец, который они должны любить. Вложи туда капельку крови, в эти четыре с половиной минуты, чтобы мы, зрители, остались довольны. Вот и все. Такая у них задача. – Ну добавьте оптимизма, Татьяна Анатольевна… – Так ведь есть еще французы Пешала – Бурза. И пока они всегда перед нами. Никогда не скрывала: я не их фанатка. Потому что, на мой взгляд, у них недостаточно хорошее скольжение для танцев, но что касается элементов, у них они всегда новаторские. К тому же они достаточно редко ошибаются. А наши катаются лучше, но новаторских элементов нет. Знаете, я не верю в чудеса. Я верю в талант. Вот в этом мой оптимизм. Я надеюсь, что следующие программы, олимпийские, у Кати с Димой и у Никиты с Леной будут более конкурентоспособными. Нужно новые элементы придумывать и направления танцевальные, не бояться экспериментировать. Шок нужен, понимаете. Чтобы люди увидели и ахнули – что делают!.. http://www.newizv.ru/sport/2013-02-28/178504-zasluzhennyj-trener-sssr-tatjana-tarasova.html

piparkoogid: Алексей МИШИН: "НЕЛЬЗЯ СУДИТЬ ВЕЛИКИХ ОБЫЧНЫМИ МЕРКАМИ" 26 февраля известный российский тренер Алексей Мишин получил неожиданную награду - стал одним из лауреатов международной премии "Персона года". Сам тренер сказал по этому поводу коротко: - Удивлен. Но такое признание, безусловно, приятно. - Какие ваши достижения доставляют вам больше морального удовлетворения: те, что на виду, как многочисленные титулы учеников, или те, что скрыты от широкой публики? - Не так давно я разговаривал со своим хорошим знакомым, который много лет занимается собиранием истории фигурного катания. Так он сказал: в мире нет тренера, у которого было бы больше чемпионов в мужском одиночном катании. Но это все по большому счету ерунда. Скажем, Николай Панин-Коломенкин, самый первый российский олимпийский чемпион, вошел в историю спорта именно в этом качестве. Но для меня он прежде всего человек, который оставил после себя множество печатных трудов о фигурном катании. Создал, я бы сказал, основополагающую теорию нашего вида спорта. И это я считаю гораздо более значимым, нежели завоеванная им олимпийская медаль. Что касается меня, то приятно сознавать, что моя система упражнений, с которой тренеры всего мира обучают детей прыжкам, стала уже народной - никто не помнит первоисточников. Для меня это достижение - дело жизни, причем главное. - Спорт так устроен, что тебя помнят лишь тогда, когда ты на виду. Как только результат исчезает - тренера забывают. - Я это прекрасно знаю и всегда был готов к этому. Не говоря уже о том, что никогда не опускался в своей профессии на какое-то совсем глубокое, страшное дно. Моя карьера в большей степени была связана с победами и успехами. И поверьте, даже на полное забвение никакой болезненной реакции у меня не будет. Тамара Москвина как-то сказала по этому поводу: "Леша, мы с тобой уже столько сделали, что можем не стыдиться своей жизни, чем бы ни занимались в оставшиеся годы". - И все же: вплоть до 2006 года ваши ученики не просто выступали на всех крупнейших соревнованиях, но почти всегда оказывались на пьедестале. А после ухода Евгения Плющенко вдруг образовался вакуум. Это доставляло вам тогда психологический дискомфорт? Или, напротив, возможность отойти от стрессов большого спорта принесла облегчение? - Я этому не радовался. Пока был целиком и полностью поглощен работой с Плющенко - а несколько лет до Олимпийских игр в Турине я занимался только им, - у меня в группе подобралась такая публика... По большому счету из них уже было поздно пытаться что-нибудь сделать. Я вообще не видел там сколь-нибудь подходящего "материала". Напоминал сам себе персонажа, который утром сажает картошку, а вечером ее выкапывает, потому что кушать нечего. Заниматься какой-либо работой на перспективу было просто не с кем. Поэтому тогда и взял к себе Лизу Туктамышеву. - Каково это - приходить на тренировку и работать, понимая, что работа по большому счету идет впустую? - Очень тяжело. Знаю, многие мои спортсмены на меня тогда обижались. Потому что видели: они что-то делают на льду, с расчетом, чтобы я посмотрел и сделал какие-то замечания, а я интуитивно кошу глазом в тот угол катка, где катается Лиза. Потому что у этого крошечного, сырого, ничего не умеющего "крючка" уже просвечивали грани таланта. - В прежние годы вы часто говорили о неправильности существующей судейской системы, в которой должным образом не оцениваются прыжковые элементы. Сейчас вы довольны тем направлением, в котором идет развитие одиночного катания? - В свое время это развитие пошло, на мой взгляд, противоестественным путем. Я имею в виду тот аспект, который называется transitions . Ни Эван Лайсачек, ни Патрик Чан тогда не были способны прыгать четверные прыжки. И началось все по известному принципу: если у тебя кривые ноги, но красивая грудь, ноги надо как-то прикрыть, а достоинства выпятить. Не случайно ведь Чан даже говорил тогда, что обыграет Плющенко без четверных прыжков. Сейчас же все вернулось в нормальное русло. Не потому, что так захотел Международный союз конькобежцев или кто другой. Это предопределено элементарной логикой развития спорта, девиз которого во все времена сводился к трем словам: быстрее, выше, сильнее. Сто раз прав был покойный Станислав Алексеевич Жук, утверждавший, что сложность в фигурном катании всегда будет идти впереди искусства. Да и я сам еще в 1973 году написал в одной из своих статей: многооборотные прыжки - это апофеоз мастерства фигуриста. Поэтому в мужском одиночном катании все сейчас и стремятся прыгать в четыре оборота. - В прыжках ваши спортсмены всегда были впереди других: Урманов, Плющенко и даже Артур Гачинский, который начал успешно исполнять четверные, когда его ровесники о подобном и не помышляли. Сейчас же получается, что Гачинский не просто выпал из обоймы потенциальных лидеров, но никто вообще не понимает, вернется он когда-либо на прежний уровень или уже нет. - Гачинский - это очень индивидуальный вопрос. Там были свои причины, о которых мне не хотелось бы рассуждать. Сам он говорит, что потерял ощущение прыжка. Но уверяю вас, он это ощущение найдет. У меня есть основание так утверждать. - Все, что сейчас происходит с Артуром, сильно вас удручает? - Конечно, это плохо, что все так произошло, что спортсмен потерял голову, а ведь "железного" кандидата в сборную среди российских одиночников вообще не было. Хотя, знаете, перед моим отъездом в Москву мы с Гачинским и нашим новым хореографом Юрием Смекаловым ставили фрагменты новой произвольной программы для следующего сезона, и мне очень понравилось то, что у нас получается. Очень "породисто" выглядит спортсмен, я бы сказал. - Как вы оцениваете тот факт, что в привычной и давно сложившейся компании российских одиночников в этом сезоне появился еще один перспективный претендент? - Знаете, ко мне недавно приезжали журналисты НТВ Плюс и спросили под занавес разговора, как я отношусь к новому противостоянию Тарасовой и Мишина. - Ну, лично я далека от того, чтобы на данном этапе считать, что противостояние существует. Не потому, что Гачинский хуже Максима Ковтуна или наоборот. Просто оба, на мой взгляд, пока еще достаточно далеки от топ-уровня. И уж тем более от результатов Плющенко и Алексея Ягудина в годы наиболее непримиримого их соперничества. - Тем не менее вопрос был задан. И я ответил, что в нашей с Тарасовой нынешней работе гораздо больше не противостояния, а сотрудничества. Тот же Ковтун, когда еще катался у своего первого тренера Марины Войцеховской, несколько раз приезжал ко мне в Санкт-Петербург - работать над прыжками. Потом он попал к Николаю Морозову, где тоже приобрел немало полезных качеств. То есть мы имеем никакое не противостояние, а скорее объединение усилий самых разных людей ради того, чтобы у страны был результат. Если мы сейчас примемся культивировать противостояние между тренерами независимо от того, о каком виде катания идет речь, на Олимпийских играх в Сочи нас просто разорвут. - Какую долю вашего тренерского внимания отнимал в этом сезоне Плющенко? - Сейчас, когда Женя восстанавливается после операции, он вообще не отнимает никакого внимания. А вот когда тренировался, могу ответить честно: он сжирал всех. От него исходила такая аура, что на катке становилось тихо - люди не всегда решались даже громко разговаривать, когда Женя катался. Соответственно я сам просто не имел никакого морального права уделять кому-то другому больше времени. Это выглядело бы святотатством по отношению к Плющенко. - Я помню, как в свое время Станислав Жук отказался от работы со своей выдающейся парой - Ириной Родниной и Александром Зайцевым. Он понимал, что результат, каким бы высоким он ни был, будет приписан спортсменам, а не тренеру. Наверняка и вы отдаете себе отчет, что любое достижение Плющенко после Игр в Турине в глазах общества - его результат, а не Мишина. - Это не совсем так. Года три назад, например, я решил на 10 дней уехать в отпуск в Сочи. Через три дня мне позвонил Женя: "Срочно возвращайтесь. Без вас у меня ничего не получается". - О таких деталях можете знать вы, но не общественность. Не обидно продолжать работу, которая никогда не будет поставлена вам в заслугу? - Величие спортсмена, добившегося успеха, равно как и его известность, и благосостояние, всегда будут выше, чем у тренера. Это нормально. Так и должно быть. - А вы не устали ждать, когда Плющенко завершит карьеру? Ведь, продолжая работать с ним, вы невольно лишаете своего внимания и Гачинского, и Туктамышеву, которые, в отличие от Евгения, гораздо в большей степени способны развиваться и прогрессировать? - Нельзя прерывать творческий союз на рубеже 20-го года сотрудничества. Нельзя. Понимаете? Нельзя судить великих спортсменов обычными мерками. Потому что они приоткрывают окно в неизвестность. - Что именно вы подразумеваете под этими словами? Способность прыгать четверные прыжки в тридцать с лишним лет? - Тема гораздо сильнее. Юрий Власов первым поднял 500 килограмм. Армин Хари первым пробежал 100 метров за 10 секунд. Боб Бимон прыгнул в длину на 8,90. А четыре Олимпиады в одиночном катании... - ...были в начале прошлого века на счету шведа Гиллиса Графстрема. Причем в трех из них он победил. - Я не знал, что такое было. Думаю, и Евгений не знает. Поэтому мы с ним стремимся к этому рекорду. - Остается пожалеть, что на самом деле все рекорды давно разобраны. У австрийца Карла Шефера было семь побед подряд на чемпионатах мира и восемь - на чемпионатах Европы - на одну больше, чем у Плющенко сейчас. Вот и получается, что нет ни одного достижения, которое ваш ученик мог бы превзойти, продолжая выступать. Поэтому у многих невольно возникает вопрос: зачем после стольких травм и операций продолжать мучить себя? Только потому, что это единственная возможность зарабатывать деньги? - Это, кстати, совсем не так. Если бы Плющенко вместо того, чтобы тренироваться, предпочел выступать в шоу, денег он бы получал несоизмеримо больше. Сейчас он отменил 36 выступлений, которые были запланированы, не случись операции на позвоночнике. - А не страшно? Вы же гораздо лучше, чем я, понимаете, на какой тонкой грани будет балансировать ваш ученик, если снова станет пытаться вернуться в спорт. - И несмотря на это, мне по-прежнему интересно с ним работать. Когда он приходит на тренировку, на него хочется смотреть, столько желания и азарта он излучает. Я вам даже больше скажу. Когда я сравниваю, каким Женя был в начале карьеры, с этими примитивными перебежками, и каким стал сейчас, я вижу, насколько более зрелым выглядит его катание. Он стал настоящим художником, чего совершенно не было даже в те годы, когда он безостановочно побеждал. - Заключительный вопрос, связанный исключительно с предстоящим чемпионатом мира. В начале сезона вы не раз подчеркивали, что Туктамышева находится не в лучшем состоянии. Как бы вы оценили ее состояние сейчас, за две недели до главного старта сезона? - Оно по-прежнему не лучшее. Лиза переживает самый сложный период - превращения девочки в девушку. Но мы будем стараться. http://www.sport-express.ru/newspaper/2013-03-01/7_1/?view=page

afina: http://mn.ru/friday/20130301/338733595.html

piparkoogid: Мария Бутырская: "Плющенко не подстроился под новую систему судейства" В день открытия финальных соревнований зимней Спартакиады-2013 первая в истории России чемпионка мира по фигурному катанию Мария Бутырская в эксклюзивном интервью главному редактору @Sport.ru рассказала о причинах отсутствия новых звёзд в мужском фигурном катании, шансах Плющенко на победу в Сочи и роли Яны Рудковской в карьере Олимпийского чемпиона. СПАРТАКИАДА Мария, вы главный судья Спартакиады-2013. Нескромный вопрос – как так вышло? Это в первую очередь указание Министра спорта Виталия Мутко. Да и вообще, главным судьёй Спартакиады должен быть не какой-то "дядечка", присланный из Москвы, а знакомая всем юным спортсменам фигура, дабы они видели, куда им нужно стремиться и ради чего стараться. Конечно, хоть я и имею юридическое право судить соревнования, моя роль в данном случае больше формальная. Но своей карьерой я заслужила иногда быть старшим судьёй на подобного рода соревнованиях (улыбается). Спартакиадное движение в России как таковое начало возрождаться в 2003 году. Как вы помните, в 2002 в Солт-Лейк Сити мы наблюдали эпическую дуэль Евгения Плющенко и Алексея Ягудина. С тех пор замены им так и не нашлось. Самый простой вопрос: "Почему?" В любом виде спорта развитие идёт волнами, примеры тому можно найти и в женском катании. Был ведь и там провал, но в итоге наши девчонки вновь сумели оказаться на "своём" месте. У мальчиков же ещё со времён Лёши Урманова мы были фаворитами – после него появился Ильюша Кулик, потом Ягудин и почти сразу же Плющенко. Конечно же, соперникам не нравилось, что всё "золото" уезжает в Россию, начали подтягиваться соперники, изменилось судейство… А само фигурное катание не изменилось? В первую очередь судейство, а с ним и катание. Многим пришлось подстраиваться. ЯГУДИН, ЛАЙСАЧЕК И СУДЬИ В 2006 году Плющенко всё-таки стал Олимпийским чемпионом, и даже вроде бы завершил карьеру. Но в итоге мы до сих пор наблюдаем его очень тяжёлое, долгое, осложнённое травмами возвращение… (Перебивая и улыбаясь) Мучительное… Заметьте, вы сами это сказали. В итоге в Ванкувере три года назад он проиграл канадцу Лайсачеку, который так и не прыгнул четверной прыжок. Проиграл из-за новых норм судейства? Конечно, судейство изменилось в последние годы. Стали больше влиять оценки за вращение, сделал ты, например, бильман, и получил больше, чем за тройной прыжок. Раньше такого и быть не могло. В Ванкувере Плющенко делал упор на технику, причём довольно откровенно. Лайсачек сделал ставку на артистизм и выиграл. Вы, как бывшая фигуристка, как чемпионка мира, где видите фигурное катание через 10 лет? Как женщине, как представительнице женского фигурного катания мне, конечно, нравятся красивые скольжения, эстетичные вращения, хорошие, продуманные программы. Но если девочки при этом ещё и сложные технические элементы могут продемонстрировать, это тоже по-своему красиво. А у мужчин? А у мужчин мне нравится именно мужское катание, как оно есть. Пример – катание Лёши Ягудина, оно мужское… Пусть он не задирал эту ногу выше головы и не вращался по десять оборотов, но та энергетика с идеальными четверными прыжками, дорожками шагов… В них ведь не было ничего особенно сложного, по нынешним меркам судейства там, может, и уровня никакого не будет. Но это было мужское катание. В Турине было то же катание, что и в Солт-Лейк Сити? Женя через четыре года классно катался. И именно после того "золота" старое судейство закончилось. Всё поменялось в судействе, а Женя… Если меняются правила, то именно в этом случае под них надо подстраиваться. Кто бы выиграл, если бы в Ванкувере действовала ещё старая система судейства? Женя наверняка бы победил. ПЛЮЩЕНКО И ЕГО ЖЕНА То есть проблема Плющенко в том, что к 2010 году он не сумел подстроиться под новую систему? Он до сих пор не может подстроиться. Ведь даже на последнем чемпионате Европы вращения его до нужного уровня не дотягивали. Сейчас ведь главное баллы набирать, намного проще фигурное катание стало в целом. Но при этом сейчас техническая оценка не из воздуха берётся – она абсолютно прозрачна. Если во второй оценке ещё возможно влияние "нравится – не нравится", то техника оценивается очень чётко. Через год Олимпиада в Сочи. Плющенко в этой связи не просто претендент, это в том числе с политической точки зрения "золотая надежда России". Есть у него вообще с учётом всего вышесказанного шанс на победу? На точно такой же вопрос я отвечала перед прошлым чемпионатом Европы, когда Женя вернулся. Сложно давать какие-то прогнозы, удивительно в принципе, что ему хватает сил после стольких лет в спорте хотя бы тренироваться. Тогда он выиграл, и был королём, на этом чемпионате Европы один раз оступился – его почти уничтожили. Он не заслужил этого. Женя выиграл чемпионат России, выиграли бы другие – пожалуйста, езжайте… Так может стоит просто вовремя заканчивать? Он ведь чётко всё рассчитал до Ванкувера… Да и второе место на Олимпиаде – это ведь не плохо, совсем не плохо. Женя живёт спортом, видимо, пока не может с этим расстаться. Хотя, может, после этого чемпионата Европы он и задумается… Там ведь случился скандал. Наверняка слышали про комментатора Андрея Журанкова, вроде как про отсутствующую израильскую клинику и даже отсутствующую травму… Очень сомневаюсь, что он ездил в Израиль попиариться... Знаете, у Жени сейчас такая жена, которая не даст его в обиду никогда и сделает всё возможное, чтобы его имя не затоптали. Всякое бывает, и на старуху бывает проруха. Алексей Данилов, @Sport.ru http://www.sport.ru/winter/Mariya_Butyrskaya_Plyuschenko_ne_podstroilsya_pod_novuyu_sistemu_sudeystva/article221032/

Женя: piparkoogid пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: Знаете, у Жени сейчас такая жена, которая не даст его в обиду никогда и сделает всё возможное, чтобы его имя не затоптали. А кто его до этого затаптывал?

piparkoogid: "Танцы на льду это не только спорт, но и шоу" Свой взгляд на то, в каком направлении должны развиваться современные танцы на льду, корреспонденту "РГ" представил Ростислав Синицын - советский фигурист, танцевавший в паре с Натальей Карамышевой. В настоящее время Ростислав Александрович в качестве хореографа и тренера работает с российско-немецким дуэтом, выступающим за Германию, Нелли Жиганшиной - Александром Гажи. На чемпионате мира они заняли десятое место. Ростислав, произвольная программа ваших учеников под музыку "Зомби", которую они катают в соответствующих костюмах и гриме, очень отличается от всего, что мы видели в этом сезоне. Ростислав Синицын: Я считаю, что танцы на льду это не только спорт, но и шоу. Это делали Людмила Пахомова и Александр Горшков, Ирина Моисеева и Андрей Миненков. Торвилл - Дин продолжали наши традиции. Для них Моисеева - Миненков были идолами, они сами об этом говорили. Поэтому я считаю, что Илья Авербух, который делал обе программы моим фигуристам, просто сотворил шедевр. Без преувеличения. Они нравятся зрителям, запоминаются, выделаются, выглядят нестандартно. На мой взгляд, это правильный путь развития танцев. Там не так видны элементы, но мы не должны заниматься только акробатикой. Это парное катание. Мы должны еще и танцевать… Эмоции усложняют работу фигуристам? Ростислав Синицын: Конечно, сложнее выступать с эмоциями, чем просто передвигать ногами. Эмоции отбирают силы на элементы. Но на Авербуха мы возлагаем большие надежды. В связи с этой удачей хотим продолжить сотрудничество. Что скажете о лидерах в танцах на льду - канадском и американском дуэтах? Сократилось ли отставание от них остальных пар? Ростислав Синицын: Им стало тяжелее. Да, они снова выиграли с большим преимуществом. Но и другие поняли, чему отдает предпочтение техническая панель судей. Ученики Марины Зуевой сделали своей визитной карточной приятное, неслышное, невидимое скольжение. Оно до сих пор остается. Но многие пары начали это тоже делать. Начали выполнять ультра-си элементы. Так что все выравниваются. Я вообще считаю, что отрыв был немного искусственно создан. Об этом слишком много писали и говорили, в том числе и в российских СМИ. Россияне Боброва - Соловьев стали третьими. Можно было предсказать такой исход? Ростислав Синицын: По тренировкам я отдавал предпочтение именно им, а не французам или итальянцам. Кате с Димой оставалось только чисто откататься, чтобы выиграть эту медаль. Их тренирует Александр Жулин. Он молодец. Тоже делает имидж, образный танец. То направление, которое мне кажется верным. Советский спорт продвинул танцы в программу Олимпийских игр. Не возвращаться же к 60-м годам, когда дуэты просто катались и улыбались. Вы когда-то ставили программы Томашу Вернеру и Каролине Костнер. Что скажет об одиночном катании? Ростислав Синицын: Мужское катание прогрессирует, становится интереснее благодаря четверным прыжкам. Вспомните, как выступил Денис Тен. Чан, несмотря на срывы, тоже умеет кататься. Сложно сказать, когда программы будут и сложными, и чисто исполненными одновременно. Все будет от нервов зависеть. Особенно на Олимпиаде. Вам понравился наш дебютант Максим Ковтун? Ростислав Синицын: Ковтуну надо еще много работать. В первый раз выступать на чемпионате мира, после успеха на Европе, когда каждый подходит, похлопывает по плечу, мол, давай-давай - очень сложно. Тоже испытывали наши девочки. Сотникова и Туктамышева получили медали на Европе и здесь были под прессом: "Я же с медалями, я должна". Но прыгнуть выше головы нельзя. Я всегда говорил, что нужно разделять юниорское и женское катание. Вот Каро Костнер - это топ-класс. Поэтому даже когда она падает на чемпионате Европы, все думают, неужели она проиграет?! Потому что это невозможно. Это та же история, что с Волосожар - Траньковым. Они были лучшими. Вы видели, как их зал принимал. Это лучшая оценка. http://www.rg.ru/2013/03/17/sport-site.html

piparkoogid: Марина Зуева: Мои чемпионы мира очень многое привнесли в танцы на льду Тренер чемпионов мира и Олимпийских игр Марина Зуева рассказала "РГ", как воспитать настоящего спортсмена Марина Зуева с американской фигуристкой Мэрил Дэвис. Фото: Александр Вильф/РИА Новости www.ria.ru За "золото" в танцах на льду на чемпионате мира-2013 по фигурному катанию в Лондоне, как и в прошлые годы, боролось два дуэта - канадцы Тесса Вирчу и Скотт Мойр и американцы Мэрил Дэвис Чарли Уайт. Канадская пара выиграла Олимпиаду и ЧМ-2012, американцы - вернули себе чемпионский титул, завоеванный в 2011 году. Тренер фигуристов Марина Зуева рассказала корреспонденту "РГ", насколько эти пары разные, но в то же время одинаково талантливые и невероятные. Марина, каково вам следить за соперничеством своих учеников? Марина Зуева: А как родители за всех своих детей переживают?! Точно так же и я. Вы помните, на турнире Четырех континентов у Тессы случился прецедент: ей пришлось остановиться по ходу программы и потом продолжить выступление. Поэтому в прокате этой пары меня больше волновал физический аспект. Мне нужно было держать под контролем, как Тесса себя чувствует, как выглядит. Что касается Мэрил и Чарли, то я следила за эмоциональным уровнем, ведь в плане техники в этом сезоне они очень стабильно выступают. Но хочу сказать, что все три мои пары (плюс американцы Майя и Алекс Шибутани - примечание автора) по сравнению с прошлым годом очень спрогрессировали. Мы посмотрели, посчитали, что техническое улучшение составляет шесть процентов. Это довольно много. Если в прошлом году даже у чемпионов мира Тессы и Скотта были технические проблемы, им ставили 2-3 уровни сложности за элементы, то сейчас оценки значительно поднялись. Я довольна. Вы согласны с решением судей поставить американцев на первое место, канадцев - на второе? Марина Зуева: У арбитров под контролем такие нюансы, что тренеру очень сложно судить. Да это и не наша работа - оценивать. Могу только сказать, что это две разные пары, два разных разные стиля, четыре разных программы. Сложно выбрать. Это как яблоко и апельсин. А вообще в танцах на льду самое большое количество правил. Ни в одном другом виде фигурного катания нет таких вариаций. Тесса допустила ошибку на твиззлах в короткой программе. И это было очевидно. Могло все сложиться иначе, если бы не эта ошибка? Марина Зуева: Да, такое возможно. Ведь на Четырех континентах они выиграли короткую программу. Но мы немножко поздновато начали сезон, долго разучивали трюки - вы видели, сколько у них необычных, уникальных поддержек. К тому же тяжело выступать дома. Мне кажется, это на них давило. Возможно, у партнерши немного не выдержали нервы. Но Вирчу - Мойр заняли второе место, почетное второе место в соперничестве с такими сильными фигуристами как Мэрил и Чарли. Они не проиграли, они не выиграли. Вы упомянули про трюки. У "Цирка дю Солей" перенимали опыт? Марина Зуева: Еще шесть лет назад я впервые пригласила ребят из "Цирка дю Солей". Во-первых, я понимала, что у Тессы и Скотта потенциально могут быть проблемы с поддержками, потому что они одного роста. Во-вторых, поддержки должны соответствовать стилю, идеи программы. Сейчас мы меньше приглашаем специалистов-циркачей. У фигуристов уже есть навык. Но узкая специализация приветствуется во всем. Один ставит технику, другой - поддержки и так далее. Подбор группы специалистов очень важный процесс, от этого зависит результат. Все должны быть единомышленниками. Все должны преданно любить дело, которому они посвящают свое время. Вирчу - Мойр в последний раз в сезоне катали свою "Кармен". Это был особенный прокат? Марина Зуева: Эмоционально они сделали все, что могли. Программа смотрелась настолько захватывающе, что даже мне, человеку, который знает каждый шаг, было интересно смотреть за ними. Моя задача как тренера, как хореографа включить зрителя в этот творческий процесс, зажечь их, заставит сопереживать, сделать так, чтобы каждый прочувствовал момент созидания, создания прекрасного. Мы хотим поделиться этим ощущением восторга, внутреннего восторга со зрителями. По-моему, мы свою задачу выполнили. Некоторые даже заплакали. В олимпийский год от вас будут ждать еще одного шедевра… Марина Зуева: У меня есть много новых идей. Все будет здорово, это будет что-то… Не сомневайтесь. Марина, что вы можете сказать о российских парах? Марина Зуева: У меня столько пар на протяжении многих лет. Они занимает все мое время и внимание. Ведь я не просто тренирую тело. Я тренирую чувства. Так что, честно говоря, просто нет возможности смотреть за другими дуэтами и анализировать их подготовку и выступления. Может, тогда взять российскую пару к себе в группу? Марина Зуева: Пусть федерация обращается. Но предупреждаю: быстро результат не делается. Много времени требуется на воспитание спортсмена. Но пока, в преддверии Олимпиады, скажите, в каком направлении вы будете работать и куда стремиться другим танцорам? Марина Зуева: Правила до Игр не изменятся. Думаю, направление сохраняется: сильная техническая сторона. Тесса и Скотт, Мэрил и Чарли - они же творят что-то невероятное на льду: их дорожки, твиззлы, темп. Чемпион должен что-то принести. Я считаю, что мои чемпионы много привнесли в танцы на льду. Вот ориентир для других спортсменов, которые хотят добиться успеха. Как ваши ученики будут отмечать окончание чемпионата? Может, дадите им отпуск? Марина Зуева: Два дня отдыха! И тут же приступаем к постановке программ на следующий год. На олимпийский сезон нужно быть готовым летом. Когда они будут готовы, они пойдут в отпуск. То есть они забывают о своем триумфе и продолжают работать, как ни в чем не бывало? Марина Зуева: Это не триумф, это просто замечательный момент жизни. Ты живешь в этом моменте, наслаждаешься, а потом идешь вперед. http://www.rg.ru/2013/03/17/figuristi1-site.html

piparkoogid: Если фигуристы Боброва и Соловьев продолжат прогрессировать, можно будет вести речь об олимпийском "золоте", считает Елена Чайковская ЛОНДОН /Канада/, 18 марта. /Спец.корр.ИТАР-ТАСС Вероника Советова/. Если танцевальный дуэт Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев продолжит прогрессировать, можно вести речь об олимпийском "золоте" на Играх в Сочи. Такое мнение высказала в беседе с корреспондентом ИТАР-ТАСС известный тренер по фигурному катанию Елена Чайковская. На чемпионате мира, завершившемся в канадском Лондоне, спортсмены впервые в карьере поднялись на третью ступень пьедестала почета, получив за произвольный танец 99,14 балла /169,19 в сумме/. Фигуристы принесли российской команде золотые медали в этом виде программы впервые с 2009 года, когда чемпионами мира стали Оксана Домнина и Максим Шабалин. Эта "бронза" была объективно ожидаема, считает Чайковская. "Можно сказать, даже запланирована, - сказала специалист. - Я была почти уверена в этой медали. Тут еще, конечно, немного помогли французы Натали Пешала и Фабьен Бурза. Они к ЧМ были абсолютно не готовы. В танцах известно заранее, кто на какое место идет. Уже в короткой программе было очевидно, что Пешала и Бурза не смогут претендовать на медали. В произвольной же они показали набор элементов не для взрослого катания – скорее, юниорского уровня. Я вижу причину в том, что Фабьян не очень хорошо себя чувствовал". Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев, которые сравнительно недавно стали тренироваться у Александра Жулина, по мнению Елены Чайковской, были очень убедительны. "Но в борьбе за третье место они чуть придерживали скорость, - считает тренер. - Не дали состояться полету. Я их понимаю - если бы они хоть немного себя отпустили, мог бы быть сбой. Наверное, они правы. "Бронза" здесь, на чемпионате мира, дорогого стоит. Пока, если говорить объективно, мы не можем бороться ни за "золото", ни за "серебро". Тем не менее Чайковская выразила надежду, что в недалеком будущем российский дуэт продолжит движение вперед и сделает очередной рывок. "В нынешнем году качественно они выросли невероятно, - констатировала Чайковская. - И не в местах дело – они стали по-другому кататься. Если бы меня в прошлом году на чемпионате мира в Ницце спросили, могут ли они претендовать на "бронзу", я бы долго смеялась. А сейчас это совсем другая пара. Я рада, что у нас наконец-то появились достойные танцоры". Серебряные призеры Олимпийских игр-2010 в Ванкувере американцы Мэрил Дэвис и Чарли Уайт вернули себе звание чемпионов мира в танцах на льду, которое впервые было ими завоевано два года назад. Как и в коротком танце, в произвольной программе они вновь опередили своих главных соперников олимпийских чемпионов канадцев Тессу Вирчу и Скотта Мойра, показав лучший результат в произвольном танце – 112,44 /189,56 в сумме/. Вирчу и Мойр получили за произвольную 111,17 балла /в сумме - 185,04/. Тренером и тех, и других является Марина Зуева, ученица Чайковской. "Пора пересмотреть подход к постановке танца, к выбору материала, подход, если хотите, к одухотворенности каждого шага, - прокомментировала выступление победителей специалист. - Американцы и канадцы не изменились. Они нашли то, что мы в России уже давно применяли, чтобы побеждать - музыкальность, элегантность, чувственность. Но! Они остались на прежнем уровне. Чтобы вырасти, надо что-то изменить. Они по-прежнему работают в одной манере. Но она еще несколько лет будет приносить первые места, поверьте мне". Корреспондент ИТАР-ТАСС поинтересовалась, чем еще можно удивить мир фигурного катания в танцах. "Будет изменение линии в этой дисциплине, - считает Елена Чайковская. – Будет какая-то находка. В свое время была потрясающая английская чопорность, элегантность. Потом мы взорвали озорными частушками Щедрина, все ахнули – вот оно! Сейчас – высочайшая техника, потрясающая музыкальность, великолепная скорость. Что будет дальше? Подождем, посмотрим"... (c) ITAR-TASS 2013 http://www.inoprosport.ru/news/show/3195.html

piparkoogid: Инго Штойер: «Русские хорошо потрудились за кулисами» ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия) Алена Савченко и Робин Шолковы заняли на Чемпионате мира в Лондоне (провинция Онтарио) только второе место, однако фурор, произведенный ими в конце исполнения произвольной программы, все еще дает о себе знать. В Сочи они намерены завоевать золото. Frankfurter Allgemeine Zeitung: Чемпионат мира проигран, отставание в 20 баллов от победителей - российской пары Волосожар-Траньков. Означает ли это, что за год до Зимних Олимпийских игр надежды на золотое завершение карьеры Савченко-Шолковы уже потеряны? Инго Штойер: Мы подготовили амбициозную произвольную программу «Болеро», и с учетом простудного заболевания Алены, которое не давало нам возможности работать с октября по декабрь, попытаться завоевать на этом Чемпионате мира пятый титул – это серьезный вызов. Нужно также признать, что русские в произвольной программе были сенсационно хороши и заслуженно победили. Поскольку мы были лишены возможности нормально тренироваться в течение всего периода подготовки, то на сей раз это была неравная дуэль. Кроме того, была проведена большая предварительная работа с судьями. - Что вы сказали? - Если в отдельных беседах указывается на то, что русские должны получить более высокие оценки, но легче нам от этого не становится. - Как все это следует понимать, как происходят такого рода вещи? - В разговорах указывается на то, что кто-то катается лучше, чем другие. Это нормально. С другой стороны, моя пара также допустила несколько ошибок в произвольной программе, и поэтому здесь нет необходимой основы для дискуссии. Все было бы по-другому, если бы обе пары откатались без ошибок, и, тем не менее, разрыв в очках был бы большим. Мы четыре раза побеждали на чемпионате мира, и иногда отрыв составлял от 20 до 30 баллов, а спустя год результаты вновь выравнивались. - То есть можно продолжать надеяться? - Конечно. Если мы хорошо исполним свои элементы, то все возможно, но и русские провели хорошую предварительную работу. И не только на льду. Они и за кулисами хорошо потрудились. Они являются сильной нацией в фигурном катании, и у них сильный союз. В сравнении с ними мы не так сильны. - Нет ли у вас опасений относительно того, что спустя 12 лет после судейского скандала во время соревнований спортивных пар в Солт-Лейк-Сити и во время Олимпийских Игр России могут иметь место манипуляции? - Я не думаю, что там будут манипуляции. Речь идет, если можно так сказать, о создании определенной атмосферы. В конечном итоге оценки судий всегда зависят от того, как мы исполняем свои программы. Можно также околдовать судей. Сначала мы должны выполнить свою работу, но, тем не менее, нам удалось немного шокировать русских, несмотря на все их успехи. - Поскольку ваша пара исполнила, как по мановению волшебной палочки, тройной выброс аксель, что является предельным по сложности элементом? - Никто вообще не рассчитывал, что мы решимся исполнить его на последней минуте произвольной программы. Победителей это не шокировало, поскольку они перед своим выступлением ничего об этом не знали. Но теперь уже русские вынуждены будут призадуматься. Они знают: в 2014 году мы сделаем все, что в наших силах, для того, чтобы выиграть в Сочи золотые медали – но то же самое можно сказать и про наших соперников. - Что означает для вас выброс тройной аксель, которым в настоящий момент в мире владеет только ваша пара? - Я горд тем, что приложил руку к тому, чтобы иметь таких спортсменов, которые прокладывают новые пути в фигурном катании. Это войдет в учебники истории. Выброс тройной аксель уже выполнялся раньше, но только не в конце программы. Для меня это нечто особое. - С другой стороны, качество катания пострадало от того, что спортсмены, в первую очередь Алена Савченко, мысленно все время готовились к «большому финалу». - Поэтому особенно важно, если подобные элементы разучиваются таким образом, что их можно спокойно и без травм или серьезных последствий оттачивать. Здесь мы решили его выполнить только после раскатки перед выполнением произвольной программы. Алена, сфокусировавшись на этом элементе, возможно, хотела в Лондоне слишком много и поэтому она вместо отдельных тройных прыжков смогла выполнить лишь двойные. В прошлом году мы выполнили тройной выброс аксель в короткой программе. И поэтому нормально то, что мы хотим в какой-то момент показать его в подходящем месте произвольной программы. - Вы всегда говорили о том, что вы сфокусированы в своей работе в этом году на Сочи, и тем самым давали понять, что еще один титул чемпионов мира в Лондоне не обязательно должен стать результатом затраченных усилий. Почему? - Мы уже четыре раза были чемпионами мира, и в 2013 нам представилась возможность проверить кое-какие вещи и использовать определенные тактические приемы. Мы можем себе позволить пойти на риск и проверить то, что мы хотели бы сделать на Олимпиаде, и вообще все это делается для того, чтобы получить шанс впервые завоевать на Олимпийских Играх золотые медали. - Что значит «использовать определенную тактику» – конкретно что-то попробовать? - Наше внимание было сосредоточено на выбросе аксель - с прицелом на следующий год, так как с этим элементом мы можем немного оторваться от конкурентов в спортивном отношении. Оригинал публикации: «Die Russen ziehen die Fäden» Опубликовано: 18/03/2013 13:54 Читать далее: http://www.inosmi.ru/figure_skating/20130319/207111328.html#ixzz2Nz77YHjm Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

piparkoogid: Александр Горшков: Олег Васильев изъявил желание тренировать Базарову и Ларионова? – мы обсудим этот вопрос 19.03.2013 10:00:01 | Фигурное катание | Фигурное катание. Чемпионат мира-2013 Сегодня, 19 марта, с чемпионата мира по фигурному катанию возвращаются российские спортсмены, в том числе – обладатели золотых медалей в парном катании Татьяна Волосожар / Максим Траньков и бронзовые призёры в танцах Екатерина Боброва / Дмитрий Соловьёв. Итоги чемпионата мира специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Владимиру Иванову подвёл президент Федерации фигурного катания на коньках России, олимпийский чемпион Александр Горшков. - Я не стану гневить Бога, выказывая неудовольствие итогами чемпионата мира, - сказал Александр Горшков. – Всё-таки, в Лондоне мы добились двух очень больших успехов – победы в парах и бронзы в танцах. Татьяна Волосожар и Максим Траньков принесли первое золото России в парном катании 2005 года! И это при нынешней-то конкуренции! У одних только Алёны Савченко и Робина Шолковы титулов хватит на несколько пар. Самое приятное, что отрыв от ближайших конкурентов составил сразу 20 баллов. Это вселяет определённый оптимизм в преддверии домашних Олимпийских игр. Также важно, что нам удалось пробить стену в танцах. В этом заслуга Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьёва и их тренера Александра Жулина. Их медаль, по сути, можно назвать прорывом. Ну, и закончить перечисление наших достижений хочется ещё одним приятным фактом – мы заняли второе место в общекомандном зачёте. Напомню, что в прошлом году у нас было только четвёртое место. Спасибо большое за это всем нашим тренерам и спортсменам! - Максим Траньков несмотря на победу, остался немного недоволен собой из-за падения в произвольной программе. Из-за этого наши чемпионы не сумели набрать в произвольной программе знаковые 150 баллов. - Ребята ставили перед собой определённые задачи и, им, конечно, хотелось их выполнить в полном объёме. Но я думаю, что это мелочи. Падение Макса было абсолютно случайным, оно абсолютно не испортило впечатления от замечательного проката и никак не повлияло на результат. По правилам за падение снимается один балл – и всё. А помарочка Максима, к тому же, произошла на ровном месте, и получилась такой естественной, что вряд ли кто-то усомнился в его уровне. Плюс ко всему, ребята выступали последней, восьмой парой после заливки – и не исключено, что лёд к тому моменту стал похуже. А вот что Волосожар / Траньков, несмотря на победу, относятся к себе так критично, говорит только об их высоком профессионализме и большой мотивации. - В этом сезоне подопечные Нины Мозер победили во всех без исключения международных стартах. Теперь будут иметь психологическое преимущество над соперниками, определённое влияние на судей? - Безусловно, нынешний сезон Таня и Максим провели просто великолепно. Но я стараюсь всегда обходиться без различного рода авансов. На каждом старте нужно бороться заново. Успех может прийти, только если на каждый старт идти – как в последний бой. - Как оцениваете выступление других пар? Александр Смирнов сетовал на нехватку времени, для адаптации к укороченным канадским площадкам. - У меня тоже сложилось такое впечатление, хоть я и следил за нынешним чемпионатом мира по телевидению. Но даже по картинке было видно, что когда Саша поднял Юко Кавагути, его ботинок оказался вплотную к борту. Первой естественной реакцией было – не уронить партнёршу. И хотя Саша не уронил Юко, а аккуратно спустил её, это была ошибка. И устоять самому после этого было уже невозможно. Это моё мнение. Саша говорил правду, когда сетовал на проблему площадки. - Может, следовало приехать в Канаду немного раньше, чтобы «прикататься»? - Я разговаривал с тренером пары Тамарой Москвиной. Она мне сказала, что у себя в Питере, готовясь к чемпионату мира, они тренировались, искусственно ограничивая площадку. Просто, когда всю жизнь катаешься на другой площадке, подобные случаи могу произойти. Я думаю, пару лишних дней в Канаде не позволили бы решить эту проблему. - Вам не кажется, что Вере Базаровой и Юрию Ларионову в этом сезоне не хватило серьёзных стартов? - Я думаю, что стартов у них было достаточно. Сейчас мы пока не будем делать серьёзных преждевременных выводов. Вскоре мы соберёмся, проанализируем итоги прошедшего чемпионата мира, сделаем определённые выводы и внесём необходимые коррективы. Пока мне не хочется жестко разбирать всё по горячим следам. - В Лондоне желание готовить пару Базарова / Ларионов к Играм-2014 в Сочи изъявил олимпийский чемпион и тренер олимпийских чемпионов в парном катании Олег Васильев. - Честно говоря, для меня это новая информация. Сначала мне нужно выслушать мнение спортсменов и тренера, а я с ними об этом ещё не говорил. Если потребуется, мы обсудим этот вопрос. - Вернёмся к танцам. Вы уже упомянули об успехе Бобровой / Соловьёва, а чего не хватает другому нашему талантливому дуэту Елена Ильиных / Никита Кацалапов? - В этот раз ребятам не повезло. Ошибки в короткой программе отбросили сразу далеко, хотя по компонентам они были готовы на куда более серьёзные места. А по произвольному танцу мне сейчас сложно делать объективные выводы. Судя по отзывам, готовы Ильиных и Кацалапов были очень здорово, но в самый ответственный момент их подвело либо волнение, либо слишком большое желание. Такое бывает. - Для Аделины Сотникой и Елизаветы Туктамышевой нынешний чемпионат мира стал дебютным. Места в «десятке» – это успех? - Девчонки молодцы, хотя их результаты могли быть и лучше. Лиза нынешний сезон начинала очень тяжело, что было связано, в том числе, с переходным возрастом, поэтому максимальных мест от неё требовать сложно. Хотелось, конечно, большего, но если бы Лиза не ошиблась в короткой программе и оказалась в другой группе в произвольных выступлениях, всё могло бы сложиться совсем иначе. - Вам не кажется, что экс- и вице-чемпионка мира Алёна Леонова очень много распылялась на прошедшем чемпионате? - У неё весь нынешний сезон получился неудачным. Она ведь и на чемпионат мира отобралась в самый последний момент – после выступления в финале Кубка России. А что вы имеете в виду под «распылялась»? - Накануне своих стартов комментировала чемпионат мира на телевидении. Каждый день писала огромные материалы для своего блога. - Пока я не готов ответить на этот вопрос. Повторю: меня в Лондоне не было, поэтому я пока владею не всей информацией. Разберёмся. - Едва ли не больше всего разговоров сейчас – о правильности участия в чемпионате мира Максима Ковтуна. - Это, безусловно, был риск. Сейчас можно говорить о чём угодно, но это ничего не изменит. Мы проверили Максима, теперь будем делать выводы. Жалеть о случившемся – не выход из положения. Мы имеем то, что имеем. - Есть мнение, что на Олимпийских играх нашему единственному представителю в мужском катании лучше сосредоточиться на командных соревнованиях. - По расписанию соревнования по фигурному катанию в Сочи откроются именно командными соревнованиями, поэтому будем смотреть по ситуации. Сейчас шансы мужчин оценивать рано – давайте сначала доживём до Игр. Все знают, что произошло в нынешнем сезоне с Женей Плющенко. Всё шло замечательно, а после чемпионата Европы пришлось ехать на операцию в Израиль. Посмотрим, как всё будет складываться в нынешнем межсезонье, в начале соревновательного олимпийского сезона… Но, конечно, мы с Женей связываем очень большие надежды. - На Олимпийских играх спортсмены в личных и командных соревнованиях будут выступать с одними и теми же программами? - Да, конечно. Просто фигуристы, которые попадут в командные соревнования, будут выступать дважды. http://www.team-russia2014.ru/article/figur/9811.html

piparkoogid: Алёна Леонова: хочу, чтобы не только зал мне аплодировал и пританцовывал, но и судьи встали со своих мест и начали танцевать! 19.03.2013 21:10:01 | Фигурное катание | Фигурное катание. Чемпионат мира-2013 В Лондоне (Канада) завершился чемпионат мира по фигурному катанию. Представительницы сборной России в женском одиночном катании Аделина Сотникова, Елизавета Туктамышева и Алёна Леонова заняли соответственно девятое, 10-е и 13-е места. Итог своему выступлению на главном старте сезона в разговоре со специальным корреспондентом портала TEAM RUSSIA-2014 Марией Воробьевой подвела Алёна Леонова. - Алёна, чем вам больше всего запомнится этот чемпионат мира? - Если забыть о моих не очень удачных прокатах, то, пожалуй, больше всего приятных воспоминаний с этим чемпионатом мира у меня будет связано с комментаторской работой (смеётся). Совершенно случайно в Лондоне мне впервые в жизни преподнесли такой вот неожиданный и приятный сюрприз! Раньше я задумывалась об этом, размышляла, что интересно было бы попробовать себя в новостях или ещё где-то, потому что мне это очень нравится! И вот комментатор Александр Гришин меня пригласил и предоставил такой шанс, за что я ему очень благодарна! У меня, конечно же, не возникло никаких сомнений, и я сразу согласилась. - А комментаторская работа не помешала вашему выступлению на главном старте сезона? - Многие сейчас мне пишут, что это испортило прокаты. Но я так не считаю. Потому что комментирование чемпионата мне совершенно не мешало ни выспаться, ни подготовиться. Время мне подходило идеально – всё равно, что я просто приходила бы на каток и смотрела соревнования с трибуны. А так я получила двойное удовольствие! Меня даже как-то наоборот даже больше затронуло, потому что я не просто смотрела, но ещё и высказывала своё мнение, комментировала события, происходящие на льду. - Но с комментаторской трибуны вы должны были выходить на лёд и катать программы. С чем, как вы сами считаете, вам удалось справиться в обеих программах, и что у вас явно не получилось? - Больше всего мне понравилось, как я выложилась эмоционально, что в короткой, что в произвольной программе. Я считаю, что я полностью раскрылась в каждой программе, хотя допустила ошибки и там, и там. В произвольной программе больше всего рада, что смогла зацепить каскад тулуп-тулуп – когда вышла с первого прыжка, даже зал ахнул, что у меня уже не получится второй, и тут я его делаю, и у зала из «ах» получилось «вау» (смеётся)! Зрители, наверное, не ожидали, что я смогу его зацепить, да и я сама тоже. А тренер Николай Александрович (Морозов - авт.) сказал мне потом, что это не случайность, а результат проделанной мной работы перед чемпионатом мира. Если бы я не тренировалась так много и усердно перед главным стартом сезона, то я бы ничего не сделала из этого тулупа, даже одинарный бы к нему не прицепила, да и не факт, что вообще приземлилась бы с него на конёк. С таким выездом всё могло вообще плачевно закончиться. Очень обидно за риттбергер, который я обычно щёлкаю, как семечки! Зато порадовал лутц меня, хотя снова было ребро. - А есть идея, почему вам поставили низкие уровни за вращения? - На этом чемпионате мира уровни урезали абсолютно всем, не только мне. Но я не скажу, что мне дали низкие уровни – первый и второй это уже совсем плохо, а мне за вращения дали третьи уровни. Зато в короткой программе мне поставили четвёртый уровень за дорожку, что меня очень порадовало! Но я действительно на ней выложилась на полную, буквально за всё отыгралась (улыбается). На первом флипе в произвольной программе меня куда-то повело, я его перекрутила и приземлилась на две ноги, прицепила к нему второй двойной тулуп, что очень хорошо! Падение с сальхова было довольно неожиданным, но тогда я уже была просто «не в ногах», хотя было очень большое желание его сделать. Ведь у меня уже была помарка на риттбергере, на флипе, и я понимала, что дальше ошибаться уже нельзя. Когда я собралась на флип, я осознала, что мне нужны каскады и пришлось к флипу прицеплять тулуп. А это был уже конец программы! Мне оставался только аксель, и тут я уже понимала, что его сделать надо просто обязательно, к тому же меня очень торопила музыка! Ведь мы очень много раз её изменяли – где-то урезали, где-то добавляли. И тут я слышу по музыке, что уже дорожка скоро начнётся, а у меня ещё дупель не сделан (смеётся)! И на аксель я уже пошла на обум – будь, что будет! И, конечно, немножко силы не рассчитала, и меня перекрутило. Но музыка в конце всё равно осталась (улыбается). - А не сложно столько много мыслей в голове держать во время проката – здесь прыгнуть каскад, тут успеть выполнить элемент до начала дорожки, а в это время ещё и успевать образ, заложенный в идею программы, раскрывать? - Мне, на самом деле, это не сложно делать. Я вижу, как другие спортсмены иногда начинают суетиться, не борются и просто всё забывают. И на этих соревнованиях у нас также горели на каскадах мальчики – Флоран Амодио и Дайсуке Такахаши. Оба остались без каскада, просто потому что не подумали, что там он не сделал, значит, нужно цеплять к другому прыжку, ведь выезды были вполне приемлемые. Я всегда всё продумываю на шаг вперёд! В Твери на финале Кубка России у меня сложилась такая же ситуация – на первом же тулупе я упала, и осталась без каскада. Тогда мне пришлось к лутцу приделывать тулуп! А лутц – это прыжок, который у меня вообще через раз получается (улыбается). Но я всё равно сумела это сделать. - Перед выходом на произвольную программу, думали о трёх путёвках на домашние Олимпийские игры в женском одиночном катании? - Да, конечно, я думала в первую очередь о достойном прокате, чтобы мы не потеряли эти три места. Я не строила планы попасть в шестёрку или ещё что-то, об этом вообще речи не было! Я уже понимала, что этот сезон у меня провален. Я просто не могла пять сезонов держаться в шикарной форме и всё делать. И я рада, что именно в этом сезоне случились все эти ошибки, а не в следующем. Значит, так и должно было быть. Перед прокатом произвольной мне хотелось откатать хорошо именно за честь своей страны! - Сейчас посыпалось много не самых лестных отзывов и в адрес вашего выступления, и в отношении вашего тренера Николая Морозова. Вас как-то это задевает? - Если честно, я сама ничего не видела и не читала. Мне ребята только сообщили. Я спокойно к этому отношусь. Сейчас мы сделали всё, что могли. - Вы уже обсудили с тренером дальнейший план работы? Проанализировали выступление на чемпионате мира? - Да, мы уже поговорили с Николаем Александровичем и всё обсудили. В начале апреля я выступлю в «Шоу чемпионов», которое организовывает Евгений Плющенко. Правда проходить оно будет очень далеко – в Южно-Сахалинске (улыбается). Николай Александрович сразу согласился, когда Женя предложил нам принять участие. Дополнительное выступление никогда не помешает. - А когда начнёте подготовку к новому сезону? - Серьёзную подготовку мы начнём с мая. До этого времени я должна отдохнуть, восстановиться и подготовиться к новому сезону. В мае уже начнём работать над программами. - Программы будете менять? - В новом сезоне всё будет другое! Я очень хочу кардинально поменять свои образы. Особенно серьёзно нужно подумать над произвольной программой, потому что я не хочу снова катать, грубо говоря, тягомотину (улыбается). Мне просто хочется чего-то более лёгкого и веселого, потому что зрители меня привыкли видеть улыбающейся и задорной. У меня ведь никогда не было таких программ, которые я катала эти два сезона. Раньше в программах постоянно была история, в них был заложен образ – «Чикаго», «Иствикские ведьмы». А под музыку моей произвольной в этом сезоне должна была катать, я даже не знаю, Юна Ким, к примеру! Но уж точно не я. - Какие программы вам ближе? Уже есть идеи, какие образы вы бы хотели воплотить на льду? - Мне гораздо ближе программы, которыми я могу заводить зал! Я хочу, чтобы, когда я катаюсь, не только зал мне аплодировал и пританцовывал, но и судьи встали со своих мест и начали танцевать (смеётся)! Однажды я такое видела – один судья начал так активно в такт музыке двигать головой и я поняла, что ему очень нравится (улыбается). - Есть уверенность, что в будущем олимпийском сезоне у вас всё будет складываться удачно? Есть какие-то основания или внутренние ощущения, чтобы делать такие предположения? - Я уже прямо сейчас, хоть через три дня хочу выйти на лёд и начать работать в очень жёстком режиме! Делать что-то новое, учить новые и сложные элементы. Я хочу пробовать тройной аксель, я думаю, что у меня есть на это силы и возможности! И я обязательно буду его пробовать, тренировать и работать, чтобы результат был высоким! - Цели ставите перед собой глобальные? - Да, замашки у меня очень серьёзные. Я не хочу устать к Олимпийским играм, но летом я должна попробовать много всего нового – всё, что не получилось в этом сезоне. http://www.team-russia2014.ru/article/figur/9827.html

piparkoogid: «Боброву и Соловьева можно еще раскочегарить» На недавнем чемпионате мира по фигурному катанию, помимо Татьяны Волосожар и Максима Транькова, выигравших соревнования спортивных пар, большого успеха добился и танцевальный дуэт Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев, который завоевал бронзовую награду. В последний раз на подобных турнирах наши танцоры поднимались на подиум в 2009 году, поэтому нынешний результат за год до старта Олимпиады в Сочи можно смело назвать прорывом. Оценить выступление своих учеников в Лондоне, а заодно их олимпийские перспективы «НИ» попросили заслуженного тренера России Александра ЖУЛИНА. –Я очень рад, что именно на чемпионате мира Катя с Димой показали свой лучший прокат в сезоне. Это очень важно. Считаю, что ребята сделали огромный скачок, здорово спрогрессировали, но самое главное, что в нашем коллективе между тренерами и учениками установилось абсолютное доверие. Спортсмены целиком и полностью доверяют специалистам, которые с ними работают. Отсюда и такой результат. Уверен, бронзовые медали еще больше подстегнут моих учеников, ведь победы сближают и окрыляют. Выступление Кати и Димы в Лондоне однозначно соответствует третьему месту. Но я знаю, что у Фабьена Бурза (он и Натали Пешала считались основными конкурентами Бобровой и Соловьева. – «НИ») была травма. Знаю, что практически полтора месяца он пропустил. Это сыграло негативную роль, и Бурза откатался с ошибками. При чистом прокате французов, думаю, мы могли оказаться и четвертыми. Но повторю, за этот год Катя с Димой здорово прибавили. Может, и не на 100 процентов. 100 процентов никогда не бывает, и как тренер я, конечно, хотел бы большего. Но я вижу самый важный момент – от турнира к турниру они росли, и, наверное, прокат короткого танца в Лондоне был одним из лучших стопроцентно. Произвольную мы катали и получше, но чемпионат мира есть чемпионат мира, никто не отменял волнение, которое испытываешь, когда катаешься после Дэвис и Уайта... Естественно, зал ревет. Вообще в Канаде кататься – это самое трудное занятие, потому что зрители неистово поддерживают американцев и канадцев. Но Катя с Димой выдержали это с честью, поэтому на Сочи я смотрю с оптимизмом, ведь дома и стены помогают. На мой взгляд, у Бобровой и Соловьева большие возможности для дальнейшего роста. Во всем. Их можно бесконечно учить, учить… И главное, что они учатся. Потенциал огромный, его надо сейчас раскочегарить. Я, кстати, уверен, что Олимпиадой в Сочи их карьера не ограничится. Думаю, что они еще четыре года будут выступать. Подготовку к следующему сезону мы проведем как обычно. До конца мая я поставлю все программы, а с середины июня до начала августа будем тренироваться в Латвии. Там нам очень комфортно. Согласен ли я с тем, что на Играх в Сочи два первых места займут Дэвис – Уайт и Вирчу – Мойр? Нет. Олимпиада – такое дело… Это немножко от бога. Тут все должно срастись. Вы же помните, как на Олимпийских играх семь пар упали. Потому что это Олимпиада. Кто выдержит психологически, кто «попадет» в программы – тут все важно. И всякое может случиться. Лед скользкий. Но не стану лукавить, я был бы рад и третьему месту на подиуме. А что касается американской и канадской пар... Я уже не раз отмечал, что лично мне всегда больше нравились канадцы, потому что Вирчу и Мойр – это какой-то изыск. Совершенно другая подача танца. Я не умаляю достоинств американского дуэта, но Дэвис и Уайт больше спортсмены, Вирчу и Мойр больше артисты. Мне всегда больше нравятся артисты. А почему Вирчу и Мойр сейчас проиграли? Не знаю. Я не судья. Значит, что-то мы не видим. А вот о выступлении своих бывших учеников – Елены Ильиных и Никиты Кацалапова ничего говорить не хочу. Это моя принципиальная позиция. Я думаю, что если бы они не совершили глупого поступка два года назад, то сейчас бы боролись за второе место. Но – человек предполагает, а Бог располагает. Когда ищешь проблему в тренере, то это начало конца. Купи себе зеркало, смотри, что у тебя не так, и исправляй. Вот моя жизненная позиция. Вообще, когда человек считает, что он гениальный и непревзойденный, то он встает на опасный путь. Кому-то это очень помогает в жизни. А я считаю, что скромность украшает. http://www.newizv.ru/sport/2013-03-21/179667-bobrovu-i-soloveva-mozhno-eshe-raskochegarit.html

piparkoogid: Нина Мозер: "Искать лучшее, имея хорошее, неправильно" 12 марта. Лондон. Татьяна ВОЛОСОЖАР, Нина МОЗЕР, Станислав МОРОЗОВ и Максим ТРАНЬКОВ (слева направо) на тренировке перед началом чемпионата мира. Фото Александра ВИЛЬФА. ЭКСПРЕСС НА СОЧИ Через год Нине Мозер предстоит вывести свою пару на лед олимпийского Сочи, чтобы биться за золотые медали. Для Татьяны Волосожар Игры-2014 станут третьими. Для Максима Транькова – вторыми. Для их тренера – первыми. С этой темы мы и начали разговор с Мозер через несколько дней после того, как в канадском Лондоне Волосожар и Траньков впервые стали чемпионами мира в парном катании. – Принято считать, что Олимпийские игры не сравнимы ни с какими другими соревнованиями. Вы поддерживаете такую точку зрения? – Скорее нет, чем да. Сама я на Олимпийских играх никогда не была, но всегда отдавала себе отчет в том, что это совершенно иной уровень профессионального отношения к работе. Когда наблюдала за этими соревнованиями по телевизору, меня, естественно, в первую очередь интересовала спортивная составляющая. Я пыталась понять, как влияет на результат психология, какие-то другие вещи. Но ощущения, что на Играх все по-другому, у меня нет. – Какие олимпийские выступления из тех, что вам довелось видеть, запомнились особо? – Парное катание в Солт-Лейк-Сити. Но не то, что там было две золотые медали, а само качество катания двух пар – российской и канадской. – Кто из них, кстати, по вашим тогдашним впечатлениям, должен был выиграть? – Какой ответ вы хотите услышать, задавая такой вопрос тренеру сборной России? А если серьезно, я тогда просто наслаждалась катанием как одной, так и второй пары, не пытаясь их разделить. Делить – это дело судейское. По каким-то позициям мне больше нравились Лена Бережная и Антон Сихарулидзе, по каким-то – Джейми Сале и Давид Пеллетье. – У вас нет ощущения дежавю? За год до Игр-2002 Сале и Пеллетье стали чемпионами мира. Сейчас в опасной близости к пьедесталу появились сразу две сильные канадские пары. Вы рассматриваете их, как потенциально опасных соперников? – Когда в пару объединяются уже взрослые опытные спортсмены, это всегда интересно. Кирстен Мур-Тауэрс и Дилан Москович запомнились мне с момента своего появления в 2009-м. Я тогда очень внимательно смотрела все этапы "Гран-при", записывала все выступления, чтобы при необходимости иметь возможность просмотреть их еще раз. Меган Дюамель тоже помню с тех пор, когда она еще каталась с другими партнерами. Как и Эрика Рэдфорда. Они объединились примерно тогда же, когда и Татьяна с Максом, а до этого Эрик с одной из прежних партнерш катался вместе с Таней в группе Инго Штойера. У Инго даже была идея сделать пару Волосожар/Рэдфорд. В том, что канадцы так лихо катают столь сложную программу, я целиком и полностью вижу заслугу их тренеров Ришара Готье и Бруно Маркотте. Мне до такой степени нравится этот дуэт, что я уже много лет слежу за всеми их учениками. – Дюамель/Рэдфорд, надо полагать, лидируют в этом списке? – Как раз в этой паре мне очень не нравится соотношение роста и веса партнеров. Хотя за последний сезон канадцы добились большого прогресса. В целом это очень серьезные соперники. Но соединить маленькую мускулистую девочку и высокого утонченного партнера с технической точки зрения очень сложно. У них абсолютно разные мышечные структуры. Если Меган надо чуть подсесть, чтобы сделать отталкивание на подкрутку, поддержку или выброс, то партнеру для того же самого нужно опускаться чуть ли не на колени. Именно по этой причине у Дюамель и Редфорда крайне своеобразная техника исполнения парных элементов. В короткой программе это не очень заметно, а вот в произвольной, где одних поддержек три штуки, проблемы техники бросаются в глаза. На чемпионате мира в Москве, где Дюамель/Рэдфорд впервые выступали вместе, Меган вообще сломала Эрику нос, ударив его локтем при исполнении подкрутки. Выбросы у них "маленькие": партнерша фактически прыгает сама, в то время как партнер просто стоит рядом. – Никогда не приходило в голову обращать на это внимание. – Я и сама не сразу поняла, что мешает моему глазу. Первым это заметил Максим. Он вообще с ходу "ловит" подобные вещи. К тому же у Дюамель совершенно мужской тип фигуры, мужская проработка мышц. И не очень прямые ноги. С точки зрения катания – это плюс, ей удобно выезжать. Но с точки зрения эстетики это, безусловно, минус: в воздухе во время вращений позиция часто выглядит "корявой". В этом отношении вторая канадская пара нравится мне больше. Партнеры очень совпадают и по скорости катания, и по движениям. Во время исполнения парных элементов часто выглядят как одно целое. В парном катании такая гармония всегда большой плюс. Который есть и у Тани с Максимом. Когда фигуристы, выполняя прыжки, одновременно отталкиваются, одновременно приземляются и делают все это на большой скорости, это всегда производит очень сильное впечатление. – Вы планируете добавлять в программу в олимпийском сезоне какие-то новые элементы? – В этом сезоне мы выучили две совершенно новые поддержки. В связи с тем, что до Игр правила уже не будут меняться, особых изменений мы не планируем. Искать лучшее, имея хорошее, на мой взгляд, неправильно. Нужно просто поставить хорошую программу, найти наиболее выигрышный стиль. Естественно, какие-то небольшие изменения будут, но большинство технических элементов останутся прежними. – А их расстановка? – Кроме одного прыжка, который мы перед чемпионатом мира переместили в первую половину программы, большинство сложных элементов у нас и так стоит во второй части. И поддержки, и выбросы. Тройную подкрутку тоже решили не трогать, оставить в начале программы. Она особенно красива на "свежих" руках и ногах, и не хочется ее ухудшать. Надо просто красиво и хорошо кататься. – Какие планы вы связываете со своей новой парой – Верой Базаровой и Юрием Ларионовым? И когда именно родилось решение взять в свою группу этих спортсменов? – Дело в том, что я никогда не смотрю на чужих спортсменов с позиции, что они в перспективе могут быть моими. В отношении Веры с Юрой тоже об этом не задумывалась. Когда в Лондоне они обратились с просьбой взять их, долго думала. – О чем именно? – О том, что, если в одной группе имеются пары достаточно высокого класса, сбрасывать на второй план нельзя ни ту, ни другую. Каждый должен получить свою долю внимания, любви, заботы, профессионального отношения. Мне, если честно, больше всего хочется, чтобы российское парное катание было сильным и конкурентоспособным на всех уровнях. Поэтому я дала согласие. – То, что Базарову сначала надо полностью восстановить, а уже потом приступать к тренировкам, вас не смущает? – Это было первым пунктом нашего соглашения, и процесс уже начат. Это касается не только Базаровой. Я вообще крайне серьезно отношусь к таким вопросам. Какой смысл ставить перед спортсменом высокие задачи, если ему элементарно не хватит здоровья для того, чтобы их реализовать? Это же безграмотно. И рано или поздно обернется неразрешимыми проблемами. Поэтому первым пунктом у нас значится лечение, а вторым – функциональная и физическая подготовка всего организма к тому, чтобы выполнить все задуманное. Специалистов, которые могут с этим помочь, у нас хватает. – А как вы собираетесь решать проблему жилья Базаровой и Ларионова в Москве? – Это не является проблемой. На самом деле мы уже обговорили все детали, в том числе и бытовые. Главное, что Вера с Юрой понимают: они приходят в наш "монастырь", где существуют свой устав, свои правила, и готовы этим правилам подчиняться. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ26.03.2013 00:08 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/29860/

piparkoogid: Олег Васильев: канадские пары в олимпийском сезоне будут еще опаснее Олимпийский чемпион 1984 года в парном катании Олег Васильев, в качестве тренера выигравший Олимпиаду-2006 вместе с Татьяной Тотьмяниной и Максимом Марининым, в интервью корреспонденту агентства "Р-Спорт" Андрею Симоненко анализирует итоги состязаний спортивных пар на недавнем чемпионате мира по фигурному катанию и делится некоторыми ожиданиями от следующего, олимпийского сезона. - Олег Кимович, начну с простого вопроса – как вам чемпионат мира, как победа Татьяны Волосожар и Максима Транькова с преимуществом в 20 баллов над ближайшими конкурентами? - Чемпионат по многим позициям получился неожиданным, и в парном катании в том числе. Но победа Волосожар и Транькова была ожидаема, и она была достойной уважения – на стрессе и в нервном состоянии ребята откатались по-максимуму. Их победа убедительна и заслуженна. Что касается перевеса в 20 баллов – они катались в произвольной программе последними, и судьи не поскупились на оценки. Но в любом случае перевес был существенный. Теперь хорошо бы им еще год так продержаться. Общий уровень парного катания был высок. Были и параллельные тройные лутцы, и тройные прыжки у десяти первых, наверное, пар в арсенале. Я уж не говорю о выбросах и подкрутках, которые делают все без исключения. Вопрос только в качестве исполнения элементов и принадлежности к определенной федерации. Можно делать те же самые элементы и получать на несколько баллов меньше, если ты катаешься за федерацию без определенных заслуг. Это политика, которая была, есть и будет в фигурном катании. Что касается того, куда парное катание движется – надеюсь, не в сторону четверных подкруток и выбросов. Думаю, это должно быть направление в сторону танцев, чтобы парное катание было более зрелищно при той же сложности, что и сейчас. - Не могу сразу же не спросить про казахстанца Дениса Тена, который, не принадлежа к влиятельной федерации, едва не обыграл Патрика Чана… - Он катался настолько убедительно, что судьи не могли оценить его иначе. Точнее, могли: если бы Тен был канадцем, то получил бы баллов на 20-30 больше. Я разговаривал с ним и с его мамой, они очень серьезно готовились к сезону. И в предыдущие годы он мог претендовать на такие результаты – но зачастую именно фактор федерации Казахстана не позволял ему набрать определенное количество баллов, которое позволило бы подняться выше. В этом же году все сложилось – и он катался хорошо, и соперники не слишком убедительно. - Если говорить о соперниках Волосожар и Транькова – многих поразило исполнение немцами Аленой Савченко и Робином Шолковы выброса тройной аксель на последних секундах произвольной программы… - Я тоже был, мягко говоря, в шоке. - Значит ли это, что они и канадцы будут готовить к Олимпиаде что-то в таком же роде сверхъестественное, чтобы догнать ушедших в отрыв Волосожар и Транькова? - Если мы посмотрим на протоколы, то увидим, что там есть первая и вторая оценка. Так вот, первая, техническая оценка у лучшей канадской пары Дюамель/Рэдфорд выше, чем у всех наших дуэтов. И этому есть объяснение: канадцы делают сложные технические элементы, и делают их хорошо. У них есть проблемы со второй оценкой – катания, интерпретации и прочего. Но это все нарабатываемо – катанием и, так скажем, работой федерации. Канадская федерация работает хорошо, поэтому, думаю, на следующий год возможны изменения. То, что канадцы будут опасны в этом сезоне, было ясно с самого его начала. Что будет в следующем году, посмотрим – наши ведь тоже не станут стоять на месте. Те же Волосожар и Траньков, пытавшиеся в начале сезона делать шесть сложных элементов во второй половине произвольной программы, думаю, вернутся к этой задумке. Чтобы набирать баллы не за счет оборотов, а за счет перераспределения элементов. Кстати, немцы, если бы в Канаде сделали произвольную программу без ошибок, получили бы за нее 145-149 баллов. То есть программы этих пар сравнимы. Вопрос в том, что Волосожар и Траньков катаются сейчас более убедительно и сильно. И при чистых прокатах преимущество будет у российской пары. - Сам Траньков заявил, что экспериментов больше не будет. - Им, конечно, виднее. Но я знаю Максима: он сегодня сказал одно, завтра скажет другое, и это будет звучать точно так же убедительно. Думаю, что сегодня они так и думают – что нынешнего варианта программы им хватит. Но когда начнется новый сезон и придет время считать баллы, даже их десятые доли – они могут какие-то изменения и внести. Я так думаю, что два-три элемента они все же попробуют перетащить во вторую половину программы. - Как вы оцените выступление в Канаде Веры Базаровой и Юрия Ларионова и Юко Кавагути/Александра Смирнова? Вы видите у них прогресс? - Начну с Базаровой и Ларионова. У них на этом чемпионате прогресса не было видно, но этому есть причины: травмы, сломанные ботинки, смена тренера. У них не было физической возможности сделать шаг вперед. Они откатали в этих условиях достойно, но это неконкурентоспособно по сравнению с канадцами, немцами и даже с французами. Но на следующий год, если будут сделаны правильные выводы из нынешнего сезона, они могут сделать даже несколько шагов вперед. Потенциал у них есть. Пара хорошо смотрится, хорошо обучена, разве что за исключением прыжков, но это не самая большая проблема. Прогресс Юко и Саши очевиден, но главным образом с хореографической точки зрения. Технически они остались на том же уровне, разве что подкрутка стала чуть получше. - Решение отправить на чемпионат мира пары, в которых партнеры боролись в последнее время с травмами, а не здоровых и рвавшихся в бой Ксению Столбову и Федора Климова, на ваш взгляд, правильное? - Я думаю, что руководство федерации не пять и не десять минут думало над этим вопросом. Если они так решили, то значит, были на это весомые причины. На тот момент, когда решение принималось, Саша с Юко катались в Новогорске шикарно, достойно и сильно. Это было, думаю, главным фактором, которое позволило сделать выбор в их пользу. Базарова и Ларионов были вторым номером сборной с самого начала сезона, поэтому было понятно, что если они будут способны стоять на ногах и доезжать до конца программы, их сюда отправят. - На днях стало известно о переходе Базаровой и Ларионова в группу Нины Мозер, где тренируются Волосожар и Траньков. На ваш взгляд, пойдет ли на пользу этим парам пребывание в одной группе? - Не думаю, что для Волосожар и Транькова в этом переходе есть что-то позитивное. Это пары разных стилей (катания и работы), а поэтому их надо будет тренировать раздельно, на разных "льдах"... Ну, и как результат этого, никакой "взаимной подпитки" или рабочей конкуренции не будет. А не будет конкуренции, не будет и прогресса... Что касается Базаровой и Ларионова, то для них этот переход более полезен. Они продолжат – или, во всяком случае, смогут продолжить сотрудничать с Виктором Кудрявцевым и своим хореографом, при этом они получат лучшее финансирование (по сравнению с предыдущим) и лучший административный ресурс. Поможет ли им это - покажет время... http://rsport.ru/interview/20130328/653582547.html

piparkoogid: Всё к лучшему! Людмила Калинина не считает катастрофой уход от неё звёздной пары Весть о том, что Вера Базарова и Юрий Ларионов, одна из лучших спортивных пар страны, расстались со своим тренером Людмилой КАЛИНИНОЙ, оказалась громом среди ясного неба для всех поклонников фигурного катания Пермь, 4 апреля - АиФ-Прикамье. Как так?! Ведь до Олимпиады в Сочи, к которой они шли втроём, беря год за годом новые ступени мастерства, осталось всего ничего. Да и отношения в этом трио выглядели со стороны просто идеальными: за 8 лет совместной работы Людмила Александровна стала для ребят практически второй мамой. Вместе они столько пережили, включая допинговую дисквалификацию, из-за которой пришлось пропустить сезон перед прошлой Олимпиадой в Ванкувере. Никто, кроме Калининой, не верил тогда, что Базарова и Ларионов прорвутся в сборную. А они прорвались, став первыми в истории пермской школы фигурного катания участниками Олимпийских игр! Через год, опять же первыми из пермских фигуристов, получили бронзу на чемпионате Европы и вошли в пятёрку сильнейших дуэтов мира. Ещё через год они взяли серебряные медали на Европе. Из Перми к тому времени пара вместе с тренером переехала в Саранск, где им предложили лучшие условия для тренировок. Казалось бы, всё о`кей. И вдруг - такой поворот. СМС вместо тренировки Сегодня Людмила Калинина вновь на льду пермского «Орлёнка». Занимается с совсем юными фигуристами, приехавшими к ней на просмотр из других городов. - Людмила Александровна, так что за кошка пробежала между вами и вашими бывшими учениками? О каких «личностных конфликтах» говорит Юрий Ларионов, комментируя уход от вас? - Какими бы ни были конфликты, ребята выступали, и выступали достойно. Но, наверное, всегда проще видеть проблему в другом человеке. Да, я тренер, для которого дисциплина на первом месте. Я не лезу в личную жизнь спортсменов. Но есть тренировки, на которых спортсмен обязан быть, а не посылать эсэмэску, что прийти сегодня он не может. - О желании расторгнуть сотрудничество с вами Вера с Юрием тоже сообщили вам эсэмэской? - Они вообще не поставили меня об этом в известность. В тот момент я была уже здесь. С сотрясением мозга. Получила его в Саранске на тренировке: показывала элемент, покатилась назад и, попав коньком в трещину, упала. Но ложиться там в больницу не согласилась: через неделю начинался чемпионат Европы, я должна была находиться рядом с учениками. Считаю, что любой тренер на моём месте поступил бы так же. Ну а когда руководство федерации приняло решение, что на Европу мы не летим (из-за последствий травмы Ларионова), я приехала в Пермь. Просто чтобы немного прийти в себя: состояние было ужасное. Супервариант - Ваше отношение к тому, что новым тренером Базаровой-Ларионова, с учётом их просьбы, буквально на днях стала Нина Мозер, тренирующая их главных конкурентов Татьяну Волосожар и Максима Транькова? - По-моему, это супервариант. На сегодня Нина Михайловна - лучший тренер в парном катании: её ученики - чемпионы мира. А что касается конкуренции, то чем она сильнее, тем выше результат. - В одном из интервью Мозер уже заявила, что «задача Базаровой и Ларионова - борьба за бронзу на всех соревнованиях». В том числе, очевидно, и в Сочи. - Молодец! Здорово, когда тренер так верит в своих спортсменов. Я другого склада: придерживаюсь правила «Не говори гоп, пока не перепрыгнешь». А она сказала, что поднимет пару Волосожар-Траньков - и подняла! - На последнем чемпионате мира Базарова-Ларионов выступили не совсем удачно, заняв лишь 7 место. Сказалось, что на лёд их впервые выводили не вы? - Я не смотрела этот чемпионат, поэтому комментировать их прокат не могу. Сказала себе: «Не включай телевизор, спи ночью нормально, всё хорошо». (Пауза.) Звонков, конечно, было много - только успевала заряжать телефон. - Как восприняли ваше возвращение в Пермь коллеги по цеху? - И тренеры школы, и директор «Орлёнка», и краевая федерация - все меня поддерживают. Наш психолог говорит: «Ребята просто не прошли медные трубы». В принципе, никакой катастрофы нет. Всё, что ни делается, делается к лучшему. Люди встречаются, расходятся - это жизнь. Не я первая и не я последняя, от кого ушли ученики. Единственное, расставаться нужно красиво, а не так. Вот это неприятно. Но я переживу. Жизнь продолжается Когда-то отец Людмилы Александровны, сам спортсмен, мечтал: «Ты станешь у нас, дочка, олимпийской чемпионкой!» «Стану!» - легко соглашалась она, тренируясь на открытом льду в Закамске, в мороз и ветер. Жизнь не раз вносила в ту детскую мечту коррективы. О чём сейчас мечтает Калинина? На этот вопрос она, улыбаясь, отвечает молчанием. Зато очень надеется, что давно обещанное городскими властями приведение ледовой арены «Орлёнка» в нормативное состояние начнётся по завершении нынешнего сезона. Возмущается, что в публикации, появившейся в одной из местных газет, история с уходом её пары подана автором без какой-либо встречи или хотя бы телефонного разговора с ней. И готова бесконечно благодарить пермяков, подходивших к ней на недавних показательных выступлениях со словами признания и поддержки. - Рядом с ними понимаешь: жизнь продолжается, - подводит итог Людмила Калинина. - И всё у нас ещё будет. http://www.perm.aif.ru/sport/article/29487

piparkoogid: Тамара Москвина: у нас много идей и вариантов постановки олимпийских программ В среду, 3 апреля, стало известно, что бронзовые призеры чемпиона Европы–2012 в парном катании Ксения Столбова и Федор Климов перешли в группу Нины Мозер. Теперь под крылом известного специалиста собрались сразу три пары очень высокого уровня. Единственным конкурентоспособным дуэтом, который не тренируется у Нины Михайловны, осталась пара Юко Кавагути/Александр Смирнов. Они по-прежнему верны Тамаре Москвиной. Как она сообщила ФЦП-Пресс, переходы, произошедшие в российском парном катании, неожиданностью для нее не стали. "Почему многие молодые люди хотят поступить в России - в МГУ, а в США - в Гарвард? Это вопрос уровня образования и престижности. Раз у Нины Михайловны есть все условия для этих фигуристов, то почему бы и нет?",- считает Тамара Николаевна. "Саша и Юко в данный момент отдыхают после трудного сезона, - сообщила Москвина. - У нас много идей и вариантов постановки олимпийских программ, но секретов раскрывать не буду - мы придержим их для себя. Еще не определились с тем, где будем проводить летний сбор. Пока ребята находятся на отдыхе, мы занимаемся планированием подготовки к следующему сезону". По поводу задач на будущий год Тамара Москвина сказала, что для ее подопечных они будут самыми высокими. "Зачем спортсмены участвуют в Олимпийских Играх? Естественно, чтобы побеждать", - заявила тренер. Дмитрий Рачицкий. Фото: epochtimes_ru http://fcp-press.ru/interview/p2_articleid/7139

Gela: Елена Буянова (Водорезова): Поступка Ильиных и Кацалапова я не поняла Тренер вице-чемпионки Европы Аделины Сотниковой и победителя финала Гран-при среди юниоров Максима Ковтуна Елена Буянова (Водорезова) прокомментировала ситуацию, сложившуюся в сборной России накануне командного Кубка мира, который начнется в Токио 11 апреля. - В прошлом году, на командном чемпионате мира Россия поделила последнее место с Италией. В фокусе и ракурсе предстоящей домашней Олимпиаде хотелось бы, как вы понимаете, чего-то другого. Такое понятие, как командная тактика и стратегия здесь уместно? - Не очень, мы просто катаем свои программы, те же, которые катали весь сезон. В целом же ситуация такова, что лидеры у нас одни – Таня Волосожар, Максим Траньков, а мы изо всех сил им помогаем. - Чемпионы Европы и бронзовые призеры чемпионата мира Боброва/Соловьев снялись из-за травмы, но когда вслед за ними от выступления в Токио отказались еще и Ильиных/Кацалапов, как вы это восприняли? - Откровенно не поняла. Лена Ильиных уехала отдыхать, на отдыхе заболела. Я просто не представляю, как я разрешила бы своим ученикам отдыхать в такой момент, когда вы знаете, что вы запасные, соответственно, готовность должна быть – номер один. Не хочу никого ни обсуждать, ни осуждать, но вы спрашивали о моей реакции, и я вам ответила. Не понимаю… http://www.sovsport.ru/news/text-item/600478

Gela: ФФККР перед ОИ должна сделать ставку на Боброву и Соловьева - Авербух МОСКВА, 9 апр - Р-Спорт, Андрей Симоненко. Бронзовые призеры чемпионата мира в танцах на льду Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев должны получить поддержку Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) в олимпийском сезоне, считает хореограф-постановщик и продюсер, серебряный медалист Олимпиады-2002 в танцевальном дуэте с Ириной Лобачевой Илья Авербух. Многие специалисты считали фаворитами в борьбе за звание танцевальной пары номер один в сборной России в сезоне-2012/13 чемпионов мира среди юниоров 2010 года Елену Ильиных и Никиту Кацалапова, занявших на чемпионате мира 2012 года пятое место против седьмого у Бобровой и Соловьева. Но перешедшие в группу Александра Жулина Боброва и Соловьев опередили Ильиных и Кацалапова во всех очных соревнованиях завершающегося сезона, а на чемпионате мира в Лондоне (Канада) стали бронзовыми призерами, в то время как Ильиных и Кацалапов заняли девятое место. © РИА Новости. Александр Вильф Российские фигуристы Елена Ильиных и Никита Кацалапов выступают в короткой программе танцев на льду на чемпионате мира по фигурному катанию в канадском Лондоне. Увеличить фото "На 99%, я думаю, ставка должна быть сделана на Боброву и Соловьева, - отметил Авербух в разговоре с корреспондентом "Р-Спорт". - Эта пара - призер мирового первенства, и если снова сейчас начать борьбу между Бобровой/Соловьевым и Ильиных/Кацалаповым, то мы можем потерять шансы войти в тройку на Олимпиаде. Ведь и французы (Натали Пешала/Фабьян Бурза), и вторая канадская пара (Кэйтлин Уивер/Эндрю Поже) не собираются сдаваться. Так что, думаю, надо принять решение". Сильнейшая танцевальная пара в сборной России на крупнейших турнирах традиционно пользуется негласной поддержкой федерации. "Ильиных и Кацалапов - молодые ребята, явно они будут кататься еще не один олимпийский цикл, - добавил собеседник агентства. - А для Бобровой и Соловьева это может быть последний шанс, и по всем параметрам им должен быть отдан приоритет". Списывать со счетов Ильиных и Кацалапова нельзя Авербух не считает, что Ильиных и Кацалапов потеряли шансы побороться за медали в Сочи. "Многое будет зависеть от начала сезона, от того, как подготовятся и как покажут себя обе пары, - подчеркнул специалист. - Я уверен, что успех Бобровой и Соловьева в борьбе за звание первой российской пары в нынешнем сезоне стал следствием того, что в самом его начале они всем показали свои новые программы, продемонстрировали, что изменили стиль и всем понравились". "А Ильиных и Кацалапов "прятались" и не показывали программы достаточно долго, - считает он. - Это была ошибка. Но если ребята сейчас разозлятся и в начале сезона покажут хорошую готовность, то все возможно". Американцев и канадцев не догнать Любая из двух российских пар, по мнению эксперта, не имеет серьезных шансов побороться в Сочи за золото или серебро с действующими чемпионами мира Мэрил Дэвис/Чарли Уайтом из США и канадцами Тессой Вирчу/Скоттом Мойром. "Конечно, для нас большое подспорье, что распался тренерский дуэт Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда (работавший с канадцами и американцами), и неслучайно те же канадцы получали уже не такие сумасшедшие баллы", - отметил специалист. "Но я думаю, что россиянам объективно американцев и канадцев догнать будет практически невозможно, - добавил Авербух. - Они находятся в недосягаемом отрыве. Конечно, нет тех, кто не ошибается, но, скорее, нам надо думать о том, чтобы сохранить позиции в борьбе за бронзу". Олимпийские игры 2014 года пройдут в Сочи 7-23 февраля. http://rsport.ru/figure_skating/20130409/655861925.html

Женя: Что с Илюшей? Раньше он говорил обратное.

Gela: Женя пишет: Что с Илюшей? Заболел...

afina: Елена Буянова: У нас не диснейленд! 11–14 апреля в Токио пройдет неофициальный командный чемпионат мира. Елена Буянова (Водорезова) везет в Японию Аделину Сотникову и Максима Ковтуна. «С катка только ночевать уходим…» – сказала мне Елена Германовна по телефону, когда договаривались о встрече. «ДАЮ СЛОВО, МАЛЬЧИКИ НЕ ПОДЕРУТСЯ» – Елена Германовна, для вас это второй чемпионат мира. Вы опытная. Вам нравится или воспринимаете такие турниры обязательной частью «марлезонского балета»? – Посмотрите фото в Интернете – насколько на командных чемпионатах мира другие лица! И за кулисами начинаем вести себя по-другому. Появляется дух единства. После проката ты со своим фигуристом ждешь оценок вдвоем, а тут – рядом сборная… Обычно мы мало разговариваем, больше погружены и сосредоточены на своем. И почти не видим, кто как выступает. А тут и смотрим, и болеем, и поддерживаем друг друга. Мне нравится! – И у Максима, и у Аделины год получился тяжелым. Лондонское эмоциональное «похмелье» еще присутствует? – У нас не Диснейленд. Аделина, конечно, более закаленная. Она столкнулась с такими чисто взрослыми испытаниями, как чемпионат Европы и чемпионат мира. Ей пришлось понять, что это нечто совершенно иное. И я вижу – она понимает. Аделина – девочка очень толковая. Внимательная, целеустремленная. Понимает: надо не давать судьям возможности сделать с тобой все, что их душе захочется. А Максим… Он за этот год, наверное, всю свою предыдущую жизнь прожил. – Все свои семнадцать лет… на Большом Каретном? – Да, как-то так. Мы его фактически подобрали под забором. После отчисления его из группы Морозова у Максима была такая репутация в федерации, что он был выведен из состава юниорской сборной. Я, кстати, этого не знала, когда давала согласие с ним работать. С трудом удалось убедить дать ему два этапа юниорского «Гран-при», потому что тогда он в принципе оставался без стартов. И он выиграл оба, а затем и финал! – Из-за своего семнадцатого места на «мире» он продолжает переживать? – Мы не говорим об этом, не хочу лишний раз его травмировать. Я же видела, что с ним творилось после короткой программы… Если вы его сами спросите, я почти уверена: он скажет, что переживает. Максим открытый, не умеет скрывать свои чувства. – Максим невольно превратился в яблоко раздора… – Благодаря прессе. – Если в Токио они с Меньшовым окажутся в одном номере… – Даю слово, мальчики не подерутся. Друзьями их не назовешь, но и врагами из-за истории с поездкой в Загреб и Лондон они не стали. Когда Максим с Костей встречаются, они здороваются и разговаривают. Просто пересечений у них не много. Они живут в разных городах; и потом – разница в возрасте… «МАКС ПАЛЫЧ ПИШЕТ РЭП» – Максим как-то сразу стал Макс Палычем. Это очень характерно – по имени-отчеству не то чтобы в 17 лет, но и в преклонные «ветеранские» годы не звали никого из великих. – Максим очень неординарен. И в том, что смог начать все с начала, и в том, как именно это сделал! За полгода он из кмс превратился в мастера спорта международного класса. В любом обществе, в любой компании он выделяется, иногда даже слишком… У себя в Екатеринбурге пишет рэп. Даже, если не ошибаюсь, где-то выступает, когда появляется возможность. Мне с ним, с одной стороны, легко благодаря его открытости – обо всем можно поговорить… Вот Аделина не такая. Многое держит в себе. Они с Максимом в этом плане настолько разные, что иногда на сборах даже устают от этого и на время расходятся в разные стороны. Но при этом в Москве и после тренировок по вечерам созваниваются и могут пойти в кино. Аделину понимаю без слов. Чувствую ее до такой степени, что мы давно уже разговариваем на «птичьем языке». По лицу вижу, что ее беспокоит, и часто выражаю ей просто взглядом то, что хочу сказать. И она идеально понимает меня по одному только взгляду. С Максимом еще продолжаем учиться общаться. Мне долго пришлось привыкать к его эмоциональным выбросам. – В прошлом году на командном чемпионате мира Россия поделила последнее место с Италией. В ракурсе Сочи хочется иного. Командная тактика здесь уместна? – Не очень. Мы просто катаем программы, которые катали весь сезон. В целом же ситуация такова, что лидеры у нас одни – Таня Волосожар и Максим Траньков. А мы изо всех сил им помогаем. – Чемпионы Европы Боброва/Соловьев снялись из-за травмы, но, когда вслед за ними отказались еще и Ильиных/Кацалапов, как вы это восприняли? – Откровенно не поняла. Лена Ильиных уехала отдыхать, на отдыхе заболела. Просто не представляю, как я разрешила бы своим ученикам отдыхать в такой момент, когда вы знаете, что вы запасные, соответственно готовность должна быть номер один. Не хочу никого ни обсуждать, ни осуждать, но вы спрашивали о моей реакции, и я вам ответила. ЛИКБЕЗ КОМАНДНЫЕ СОРЕВНОВАНИЯ: ЧТО ЭТО? То, что мы увидим на чемпионате мира в Японии, будет существенно отличаться от командного турнира на Олимпиаде в Сочи. В чем же отличие? Чемпионат мира в Токио: участвуют 6 команд. В составе каждой сборной – танцевальная пара и спортивная и по два одиночника – у мужчин и у женщин. Все катают короткую и произвольную программы. За первое место одиночникам начисляется 12 очков, за второе – 11… и так далее по мере убывания. За последнее – 1 очко. Пары и танцоры получают соответственно 12 очков за первое место, за последнее – 7. Все баллы суммируются, и команда-победительница определяется по лучшей сумме баллов. Олимпиада в Сочи (см. схему слева): участвуют 10 команд. В составе каждой сборной танцевальная пара, спортивная и по одному одиночнику у мужчин и у женщин. По итогам короткой программы определяется пятерка лучших (по сумме баллов). За 1‑е место в каждом виде начисляется 10 баллов, за 2‑е – 9 и так далее. За 10‑е – 1 балл. Пятерка команд, набравших в короткой программе лучшую сумму баллов, выходит в финал. Финал представляет собой выступление в произвольной программе. http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/600639

Женя: Похожее было, но здесь немного по- другому звучит: http://moskvasportivnaya.com/news/p2_articleid/1210 "В олимпийском сезоне стоит сделать ставку на Боброву и Соловьева" Серебряный призер Олимпийских игр 2002 года в танцах на льду Илья Авербух оценил для "Москвы спортивной" перспективы российских танцоров на Олимпиаде в Сочи. - В нынешнем сезоне московская танцевальная пара Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев добилась сильного прогресса. Удастся ли им за оставшийся год до Игр подтянуться до уровня мировых лидеров в этом виде - дуэтов Дэвис/Уайт и Вирчу/Моир? - Думаю, что это реально, но очень сложно, поскольку канадцы и американцы давно ушли вперед. В любом случае, хочу похвалить и Александра Жулина, и самих фигуристов, которые совершили значительный рывок, особенно значимый после неудачного прошлогоднего сезона. Это говорит об их силе и характере. Будем надеяться, что Катя и Дима на этом кураже, на этой волне пойдут и полетят еще дальше. Но пары Дэвис/Уайт и Вирчу/Моир находятся на достаточно большом удалении от российских фигуристов. В такой ситуации очень большое значение будет иметь тот факт, насколько ребята попадут в точку с олимпийскими программами. - Что, по вашему мнению, произошло в этом году с Еленой Ильиных и Никитой Кацалоповым? В чем причина их неудач? - Думаю, что в следующем сезоне будет правильнее сделать акцент на Боброву и Соловьева. Ильиных с Кацалаповым - молодая пара, их время наступит в следующем олимпийском цикле. Считаю, что их основные проблемы были в некоем налете звездной болезни. Видимо, даже тренер не смог справиться с ребятами. В своем суждении я исхожу из определенных косвенных признаков: позднее начало сезона, оппозиция ко всем критическим замечаниям. Это говорит о том, что налет звездности накрыл пару, и, возможно, даже коснулся тренера. Может быть, это и хорошо - получить по голове накануне Олимпиады. Это такой холодный душ, который в свое время облил многих талантливых людей. Николай Морозов - талантливейший тренер, один из самых сильных наставников в России. Кацалапов с Ильиных по своему потенциалу – самая сильная российская пара. Я не раз это подчеркивал, говорил и буду говорить. Наверное, этот холодный душ им необходим. Но сейчас им важно заматереть, научиться соревноваться и стать настоящей парой. Текст: Дмитрий Рачицкий

piparkoogid: Алла ШЕХОВЦОВА: «Уровень юношеского фигурного катания в России высокий, и задача тренеров сохранить эти таланты» В подмосковном Одинцове 26-28 апреля прошли Международные соревнования стран Балтии и СНГ «Ростелеком – «Хрустальный конек». В турнире приняли участие 44 спортсмена из 7 стран – Армении, Белоруссии, Латвии, Литвы, России, Узбекистана и Эстонии. Впервые в программу соревнований наряду с одиночным катанием были включены танцы на льду. Итоги турнира подвела член технического комитета по танцам на льду Международного союза конькобежцев (ИСУ), директор Одинцовской школы фигурного катания Алла Шеховцова. -- Алла Викторовна, расскажите, по какой программе проводились соревнования? -- Соревнования этого года можно назвать дебютными. Чтобы повысить интерес к турниру, его зрелищность, мы сознательно пошли на ряд экспериментов. Впервые «Хрустальный конек» проводился по программам – BasicNoviceи AdvanceNovice. Единственным исключением стало то, что за основу произвольной программы было взято положение по юниорам. Кроме того, в отличие от предыдущих лет одиночники катали короткую и произвольную программы. Ранее вместо первого вида юные спортсмены исполняли элементы фигурного катания. -- Как оцениваете эксперимент с включением танцев на льду? -- Это, действительно, был пробный турнир, в котором участвовали 5 танцевальных дуэтов – три из России и по одному из Белоруссии и Узбекистана. Соревнования танцоров проводились по программе AdvanceNovice. Победителями стала юная одинцовская пара Ксения Конкина – Георгий Ревия. Новый вид – танцы на льду, по общему мнению, оживили соревнования. Большинство специалистов сошлись на том, что эксперимент себя оправдал. -- На прошедшем турнире россияне завоевали практически все медали. Насколько объективно это отражает ситуацию в нашем юношеском фигурном катании? -- Когда только появились соревнования «Хрустальный конек», то поначалу конкуренция со стороны спортсменов из Белоруссии, Прибалтики, Казахстана и других стран была очень серьезной. Имена Дениса Тена из Казахстана или Елены Глебовой из Эстонии, которые были участниками «Хрустального конька», не нуждаются в рекомендациях. Однако в последние годы юношеский спорт в России стал развиваться быстрыми темпами, и отношение к нему стало очень серьезным. Растет уровень исполнения элементов, количество многооборотных прыжков. И на сегодняшний день с уверенностью можно говорить о том, что по ряду показателей Россия вышла вперед и опережает представителей дружественных стран, где развивается фигурное катание. Хотя нельзя не отметить, что появляется очень много юных талантов. И не только у нас. Тем не менее руководители федераций стран Балтии и СНГ считают важным, чтобы их юные спортсмены участвовали в наших соревнованиях, потому что это дает им опыт, школу. А представителям федераций -- возможность сравнивать уровни подготовки спортсменов. -- Вы сказали, что в России очень много талантливых фигуристов, но что происходит с ними потом? -- В России, действительно, растет очень талантливое поколение фигуристов. И задача тренеров – эти юные таланты сохранить. К сожалению, это не всегда удается. И мы неоднократно наблюдали, как появившиеся юные звездочки затем исчезали с юниорского или взрослого небосклона. -- Почему? -- Очень сложно выделить одну причину, почему мы теряем большое количество талантливых юных фигуристов. На мой взгляд, правильнее говорить о комплексе причин. Во-первых, ранняя специализация и раннее обучение многооборотным прыжкам, что, безусловно, сказывается на молодом организме. Во-вторых, необходимо повышать базовые знания тренеров в области физиологии, особенностей развития детского организма. В так называемые, переходные периоды, существует много тонкостей и нюансов, и надо очень аккуратно и бережно работать с детьми. Зачастую желание тренера форсировать подготовку в сложный для ребенка или подростка период приводит к большому количеству травм и определенным профильным заболеваниям. Думаю, не надо объяснять, насколько тесно тренер должен работать врачами, в том числе нашей сборной команды. У нас очень грамотные специалисты, хороший коллектив врачей. Другое дело, готовы ли тренеры следовать медицинским советам и рекомендациям? Как я уже говорила, к сожалению, погоня за сиюминутным результатом и удовлетворением личных амбиций оборачивается катастрофическими последствиями. -- Думаю, это тема для отдельного разговора. Возвращаясь к прошедшим соревнованиям, вы, наверняка, общались с судьями, тренерами, каково их мнение о «Хрустальном коньке»? -- На эти соревнования приехали очень известные судьи. Судья ИСУ Лаймуте Краузиене из Литвы, которая работала на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы, Алексей Ширшов и Александр Горожданов из Белоруссии, Раиса Гагарина из Узбекистана… Многие судьи и тренеры отмечали, что «Хрустальный конек» -- это один из турниров, где царит очень дружелюбная атмосфера. И юные спортсмены, на самом деле, получают удовольствие от катания, потому что упорная борьба вписывается в рамки «товарищеской конкуренции». Сама идея этих соревнований стран Балтии и СНГ изначально заключалась в том, чтобы поддерживать контакты между нашими детьми, возрождать традиции дружбы и позитивного отношения друг к другу. Во время церемонии открытия соревнований состоялся традиционный парад дружбы. Для всех участников и желающих была организована экскурсия по Москве. Дети получили возможность познакомиться с достопримечательностями нашей столицы, пообщаться в неформальной обстановке, лучше узнать друг друга. Надеюсь, что «Хрустальный конек» останется в памяти всех участников, и для кого-то станет трамплином в большой спорт. Победители соревнований: Танцы на льду. 1. Ксения Конкина – Георгий Ревия, Россия, 75.88 2. Екатерина Черникина – Андрей Филатов, Россия, 68.47 3. Эмилия Коллеганова – Владислав Польховский, Белоруссия, 61.49 Мальчики (старший возраст) 1. Станислав Андрюнин, Россия, 186.42 2. Даниил Бернадинер, Россия, 168.14 3. Алексей Красножон, Россия, 161.49 Девочки (старший возраст) 1. Александра Проклова, Россия, 167.01 2. Анастасия Коломиец, Россия, 148.44 3. Наталья Огорельцева, Россия, 133.57 Мальчики (младший возраст) 1. Георгий Куница, Россия, 115.11 2. Петр Гуменник, Россия, 114.16 3. Глеб Иванов, Россия, 94.84 Девочки (младший возраст) 1. Валерия Евсеева, Россия, 131.98 2. Анастасия Губанова, Россия, 125.51 3. Валерия Михайлова, Россия, 119.19 Ольга ЕРМОЛИНА, пресс-атташе ФФККР http://fsrussia.ru/news/577_alla-shehovcova-uroven-yunosheskogo-figurnogo-kataniya-v-rossii-vysokij-i-zadacha-trenerov-sohranit-eti-talanty/

piparkoogid: Александр ГОРШКОВ: «Принципы и критерии комплектования олимпийской сборной мы озвучим позже» Сегодня в Министерстве спорта РФ прошло заседание экспертного совета с участием руководителей Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) и тренеров сборных по фигурному катанию. С отчетом по итогам выступлений российских команд в сезоне 2012-2013 годов, а также планами и задачами на будущий олимпийский год выступил президент ФФККР Александр Горшков. -- Если говорить об итогах выступления сборной России основного состава, то напомню некоторые результаты. На этапах Гран-при российскими фигуристами в общей сложности было завоевано 19 медалей (4 золотые, 8 серебряных и 7 бронзовых), что на четыре больше по сравнению с прошлым годом. На чемпионате Европы-2013 в Загребе российская сборная стала первой в командном зачете, завоевав 5 медалей – 2 золотые, 2 серебряные и 1 бронзовую. По итогам чемпионата мира-2013 в канадском Лондоне наши фигуристы имели 2 медали – золото в парном катании и бронзу в танцах на льду. Золотая медаль Татьяны Волосожар – Максима Транькова на этом первенстве мира имеет принципиальное значение. И не только потому, что в последний раз российские парники поднимались на верхнюю ступень пьедестала в 2005 году. Очень важно, что это была убедительная победа с отрывом в более чем 20 баллов над опытнейшими фигуристами четырехкратными чемпионами мира Аленой Савченко и Робином Шолковы из Германии. Как определенный прорыв можно рассматривать и третье место танцевального дуэта Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев. После Олимпиады-2010 в Ванкувере не только пьедестал, но и подступы к нему были «отрезаны» более опытными фигуристами. Два года назад на чемпионате мира в Москве наша лучшая танцевальная пара заняла 6-е место, а в прошлом году – пятое. В этом сезоне россиянам удалось пробиться на пьедестал, хотя в таком виде фигурного катания, как танцы, смена лидеров происходит сложно. Спортсмены юниорского состава на 7 этапах Гран-при завоевали 27 медалей – 9 золотых, 9 серебряных и 9 бронзовых. В финале нашим юниорам впервые удалось завоевать золото во всех четырех видах фигурного катания, а в общей сложности в Сочи мы имели 8 наград – 4 золотые, 1 серебряную и 3 бронзовые. Причем, в парном катании наши юниорские дуэты завоевали все медали – золото, серебро и бронзу. На чемпионате мира среди юниоров в Милане сборная России также стала первой в командном зачете с 5 наградами. Наибольший успех выпал на долю наших фигуристок (Елены Радионовой, Юлии Липницкой и Анны Погорилой), которые завоевали весь комплект наград. Золото у танцевального дуэта (Александра Степанова – Иван Букин) и бронза у парников (Лина Федорова – Максим Мирошкин). Таким образом, итоги выступления сборных страны на основных стартах сезона свидетельствуют об определенном прогрессе и положительной динамике результатов. Безусловно, что наряду с имеющимися положительными сдвигами можно отметить и недочеты, которые необходимо устранить в будущем. Основная задача следующего сезона – успешное выступление сборной России на ХХП зимних Олимпийских играх в Сочи. В соответствии с правилами ИСУ, утвержденными МОК, определен следующий формат для соревнований по фигурному катанию в олимпийской программе. В парном катании выступит 20 пар, в мужском и женском одиночном – по 30 фигуристов, в танцах на льду – 24 дуэта. Напомню, что сборная России на Играх в Сочи будет представлена 2 фигуристками, 1 фигуристом и тремя спортивными и танцевальными дуэтами. На Олимпиаде-2014 впервые будет разыгран дополнительный – пятый комплект медалей в командном виде. Сборные 10 стран, участников олимпийского турнира, определяются по итогам чемпионата мира-2013, а также по результатам выступления спортсменов на этапах и в финале Гран-при следующего сезона. Команда России фактически квалифицировалась для участия в олимпийских командных соревнованиях. Окончательный состав олимпийской сборной России будет сформирован по итогам чемпионата Европы 2014 года, который пройдет в Будапеште 13-19 января. Принципы и критерии комплектования олимпийской команды будут объявлены позже, после утверждения их исполкомом ФФККР. Отмечу, что подготовка кандидатов в сборную команду станет осуществляться как на централизованных сборах, организуемых ФФККР, так и на местах. Подготовка на местах традиционно будет проходить на базах в группах ведущих тренеров сборной команды. Кроме того, в этом сезоне в качестве тренировочной базы будет задействована олимпийская ледовая арена «Айсберг» и тренировочные катки, -- рассказал глава ФФККР Александр Горшков. Подготовила Ольга ЕРМОЛИНА, пресс-атташе ФФККР http://fsrussia.ru/news/575_aleksandr-gorshkov-principy-i-kriterii-komplektovaniya-olimpijskoj-sbornoj-my-ozvuchim-pozzhe/

piparkoogid: Нина Мозер: сейчас у меня одна-единственная мечта – выспаться 13.05.2013 21:04:01 | Фигурное катание | Новости Действующие чемпионы Европы и мира по фигурному катанию Татьяна Волосожар и Максим Траньков и четыре другие пары, входящие в группу Нины Мозер, отправились на первый предсезонный сбор – в США. О целях первого сбора специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой рассказала Нина Мозер. - Нина Михайловна, две ваши новые пары Вера Базарова / Юрий Ларионов и Ксения Столбова / Фёдор Климов уже в первые дни работы с удивлением обнаружили, сколько всего разного есть в тренировочном процессе. Настолько сильно различаются методики разных тренеров? - Просто ребята не сталкивались с работой, которую мы делаем у себя в команде. Для них сейчас всё новое, и пока в какой-то работе они себя не очень комфортно чувствуют. Но, думаю, скоро мы привыкнем друг к другу, и занятия станут комфортными и, главное, продуктивными. Я надеюсь, что всё получится. - Можете сказать, что в вашей методике есть такого, чего ребята не делали раньше? - Все профессиональные моменты, которыми они занимались раньше, никуда не делись. Просто у нас есть дополнительные занятия по общефизической подготовке, по катанию, по шагам – мы уделяем этому большое внимание. Есть много нюансов, над которыми специалисты плотно работаю со спортсменами. На каждый вид деятельности у нас есть профессиональный человек, который знает, что и как нужно делать. Такой подход для ребят – новый, необычный и интересный. И к работе они относятся с большим энтузиазмом, принимают формат, в котором мы живём, легко идут на контакт. - Какая ваша конечная цель при работе с новыми парами? - Я мало видела ребят в соревновательном процессе, потому что в основном постоянно нахожусь рядом с Таней Волосожар и Максимом Траньковым. Но я наблюдала их тренировки, разминки – и какое-то ощущение их характеров в моей голове, в моём сознании присутствует. Я заметила в ребятах что-то, что понравилось мне самой и нравится специалистам, судьям, зрителям. Я знаю сильные стороны каждого спортсмена. И очень хочу, не потеряв в новой работе эти плюсы, подтянуть другие составляющие подготовки, которые, с моей точки зрения, немножечко отставали. Я не претендую на знание всего, что с ними было с ребятами, почему они делали это и не делали то. Первый сбор в Нью-Джерси будет ознакомительным, мы будем пробовать много нового, экспериментировать. Я вынашиваю планы интересных и необычных занятий, которые можно добавить в работу с новыми парами. Первый сбор даст нам полную картину – и эмоциональную, и физическую, и техническую. Но в Нью-Джерси мы не будем заниматься функциональной подготовкой в той мере, которая необходима для прокатов, выступлений и стартов. - Какие интересные и необычные занятия вы хотите предложить спортсменам? - Пока ничего рассказывать не буду – хочу оставить это между нами, потому что мои задумки могут не получиться, а потом скажут, что мы обманщики. Но я уже пригласила специалистов из федерации посмотреть на нас в июле, когда мы останемся на неделю в Москве – в самой середине большого тренировочного процесса. Я думаю, что к этому времени уже наступит какая-то ясность. - На какие сборы отправитесь после США? - Поедем в Сочи и в Финляндию, потом снова вернёмся в Америку. И в июле, перед сбором в Италии, проведём неделю в Москве. - В Сочи будете тренироваться на олимпийском катке? - Да, конечно. Это была моя просьба – мы должны использовать возможность ещё раз опробовать олимпийский каток. У нас ведь существует такое понятие, как пространственно-временные характеристики работы. Партнёр должен привыкнуть к работе и взаимодействию с партнёршей в конкретном помещении – хотя, конечно, мы приезжаем и катаемся на любом катке. Но гораздо комфортнее, когда нет никаких неожиданностей. Потому что неожиданности – это всегда некий ступор и, следовательно, необходимость принятия решения. Даже я порой в силу большого количества переездов открываю утром глаза и думаю: и где я сейчас? что это за обои? а в какую сторону мне идти? Присутствует ощущение нового места, но через несколько дней ты начинаешь чувствовать себя комфортно. Тренировки на олимпийском катке – один из компонентов подготовки. Мы просто используем возможность в своей стране и на своём олимпийском катке лишний раз привыкнуть к залу, ко льду, к цветовой гамме. Хотя мы надеемся, что очень приятная цветовая гамма трибун «Айсберга» во время Игр будет закрыта зрителями и российскими флагами (улыбается). - Первый сбор направлен на постановку программ. Кто будет работать с вашими парами? - К трём основным парам будет иметь отношение Николай Морозов. Волосожар и Транькову он однозначно поставит обе программы. Также Коля поставит короткую программу Базаровой и Ларионову. Я знаю, что Стас Морозов договорился о постановке программ с Колей и паре Евгения Тарасова / Владимир Морозов. Но мы ещё ищем варианты, я пока не могу дать полный ответ по всем парам. Знаю, что Влад Жовнирский сейчас на связи с людьми и, может быть, программы Лине Фёдоровой и Максиму Мирошкину мы поставим в Сочи. - Произвольную программу Базаровой / Ларионову будет ставить Игорь Шпильбанд? - Да, я очень хочу, чтобы одну программу сделал Игорь. Но сейчас мы зависим от его возможностей, потому что у него тоже образовалась очень большая команда. - Каких ещё специалистов вы планируете привлечь к работе? - Думаю, что мы продолжим сотрудничество с акробатами, которые помогают нам придумывать новые поддержки. Повторю: предстоящий сбор в Америке будет для меня ознакомительным, и по мере знакомства с парами я буду принимать решения, каких ещё специалистов можно и нужно привлечь к работе. - Тарасова / Морозов сказали, что в этом году, возможно, выступят на зимней Универсиаде? Это была ваша идея? - Да, у них может получиться. Я просто увидела и поняла, что для них это хороший вариант, возможность проявить себя на международной арене. Им нужно кататься, выступать и быть достойными соперниками. - Какова цель этого сезона для юниорских пар Фёдорова / Мирошкин и Тарасова / Морозов? - Попадание на пьедестал юниорского чемпионата мира. Кто из них станет чемпионом, я не знаю, но мне бы очень хотелось, чтобы у них были медали. - А какие у вас планы, надежды, мечты по поводу олимпийского сезона? - Сейчас у меня одна-единственная мечта – выспаться (смеётся). http://www.team-russia2014.ru/article/10537.html

piparkoogid: Алексей Горшков: Рязанова и Ткаченко ездили на Бродвей, к одной известной постановщице 14.05.2013 15:45:01 | Фигурное катание | Новости Призёры чемпионатов России по фигурному катанию в танцах на льду Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко продолжают подготовку к олимпийскому сезону в Детройте (США), куда отправились сразу после чемпионата мира. В Америке спортсмены занимаются под руководством известного специалиста Игоря Шпильбанда. О подготовке Екатерины Рязановой и Ильи Ткаченко к новому сезону специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой рассказал тренер фигуристов Алексей Горшков. - Я сам только что приехал в Россию из Детройта, куда мы отправились сразу после чемпионата мира, - сказал Алексей Горшков. – А ребята остались там, продолжают работать. - Как строилась подготовка после чемпионата мира? - Мы ставили новые танцы. Над программами с нами работал не один Игорь Шпильбанд, а целая группа специалистов. Акробаты занимались поддержками, хореографы – постановками. Мы ездили в Нью-Йорк, на Бродвей – к одной известной постановщице. Да и в Детройте мы сотрудничали с интересными хореографами. Но я пока не буду раскрывать имён специалистами, с которыми мы успели поработать. - Как у ребят проходило знакомство с новым обязательным танцем – финнстепом? - Нормально, познакомились. Сейчас никто не знает наверняка – всё станет ясно в процессе первых соревнований. Танец новый, key points – ключевых моментов – в нём раньше не было, поэтому сейчас всё выглядит совершенно по-другому. И что из этого выйдет, никто не знает – пока, все ищут, пробуют. - Как долго Катя и Илья пробудут в Америке? - Ребята будут кататься до 25 мая. А снова на лёд выйдут 10 июня там же в Детройте, где я к ним присоединюсь. Мы весь летний период подготовки можем спокойно провести в Америке. - Программы будут поставлены до 25 мая? - У нас уже всё поставлено, сейчас ребята накатывают программы. Конечно, сейчас всё в процессе непрерывной работы и поиска, но уже всё готово. - С акробатами работали над поддержками – значит, будете удивлять? - В новых танцах нет ни одной старой поддержки. - Идеи и образы программ кардинально отличаются от тех, что были в прошлом сезоне? - Мне кажется, в коротком танце мы создали совсем новый образ. В произвольном тоже постарались измениться. Катя с Ильей – универсальные фигуристы, могут делать всё. http://www.team-russia2014.ru/article/10553.html

Gela: Алексей ГОРШКОВ: «Для подготовки к новому сезону мы привлекли многих специалистов» Алексей Горшков, который тренирует танцоров Екатерину Рязанову – Илью Ткаченко, Евгению Косыгину – Николая Морошкина, рассказал о первом предсезонном сборе в США, о новых специалистах, которые были привлечены к работе, о постановках программ и летнем международном турнире, где россияне планируют участвовать. -- Алексей Юрьевич, после чемпионата мира вы с ребятами без перерыва начали подготовку к новому сезону и отправились к Игорю Шпильбанду в США. -- Так и было. Мы с Катей и Ильей из Канады переехали в Детройт. Сделали двухдневный перерыв, и вышли на работу. Такой график был спланирован заранее: вся группа Игоря Шпильбанда с ходу приступила к тренировкам. Конечно, пришлось тяжело. Все спортсмены и тренеры после чемпионата мира были очень уставшие. Но решили не делать перерыва. Сразу включились в работу, потому что имелись определенные идеи, наработки, хотелось поставить программы «по горячим следам». -- Что можете сказать о новых программах? -- Кате и Илье уже сделали обе программы. Мне кажется, получилось очень неплохо. Хотя специалисты еще выскажут свои мнения, это в любом случае будет полезно. В работе над программами привлекли постановщицу с Бродвея. Вообще, в постановках программ участвовало много новых специалистов. Среди них Барбара Фузар-Поли, специалист по бальным танцам из России Елена Гиненко, тренер по акробатике из Цирка дю Солей Алексей Карулин. Он, кстати, приехал с нами в Одинцово, и сейчас помогает Евгении Косыгиной и Николаю Морошкину. Все ребята нашей группы очень много работают над поддержками. Для новых программ Кате и Илье мы сделали совершенно новые поддержки. Думаю, получилось интересно. -- Как работалось над обязательным танцем – финнстепом? -- Очень много времени уделили финнстепу. Нам много помогал немецкий фигурист Рене Лозе, который выступал в паре Кати Винклер. Он очень грамотный специалист в этом вопросе. -- Евгения Косыгина и Николай Морошкин были с вами на сборе в США? -- Они присоединились чуть позже, через две недели после начала нашей работы. Ребятам мы также сделали новые программы. Произвольный танец – фламенко, над которым с ребятами работала Кристина Скотт. Именно она ставила программы канадскому дуэту Тесе Вирчу – Скотту Мойру в олимпийский сезон. -- Теперь планируете взять отпуск? -- Да, 25 мая все уходим в отпуск. После отдыха улетаем в Америку, и 10 июня там выходим на лед. -- Многие фигуристы, чтобы не растерять форму, в межсезонье участвуют в различных шоу. Каковы планы ваших учеников? -- Шоу не планируем. В конце июля хотим принять участие в международном турнире, который проводится в Лейк-Плесиде. В соревнованиях участвуют только танцевальные дуэты. Ежегодно собирается до 120 пар. Поскольку это межсезонье, то танцоры могут катать одну программу. Хотя если у кого-то готовы, то две. Но дело не в занятом месте, а в том, что после соревнований каждому дуэту устраивается подробнейший «разбор полетов», фигуристы получают очень жесткую критику со стороны специалистов, но это стоит того. Так как до начала сезона еще остается больше месяца, значит, есть возможность, устранить ошибки или что-то переделать. -- Не так давно международный турнир «Хрустальный конек» выиграла одинцовская пара новисов Ксения Конкина – Георгий Ревия. Не думаете привлекать их на предсезонный сбор в США? -- Летом наши молодые пары будут тренироваться в Нью-Йорке. Речь идет о ледовой подготовке, а также уроках танцев в «Бродвей данс скул». Договоренность с педагогами уже есть. Все планы сверстаны. Кстати, это касается всех наших ребят.Мне кажется, что большой плюс в том, что наши фигуристы готовятся на одном льду в сильной компании, с известными и опытными танцорами, что, несомненно, сыграет позитивную роль в дальнейшем. -- Сейчас в Одинцове тренируются Юлия Злобина – Алексей Ситников, представляющие Азербайджан. Будете с ними работать в новом сезоне? -- Пока ребята тренируются у меня, но данный вопрос в стадии решения, так что воздержусь от комментариев. http://fsrussia.ru/news/587_aleksej-gorshkov-dlya-podgotovki-k-novomu-sezonu-my-privlekli-mnogih-specialistov--/

Gela: Gela пишет: В конце июля хотим принять участие в международном турнире, который проводится в Лейк-Плесиде. В соревнованиях участвуют только танцевальные дуэты. Ежегодно собирается до 120 пар. Интересно, Саша не хочет послать своих? Gela пишет: Пока ребята тренируются у меня, АзФед решила поставить на Шпильбанда?

Murzya: Учитывая количество постоянных пар у Шпильбанда, фигуристов, которые ставят у него программы, фигуристов, которым он помогает, думаю на Юлию и Алексея останется совсем мало времени( Игорь, конечно, классный тренер, но такими темпами все может превратиться в конвейер, не факт, что это не отразится отрицательно на качестве работы

Murzya: Мне думается, что если уходить, то к Платову нужно было, вот кто не занят под завязку. Они бы сработались мне кажется

piparkoogid: Елена Водорезова: «Харламов был великим и простым» 21.05.2013 Елена ФЕДОРЕНКО 21 мая у знаменитой фигуристки Елены Водорезовой юбилей. Когда ей было двенадцать, весь мир знал ее как «девочку с хвостиками». Ученица Станислава Жука — тоненькая, длинноногая, как олененок, она легко исполняла каскады, которые не давались даже мужчинам. В сложных тройных прыжках она стала рекордсменкой, а заодно вывела отечественное женское катание на мировой уровень после долгой паузы. Потом выпала спортивная пауза и ей — поклонники из всех стран переживали по поводу болезни своей любимицы. К счастью, Лена вернулась в спорт, завоевала медали и ушла на пике славы. Сегодня жизнь пятикратной чемпионки СССР, призера чемпионатов Европы и мира связана с родным ЦСКА, где она возглавляет спортивную школу фигурного катания. Точнее — после провала 90-х с оттоком тренерских сил из страны возрождает добрые традиции российского спорта. Подобрала сильную команду тренеров, переживает, что не хватает льда, рада, что президент обещал второй каток и что времена, когда в спорт начинают вкладывать деньги, похоже, наступают. культура: Вы из спортивной семьи. Наверное, родители привели Вас на лед рано? Водорезова: Действительно рано, в четыре года. Привела меня в оздоровительную группу на открытый каток «Динамо», что на Петровке, бабушка. Там занимался внук ее подружки, вот бабушки и решили, что смогут приятно проводить время за разговорами, пока чада катаются. Чуть позже тренер заметила мои робкие успехи и посоветовала определить меня в спортивную школу. культура: И Вы попали в школу ЦСКА? Водорезова: Меня сначала не приняли. Пару недель назад, на празднике 90-летия ЦСКА, директор школы извинялся, что не взял. Буду честной: зачислили меня в приказном порядке, по блату, свою роль сыграл случай. Мой папа обратился к начальнику команды фигурного катания ЦСКА, с которым учился в институте. культура: Конечно, я не специалист, но как можно не заметить Ваш феноменальный прыжок? Он — главное, остальному можно научиться при желании. Водорезова: В шесть лет мы особо не прыгали. Важен был результат — насколько комфортно почувствовала я себя в спортивной школе, какая веселая жизнь началась. культура: То есть Вы считаете, что спорт не лишает детства? Водорезова: Нет, конечно. Я и сына отдала в спорт. Хотя у него не сложилась карьера футболиста, но занятия сформировали и характер, и личность. Сын стал дисциплинированным, организованным, самостоятельным. Что до моей спортивной юности, то у нас быстро возникла компания, мы успевали и тренироваться, и в кино ходить, и дни рождения отмечать, и гулять. Сейчас такая же насыщенная жизнь у наших воспитанников. Разве лучше, когда дети слоняются по дворам и подъездам? культура: Способности позволяли тренироваться меньше? Водорезова: Знаете, в спорте существует такой парадокс: ленивый, даже если его Бог поцеловал, ничего не добьется. Лень губит талант на корню. А тот, кто упрямо движется к цели — именно потому, что ему многое тяжело дается, — выигрывает. Путь к победам лежит через труд и пот. Легко не бывает. культура: Давайте вернемся в Ваше детство. Как перенести славу, накрывшую Вас в 12 лет? Водорезова: В этом возрасте к славе очень спокойно относишься. Еще не сознаешь, что такое Олимпийские игры, ответственность, честь страны — просто отправляешься на соревнования и с одного уровня переходишь на другой, более серьезный. Вот и все. К тому же Жук серьезно подготовил меня и психологически, и физически, никакого дискомфорта выступления мне не доставляли. Все воспринимала с восторгом, мне нравилось кататься. Тяжелее стало лет с 18-ти: во мне по-прежнему видели девочку с косичками и не хотели замечать, что я выросла. Так и не смогли понять, почему я в 21 год закончила выступления. культура: Разве не полиартрит оказался причиной? Водорезова: Болезнь была, но ушла я не из-за нее. В наше время спортсмены начинали себя проявлять на высоких соревнованиях лет в 17-18, завершали карьеру в 25-26. Я оказалась на гребне значительно раньше. Ушла, потому что накопилась страшная усталость. культура: Вашу болезнь обсуждала вся страна, говорили, что она — следствие перегрузок. Водорезова: Причины полиартрита неизвестны. Думали, что наследственность, но в нашем роду никто не страдал от подобного недуга. Как, кстати, и в семье моей подруги, страдающей тем же. Никаких нагрузок, кроме умственных, она не знала. культура: Помните первую «взрослую» медаль на международных соревнованиях? Водорезова: Первую «бронзу» получила на чемпионате Европы в 1978-м. Выступила, переоделась, собрала вещи и пошла к автобусу, который курсировал между стадионом и отелем. Вдруг услышала крики: «Лена, ты, куда? У тебя медаль». Тут же на меня стали натягивать платье, надевать коньки — еле-еле успела на церемонию награждения. Даже не думала, что могу попасть в тройку. культура: Были соревнования, когда чувствовалось, что Вас обидели? Вы же понимали, что стали первой фигуристкой, исполнившей в программе пять тройных прыжков? Водорезова: Когда не занимала призовых мест, всегда могла объяснить — почему. Знала, чего не сделала. Какие обиды, я же шла первым номером в сборной, а первый номер всегда поддерживается Федерацией. культура: Квартиру получили? Водорезова: Да, забавная история. Приехали японцы снимать фильм обо мне и впали в шок от нашей коммуналки. Длинный коридор, сосед-алкоголик вышел в трениках, растянутых на коленках… Позже оказалось, что его выход нам очень помог. На съемках присутствовали переводчица и кто-то из спорткомитета. Они доложили руководству о жуткой реакции японцев. Вскоре Центральный спортивный клуб выделил нам хорошую двухкомнатную квартиру на Беговой, где до сих пор живут родители. культура: Многие спортсмены «кормят» своих молодых еще родителей, это так? Водорезова: Трудовую книжку мне открыли в 11 лет. культура: И что там написано в графе «профессия»? Водорезова: Как у всех — спортсмен-инструктор. Я получала рублей 300-400, когда родительские зарплаты едва доходили до двухсот рублей. Папа был тренером, мама вела физкультуру. Сейчас спортсмены тоже хорошие деньги получают. культура: Цифры не назовете? Водорезова: Нет. Хотя бы потому, что ставки разные — в зависимости от званий и достижений. Все в руках самих спортсменов, у них огромный стимул. культура: Легко ушли из спорта? Лед по ночам не снился? Водорезова: Переход к другой жизни оказался для меня безболезненным. Я вышла замуж. Мы ездили, наслаждались жизнью, которой я раньше не знала. Никогда раньше не отдыхала, а тут мы поехали в Дагомыс. Сергей показывал мне все лучшее, что есть в нашей стране. Бог дал мне возможность легко войти в новое время, тогда как мои друзья-хоккеисты болезненно расставались со спортом и не могли себя найти. Вся их жизнь была отдана спорту, и вдруг они оказались никому не нужны. культура: Разве путь в тренеры открыт не всем выдающимся спортсменам? Водорезова: Не все хотят тренировать, да и не каждому это дано. Сейчас многие фигуристы находят себя в шоу. Знаю, что и Ирине Родниной, и Людмиле Пахомовой предлагали выгодные контракты в зарубежных шоу, но советским спортсменам такой путь был закрыт. Хоккеистам и сегодня намного сложнее, а ведь они уходят из спорта уже людьми семейными, с детьми, которых надо кормить. Вот в чем проблема. культура: Как бы Вы решили столь сложный вопрос? Водорезова: Считаю, что олимпийские чемпионы, чемпионы мира и Европы должны получать достойную пожизненно пенсию. Как и те спортсмены, кто стал серебряными и бронзовыми медалистами. Каждый выкладывался по максимуму и прославлял свою страну. культура: Раз заговорили о хоккеистах, то как не спросить о Валерии Харламове? Тем более, что фильм «Легенда № 17» бьет все рекорды кинопроката. Водорезова: Фильм пока не видела, но обязательно посмотрю. Нас приглашали на просмотр, но я была в Японии. Татьяна Анатольевна Тарасова сказала, что посмотрела ленту с удовольствием и про отца ее многое там сказано правильно, с экрана узнается тарасовский характер. Вообще фильмы про спорт редко бывают удачными. Какую ерунду там тренеры говорят спортсменам, — просто смешно слушать. Думаю, «Легенда №17» — приятное исключение. По фрагментам, которые видела по телевизору, показалось, что верно схвачен образ Харламова: похожи упрямый взгляд и жесты такие же колкие. Мне вообще нравится артист Данила Козловский. культура: Извините, но говорят, что Вас и Харламова связывал роман… Водорезова: Мы общались, дружили, у нас была общая молодость и один лед — наши тренировки сменялись хоккейными. В нашу компанию входили более молодые ребята: Фетисов, Касатонов, Ларионов, Крутов. Валерий же намного старше меня, женился, когда мне исполнилось только 13. Он был звездой. культура: И каким характером отличался хоккейный секс-символ советской эпохи? Водорезова: Есть такие спортсмены, к которым вообще не подступиться. А Валера при всей своей славе и популярности оставался очень легким человеком. Великий и простой. Здесь давайте закроем эту тему. культура: Простите, тогда еще один «пограничный» вопрос — о Станиславе Жуке. Вы протянули ему руку помощи. Водорезова: Я тогда ждала сына и отошла ненадолго от фигурного катания. Мне позвонили и рассказали о ситуации, в которой оказался Станислав Алексеевич. культура: Стоит о ней напомнить. Фигуристка и ее хореограф отправили письмо в ЦК КПСС, сообщив, что тренер неравнодушен к своим молоденьким подопечным. А Вы написали письмо в его защиту. Когда, спустя время, Жук читал Ваше послание, он плакал… Водорезова: Узнав о жалобе, я возмутилась: как же можно? Жук был военным человеком, и если бы его исключили из армии, он бы лишился пенсии подполковника. Любые проблемы можно решить цивилизованно. Поймите, многим он сделал имя. У меня тоже не всегда гладко складывались отношения с Жуком, но как забыть, что весь мир знает Лену Водорезову только благодаря ему? Может, я бы до сих пор жила в коммуналке, если бы не Жук. Какая разница — выпивал он или нет, нравились ему юные воспитанницы или не нравились? Он — великий тренер, воспитавший плеяду выдающихся спортсменов. А в конце жизни оказался нищим. культура: К годовщине смерти Жука телевидение показало фильм с щемящими воспоминаниями очевидцев: как просил он устроить его хоть на какую-нибудь работу, как его не пускали на каток... Его действительно лишили работы и он умирал в одиночестве? Водорезова: Он занимался с ребятами, когда они об этом просили. Его назначили консультантом сборной, но на этой должности он удержаться не смог. Тут нужно быть дипломатом, а он никогда не умел обходить острые углы. Может быть, и не хотел. В Японию его пригласили, но там он работать не смог. Под конец жизни стал очень религиозен, ходил на службы, строго постился. Но в одиночестве он не умирал, о нем заботилась дочь. культура: Вы совпали с Ириной Родниной на тренировках у Жука? Водорезова: Да, но только на один год. Роднина приняла меня тяжело. Ей казалось, что Жук променял ее на меня. Когда я выросла, мы со Станиславом Алексеевичем обсуждали эту тему. В тот момент ему стало понятно, что он иссяк: что-то в катании пары его уже не устраивало, а меняться они не хотели. Жук дал Федерации гарантии, что Роднина еще 2-3 года будет лучшей и без помощи тренера. Расстались они спокойно, но Роднина все равно связывала ситуацию с моим появлением. культура: Вы — мягкий тренер? Водорезова: По молодости была намного жестче. Однажды муж зашел за мной и услышал, как я кричу. Потом сказал, что не подозревал во мне такого деспота. Мои ученики сейчас уже сами тренируют в нашей школе, и я иногда из кабинета слышу, как они на льду кричат. Говорю тогда: «Не повторяйте моих ошибок. Вы кричите, как я кричала на вас когда-то. Не стоит, все можно объяснить спокойно». Сначала надо точно научить, а потом уже требовать. И сейчас кричу, но редко, когда выведут из себя, допекут. Понимаете, физически трудно заставлять себя два раза в день — и каждый день — тренироваться. Спортсмены всегда живут на преодолении. Если на тренировках они не могут преодолеть себя, то и на соревнованиях ничего не добьются. Я знаю о своих учениках больше, чем их родители. Мне трудно кого-то выделить — люблю всех. Они только выходят на лед, а я сразу вижу, что с ними сегодня можно сделать, а чего нельзя. культура: Как Вы относитесь к ледовым шоу с непрофессионалами? К «Ледниковому периоду», например? Водорезова: Смотрела с интересом. Участники начинали тренироваться на нашем катке и действительно еле на ногах стояли. Нас удивило, что актеры оказались людьми со стержнем. Такие шоу любопытно смотреть, и они стимулируют интерес к спорту у широкой публики, так что я — за. http://portal-kultura.ru/articles/sport/4818-elena-vodorezova-kharlamov-byl-velikim-i-prostym/

piparkoogid: «Нужно самому создавать реальность» Тренер фигуристов Евгений Рукавицын рассказал «НВ» о том, что надо заставлять спортсменов верить в себя Минувший сезон получился неоднозначным для российского фигурного катания. С одной стороны, долгожданная победа на чемпионате мира среди спортивных пар. С другой – провал в мужском и женском одиночном катании. Впрочем, даже в этой мрачноватой палитре легко отыскать светлое пятно. Речь идёт о петербуржце Константине Меньшове, наделавшем шороху на недавнем командном чемпионате мира в Токио. Собеседник «НВ» – Евгений РУКАВИЦЫН, наставник Константина. – В Токио в короткой программе ваш ученик по сумме баллов шёл третьим. Но в произвольной программе случилось ЧП: вслед за удачными четверными прыжками падение и – тяжёлая травма, не позволившая закончить выступление. Наверняка у вас в голове мелькнуло: «За что это всё нам?» – Как ни странно – не мелькнуло. Мы шли к удачному выступлению. И никаких даже намёков не было на то, что всё так в итоге сложится. Признаюсь вам кое в чём. У нас есть определённые ритуалы перед стартом. И я увидел, что Костя настолько спокоен и уверен в себе, находится в полной боевой готовности, что он не выполнил определённый ритуал, связанный в том числе и со мной. И для меня это было только хорошим знаком. Ну а падение... Такие травмы случаются в спорте. – Как Костя отреагировал на происшедшее? – Он был, честно говоря, растерян. Причём в его глазах я прочитал готовность продолжать борьбу. Тогда ведь всё произошло очень быстро, буквально в момент. Я не мог оценить серьёзности проблемы: Костя ведь – боец. Другой бы от боли сознание потерял, покинул бы лёд на носилках. А он подъехал к бортику, держась за плечо. Я попросил врачей посмотреть, если возможно – где-то что-то поправить. Ну а врачи отреагировали жёстко: нет никакой возможности продолжать выступление. Позже обследование показало, что они были полностью правы. – В какой степени Меньшову удалось сейчас восстановиться после травмы? – Было много консультаций в Москве и Петербурге, в том числе и с врачом сборной России. И было принято решение отказаться от операции. Многие рекомендовали сделать именно так, потому что после 30 лет более полезно консервативное лечение. И – более короткий срок восстановления. Сейчас уже боль ушла. Но до 1 июня Костя не должен двигать травмированной рукой. Даже если ему не больно. Сейчас он проходит необходимые процедуры. Да, конечно, психологически ему непросто. Но большая ясность настанет уже с началом полноценных тренировок. Костя прекрасно понимает, что предстоящий сезон для него – скорее всего, последний в большом спорте. И сейчас уже не время оглядываться назад и думать – больно тебе, страшно? Да, все мы люди. Но он – боец. И, думаю, оставит в стороне все сомнения. И сделает то, что должен сделать. – Чему лично вас научила история вокруг «исторического» заседания тренерского совета Федерации фигурного катания России, лишившего вашего ученика возможности выступить на чемпионате Европы, и последующего демарша членов сборной России в поддержку Меньшова? – Очень многому. Как себя вести в подобных ситуациях, как настроить спортсмена. Когда проходишь через такие сложные периоды, становишься сильнее. Если не ломаешься, конечно. Это – огромный опыт. Будь он у меня на тот момент, я бы, наверное, смог бы что-то придумать, чтобы избежать сложившейся в итоге ситуации. Хотя я всё равно сделал тогда очень многое. Общеизвестно ведь: у нас, в мире фигурного катания, сложная жизнь, непростые взаимоотношения. Я знал, что некоторые люди поступили так, как им выгодно. Но были и другие, чья реакция в той ситуации меня лично тронула до глубины души. – Ещё один ваш воспитанник, Владислав Сезганов, в этом году добился лучшего результата в карьере, войдя в первую шестёрку на чемпионате России. Ожидали от него такого результата? И стоит ли говорить, что Влад наконец-то взялся за ум и в ближайшие два-три года от него можно ожидать полноценного прорыва? – Очень доволен этим результатом. Впервые в жизни Влад поднялся так высоко. Выступал стабильно, показал высокий уровень катания. Тем более приятно, что такого результата добился, условно говоря, возрастной спортсмен, от которого никто ничего, по большому счёту, не ждал. Но лично для меня сюрпризом этот результат не стал. Мы к этому готовились. Да и не показал Сезганов ничего сверхъестественного. В произвольной программе ведь не было четверного прыжка. Для меня сейчас важно, чтобы Влад понимал: чистого проката на данный момент уже мало без четверного прыжка. Да, четверной у него пока немножко «гуляет». Но не так уж и много спортсменов стабильно исполняют этот элемент на тренировках. И я всем привожу в пример Костю Меньшова, который прыгает четверной тулуп абсолютно в любом состоянии – на фоне усталости, утром, вечером, после перелёта... У большинства спортсменов дело обстоит иначе. Я видел Такахаши в Японии. У него четверной на тренировках вообще не получался, а на одну попытку в произвольной программе спортсмен собрался! И есть целый ряд фигуристов, находящихся в аналогичных отношениях с четверным прыжком. Но я всё равно хочу добиться от Влада не играть в эти игры – мол, в нужный момент соберусь. Это не дело. – У вашей ученицы, экс-чемпионки России Ксении Макаровой, сезон получился не самым благополучным. Впрочем, многого ли можно было ждать от спортсменки, учитывая её серьёзную травму? – Сейчас Ксюша тренируется очень мало. Она решила пропустить олимпийский сезон. – Не могу не спросить про усилившуюся миграцию фигуристов хорошего уровня из Петербурга в Москву. Там неожиданно оказались Жан Буш, Ксения Столбова – Фёдор Климов, Камилла Гайнетдинова – Иван Бич. Несколько ранее – Алёна Леонова, Артур Дмитриев-младший, Сергей Воронов. Что есть такого в Москве, помимо финансирования, чего нет в Питере? – Ключевое слово здесь «финансирование». Я не обладаю конкретными цифрами – кто, сколько, кому. Но, кроме этого пресловутого финансирования, не вижу в Москве больше ничего сверх того, что есть в Петербурге. Я чётко знаю, что у нас в академии отличные условия для работы. Есть лёд в полном объёме, хорошее медицинское оборудование, специалисты, для того чтобы спортсменам было комфортно тренироваться. Поэтому я не вижу какой-то дополнительной мотивации, за которой надо уезжать в Москву. – Ваша группа одиночников едва ли не единственная в Петербурге, кто плотно работает с бывшими фигуристами-танцорами – и с Валентином Молотовым, и с другими специалистами. В этом есть необходимость? И насколько эффективна такая работа? – Эффективна. И необходима. Не сочтите за занудство – попробую ответить подробно. На данный момент у меня в группе четыре элитных спортсмена – Меньшов, Сезганов, Марина Артемьева и Полина Агафонова. А ещё – Гордей Горшков, Дмитрий Алиев, который, думаю, совсем скоро себя покажет, Антон Шулепов, Глеб Смолкин. Плюс с недавних пор у нас катается Арина Петрова. Это всё одна группа. А ещё – много действительно классных детей: Дмитрий Шутков, Александрина Дегтярёва, Екатерина Фетисова. То есть очень много спортсменов. И я хочу охватить вниманием всю группу. Чтобы каждый из нас брал спортсмена в свои руки – и «чистил» его, делал лучше. Одним из направлений в обязательном порядке, по моему мнению, должна быть плотная работа с танцором. В нашей группе есть замечательный специалист Валентин Молотов. Он прекрасно работает! Он делает, в частности, общие раскатки в начале тренировок. А дальше – уже точечно занимается, и каждый фигурист последовательно попадает в его руки. Для отработки дорожек, других элементов, для работы над скольжением. У нас большая команда. Тренеры Кирилл Давиденко и Роман Усатов, главный хореограф группы Ольга Глинка, замечательный балетный танцовщик Саша Рачинский, который работает с маленькими детьми. С нами начал сотрудничать известный специалист Сергей Фокин, который прежде долгое время работал в Америке, – сотрудничал с Натальей Линичук, Игорем Шпильбандом и Мариной Зуевой. Через его руки прошло много классных спортсменов. Мне понравилось, что они с Олей сразу нашли общий язык. И она его сейчас подключает к работе всё больше и больше. И ему, по-моему, понравилось в нашей группе работать. Также не могу не сказать и об Андрее Лущикове – это наш специалист по ОФП (общефизической подготовке. – Прим. ред.). Я специально назвал всех специалистов, которые с нами работают. Это – непосредственно «узкий круг». Те люди, которые каждый день рядом со спортсменом – на льду, в зале ОФП, в зале хореографии... Для меня важно, чтобы в каждом аспекте подготовки не было упущено ни одной мелочи. Я это долго создавал. И очень рад, что всё получилось и работает. – Напоследок – вопрос философского свойства. У вас два ведущих одиночника – и Костя Мешьшов, и Влад Сезганов – спортсмены «позднего расцвета». И тот и другой не из вундеркиндов, заявили о себе не в 16–17 лет, как Урманов, Ягудин, Плющенко. Что, на ваш взгляд, нужно делать, чтобы не потерять «поздних» фигуристов? Ведь до первых серьёзных результатов – долгая и трудная дорога. – Нельзя ставить крест на спортсмене, если он не показал своего пика в 20 лет и не выиграл к этому моменту чемпионат мира среди юниоров. Это совсем не значит, что спортсмен не способен показать высокий уровень несколько позже. Он может такое дать в 22–23, а то и в 25 лет, что другим и не снилось. Другое дело, что он должен будет потом такое давать постоянно. Что для этого нужно делать? Я, со своей стороны, постоянно мотивирую спортсменов. Вдохновляю их, пытаюсь вложить в них веру в спорт. И в их конечный успех в том числе. Я это делаю вовсе не потому, что сам не верю, а спортсмена надо заставить поверить. Так не получится. Нужно самому верить – в спорт, в своего спортсмена и в то, что ты делаешь. Нужно самому создавать реальность. Ты веришь, спортсмен верит, и всё затем происходит на самом деле. Это правильно. Кто-то должен это делать. У нас же субъективный вид спорта. Не бывает такого – возник из ниоткуда, пробежал быстрее всех и выиграл. Нужно постоянно защищать и улучшать свои позиции. Ты неожиданно для всех чисто проехал, и тебе тут же отсыпали баллов, девятки поставили – это из области фантастики. Ты начнёшь с 6,75, в лучшем случае – с 7,00. Вот ты сезон так покатайся – тебя заметят. Дальше – поставь классные программы, ещё больше о себе заяви. Лучше всего – удиви. И вот тогда к тебе присмотрятся и станут оценивать должным образом. Да, это сложнее, чем если бы тебя «вели» с молодых лет. Но этот более сложный путь ни для кого не закрыт. Нужно лишь верить в своих спортсменов. Надо заставлять их верить в себя. // Беседовал Олег Алексеев http://nvspb.ru/stories/nujno-samomu-sozdavat-realnost-51424

piparkoogid: Ирина Роднина: «К счастью, к олимпийским чемпионам в обществе есть доверие» Самая знаменитая фигуристка всех времен и народов, трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию, депутат Государственной Думы, приехала в Петербург, чтобы представить свою новую книгу «Слезы чемпионки». На встречах в книжных салонах Ирина Константиновна ответила и на вопросы БалтИнфо. - Ирина Константиновна, ваша книга ведь готовилась еще к вашему юбилею. Почему же вышла три года спустя? Ходили разговоры, что кто-то из сильных мира сего очень не хотел прочитать о себе правду… - Книга действительно готовилась к моему юбилею. Я, естественно, ее не писала, не буду лукавить, потому что это не моя профессия и не мое дело. Я наговаривала ее спортивному литератору и журналисту Виталию Мелик-Карамову, который написал книги с Гарри Каспаровым Татьяной Тарасовой, Шамилем Тарпищевым. Он мастер литературной записи, и свою работу выполнил прекрасно. Но когда все было готово, то я сама испугалась, перечитывая сделанное. Мне показалось, что такое вообще не должно выходить, что я такая вся непоследовательная, перепрыгиваю с одного на другое… Не перестану говорить слова благодарности издательству, что так долго и терпеливо со мной возилось. Я не самый удобный автор, все хотят поскорей издать, а я наоборот просила: «Давайте подождем, давайте сейчас не будем, сейчас не то время». В конце концов, устав от моих отговорок, они книгу издали (улыбается). За что я им благодарна! Меня многие спрашивают: «Для кого вы ее писали?» Конечно, для своих болельщиков, которые всегда были очень внимательны ко мне. В этом плане я баловень судьбы: столько лет прошло, а я до сих пор встречаю массу благодарностей, теплых взглядов и пожеланий! В книге я вспоминала то время, когда телевидение было единственным окном в мир. А уж тем более - фигурное катание! Это же особый вид спорта: если хоккей и футбол больше нравятся мужчинам, то фигурному катанию все возрасты покорны, наши поклонники - и мужчины, и женщины, и пожилые и молодые, и дети. Наш вид спорта многим открывал глаза не только в мир спорта: мы танцевали под музыку, которую не всегда можно было услышать в Советском Союзе, у нас были лучшие прически, костюмы, мы свободно перемещались по миру… Поэтому наш вид спорта был на особом счету. Я написала эту книгу еще и в надежде, что когда-нибудь ее прочтут мои дети... Старший (Александру Зайцеву сейчас 34, он посвятил себя гончарному искусству. – Прим. «БалтИнфо») уже прочел, а младшая (Алене Миньковской – 26, ведет ТВ-программу «The Alyona Show» на российском англоязычном телеканале, живет в Вашингтоне. – Прим. «БалтИнфо»), надеюсь, еще полистает. Может быть, они будут чуть больше понимать, что в моей жизни было, и что вообще случилось, свершилось... - Когда вы рассказываете о том, что вся страна переживала за Роднину и других чемпионов, то невольно вспоминаешь, как мы в советские годы разбирались в тонкостях фигурного катания, знали, что такое тройной тулуп, двойной риттбергер… А при нынешней системе судейский оценок все мы в одночасье стали профанами… - Система принята, за систему заплатили большие деньги, и хотя бы несколько олимпийских циклов она должна отработать. Почему возникла эта система? Вы помните, это началось после Олимпийских игр в Солт Лейк Сити, чтобы исключить влияние конкретного судьи на результат… В наши годы тоже были правила, но всегда находились лидеры, спортсмены, которые влияли на изменение правил. Такие, как Белоусова и Протопопов, которые повлияли на отношение к парному катанию – они первые внесли дуэтное катание. Мы с Улановым, а потом Зайцевым, тоже внесли немало принципиально новых элементов. Но не секрет, что с парами из России и Советского Союза всегда боролись не только на льду, и наши сильные стороны стали потихонечку «прижимать». Особенно ярко это проявилось в противостоянии пары Бережная - Сихарулидзе с канадской парой… Хотя, по моим понятиям, никакого противостояния не было: наши технически были на голову сильней, а канадцы и в артистичности были просто «два обрубка»… Реванш был взят еще и с помощью новой системы судейства, которую предложили именно канадцы. В итоге мы потеряли заинтересованного зрителя. Раньше каждый, узнавая оценки судей, думал: «Этой паре я бы поставил 5.8, а этой 6.0», сверял свои эмоции с оценками арбитров. Зрители считали, что они разбираются в фигурном катании, имеют свое мнение. Сейчас же итоговые суммы возникают из ниоткуда… А комментарии тележурналистов все больше напоминают пародию. С ученым видом знатока комментаторы вещают: «Это был элемент четвертого уровня, но его оценили на третий уровень, а если мы получим такую сумму баллов, то мы можем войти в призеры… Нашему спортсмену главное показать свой лучший суммарный результат, который был у фигуриста в этом сезоне…» Все понятно? Что такое «элемент четвертого уровня»? Почему его не оценили на четвертый уровень? Вопросы, вопросы, а ответов не жди. И зритель думает: «Что-то я не понимаю», а раз он не понимает, то уже становится неинтересно. Идет мощное отторжение телезрителей от фигурного катания, потому что нет понимания того, что происходит на льду и за кулисами. - Зато теперь в фигурном катании появились рекордные суммы… Разве это плохо? - Раньше было девять судей, из них выбирали пятерых, чтобы определить оценку. Сейчас сидит не понятно сколько сколько судей, и компьютер выбирает. Но! Там сидит один специалист, который говорит: «Вот этот элемент мы не ценим по четвертому уровню, а по третьему». То есть если раньше нужно было найти пять голосов, то теперь хватит одного специалиста, чтобы все испортить. Мы сейчас перешли на голый язык цифр, к тому же не объяснив зрителям, а нередко и специалистам, как надо действовать. Первые два года, когда эта система работала, я видела, что даже Елена Анатольевна Чайковская ходила на состязания с калькулятором. А мне по-прежнему кажется, что к фигурному катанию с калькулятором очень тяжело подходить. - Ирина Константиновна, почему вы все дальше отходите от фигурного катания? - Другими словами: почему я в Думе? Совершенно четко могу сказать, не потому, что мне нечего делать. В фигурное катание я не хочу возвращаться, объясню - почему… Я была очень счастливым и удачливым спортсменом, мне было очень интересно работать и как тренеру - пять лет в Советском Союзе, 12 лет в США. Но в какой-то момент я объелась этого фигурного катания, просто объелась – вы же не можете все время с утра есть одну и ту же овсяную кашу. А мне не хотелось терять моего трепетного отношения к фигурному катанию. Я хотела сохранить то, чем я жила долгие годы, что меня двигало, что мне давало силы… И я совершенно сознательно стала работать в общественных организациях. Наша цель была - возрождать те традиции массового спорта, детского спорта, которые были в стране. В этих организациях участвуют великие фамилии – и Белов, и Третьяк, и Едешко. Получилось так, что олимпийские чемпионы стали поднимать вопрос о том, что у нас беда с массовым спортом, беда с будущим поколением. Но когда мы попробовали возрождать традиции, то поняли, что у нас не хватает нормативно-правовых актов, и представлять нас в Думе по большому счету некому, а если кто-то и представлял, то в искаженном свете. Поэтому мы сами пошли в Думу, к счастью, к олимпийским чемпионам в обществе сохранилось определенное доверие, потому что мы ничего не своровали, не украли, а все, чего добились – добились на глазах у всех своим колоссальным трудом и своей ответственностью. Николай Вольский Ирина Роднина. Фото: Михаил Садчиков-мл., "БалтИнфо" http://www.baltinfo.ru/2013/05/31/Irina-Rodnina-K-schastyu-k-olimpiiskim-chempionam-v-obschestve-est-doverie-358033

piparkoogid: Алексей КАРУЛИН: «Акробатика в фигурном катании – это инструмент для раскрытия темы и выражения чувств» Сегодняшнее парное катание, танцы на льду невозможно представить без интересных и сложных поддержек, которые придумывают и ставят фигуристам профессиональные акробаты. В чем специфика работы с мастерами льда, почему необходимо создавать программу акробатической подготовки для фигуристов, о Цирке дю Солей и своей профессиональной карьере рассказал тренер по спортивной акробатике, который помогает танцорам группы Игоря Шпильбанда, постановщик цирковых номеров Алексей КАРУЛИН. -- Алексей Сергеевич, каким ветром вас, постановщика акробатических номеров для Цирка дю Солей, занесло в фигурное катание? -- Занесло давно. Одиннадцать лет назад, когда я только приехал в Канаду работать по контракту в Цирке дю Солей. Однажды к руководству нашей компании обратились представители канадского спортивного клуба с просьбой выделить тренера по акробатике, чтобы тот помог в обучении поддержкам. Речь шла не о танцорах на льду, а о парном катании. Поскольку я был мастером спорта и долгое время проработал тренером сборной СССР по спортивной акробатике, то это дело поручили мне. Наше сотрудничество с канадскими парниками продолжалось два года. Работал я с ними в свои выходные – 2-3 раза в неделю. В клубе тренировались не только канадцы, но и поляки, фигуристы других стран, спортсмены разного уровня – чемпионы Канады, пары среднего звена. Это был мой первый опыт в новой сфере деятельности. После фигурного катания я сотрудничал со сборной Канады по синхронному плаванию. И это вполне объяснимо. Сегодня фигурное катание, синхронное плавание невозможно представить без сложных акробатических поддержек. Это направление очень бурно развивается в спорте, так что профессиональные тренеры по акробатике оказались очень востребованными. -- С чего началось ваше сотрудничество с группой Игоря Шпильбанда, в которой готовились пары Алексея Горшкова? -- Моему ученику, который живет в Лос-Анджелесе, и имеет американский паспорт, предложили поработать у Игоря. Но поскольку у него не было опыта в этом деле, то он обратился за помощью ко мне. Мы начали работать вдвоем. Сразу придумали несколько интересных эксклюзивных поддержек. Помогли ребятам с новыми программами. Разучивали элементы в зале и на льду. Ученик продолжает трудиться в США, я вернулся в Россию. Мой контракт с Цирком дю Солей закончился два года назад, но я до сих пор остаюсь внештатным сотрудником компании. Выполняю краткосрочные специальные поручения на территории России и других стран. Ездил в Японию, США, Канаду, Сингапур... И в этой связи не очень свободен, не могу полностью сосредоточиться на спорте. В Цирке дю Солей около 20 различных программ. Только в Лас-Вегасе показывают семь или восемь. Скоро в Москве представят шоу «Алегрия». Это самое старое шоу цирка, которое в конце года будет закрываться. -- Что, прежде всего, хотят от вас фигуристы, чтобы вы технически их вооружили или придумали эксклюзивные поддержки? -- И то, и другое. Фигуристы не обладают техническими навыками, как акробаты. Они просто заучивают определенный трюк, в данном случае поддержку, но у них нет хорошей базы, понимания, как это делать правильно, методики. С подобными проблемами мы столкнулись и в США, и в России. И, видимо, назрела необходимость в создании базовой программы акробатической подготовки для фигуристов, благодаря которой они могли бы быстрее и проще осваивать новые элементы. Первые шаги в этом направлении делаются. В России я работал с фигуристами из Одинцова. В городе создана сильная школа акробатики, возглавляет которую заслуженный тренер Тимур Гургенидзе. Сразу чувствуется, что маленькие фигуристы уже владеют азами начальной акробатической подготовки. И потому, не в обиду будет сказано взрослым, все схватывают лучше и быстрее. – А если база изначально не заложена, сколько потребуется времени, чтобы обучить взрослых спортсменов? -- На этот вопрос непросто ответить. Все зависит от возможностей спортсменов. Как в цирке, так и в фигурном катании надо исходить из того, что мы имеем в каждом конкретном случае. Безусловно, парника или танцора необходимо обучить элементу, вооружить методикой, как делать, объяснить правила безопасности. При этом надо понять, что ближе спортсмену по его сути, двигательным навыкам, что он может. И если кому-то не удаются какие-то поддержки, то и не надо ломать и «корежить» человека. Гораздо проще подобрать и найти то, что он легче освоит. Это принцип я использовал, будучи тренером команды по спортивной акробатике, и работая в Цирке. -- В Америке вы помогали нашей танцевальной паре Екатерина Рязанова – Илья Ткаченко. Что можете сказать о фигуристах? -- Ребятам поставили новые программы. Это был интересный поиск, экспромт. Мы придумали поддержки, которые спортсмены еще не исполняли. Не скажу, что суперсложные, хотелось бы поинтереснее, но все упиралось в возможности танцоров и недостаток времени. Ведь помимо этой работы, ребятам надо было вкатывать программы, отдыхать. Чтобы придумать абсолютно новый цирковой трюк, требуются годы. В фигурном катании внедрение «ноу-хау» ограничивается правилами. Но порой достаточно простая поддержка может оказаться к месту и сделать программу эффектной. Думаю, что новые поддержки украсили программы Кати и Ильи. -- Если сравнить 2002-й год, когда вы начали работать с парниками, и 2013-й, насколько продвинулось фигурное катание в использовании акробатических элементов? -- Это день и ночь. Когда я готовился к поездке в Америку к Игорю Шпильбанду, то просмотрел выступления фигуристов, их программы, поддержки не только последних лет, но и шестилетней давности, когда катались Татьяна Навка -- Роман Костомаров. Конечно, поддержки, которые делали они, и сегодняшние – несопоставимые вещи. Те, что исполнялись тогда, сейчас выглядят примитивными. Такое положение вещей объясняется изменениями в правилах. В прошлые годы много внимания уделялось танцу. Сегодня, как мне кажется, акробатике. Поддержки делают программы интереснее, вносят элемент напряжения, риска. Конечно, это захватывает зрителей. -- Вы, как тренер, попробовали себя в разных областях, в чем специфика работы в фигурном катании? -- Отличия, конечно, есть. В цирке, к примеру, нет рамок. Там, наоборот, приветствуется, если артист ломает стереотипы. А в спорте существуют четкие ограничения. И задача тренеров найти нечто новое в рамках установленных правил. Безусловно, фигурное катание меняется. Но очень важно, чтобы этот вид спорта не терял свою самобытность. Если фигуристы начнут делать сальто или подкидные прыжки, то вид спорта превратиться в акробатику на коньках, поэтому надо сохранять грань, которая разделяла бы фигурное катание, спортивную акробатику и гимнастику. Конечно, эти виды спорта взаимопроникают, но они не должны сливаться. Фигурному катанию не нужно сворачивать на путь трюкачества. Есть ледовые шоу, цирк на льду, пусть артисты там делают все, что хотят. -- Расскажите о себе. -- Я уже не молодой человек. Всю жизнь прожил в спорте. Выступал, был в сборной Советского Союза по спортивной акробатике, затем тренировал. Меня всегда привлекала тренерская работа. Начал с того, что помогал партнершам. В 28 лет стал одним из самых молодых тренеров. -- В каком возрасте занялись акробатикой? -- В 18 лет. -- Так поздно? -- Просто не знал, что существует такой вид спорта. Я всегда был очень спортивным. Играл в футбол, катался на коньках, бегал… В спортивную акробатику пришел физически окрепшим. Хорошая подготовка, координация и мотивация позволили быстро добиться результатов. У нас в Ярославле, а я родом оттуда, был очень хороший акробатический спортивный центр, где работали выдающиеся тренеры, и было на кого равняться, у кого учиться. Позже я открыл свою акробатическую школу, которая считалась одной из лучших в Союзе. Готовил спортсменов. Среди моих учеников чемпионы мира, страны по акробатике. Но в какой-то момент мне стало неинтересно делать одно и то же. В 1993 году ушел работать в мэрию, занимался муниципальным спортом, организацией массовых городских праздников, даже немного писал, пробовал себя в журналистике. С 1996 года начал сотрудничать с Цирком дю Солей, по линии кастинга принимал делегации, организовывал просмотры. А в 2002 году меня пригласили в Канаду, где я впервые увидел, что такое Цирк дю Солей -- колоссальная машина, которая поставила на поток создание спектаклей. Сначала уехал на три месяца, потом остался на полгода. В то время я находился на муниципальной службе, и эту работу мне не хотелось терять. Но, находясь в Канаде, втянулся. Сам в цирке не выступал. Работал тренером, ставил акробатические номера. Руководителям компании понравился мой стиль работы, и они предложили постоянный контракт. Так, в Цирке дю Солей я трудился до 2011 года, и все закончилось по моей инициативе. -- Почему? -- Для меня долго работать на одном и том же месте – тяжело. Начинаешь ходить по одному и тому же кругу. Когда контракт закончился, ушел в никуда. Но вице-президент компании на прощание сказал: «Алексей, пока я остаюсь на этой должности, ты тоже будешь иметь отношение к Цирку дю Солей». Сейчас живу в России, но продолжаю заниматься спецпроектами, связанными с цирком. -- В чем притягательность, ошеломляющий успех Цирка дю Солей? -- В том, что это новое явление в мире цирка. Хотя, по большому счету, идея целостных спектаклей использовалась еще в советские времена в наших цирках. Так что канадцы многое позаимствовали у нас, в том числе специалистов. Когда рухнул Советский Союз, и началось «болотное время», то людям некуда было деваться. И вдруг открылись «шлюзы». Естественно, многие наши тренеры, цирковые режиссеры, акробаты уехали в Канаду. Но эти люди не просто повторили то, что знали, что умели, а развили новое направление, где сочетали несочетаемое. -- Например? -- Например, акробат делает номер на канате и поет. Или «Русские палки» -- когда шесты для прыгунов используются как батут, с которого подпрыгивают акробаты, исполняя сложнейшие трюки… Плюс к этому у каждого спектакля Цирка дю Солей своя легенда, свои образы, общая тема. Я безумно люблю этот цирк. И лучшая часть моей жизни прошла именно там, потому что Цирк дю Солей дает возможность каждому для самовыражения. Перед отъездом из Канады, я откровенно признался коллегам, что моя предыдущая деятельность в других отраслях была лишь подготовкой для работы в Цирке. И все, чего я хотел добиться в жизни, реализовалось именно здесь. -- Общая легенда, общая идея – это то, что роднит спектакли Цирка дю Солей с программами фигуристов. -- Абсолютно верно. Фигурное катание – элитный вид спорта, с давними традициями. Безусловно, что с годами он менялся, какие-то вещи ушли, появилось что-то новое. Акробатика в фигурном катании – это инструмент для раскрытия темы и выражение чувств. Ведь фигурное катание – это мужчина и женщина на льду, и бесконечная тема любви. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА http://fsrussia.ru/news/602_aleksej-karulin-akrobatika-v-figurnom-katanii--eto-instrument-dlya-raskrytiya-temy-i-vyrazheniya-chuvstv/

piparkoogid: Томаш Вернер: Запрыгну в туфли и костюм Томаш ВЕРНЕР занимался разными видами спорта, но, когда пришла пора выбирать, остался в фигурном катании – только потому, что влюбился в девушку-фигуристку. Любовь же к конькам пришла позже. Чемпион Европы из Чехии в одиночном катании рассказал “Каравану” о тяготах одиночества и сообщил о видах на Канаду и Европу. “В метро – потеряюсь” – Объясните, как парень из Чехии увлекся не хоккеем, а фигурным катанием? – До меня последними результатами у Чехии были достижения Петра Барны 15 лет тому назад. Я больше интересовался футболом, занимался легкой атлетикой, боевыми искусствами. Но влюбился в девушку, а она была фигуристкой. Тогда мне не было дела до фигурного катания, хотя и им я тоже занимался. Мне очень хотелось быть с ней, через 2–3 года она покинула спорт и исчезла из моей жизни, а я остался на льду! И никогда не жалел о своем выборе. – Вы ведь еще в настольный теннис играете недурно? – У нас дома есть теннисный стол, я играю с отцом и братом. Но самый крутой теннисист, которого я встречал, – это Евгений Плющенко! Пару раз с ним играл и все время проигрывал, но это были крутые битвы! – Где учили русский язык? (Томаш понимает русский, но предпочитает говорить на английском. – Прим. авт.) – Мой первый русский тренер, Виктор Кудрявцев, один из великих тренеров России. Он не говорит по-английски. Так как я чех, и мой родной язык тоже из группы славянских языков, мне было легко. Мне кажется, у меня есть талант к языкам, потому что мне нравится говорить на других языках. Но как писать и читать по-русски, я не знаю. Если попаду в метро, то потеряюсь. – У наших стран коммунистическое прошлое. Ощущаете, что мы из одного “котла”? – Да, у нас есть общее. Но мы сильно поменяли свою жизнь. И в отношении своего поколения я считаю, что поменяли к лучшему и никогда не вернемся назад. Очевидно, что вы тоже сделали шаг вперед – построили Астану, хотите меняться, развиваться. Я ненавижу здания в Праге – они ужасны. Прага была прекрасна век назад, но коммунисты ее сломали... Быть одному – тяжко – Не обидно, что после десятилетия безраздельного чемпионства в Чехии у вас появился соперник – Михал Бржезина? – Люди не понимают, что быть одному на вершине – всегда сложно. Я почти 10 лет был один. Если Михал станет чемпионом мира, я ему буду аплодировать, но до окончания Олимпиады в Сочи мы – соперники! Хотя вне льда и друзья. Он сейчас впереди меня, но это не позор, это мотивирует. Всегда желал, чтобы рядом был кто-то еще, чтобы мы друг друга стимулировали. То же самое в Казахстане у Дениса Тена – он у вас один. Он тащит этот поезд на своих плечах. – Как считаете, объективным ли было судейство в отношении серебряного призера казахстанца Дениса Тена на последнем чемпионате мира? – Когда я увидел, как Патрик Чан стал чемпионом мира, то обсуждал это со знакомыми. Да, он выиграл короткую программу, но не с таким количеством баллов, которое ему дали. А в произвольной программе допустил 4 (!) серьезные ошибки, однако стал чемпионом мира. Ты можешь быть самым великим фигуристом, но должен доказать это в свои четыре минуты программы. Если ты этого не сделал, твое величие не в счет. А Денис сделал. Я был разочарован решением. Такие вещи убивают спорт. Даже канадцы (Чан – канадец. – Прим. авт.) возмутились. В отношении проката Денис не настолько еще силен, как Патрик. Но технически он на высоте: у него есть все – артистизм, переходы, работа ногами. Спросите у любого фигуриста: помнит ли он хоть одно движение из программы Чана? Никто не даст вам ответа. Если спросите о Денисе – да. Я видел, как дети, бегавшие вокруг катка, пытались повторить движения из программы Дениса. Им нравились эти движения, и очень захотелось научиться их сделать. Курс на Канаду – Уже решили, чем займетесь по завершении карьеры? – Она закончится в Сочи в 2014, я собираюсь поступать в университет в Канаде. Мое тело очень травмировано, оно не успевает восстанавливаться. – Останетесь ли в Канаде после окончания учебы? – Мне нравится Канада, но мой настоящий дом – это Европа. Причем не обязательно Чехия. – Дело в менталитете? – Да, в некоторых моментах канадцы более приятные, но я родился и вырос в Европе. И хочу туда вернуться. Мне нравятся путешествия, перемены, но дом есть дом. – На кого будете учиться? – Бакалавриат я окончил в Чехии по специальности “Спортивная наука”, собираюсь на MBA по маркетингу и менеджменту в спорте уже в Канаде. То есть после Сочи планирую поучаствовать в паре шоу, а потом… запрыгнуть в туфли, костюм и галстук! http://www.caravan.kz/article/63362

Gela: Максим Ковтун: сейчас мне очень тяжело – но проще, чем в прошлом году 27.06.2013 14:41:01 | Фигурное катание | Новости Победитель финала Гран-при по фигурному катанию среди юниоров Максим Ковтун продолжает подготовку к олимпийскому сезону на сборе в Риге (Латвия). Некоторые подробности Максим Ковтун рассказал специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой. - Время на сборе мы проводим продуктивно, - улыбнулся Максим Ковтун. – Выполняем много работы разной направленности – это и лёд, и хореография с Ириной Анваровной Тагаевой, и растяжка, и кроссы. Самое сложное для меня – общефизическая подготовка. Я очень тяжело втягиваюсь в работу, нужно снова ко всему привыкать. Но, тем не менее, все задачи, которые передо мной стоят, я выполняю. Но всё равно трудно – все мышцы болят, постоянно приходится себя перебарывать, справляться с нагрузками. - Сразу после командного Кубка мира вы отправились в США, где провели длительный сбор под руководством Татьяны Анатольевны Тарасовой. Сейчас чувствуете, что не зря столько трудились в Америке? - Конечно, чувствую! Но работа на том сборе велась с целью улучшения качества скольжения. Чтобы поставить задуманные совместно с Петром Чернышевым программы, этот компонент необходимо было вывести на более высокий уровень. И в Америке мы работали именно для этого, а не для того, чтобы мне в дальнейшем было легче. - Почему тренировки по ОФП даются с таким трудом? - Раньше у меня были проблемы с физикой – очень болела и уставала спина. Сейчас такого уже нет. Но я делаю много упражнений на спину и ноги, есть постоянная силовая нагрузка. В Латвии сбор, конечно, тяжелее, чем в Америке. Потому что в США, несмотря на конец сезона, я был раскатанным и привыкшим к работе. А сейчас я после отдыха с нуля ко всему привыкаю. Но мы уже восстановили все тройные прыжки, будем работать дальше. В Латвии накатываем новые программы. Но катаем их только кусками, а прыжковые элементы делаем отдельно. Но вообще, сейчас мне проще, чем в прошлом году. Начало предолимпийского сезона получилось в разы тяжелее. - Максим, недавно вы праздновали своё совершеннолетие. - День рождения прошёл круто! Утро началось с сюрприза. Я проснулся, а весь номер уже был обклеен шариками и плакатами с надписями «Happy Birthday!» Меня поздравили все мои друзья, родные, близкие. Кто-то из ребят, кто сейчас тренируется в других городах и странах, оставляли свои поздравления в социальных сетях, выкладывали фотографии. А Катя Боброва приехала поздравить меня лично – её группа сейчас также находится на сборе в Латвии, но в другом городе. А вечером мы арендовали ресторан, где тоже всё красиво украсили. Там было много всякой вкусной еды и большой торт со свечками! - Какой самый лучший подарок вам преподнесли? - Это подарок от моего тренера Елены Германовны Буяновой. Она подарила просто шикарную кофту Dolce & Gabbana! - Сколько трудовых будней в Латвии у вас осталось? - Здесь мы пробудем до 4 июля. А потом выйдем на лёд в Москве. - Здоровье не подводит? - Я был немного простужен. Но сейчас меня уже вылечили, всё хорошо. http://www.team-russia2014.ru/article/figur/10818.html

piparkoogid: Олег Васильев: каждый мой шаг в жизни - против движения Олег Васильев - олимпийский чемпион 1984 года и серебряный медалист Игр-1988 в парном катании в дуэте с Еленой Валовой. Тренер, сделавший олимпийскими чемпионами Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина. И собеседник, которого можно слушать бесконечно. В олимпийском проекте агентства "Р-Спорт" - откровенный рассказ спортсмена и тренера специальному корреспонденту "Р-Спорт" Андрею Симоненко о том, что это такое - стать олимпийским чемпионом и воспитать олимпийских чемпионов. - Олег Кимович, когда вы впервые осознанно начали думать об Олимпиаде и мечтали ли вы стать олимпийским чемпионом? - Никогда не мечтал. Вот Татьяна Тотьмянина у меня тренировалась – у нее с пятилетнего возраста такая мечта была. Даже запись есть, как она, совсем маленькая девочка, стоит на стульчике и говорит: я – олимпийская чемпионка. А у меня такого не было. Фигурным катанием я начал заниматься, как и большинство, только потому, что был не совсем здоровым ребенком. У меня три раза в год были воспаления легких, и врачи рекомендовали для профилактики активные занятия на свежем воздухе. Фигурное катание в те времена было только на свежем воздухе – вот я и начал им заниматься. Я получал удовольствие – но не более того. И даже когда в юниорском возрасте начал добиваться каких-то результатов, до Олимпиады мне было как пешком из Америки до Москвы. Я даже не думал, не мечтал и не смотрел в ту сторону. Выступал на юниорском уровне – и ладно. Потом, я не хотел кататься в паре вообще. Тамара Николаевна Москвина приглашала меня три раза и получала негативный ответ. И только случай на четвертый раз свел ее и меня. Она правильно поставила вопрос – и я не смог найти возможность отказаться. - Правильно – это как? - Это был шантаж. Мягкий, культурный, но шантаж. И мне ничего не оставалось, кроме как сказать – ну ладно, я попробую. Попробовал. Опыт с первой партнершей был не совсем удачным, так как Лариса Селезнева, с которой я катался три месяца, и Олег Васильев совершенно не совпадали ни характерами, ни по эмоциональным, ни по каким другим позициям. Мы ругались на каждой тренировке до хрипоты в горле – хорошо хоть не дрались. И через три месяца Тамара Николаевна нас просто развела. Потом, когда я начал кататься с Леной Валовой, никакой Олимпиады в голове тоже не было. Была работа – с одной стороны, очень интересная, с другой – сложная физически. Когда я пришел в парное катание, я при своих 180 сантиметрах роста весил 72 килограмма. И мне было сложно поднимать свою партнершу – 36-38 килограммов. И для того, чтобы подкачаться, мне пришлось проделать очень большую физическую работу. И был еще институт. Олимпиады – не было. А впервые она появилась в голове, наверное, в 1983 году. Мы выиграли серебро на нашем дебютном чемпионате Европы в Дортмунде, и я понял, что мы конкурентоспособны, что мы можем биться за медали не только на чемпионатах СССР и Европы, но и мира. В марте того же года моя мысль подтвердилась – мы выиграли чемпионат мира в Хельсинки, и тут я уже понял – нам прямая дорога на Олимпиаду. К медали. И не просто к медали, а к медали золотой. Но все равно это не была мечта. Это была четко очерченная и обозначенная дорога от марта 1983-го до февраля 1984-го. Мы прекрасно понимали, что нам нужно сделать, как надо работать и чего нельзя делать для того, чтобы быть там, где мы можем и должны быть. А сама мечта об олимпийской медали появилась и пробыла в моей голове ровно полтора месяца. С конца января 1983-го до середины марта 1983-го – в период от чемпионата Европы до чемпионата мира. Все остальное было четкой работой. - Многие спортсмены, как мне кажется, олимпийской мечты пугаются. Она на них начинает давить. А вас она, получается, и напугать не успела за этот месяц. Пришел, увидел, победил? - По сути, да. У нас с Леной был очень быстрый взлет. До конца 1982 года мы ни о каких чемпионатах не думали. Да, катались, боролись – но мы были из Питера, а не из Москвы, на тот период времени это был большой минус. Хотя и сейчас, наверное, тоже… Впереди нас было достаточно московских пар, которые были сильнее и по катанию, и в плане политической поддержки. Да, мы делали свою работу, но все это было до поры до времени не очень продуктивно. А потом получилось так – чемпионат России 1983 года мы пропустили по причине моей сломанной челюсти и попали на чемпионат Европы за счет политических, так скажем, телодвижений нашего любимого тренера Тамары Николаевны. И вот от чемпионата Европы дорога до Олимпиады уже была короткой. Сложность была только в том, чтобы уже перед самой Олимпиадой удержаться от соблазнов, которые в Советском Союзе очень манили. Когда руководитель любого уровня с потенциальным обладателем олимпийского золота хотел подружиться, побрататься, посидеть и пообщаться. Вот этого избегать было очень сложно. Но Тамара Николаевна с ее опытом смогла нас от этого оградить, и мы спокойно, тихо и планомерно готовились к своей первой Олимпиаде. - Олимпийский чемпион 1980 года в танцах на льду Геннадий Карпоносов рассказывал, что в решающий день соревнований перед произвольным танцем он увидел на экране положение в медальном зачете, понял, что от его с Натальей Линичук выступления зависит общекомандная победа – и в тот момент его начало колотить. У вас что-то подобное было? - Точно не было. Во-первых, парное катание идет в самом начале Олимпиады. Это первый вид соревнований. Мы ни от кого не зависели и на нас не было никакого давления. Нам надо было просто откататься. Но 1984-й – это был год начала развала Советского Союза. Руководители КПСС и страны тогда по очереди помирали, и как раз один из них скончался во время Олимпийских игр. Поэтому нам было нельзя смеяться, нельзя ходить в нарядной одежде, и так далее, и тому подобное. Глобальный запрет на любое увеселение. И лично у меня негативное ощущение от той Олимпиады осталось по причине того, что, откатав чисто и короткую, и произвольную программы, мы не могли выражать свои положительные эмоции. Это было запрещено. - То есть, во время прокатов надо было еще этот запрет в голове держать? - Да. Нам надо было думать не только о том, как кататься, а еще и о том, как себя вести. Но оглядываясь назад, я могу предположить, что это нам и помогло. Не было никакого суперажиотажа. Это нас оградило от всего и позволило банально углубиться в процесс тренировок и выступлений. - Можете вспомнить, о чем думали в момент, когда выходили на лед? - Могу вспомнить. В короткой программе у нас был обязательный прыжок – двойной риттбергер. Когда я пришел в пары, делал тройной не задумываясь – а вот двойной вызывал проблемы. Получался то одинарный – то двойной, то одинарный – то двойной. Количество "бабочек" зачастую превышало количество нормальных прыжков. Поэтому передо мной стояла только одна задача – сконцентрироваться и сделать двойной риттбергер. Все остальное для меня было не настолько сложным и важным, чтобы об этом помнить и думать. Так что, выходя на короткую программу, я думал только о том, что мне надо сделать, чтобы чисто исполнить этот прыжок. Когда я его сделал, остальное прошло гладко, легко и спокойно. Когда же мы выходили на произвольную программу, будучи лидерами после короткой – я вообще не волновался. Помню только то, что когда мы заканчивали программу, я думал только о том, чтобы не сделать никакой глупой ошибки. Не споткнуться, не ошибиться в легком элементе. Докатать программу так же хорошо, как мы ее начали. Что мы с Леной и сделали – откатали хорошо и чисто обе программы, не доставили никаких хлопот ни судьям, ни нашему тренеру. - Как оценить тот факт, что в то время можно было с листа выиграть чемпионат мира, а сейчас нет. Честнее было фигурное катание? - Не думаю, что тогда было легче выиграть с листа, чем сейчас. Представьте: когда вы держите что-то долго под прессом, а потом отпускаете – с какой энергией это что-то вырвется наружу… Вот и нас тогда долго держали под прессом внутриполитических игр в фигурном катании, а когда выпустили, мы оказались настолько и технически, и артистически лучше наших конкурентов, что судьям было тяжело это не заметить. На нашем первом чемпионате Европы в Дортмунде, кстати, нам же поставили очень разные оценки. Кто-то дал 5,3-5,4, а кто-то – 5,7-5,8. То есть некоторые судьи мыслили очень консервативно – поставили нам оценки как дебютантам, а другие увидели в нашем катании что-то новое на тот период времени и оценили нас по достоинству. Так что не было нам проще: просто условия, в которых мы консервировались внутри страны, позволили нам вырасти в хорошую пару. - Кстати, чуть позже, так же "выстрелили" и Екатерина Гордеева с Сергеем Гриньковым… - Да. Конкуренция внутри страны была намного сильнее, чем за ее пределами. Надо еще вспомнить, что на чемпионате мира 1981 года, где Воробьева с Лисовским выиграли золото, было всего около десятка пар. То есть Ирина Константиновна Роднина, при всем моем к ней глубочайшем уважении, парное катание убила за те десять лет, когда лидировала и все в нем выиграла. В других странах федерации понимали – развивать парное катание бессмысленно, все равно первое место будет у Родниной. Поэтому спортивные пары начали вымирать как класс. Когда мы вышли в 1983 году на мировую арену, там еще не набралось большого количества пар, которые могли быть интересны или сильны. И то же самое было для Гордеевой и Гринькова. Это сейчас многие страны выставляют сильные пары – Канада, США, Германия, Китай… Появляются сильные пары в Италии, во Франции. А тогда были одна-две сильные пары из Восточной Германии и по одной из Америки и Канады. Это были все наши конкуренты. - Банальный вопрос, но тем не менее, все и всем его задают – что изменилось в вашей жизни, когда вы вернулись домой с олимпийским золотом? - Да ничего. Получили от государства 500 долларов за первое место на Олимпиаде. Никто нам не давал ни машин, ни квартир, ни каких-то безумных денег. Перед нами стоял выбор – работать до следующей Олимпиады или заканчивать и искать работу по профессии либо по призванию. Мы были молодые и решили кататься. Но никаких изменений в нашей жизни не произошло. Нас, правда, узнавали на улицах и в магазинах, что при советской действительности и философии "ты мне, я – тебе" немножко работало в нашу пользу. Было проще купить хорошее мясо в магазине либо достать или помочь достать что-то такое, чего не было на прилавке. Но никаких иных привилегий мы не получили. - Итак, вы выступали еще четыре года. Как пришли к мысли о завершении карьеры? - К следующей Олимпиаде мы повзрослели, а страна изменилась настолько, что стало можно выезжать и официально работать за границей. И зарабатывать валюту, а не только рубли. Мы, кстати, с Леной были первыми спортсменами, которые, не потеряв гражданство, подписали контракт с зарубежной компанией. До нас это сделали только Белоусова и Протопопов, но они из страны уехали. А мы сначала работали у Игоря Бобрина около года в его коллективе, а потом подписали контракт на работу в Америке в 1989 году с разрешения спорткомитета. Понимание же того, что надо в жизни что-то менять, пришло еще до Олимпиады 1988 года. Когда мы поняли, что Гордеева и Гриньков – серьезные конкуренты, которые нас периодически обыгрывают, решили, что нам пора начинать делать что-то другое. Не кататься же до пенсии и бороться за вторые-десятые места. И мы еще за год до Олимпиады в Калгари решили, что после нее уйдем. - Примерно в то же время из страны начали уезжать в НХЛ первые хоккеисты – Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов… - Фетисов, Ларионов, Макаров – это те спортсмены, которые были на Олимпиаде 1988 года. И мы с ними очень хорошо сдружились. Обсуждали то, что нам делать с будущим. Мы понимали, что жить и работать так, как мы это делали, уже невозможно. Мир менялся очень быстро, деньги, которые зарабатывали наши друзья из Америки и Канады, были намного больше тех, что предлагали нам. Страну нашу мы любили и покидать ее не хотели. Контракт подписали первыми. Потом это сделали Ларионов, Фетисов – подписали контракты на смешные деньги. Даже юниоры получают сейчас, думаю, больше. Но с чего-то надо было начинать. Для нас выступление в шоу было чем-то новым, и мы понимали, что прокладываем дорогу другим фигуристам. Пусть финансово нас явно недооценивали, но работа была нам очень интересна. - Представляли ли вы себя когда-нибудь тренером в те годы? - Точно так же, как я не хотел идти в парное катание, я никогда не хотел работать тренером. Потому что видел, что эта работа очень тяжелая, нервная и достаточно неблагодарная. Мы закончили кататься в любительском спорте, перешли в профессионалы, катались в шоу с 1988 по 1995 год. Потом у Лены появился ребенок, и мы год пропустили. Но я вытащил ее в 1996 году обратно на лед, и мы выступали до 1997-го… И все эти годы я не хотел работать тренером. Совершенно не хотел. В тот перерыв – я имею в виду 1995-96 годы – мы с друзьями занимались различными видами бизнеса. Начиная от продажи бананов, которые мы возили из сопредельной к Ленинградской области Финляндии – до торговли элитными автомобилями. Мы делали все, чтобы заработать деньги, мы их зарабатывали – но удовлетворения это не приносило никакого. И я понял, что это не то, что мне будет интересно делать в дальнейшем. И тут поступило предложение тренировать пару в Латвии. И я решил попробовать. Но пара была непростая – это был Олег Шляхов с новой партнершей. И это было буквально через год после того, как Шляхов случайно воткнул свой конек в голову Лене Бережной. Когда я получил это предложение от латвийской федерации, то позвонил Тамаре Николаевне узнать ее мнение по этому вопросу, так как она тренировала Бережную и Шляхова. Позвонил также Александру Васильевичу Матвееву, который с ними работал хореографом. Оба, не сговариваясь, ответили: Олег, если ты хочешь сесть в тюрьму или иметь большие проблемы по жизни, иди работай. А так – не рекомендуем. Дело было в том, что Шляхов был, согласно неоднократно ставившемуся разными врачами диагнозу, не совсем психически здоровым человеком. Хотя в жизни он был нормальным парнем, мне он нравился, но у него была нестандартная психологическая составляющая – он был больным человеком на тот период времени. Сегодня это регулируется, а в те времена были какие-то таблетки, витамины, смягчающие эту болезнь, но они ее не лечили. После того, как мне об этом сообщила Тамара Николаевна, я подумал около суток – и позвонил в латвийскую федерацию, чтобы дать согласие. Почему я это сделал? Потому что решил: если я смогу справиться с не совсем психически здоровым спортсменом и сделаю, что просит от меня федерация – довести их до чемпионата мира и сделать так, чтобы они там заняли определенное место, то я смогу работать как тренер и с любой другой парой. Это был для меня эксперимент, проверка – справлюсь или нет. Я справился. У меня не было ни одного инцидента на тренировках, он не то что не поднял ни разу руку на свою партнершу – вообще не было ни одной ситуации из разряда тех, что могут привести к чему-то плачевному. Ребята поехали на чемпионат мира, заняли то место, которое федерация от них просила, все были счастливы и довольны – но я, несмотря на просьбу федерации и спортсменов о продолжении сотрудничества, отказался. Решил, что на том времени, которое я им посвятил и себя проверил, наш эксперимент закончился, сказал "большое спасибо" и ушел. Я вернулся в Россию, понял, что могу тренировать, но не видел никакой интересной работы, которая могла бы меня увлечь. И тогда я посмотрел в сторону Франции. Сами понимаете, Париж… Подошел к главе французской федерации, спросил – не будет ли вам интересно, чтобы я поработал с вашими парами в предстоящем сезоне? Они сказали – да, будет. И я около двух лет проработал под Парижем с французскими парами, а также с одиночниками. Эта была очень интересная работа, и я, может быть, до сих пор ей бы занимался, если бы французская федерация не попала в очень сложную финансовую ситуацию. С ее счетов пропали деньги – пять миллионов долларов. Это случилось в выходные дни, а в понедельник люди пришли на работу и не обнаружили на счетах денег. Началось расследование, счета заморозили, а зарплату выплачивать, соответственно, прекратили. Когда я месяца два-три не получил ни франка, то решил, что в Париже заниматься благотворительностью – это достаточно дорогое удовольствие. Мы с Леной снова встали в пару, начали кататься, снова стали получать хорошие деньги – тогда, если помните, ситуация "Нэнси Керриган – Тоня Хардинг" сильно подогрела интерес к фигурному катанию, и шоу собирали полные залы по всему миру. Не зарабатывал тогда только ленивый. Но Лена была человеком из числа тех, что деньги не любят – и в декабре 1997 года она мне заявила, что приняла совместное со своим мужем решение завершить кататься и посвятить себя семье. Возразить я, естественно, не мог. Через три дня я оказался в Чикаго – и 20 декабря 1997 года началась моя американская жизнь. Чикаго стал для меня вторым домом. И я должен сказать, что несмотря на то, что с 2000 по 2010 год я работал на Федерацию фигурного катания России, более комфортно и удобно всегда чувствовал себя в Чикаго.

piparkoogid: © РИА Новости.Дмитрий Донской Советские фигуристы, олимпийские чемпионы в парном катании Елена Валова и Олег Васильев с тренером Тамарой Москвиной (в центре). XIV зимние Олимпийские игры. Сараево, Социалистическая Федеративная Республика Югославия. - В первые годы вашей тренерской работы чего было больше – импровизации или того, чему вы научились у своих наставников? - Когда я работал со Шляховым, было не до того, чтобы импровизировать или брать чей-то опыт. Там каждый день был как на минном поле. Любая ошибка, любое неправильное слово, отведенный в сторону взгляд мог стоить очень дорого. Мне было не до воспоминаний о том, чему меня учили Тамара Николаевна Москвина или Игорь Борисович Москвин. Чистая конкретика: два спортсмена с непростой ситуацией и тренер. Жесткая работа в течение шести месяцев один на один, никого больше на льду не было. И вот она меня очень многому научила. Не кто-то, кто работал рядом со мной, а сама работа. Научила контролю, поиску нестандартных методов для продвижения вперед. Эти шесть месяцев мне дали очень много. Работа во Франции была интересной, но… Понимаете, это Франция, там по жизни никто не напрягается. Там было все спокойно, красиво, обед на Елисейских полях. Я правду говорю – до сих пор бы там работал, если бы не печальная ситуация с финансами. Это было очень хорошее, позитивное время в жизни, когда я наслаждался Парижем, несложной работой со спортсменами, с которыми, кстати, до сих пор дружу, но она меня вряд ли чему-то научила. А вот работа в Чикаго научила меня финансовой дисциплине и самодисциплине – то есть, умения работать со спортсменом фиксированное время, отдавая ему 100 процентов внимания. Первые три месяца в Чикаго я работал без выходных, и первый урок у меня начинался в 5.45 утра. Начинал я работать с группой детей, которым было 12-16 лет. Уровня от "новисов" до юниорского. Вставать мне приходилось в 4.15, выезжал я из дома в 4.45. Через три месяца стресс вылился в заболевание, которое в Америке называется shingles. Смысл в том, что вирус, вызывающий в детстве ветрянку, потом в нашем организме "спит", но в какой-то момент может напасть на нерв и вызвать высыпания на коже и очень резкий зуд. У меня это произошло на лице. Я не знал, что это такое, приезжаю в больницу, температура высокая, делать ничего не могу – а мне так спокойно говорят: а, у тебя shingles. Такой же интонацией, которой бы сказали: а, у тебя насморк. После всех анализов положили в палату, продержали 24 часа под капельницей – все нормально, ничего нет. Врачи, кстати, до сих пор не знают механизма этой болезни, но точно известно, что она от стресса. Каждый день вставать в 4 утра – при том, что вечернюю жизнь никто не отменял. Рестораны, встречи… Вот и спал я по три часа максимум, работал на языке, который не понимал в полном объеме – только набор рабочих фраз – и это было очень сложно. Но те три месяца мне очень много дали. Потом в нормальной работе ничего сложного уже для меня не было. Встать в 4.30, выйти на лед, видеть какие-то недочеты и делать замечания – это было уже не так сложно. Но должен сказать, что эти три месяца кое-что у меня и отняли. Я был тогда во второй раз женат, моей супруге Америка не нравилась, а у меня в России не было работы. Мы летали друг к другу на встречи на выходные в Париж. Она из Питера, я из Чикаго. В пятницу вылетаем, в субботу-воскресенье вместе, потом обратно на работу. Это тоже стресс. Билеты стоили не безумных денег, раз в две недели можно себе было это позволить, но такая жизнь стала мягким началом нашего расхода. Который закончился в начале 2000-х нашим официальным разводом и тем, что ребенок остался с матерью, а я один в Америке. Так что, наконец-то отвечая на вопрос, у кого я учился, могу сказать так – меня учила жизнь. Безусловно, я использую какие-то методики Тамары Николаевны, какие-то приемы Игоря Борисовича, у которого я научился прыгать тройные прыжки. Упражнения, мелкие секреты я взял оттуда. Но это, наверное, процентов 30 моего тренерского багажа – а всему остальному я научился на своем опыте. - Когда у вас появились настоящие тренерские амбиции? - Когда я решил работать с Тотьмяниной и Марининым. До этого была работа с детьми, получение денег, оплата счетов – и все. - Скучно стало? - Нет. Просто захотелось доказать себе, что я могу это сделать. Что могу довести людей до той планки, где я был. Я поставил задачу – мы должны быть первыми. Это было сложно, несмотря на то, что спортсмены были талантливые и интересные, как люди – хотя и непростые. Но я поговорил с ними, понял, что мы смотрим в одном направлении – и решил идти. Я не предполагал, насколько сложен будет этот путь. Он был безумно сложным. Но очень интересным. - Какие моменты были самые сложные – может быть, даже такие, когда хотелось все бросить? - У меня таких моментов не было. Спортсмены мои хотели все бросить – это да. Был момент, когда Макс Маринин собрался улетать обратно в Россию, и мне пришлось с ним долго разговаривать, чтобы оставить работать в Чикаго. Что же касается меня… Каждый день был сложным, потому что приходилось постоянно переступать через себя, через не хочу и не могу – и заставлять спортсменов переступать через себя. Тем более мы катались одни, у нас не было спарринг-партнерства, а это то же самое, как улучшать самого себя, сидя в одиночной камере. Для любого это сложно. А я делал это первый раз, шел почти вслепую, вспоминал, как мы с Леной прошли этот путь, как поднимались туда, что делала с нами Тамара Николаевна. Что было хорошо, какие ошибки она делала… Я использовал все это в работе с Тотьмяниной и Марининым. Но, еще раз, я не хочу сказать, что это было только тяжело. Это было и интересно. - Это совсем другая работа, не похожая на то, что было в Латвии или Франции? - Абсолютно другая. Другой уровень стресса, другие задачи, иногда после рабочего дня я просто не мог заснуть – все крутилось в голове. И работу с детьми при этом никто не отменял – за счета надо было платить, а зарплату в течение первых полутора лет с Тотьмяниной и Марининым я не получал. Работал на добровольных началах. Спортсменов я расселил по семьям, не надо было платить за жилье какое-то время, хоть и неудобно им было ездить на каток, далеко. Но надо было платить за транспорт – машина на мое имя, бензин. Каток – льда бесплатно никто не давал. Еда - спортсмены должны хорошо питаться, чтобы хорошо кататься. Я работал с 6 утра до 8 вечера. Сначала с детьми, потом с 8 до 10.30 – с Таней и Максом, потом снова дети. Перерыв на обед с 12.30 до часа, дальше до двух часов дня снова Таня и Макс. В два приходили дети после школы, с которыми я работал до вечера. И такой марафон у меня был каждый день все эти годы. Вообще должен сказать, что ничего в жизни мне легко не давалось – кроме периода во Франции. Каждый шаг был против движения, против ветра. Это было тяжело. - Помню момент, когда Тотьмянина и Маринин вообще перестали ошибаться и дошли до какого-то космического уровня. Все понимали, что именно они фавориты Олимпиады. Тогда не стало легче? - Нет. Для начала сложно было их до этого уровня довести. Кстати, когда они ко мне пришли, они были далеко не внизу. Я их взял с шестого места на чемпионате мира. Но каждое передвижение на одну ступеньку наверх на этом уровне дается безумно тяжело. И когда ты уже залезаешь туда, ты понимаешь, что останавливаться нельзя – и становится еще сложнее. Идти куда-то надо – но куда? Для молодого тренера – если не по возрасту, то по опыту, для спортсменов, которые на этом уровне никогда не были, найти правильное направление движение и сделать еще один шаг – очень сложно. Трудно было найти правильных людей – тех, кто на 100 процентов отдается своему делу. И сейчас, если посмотреть на российских специалистов – на пальцах одной руки можно пересчитать тех, кто профессионально и с любовью относится к своей работе. - Когда приехали на Олимпиаду в Турине, сравнивали свое состояние с тем, что испытывали, будучи спортсменом? - Конечно. Когда я был спортсменом, все было легко. Потому что ты выходишь и знаешь, что можешь, а что нет. Перед началом выступления ты слышишь последнее слово тренера, которое приводит тебя в рабочее состояние – и вперед. А здесь ты с другой стороны борта – и это последнее слово надо найти. Это очень сложно. Тотьмянина призналась мне после Олимпиады, что именно то, что я сказал, позволило им откататься идеально чисто. Потому что тренировка перед произвольной программой была очень тяжелая. Таня упала четыре раза – она за весь сезон столько не падала. И мне нужно было найти правильные слова – не после тренировки, а после шестиминутной разминки перед началом программы. Если ты их находишь – все получается. Если нет – значит, ты, так скажем, не совсем хороший тренер. - Что именно сказали – секрет? - Я им сказал то, что нужно было Тотьмяниной и Маринину услышать в тот момент. Дело в том, что Тотьмяниной я мог говорить одно, Марии Мухортовой – другое, Виктории Волчковой – третье, а Фуми Сугури я вообще ничего не говорил, потому что она в этот момент общалась с космосом, и ей слов было не нужно. Когда ты работаешь со спортсменом, то начинаешь понимать, какие слова кому нужны и как они могут подействовать. Поэтому чем дольше ты работаешь со спортсменом, тем лучше у тебя получается использовать силу слов в этот кульминационный момент. - На сколько процентов от этих нескольких слов зависит результат? - 50 на 50 точно. Спортсмены далеко не глупые люди, как их зачастую представляют. Они знают свои возможности, свое тело. Проблема в том, что стресс, адреналин, сбивают их с настроя. И спортсмен не может сам вернуться к пониманию ситуации. Но он на этом уровне – как хорошая машина. Любое движение винтиком может привести к колоссальным изменениям. Почему Макс Ковтун не смог на чемпионате мира не смог сделать то, что должен был сделать? Явно не потому, что Лена Водорезова или Татьяна Анатольевна Тарасова не знают, что говорить. Просто потому, что он еще не машина. А "Запорожец", с которым еще работать и работать. То есть, мы сначала делаем хорошую машину, готовую идти на рекорд – а затем последним движением, жестом, словом, шлепком – кто чем – делаем последнюю настройку, которая позволит суперболиду обеспечить максимальную скорость. - Почему не получилось с Волчковой? Началось же ваше сотрудничество феноменально: она выиграла этап Гран-при впервые в жизни. - Тот сезон вообще был лучшим в ее карьере – если не считать, что она заболела воспалением легких и пропустила чемпионат России. И на фоне этого заболевания плохо выступила на чемпионате Европы. А на чемпионате мира под моим руководством у нее был лучший результат за все время ее катания – и лучшее катание. Единственный, действительно, выигранный этап Гран-при. Это был результат той работы, которую мы провели. Почему мы не смогли продолжить работать вместе? По причинам, которые не касались меня или нашей совместной работы. Не потому, что у нас работа не сложилась или, как часто писали, из-за того, что я был тираном и довел ее до такого состояния. Она нашла себе молодого человека в Чикаго и успешно вышла замуж. Потом Волчкова в межсезонье, когда уезжала, пришла ко мне в слезах. Потому что понимала – та работа, которую мы делали, приносила результат. Я предлагал ей найти какие-то варианты – чтобы она, допустим, часть времени проводила в России, а часть в Чикаго. Нет, она сказала: я должна уехать. Жаль, потому что ее потенциал был далеко не исчерпан. У меня есть видео, как она делает тройной флип со шпагатом в начале прыжка. Больше десяти метров в длину пролет. Огромный был потенциал. - Вы еще работали с Фуми Сугури… - С ней было сложнее. Японское мышление очень отличается от нашего. Но даже несмотря на это, прогресс в какой-то момент был. Я верю в то, что работа в любом случае приносит результат. - После того, как Тотьмянина и Маринин стали олимпийскими чемпионами, вы оказались на распутье? - Я был достаточно уставший, мне было тяжело. И когда Валентин Николаевич Писеев подошел ко мне в Турине и спросил, что я собираюсь делать, я ответил - хочу отдохнуть. А потом наберу группу молодых спортсменов и посмотрю, что получится. Мне было интересно, потому что с молодыми фигуристами на тот период времени я никогда не работал. Либо совсем дети - либо топы. А это были юниоры, которые могли вырасти. Но я уперся в российскую действительность. Наши юниоры оказались настолько неуправляемы и неорганизованы, что через полгода я распустил всю группу. И сказал себе: стоп. Уехал в Питер, занимался своими делами, а потом, когда я уже ехал в аэропорт с намерением вернуться в Чикаго, мне позвонил тот же Писеев. "Олег, у нас сложная ситуация с Марией Мухортовой и Максимом Траньковым, очень бы хотелось, чтобы ты их взял и привел в порядок". Что там была за ситуация, я, конечно, хорошо знал. Ответил - Валентин Николаевич, у меня через полтора часа самолет в Чикаго. Подумаю и в течение трех дней позвоню. Думал над тем, стоит ли мне возвращаться с нелегкими спортсменами туда, где я совсем недавно был - или сказать: нет, спасибо, и продолжить заниматься с американскими детьми и зарабатывать себе на пенсионный фонд. Три дня меня раздирали сомнения, но потом игла адреналина пересилила и я ответил: попробую. Через четыре дня вернулся обратно в Питер, Сели в кафе на Садовой с Мухортовой и Траньковым и начали разговаривать. Послушал, что они хотят, сказал им, как я вижу нашу работу - и мы начали. Первый год был очень успешным. Потом начались личностные сложности - между Траньковым и мной. Именно личностные. Как у спортсмена таланта у него столько, что хоть лопатой греби. Как человек же он сложный. Было жесткое противодействие с его стороны, но я решил, что раз уж взялся за этот проект, то должен его довести до конца. Возникли еще сложности с руководством федерации. Когда я брал пару, была обещана помощь - но ее не было. Мало того, когда я сделал из Мухортовой и Транькова нормальную пару с хорошими элементами и более-менее стабильным катанием, их всегда ставили ниже конкурентов. И это была работа федерации, которая сделала ставку на других спортсменов, которые не были лучше, чем Мухортова и Траньков. Когда спортсмены катают программы чисто, а конкуренты с ошибками и их ставят выше - от этого настроение не улучшается. Особенно обидно было в олимпийский сезон, когда Мухортова и Траньков на чемпионате Европы откатались очень хорошо, но их грубо затоптали ногами. - Падение Максима на Олимпиаде было случайностью? - Уверен, что это был результат неправильного судейства на чемпионате Европы. Их обоих просто убило, что их убрали как на чемпионате России, так и на чемпионате Европы, хотя они катались хорошо. Спортсмены перестают верить в справедливость, в себя. Это неверие, плюс не самый лучший контакт между тренером и спортсменом, стресс на Олимпиаде во что-то должны были вылиться. Вылилось в срыв прыжка, который он не срывал никогда. - Что-то могли в работе с Мухортовой и Траньковым сделать по-другому? - Думаю, что да. Я не идеальная личность, я тоже делаю ошибки. Но поймите: я ведь не один работаю. Траньков контактировал с моим хореографом, с людьми, занимающимися ОФП, спонсорами. Сначала все относились к нему позитивно и доброжелательно. Потом несколько настороженно. А закончилось тем, что все без исключения, кто работал в моей команде, не хотели быть с ним рядом. От него шло столько негатива на всех, что никто не выдерживал. Насколько мой хореограф, Матвеев, позитивный по жизни - но с ним он не мог работать вообще. Макс непростой человек. Он может залезть в душу так глубоко и незаметно, что ты подумаешь - это твой лучший друг. А потом взрывался внутри и превращал тебя неизвестно во что. Просто я никому и никогда не позволял залезать ко мне в душу. Поэтому и смог пережить это. А другие не смогли. - Если бы вернулись в 2006 год к моменту предложения Писеева работать с ними, что бы сделали по-другому? - Просто не взял бы их. - Цикл работы с Машей и Максимом отнял у вас больше нервных клеток, чем цикл с Тотьмяниной и Марининым? - Больше. За три года работы с Мухортовой и Траньковым я потратил в два раза больше энергии и сил, чем за шесть лет работы с Тотьмяниной и Марининым. Потом начал было работать с Мухортовой и Бланшаром, пошло хорошо, но мальчик не выдержал. И я ушел на отдых, потому что сам стал "разваливаться". Начала болеть спина, колени, много чего. Я поехал лечиться, приводить свое тело в порядок. Потратил на это два года. - Последний вопрос такой - в Сочи хотите? - А я туда в любом случае приеду. Мои итальянцы (Николь Делла Моника и Маттео Гуаризе, которых тренирует Васильев - прим.автора) туда уже попали. Это, конечно, "туристическая" поездка - борьба за 10-12-е места. Но я уже сошел с иглы адреналина. Два года приводил себя в порядок - и чувствую себя очень комфортно. P.S. Этот разговор состоялся в марте 2013 года. А в мае Олег Васильев вернулся в Санкт-Петербург и начал работать с парой Катарина Гербольдт/Александр Энберт. Продолжение следует? http://sochi2014.rsport.ru/sochi2014_analytics/20130705/671539704.html

Gela: Интервью с Максимом Стависким Взято в с/к Олимпийский 9.08-2013 - У тебя получился очень насыщенный предыдущий сезон, особенно его конец, который плавно перетёк в текущий. В начале лета сразу два предложения: от Жубера и от Жени Плющенко? Максим: Сначала Женя. С ним мы давно разговаривали. Он хотел, чтобы я с ним поработал, выражал желание. У меня, в связи с нашим проектом, нет времени, я не всегда в Москве. Летом хочется отдохнуть после всех гастролей, поэтому это одна из причин, почему не срослось с ним раньше, а с другой стороны - это спортсмен высочайшего уровня. На самом деле, огромная ответственность ставить ему, тем более такой важный сезон – олимпийский. Было немножечко... нет, не боязнь, но ощущался груз ответственности на плечах. С Женей, оказалось, достаточно легко работать. Мы выбрали музыку, не буду говорить какую, пусть он сам скажет. У меня на компьютере стояла, она ему понравилась, навеяла какие-то воспоминания, даже какую-то ностальгию. Все-таки спорт – это наша жизнь. Когда ты уходишь после соревнований из спорта, ты, конечно, ностальгируешь, даже ломка иногда начинается, вроде надо продолжать работать, тренироваться, а это все исчезает. И, конечно, воспоминания о годах, прожитых в спорте; соревнования, борьба. Такие мысли крутятся в голове во время исполнения этой короткой программы. Поставили короткую программу, причем Женя очень ответственно подходил к вопросу, даже когда я говорил ему – «Женя здесь у тебя уже разбег на четверной прыжок – давай уже сам». Женя говорил – «нет, нет, шагами до четверного прыжка доходим, нельзя давать шансов другим». То есть шаги, шаги, минимум беговых шагов. Он хочет быть другим по хореографии. К сожалению, я не могу с ним работать круглый год, чтобы эту хореографию поддерживать. Это уже на Жениной ответственности, ведь он будет дальше тренироваться и исполнять. Думаю, будет хорошо на самом деле. - То есть не исключаешь возможности, что что-то выбросят? Максим: В принципе, всегда что-то выбрасывается, переделывается. Это понятно. На первом плане будут сложнейшие четверные прыжки и комбинации, поэтому, если что-то смущает и сбивает, конечно, поменяет. Поскольку у меня на фоне Брайана и не только, опыт немножечко появился в работе с одиночниками. Я стараюсь не быть диктатором на льду, и когда Женя говорит – «мне здесь сложно, давай по-другому», - я стараюсь придумать так, чтобы устраивало всех. Если ему удобнее повернуть направо, - мы делаем поворот направо, т.е. облачаем в какую-то определенную форму. Я с ним встречался в конце июля, Женя сказал, что ему все удобно в КП. Думаю, не будет ничего выбрасывать. - У Жубера музыка «Oblivion» в КП, у Жени тоже медленная музыка. Два одиночника, которые совершенно не в своем стиле решили катать КП. Максим: Очень хорошо, что не их стиль, надо попытаться поменяться, быть немножко другим, они этого хотели. Женя конкретно сказал, что ему необходимо стать другим – это, во-первых. Во-вторых, у него музыка хоть и медленная, но это не значит, что она нудная. Она развивается. У него была мысль взять быструю, - мы даже начали ставить, но, когда он услышал эту музыку, захотел именно ее. Мишин, приехав посреди нашего сбора, отверг медленную и предложил ставить под быструю музыку. Через 2 дня он подошел и сказал, что чем больше слушает эту музыку, - медленную, - тем она ему больше нравится. В результате они оставили ту, которую я предложил. - Мишин вмешивается в постановку, я имею в виду хореографию? Максим: Мишин не может не вмешиваться. Не столько в хореографическую постановку, сколько говорит – ребята это сложно, давайте проще сделаем, мне кажется, здесь руки шире, но проще. Примерно так. - Жубер в интервью сказал, что короткая программа прошла для него легко, и он уверенно себя в ней чувствует? Максим: Да, с Брайаном мы поставили намного быстрее. Я с ним уже работал, это привычно, мы чувствуем друг друга. В первый же вечер перелопатили музыку, я предложил танго. Брайан сказал, что танго он не привык делать, более того, - что не выкатает. Я ответил, что у него будет не чистое танго, а определенный танец под такую музыку. Не обязательно танцевать аргентинское танго, делать характер, нет такой необходимости. Брайан решил попробовать. Мы начали делать танец, и тут все тренеры подошли, сказали, что очень приятно, что он взял такую музыку. Это необычно для него, новое направление, и когда программа была поставлена, - я не знаю искренне, не искренне, - говорили, что всем программа понравилась. С Брайаном разговаривали о том, что необходимо еще встретиться, поработать, еще раз посмотреть, почистить, может быть, что-то поменять. Программа, мне кажется, удалась, и Брайан с ней справляется. Видно, что ему катать ее комфортно. Есть большая надежда, что и он ничего из этой программы не выкинет. - Ты будешь присутствовать на этапе Гран-при в Москве? У тебя там несколько подопечных собираются выступать. Максим: Если не совпадет со съемочным днем. Сейчас идет работа над проектом «Ледниковый период». У Боброва-Соловьевой ведущий тренер Жулин, хореограф - Петухов. Я, конечно, приду, посмотрю, поддержу вне катка. Дай Бог, чтобы ребята хорошо проехали. - Давно известно, что Яна Хохлова у вас в группе, помогает тренироваться. Как я понимаю, чтобы была возможность наглядно показывать партнершам их партии, и, соответственно корректировать катание девочек? Максим: Это большой плюс, потому что работает мужская команда – нет ни истерик, ни криков на льду. Достаточно все спокойно, на позитиве, идет нормальная работа. Приходится иногда гавкнуть, всё это, обычно, от меня исходит. Я исполняю роль этакого «гестаповца». - Не надо себе ярлыки приклеивать. Тебя кто-то назвал так в прошлом сезоне, так и пошло. Максим: Я дрессирую их, Саша возлагает на меня тот цикл, когда можно перегрузки делать. Саша – человек очень добрый в душе, жалеет, а я их безжалостно гоняю. Это дает результат, ребятам нравится. В этом плане я выполняю ведущую роль – роль «гестаповца», заставляю из-под палки: еще прокат, еще кусок, три раза подряд дорожки. Меня так тренировали и на основе своих тренировок, я работаю с ними. Я знаю, что это помогает, оказывает свое влияние, поэтому применю к другим. И раз это дает результат, значит правильный подход. Яна же в этом коллективе необходима в качестве «женского взгляда». Она была старшим тренером по танцам в Российской сборной. Очень хорошо знает правила, знает обязаловку. Она очень сильно помогает. Она легкая, очень спортивная, с ней удобно делать поддержки, тем более мы прошли один проект вместе. И если мы не скатаны, не пара, то, по крайней мере, имели общение и катали танец. Она приносит неоценимую помощь, с ней удобно. Сейчас показывали кусочек ребятам – три-четыре шага – пока они учили, шлифовали, - мы поставили дальше. - У Шпильбандта уже больше 20-ти пар? Такое впечатление, что это вселенское перемещение. Максим: Они приходят, уходят - я не вникаю. На самом деле – проходной двор. Я не хочу даже комментировать, я не анализирую работу Шпильбандта. Видел на youTube запись танца Рязанова-Ткаченко, их короткую программу. Я, к сожалению, там не увидел ни Шпильбандта, ни Горшкова, ни Рязанову, ни Ткаченко. Это была другая пара, другие тренеры. Очень удручающее зрелище. Надеюсь, что ребята поменяют танец к сезону и смогут себя достойно показать. У меня достаточно своих пар, достаточно своей работы, чтобы вникать в дела Шпильбандта. - В Латвии был на сборах? Максим: Нет, я не был в Латвии, я помогал здесь с новым фильмом. - Не секрет, что за фильм? Максим: В интернете сайт есть, фильм называется «Чемпионы». - Ты там был в качестве консультанта? Максим: Я был консультантом по фигурному катанию. Позже дали роль Олега Шляхова, первого партнера Лены Бережной. - У тебя отрицательная роль? Максим: Я не считаю, что отрицательная роль - плохая роль. Дмитрий Дюжев - режиссер - был доволен, ему понравилось работа, слава Богу. Самое трудное было исполнить роль Олега Шляхова, - это недолго, около 5-7 минут в плане фигурного катания. Фильм состоит из пяти историй спортивных чемпионов: Ковальчука, Журовой, Бережной-Сихарулидзе, Круглова и Илюхиной. Делается пять 30-ти минутных фильмов, из них складывается один полнометражный. Сюжет о фигурном катании делали на базе истории Сихарулидзе-Бережной. Показать отношение тренеров со спортсменами, спортсменов друг с другом, как происходят соревнования, тренировки. Например, Дмитрий мне задавал вопрос, - какие могут быть фразы во время программы, общаются, не общаются фигуристы во время танца? Т.е. нужно было объяснить человеку, который с фигурным катанием ничего общего не имеет, специфику этого самого фигурного катания. Работы было много, отчасти мучительной. На самом деле, я получил колоссальное удовольствие, большой опыт, мне было очень интересно. Даже есть какая-то смутная, легкая, трепетная надежда, что не в последний раз. - У тебя получился очень насыщенный сезон – и тренер, и хореограф, а теперь еще и консультант в кино, даже снялся в роли. И там, на сборах, и сям на сборах. Максим: Отдыхать в гробу будем. - Да что же ты так? Максим: Вот когда будет 60 лет – с бокалом коньяка, на закате, в море, на своей маленькой, но скромной и приятной яхте я буду отдыхать. Или на балконе своего дома. - У тебя есть яхта? Максим: Может когда-нибудь будет, надо работать. Вот тогда и сможем отдохнуть, а сейчас нужно пахать, пока есть возможность. Так работать, как нам дает Илья – это уникально. Нигде такого в мире нет. Плюс тренерская работа. Мне это интересно, приятно, я вижу, что приношу пользу людям. - Не зря я тебе в прошлом сезоне говорила, что тебе очень нравится быть тренером? Максим: В любом случае, нравится чувствовать себя полезным. Когда что-то подсказал, применил что-то, и люди довольны. Именно это вызывает удовлетворение от работы. - Ты отдохнуть хоть успел? Максим: Недели две, и то они разбиты были. Насыщенный год. Виктория Поплавская http://forum.1tv.ru/index.php?showtopic=452471

Gela: Gela пишет: Поставили короткую программу, причем Женя очень ответственно подходил к вопросу, даже когда я говорил ему – «Женя здесь у тебя уже разбег на четверной прыжок – давай уже сам». Женя говорил – «нет, нет, шагами до четверного прыжка доходим, нельзя давать шансов другим». Это радует. Gela пишет: Саша – человек очень добрый в душе, жалеет, а я их безжалостно гоняю. Это дает результат, ребятам нравится.

piparkoogid: «Я больше не смогу работать тренером» Знаменитый тренер по фигурному катанию Тамара Москвина призналась «НВ», что этот сезон станет для неё последним в карьере Минувшим летом посетитель Академии фигурного катания мог обнаружить на информационном стенде любопытнейшую вещь. В расписании тренировок стали соседствовать фамилии «Москвина» и «Васильев». Фамилии тренеров, ещё совсем недавно считавшихся антагонистами, чьи ученики спорили за высшие награды. За комментариями корреспондент «НВ» обратился к Тамаре Николаевне Москвиной, посетив одну из тренировок новоиспечённого тандема. – Тамара Николаевна, если не секрет, что стоит за этим сотрудничеством? Ещё несколько лет назад о подобном и помыслить невозможно было... – Я давно пыталась найти тренеров, которые продолжили бы продвигать парное катание в Санкт-Петербурге. Я старалась, чтобы вместе со мной начинали работать и другие наставники, чтобы количество тренеров парного катания не сокращалось. Например, вместе с моей группой катались ученики Алексея Соколова, Оксаны Казаковой, Артура Дмитриева, Елены Бережной. Но так сложилось, что Артур Дмитриев уехал работать в Москву, и это нормально: и прежде многие специалисты перебирались в Первопрестольную – начиная со Станислава Жука. Лене Бережной всё-таки не удаётся полностью сконцентрироваться на тренерской работе. Во-первых, у неё двое маленьких детей, а во-вторых – она художественный руководитель Ледового театра. И ей просто не разорваться... Поэтому, когда я узнала, что Олег Васильев, в первую очередь тренер олимпийских чемпионов и в самую последнюю – мой бывший ученик, ищет работу в Петербурге, я подумала: «Хорошо. Мы с Олегом конкурировали. Наши пары конкурировали. Но конкуренция эта была на благо российского спорта, питерского парного катания». Да, были какие-то трения. Но я сказала себе: «Тамара, будь выше этих мелочей. Кто из петербургских тренеров показал в парном катании работу высокого, международного уровня? Великовы и Васильев. Поэтому, если ты хочешь, чтобы парное катание развивалось, подумай, кто это может сделать». И я ему сказала: «Олег, я работаю последний сезон. Хочешь – присоединяйся. Начинай здесь работать». Да, я сама предложила Олегу подумать о том, чтобы работать вместе, в одной группе. Мы обсудили детали сотрудничества, и пока у нас всё складывается. Иногда я ему говорю: «Товарищ бывший тренер моих бывших конкурентов! Посмотри с критической точки зрения на такой-то элемент в исполнении Юко и Саши! И выскажи свои критические замечания, которые высказал бы, будучи моим оппонентом». Я в свою очередь даю кое-какие советы, которые, надеюсь, ему помогают. Мы организовали дело таким образом, чтобы Олег начал работать с парой Гербольдт – Энберт. Потому что ребята подошли к тому уровню, когда они могут вновь войти в сборную России. Возможно, после Олимпийских игр. А может быть, и сейчас. – Словом, назрел момент объединить усилия... – Да. Потому что очень многие специалисты и спортсмены уезжают из нашего города. Причины я не хочу перечислять. Это данность. И этот процесс не остановить. Но поскольку мы сами никуда не хотим уезжать из Санкт-Петербурга – ни в Москву, ни за рубеж, хотим продолжать работу здесь, – значит, нужно объединить усилия. Чтобы продолжать заниматься нашим любимым видом фигурного катания. Тем более что он на сегодняшний день не настолько популярен, как одиночное катание. Если уж страны, которые раньше воевали между собой, находят точки соприкосновения, почему простым российским тренерам Васильеву и Москвиной не найти точки соприкосновения, чтобы вместе продвигать наш вид в родном городе? А ещё... Мне – 72 года. Я давно нахожусь в пенсионном возрасте, но продолжаю работать. И трезво оцениваю свои возможности и чётко осознаю, что наступит тот момент, когда я больше не смогу работать тренером. И я не хочу говорить: «После меня – хоть потоп». Если мне не удалось создать, вырастить рядом с Юко Кавагути и Александром Смирновым ещё несколько молодых пар – их преемников, то пусть это сделают другие тренеры. В данном случае – Олег Васильев. Мы не объединяемся против кого-то. Мы объединяемся, чтобы двигать дело. И вообще. Давайте начистоту. Что нам делить? Я ни в коей мере не ставлю под сомнение тренерские достижения Васильева. Потому что подготовка олимпийских чемпионов Тотьмяниной – Маринина, а затем и пары Мухортова – Траньков, которые также входили в число ведущих в мире, – это факт. Олег давно уже самостоятельный тренер. – Многие считают, что поводом для миграции спортсменов из Петербурга в Москву являются лучшие условия в Первопрестольной. В том числе и финансовые. – Я бы не стала данный вопрос акцентировать подобным образом. В этой миграции много составляющих. И наличие партнёра, и условия, и близость федерации (ФФКР), и тренерский состав, и возможность привлекать дополнительно высококлассных специалистов. Вы видите за всем этим деньги. А я вижу содержание. Потому что и здесь, в Петербурге, можно это всё организовать. Но, видимо, мы не смогли этого сделать должным образом. – Но после Игр в Сочи этот денежный поток обмелеет? – Уверена, что ничего не иссякнет. Всё будет развиваться, спортсмены будут кататься, тренеры – работать. После Сочи те катки, которые построены, те люди, которые подготовлены, никуда не исчезнут. Поэтому я как раз не вижу никакой трагедии. Зачем спортсмены переезжают в другой город? С надеждами улучшить катание, улучшить условия, чтобы совершенствоваться. Можно их в этом винить? Нет! Только приветствовать. Ну а нам, петербургским специалистам, нужно думать, чтобы условия для спортсменов у нас были не хуже, чем в других местах. К вышесказанному я бы добавила вот что... Хочется, чтобы наши болельщики не только сидели за компьютерами и читали блоги-форумы. Пусть болельщики приходят в академию на соревнования! Вход-то бесплатный. Пусть смотрят, поддерживают спортсменов. Для них ведь это очень важно – такая вот поддержка. – Довольны ли вы новыми программами Юко Кавагути и Александра Смирнова, которые вам вновь поставил Пётр Чернышёв? – Я довольна. Честно. Но эти наши мысли и оценки сейчас никому не нужны. Вот когда всё будет полностью реализовано и за это ребята станут получать хорошие оценки у судей и занимать соответствующие места – тогда мы сможем во всеуслышание сказать, довольны ли мы. Можно говорить дизайнеру шьющегося костюма: «Это будет шедевром!» Но он станет шедевром, только когда будет закончен, надет и в нём выйдут на подиум, на суд тех, кто этот костюм оценит. – Представьте, пожалуйста, новые программы. Их замысел, логику. – Музыка для короткой программы – фантазия Маргариты Адясовой на тему песни «Катюша», исполненная группой Feelармония. Идея программы: судьба Юко Кавагути, японской девочки, бывшей одиночницы, вставшей в пару с русским мальчиком. Соответственно, начало музыки выполнено в японской стилистике... (Юко включает на плеере мелодию: слышны японские мотивы, лирическая тема, пока ещё далёкая от «Расцветали яблони и груши...».) Очень удобная мелодия для исполнения самых сложных элементов в короткой программе. При этом музыка звучит современно. Здесь есть голос, виолончель и много чего ещё... Всё это записывали месяца три. (В этот момент начинает едва-едва проступать знакомая мелодия «Катюши».) А вот японская девушка вливается в Россию, появляется молодой человек, приглашает её на русские плясы, и в конце они зажигают публику совместным праздником. (Идёт нарастание ритма, всё заканчивается бравурным аккордом...) Это, безусловно, программа с прицелом на Игры в Сочи, дань уважения русской культуре. А ещё в какой-то степени это история спортивной жизни Юко и Саши. А вот музыка для произвольной программы – симфония Чайковского на сюжет поэмы Байрона «Манфред» – вам не понравится. Да и лично для меня она тяжёлая. Её трудно слушать отдельно от визуального ряда. Как кто-то нам написал: «Все умерли». Я хотела скомпоновать музыку несколько иначе, но Петя выбрал именно этот вариант. Тема программы – судьба людей, которые творят искусство. Их вовлечённость в этот процесс, видение своей цели, возвышение над обыденностью, сложности и препятствия, возникающие перед ними. И всё равно – триумф художника, творца, несмотря ни на что увидевшего реализацию своей мечты. Данный сюжет – он диктует настроение программе, и моя мечта (хотя у меня никогда их не бывает) – «стоячая» овация в концовке. Хочется, чтобы Юко и Саша со своей увлечённостью, настроением, стремлением к мечте выступили так, чтобы публика отреагировала не только на сложность, но и на саму программу. А не так, чтоб: «Ах, какая у них постановка! Жалко, что у них не получился такой-то элемент!..» – В чём особенности нынешнего сезона по сравнению с предыдущими олимпийскими? Или хотя бы по сравнению с «ванкуверским», четырёхлетней давности? – Главное – Игры проходят дома, в России. И буквально ежедневно я слышу: «Ну, как вы готовитесь? Вы нас не подведите! Ждём! Надеемся!» – Накачка «сверху»? – Нет, что вы. Мы слышим это от обычных людей. Да, мы ощущаем ответственность, где бы ни выступали – в Сочи или где-то ещё. Но сейчас особенно хочется сделать праздник. Для нашего народа. Для всех людей, которые приедут на Игры. Доставить им всем удовольствие. Тем более моя профессия по сути своей – доставлять людям удовольствие. // Беседовал Олег Алексеев. Фото Интерпресс http://nvspb.ru/tops/ya-bolshe-ne-smogu-rabotat-trenerom-52198

piparkoogid: Артур ДМИТРИЕВ: «Мы много и глубоко работали над отдельными элементами» В ближайшее время фигуристы сборной России выступят на международных предсезонных турнирах и этапах Кубка России. В числе таковых ученики олимпийского чемпиона Артура Дмитриева. Две его пары Анастасия Мартюшева – Алексей Рогонов и Юлия Антипова – Нодари Маисурадзе на прошлой неделе представили новые программы на прокатах в Сочи. О готовности спортсменов к сезону и о задачах, которые стоят перед ними, рассказал тренер Артур ДМИТРИЕВ. -- Что можете сказать о двух ваших парах, которые участвовали в сочинских прокатах? -- За последнее время ребята прибавили очень сильно. Летом проделали большую работу. Программы поставили интересные, высокого уровня. А когда ребята чувствуют, что программы получаются, то это сказывается на катании. Мы много трудились над отдельными элементами. Причем, очень глубоко. Не могу сказать, что мы переучили спортсменов. Но все элементы: вращения, дорожки, шаги, тодес, выбросы, прыжки отрабатывали с ребятами детально. Не поверхностно копали, а глубоко. И хотя пока не все изменения заметны, но запас достаточный. Эта характеристика в основном касается пары Мартюшева – Рогонов. У Антиповой и Маисурадзе несколько иная ситуация. Они уходили, переходили, искали другого тренера. Но в итоге Федерация настояла, чтобы ребята остались у меня. По крайней мере, на этот год. Сейчас эта пара работает только со мной. Они даже тренируются на другом льду, не пересекаясь с остальными ребятами нашей группы. Мартюшеву – Рогонова, Гайнетдинову – Бич, Митину -- Шевчук тренируем мы с Натальей Евгеньевной Павловой. -- Летом Юля и Нодар готовились к сезону с остальными? -- Нет. Они начали работать с начала августа. До этого два с половиной месяца не катались. Выходили на лед примерно раз в неделю. Но заготовки программ у этой пары были. Так что в августе мы достаточно быстро доделали короткую программу. Произвольную завершили в Сочи накануне прокатов. Задача этой пары на данный момент стабилизировать все. Пока ребята не в стопроцентной форме. Я думаю, что Юля и Нодар будут готовы через пару месяцев. Не раньше. К сожалению, много времени они потеряли летом, вследствие чего чуть позже наберут необходимые кондиции. -- А Мартюшева – Рогонов? -- Они быстрее войдут в форму. Настя и Леша едут в Китай на этап Гран-при, затем выступят в Москве. Ребята готовы лучше – лучше во всех компонентах, потому что системно тренировались летом. -- Вы много работали над техникой элементов, а кто помогал ребятам вашей группы в плане хореографии? -- Наш хореограф Сергей Комолов -- бывший танцор из Питера. Он не так много катался в танцах на льду, но зато много занимался ледовой хореографией. Мы весной привлекли Сергея к постановочной работе над программами. Его надо было немного обучить, переориентировать на парное катание. Пока Сергей не до конца усвоил нюансы, но движется в правильном направлении. Хорошо работает. -- Какие задачи в этом сезоне вы ставите перед своими парами, включая дуэт Камилла Гайнетдинова – Иван Бич? -- Для Камиллы и Ивана главная цель – это чемпионат мира среди юниоров. Технически ребята хорошо готовы. Они владеют самыми сложными элементами -- тройной лутц прыгают, тройной ритбергер и каскад с тройным тулупом. Выбросы тройные делают, тройную подкрутку. В этой паре только один вопрос. Девочке исполнится 16 лет, и как в связи с этим она будет меняться? Если партнерша не прибавит 5 кг и не подрастет сразу на 10 см, то все будет нормально. Две другие пары – Мартюшева – Рогонов, Антипова – Маисурадзе являются запасными на главных стартах. Мы должны понимать, что после Олимпиады не все лидеры поедут на чемпионат мира. И задача наших пар быть готовыми к чемпионату мира. Ребятам нужно провести сезон, сбросить форму, достойно выступить на чемпионате России и, если кто-то из ведущих пар откажется от поездки на чемпионат мира, а федерация решит дать возможность выступить другим, то спортсмены должны быть готовы воспользоваться этим шансом. А шансы есть, потому что у Мартюшевой – Рогонова очень удачные в этом сезоне программы. Для них удачные. Сбалансированные короткая, произвольная, и элементы они все «собирают». Набор у этой пары довольно-таки стандартный. Программы Антиповой – Маисурадзе сложнее. Фигуристы владеют тройным лутцем. Летом мы выучили четверную подкрутку. И они ее делают и будут исполнять в произвольной программе. Но вставлять в программу после четверной подкрутки тройной лутц пока рискованно. Так что в этом сезоне мы остановимся на четверной подкрутке и сделаем упор на стабильность катания. А в следующем соединим два сложных элемента. В принципе, обе пары работают на перспективу, чтобы после Олимпиады в Сочи в случае необходимости могли подстраховать, заменить. -- Видно, что отношения между спортсменами вашей группы очень хорошие, ребята подстегивают друг друга, но главное, у всех присутствует огромное желание работать. -- Все они друзья. Леша и Нодар вместе снимают квартиру. Между нашими парами нет жесткой конкуренции, но, безусловно, личным примером спортсмены подталкивают друг друга. Сбор в Сочи перед контрольными прокатами прошел очень продуктивно. Мы здесь были две недели. Ребята восстановились, окрепли. Теперь будем постепенно втягиваться в сезон. Пара Антипова – Маисурадзе не вызывает у меня особых опасений. Девочка пока маленькая, и есть запас по весу. А вот Мартюшева – Рогонов требуют филигранной работы, потому что если не будет качественной технической работы, то они не смогут справиться с возможными изменениями. Девочка высокая, амплитуда большая, здесь нужно качественно и тонко работать. Но, в принципе, Настя и Алексей владеют всем. Нет таких элементов, которые являлись бы для них проблемой. Если только прыжок. Но работаем. Уверен, они будут его делать. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА http://fsrussia.ru/news/696_artur-dmitriev-my-mnogo-i-gluboko-rabotali-nad-otdelnymi-elementami/

piparkoogid: Петр ДУРНЕВ: «На коньки я встал в три года» На олимпийском катке «Айсберг» в Сочи прошли контрольные прокаты кандидатов в олимпийскую сборную России. Цель предсезонного смотра заключалась в том, чтобы специалисты дали оценку новым программам, высказали свое мнение и рекомендации. В числе присутствующих на этом мероприятии был и технический специалист по спортивным танцам на льду Петр ДУРНЕВ. Это интервью открывает новую рубрику сайта – представление технических специалистов и судей в российском фигурном катании. -- Петр, понятно, что на данный момент нет смысла подробно говорить о программах танцоров, поскольку в течение сезона картина может меняться. Расскажите лучше о себе, тем более, что биографии многих специалистов и судей остаются «за кадром»? – Я встал на коньки в три года. Сначала катался во дворе, потом на СЮПе – Стадионе Юных Пионеров. Моими первыми тренерами были Людмила Анатольевна Кружалина и Елена Леонидовна Южина, которые и увлекли меня фигурным катанием. Поначалу меня определили в спортивную секцию из соображений здоровья. Принцип был понятен: больше времени проводить на улице, заниматься спортом – меньше болеть. На тот момент я даже не предполагал, что через несколько лет вернусь на СЮП в качестве тренера-хореографа по спортивным танцам. -- С кем начинали работать на СЮПе? -- С Ксенией Румянцевой. В 2000 году стал вторым тренером в ее группе. Ксения – замечательный педагог и специалист в этом деле. За время совместной работы мы вырастили несколько прекрасных танцевальных пар. Наталью Михайлову и Аркадия Сергеева с нуля довели до серебряных медалей юниорского чемпионата мира 2006 года. Ксения меня многому научила, и я благодарен ей за те знания, которые приобрел. -- После победы на юниорском чемпионате мира Михайлова и Сергеев перешли в группу Александра Жулина. Как вы, начинающий тренер, пережили этот момент? -- Очень тяжело. Для меня это стало не просто трагедией, а, как я тогда думал, практически концом жизни. После ухода фигуристов я вообще не представлял, чем заниматься? Наверное, с того момента решил для себя, что больше не буду тренировать. Но и бросать фигурное катание не хотелось. Случайно узнал, что впервые в России пройдет экзамен для желающих стать техническими специалистами в танцах на льду. Изначально мною двигало исключительно любопытство. Пришел на семинар, который вели Алла Викторовна Шеховцова и Александр Георгиевич Горшков. Они как-то сходу вовлекли меня в новую работу. Так все и началось. Первый экзамен сдал на «отлично». В течение сезона работал практически на всех российских соревнованиях, потому что технических специалистов на тот момент в стране было немного. Понятно, что при такой огромной практике наработал большой опыт. Следующим летом сдал экзамен на международную категорию. Был приглашен спортивным директором ИСУ Питером Криком в качестве технического специалиста на международные соревнования в Оберсдорф. А через два года, по правилам ИСУ, прошел экзамен на категорию ИСУ. Причем, все экзамены сдавал на «отлично» и с первого раза. С 2007 по 2012 год работал на всех чемпионатах и первенствах России в качестве технического специалиста. И, честно говоря, этим фактом очень горжусь. Для технических специалистов, вообще, очень важно владеть навыками фигурного катания, пройти все самому, испытать, как говорится, «на собственной шкуре». Знать, как делать элементы, обладать тренерской практикой для наработки профессионального взгляда. Кроме того, необходимо иметь обширную информацию относительно Правил и Коммюнике ИСУ, постоянно держать руку на пульсе, следить за всеми происходящими изменениями. – Поясните для непосвященных: за работу технического специалиста вы получаете деньги? -- Нет. Работа технического специалиста, как и работа судьи в спорте -- это общественное дело и оплате не подлежит. – Тогда, извините, где вы получаете зарплату? -- В Министерстве спорта России, я состою на ставке в должности специалиста по специальной технической подготовке. В мои обязанности входит изучение всего, что касается технических оценок, того, что ведущие танцевальные дуэты исполняют на соревнованиях. Надо понимать, каковы тенденции развития и усложнения технической составляющей программ танцоров; на основе наблюдений и анализа участвовать в разработке предложений по совершенствованию выступлений российских дуэтов в танцах на льду. Кроме того, я консультирую многих тренеров по танцам на льду, постоянно участвуют в ежегодных прокатах сборной команды России. Не так давно по просьбе Лены Гараниной ездил в Дмитров консультировать ее учеников. Часто посещаю тренировки фигуристов группы Елены Кустаровой. Помогал Николаю Морозову. Пару лет назад он приглашал меня в Новогорск посмотреть на пару Лена Ильиных -- Никита Кацалапов. Но в последнее время тесно сотрудничаю с группой Александра Жулина. Вообще, если позволяет время, я не отказываю никому. Рад помочь тем, кто нуждается в моих консультациях. Много езжу на крупнейшие старты сезона, ведь именно там есть возможность увидеть, как развивается техника танцев на льду. -- Возвращаясь к прокатам в Сочи, какие основные рекомендации вы бы дали нашим ведущим тренерам по танцам на льду? -- Больше уделять внимание техническим элементам в программах спортсменов, сконцентрироваться на пунктах Правил ИСУ, касающихся требований, предъявляемым к композициям программ. И, конечно, хочется пожелать удачи нашей сборной на предстоящей Олимпиаде в Сочи. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА Фото сайт www.fskate.ru http://fsrussia.ru/news/697_petr-durnev-na-konki-ya-vstal-v-tri-goda/

piparkoogid: Алексей УРМАНОВ: «Николь необходимо приобретать соревновательный опыт» -- Алексей Евгеньевич, ваша ученица Николь Госвияни стала известна широкой публике благодаря удачным выступлениям в прошлом сезоне. Какие задачи стоят перед ней сейчас? -- Олимпийский цикл длится четыре года. За сезон спортсмен высокого уровня участвует приблизительно в восьми соревнованиях. Если все сложить, то получится около 30 турниров за четырехлетие. На таких стартах приобретает опыт, навыки поведения в разных ситуациях, выступлений на разных площадках. Вот этого соревновательного опыта пока и недостает Николь. Ко многим вещам она только сейчас начинает приспосабливаться как на льду, так и вне льда. В первую очередь, ей важно стать «своей» в команде. Закрепиться в сборной. Попасть в «тусовку» ребят, «тусовку» специалистов, судей… Хоть я и не люблю слово «тусовка», но в данном случае оно лучше всего отражает смысл. Николь необходимо тренироваться вместе с другими спортсменами -- конкурентами, соперниками, друзьями, чтобы почувствовать уверенность, поддержку, командный дух… В этой связи сбор в Сочи плюс прокаты на олимпийском катке стали очень важным этапом подготовки, этапом становления Николь как спортсменки. -- Понятно, что если чувствуешь себя «своим» в команде, то при любом раскладе психологически легче выступать. -- Конечно. И мы рады, что такой ответственный сбор прошел в Сочи. Во-первых, это фактически родной город Николь. Здесь живут ее родственники. Во-вторых, год назад после неожиданной победы на первом тестовом турнире «Кубок Федерации» Николь ворвалась в фигурное катание. В Сочи начался ее взлет и здесь же, год спустя, мы наблюдаем продолжение истории. Сейчас самое главное для нас – больше выступать, приобретать, накапливать соревновательный опыт. С этой целью после прокатов мы планируем поехать на первый этап Кубка России в Пермь. Еще раз повторю, надо набираться опыта, зарабатывать рейтинговые очки, чтобы не повторять ситуацию прошлого сезона, когда перед чемпионатом Европы в спешном порядке были вынуждены заявиться на два международных турнира. -- После Перми поедете на турнир в Финляндию? -- Нет. Мы выступим в Братиславе на международных соревнованиях – «Мемориале Ондрея Непелы», который по срокам совпадает со вторым этапом Кубка России в Сочи. -- В своей тренерской практике вы чаще работали с мальчиками. С ученицами сложнее, интереснее, как? -- Я не хотел бы делить учеников по половому признаку. Все зависит от их отношения к работе, настроя. Да, на каком-то этапе с мальчиками проще. Девочки становятся более капризными. Однако в своей практике я сталкивался и с капризными юношами, которых приходилось постоянно уговаривать. Все дети разные, отсюда и подход к каждому ученику должен быть индивидуальным. Я скажу так: на данный момент мне приятно работать с Госвияни, потому что она четко, добросовестно и качественно выполняет на тренировках все, что просит педагог. Это касается требований не только тренера, но хореографа Ольги Поверенной, Валерия Геннадьевича Печерского, который помогал в постановке и работе над программами Николь. С Госвияни легко. Она не спорит, быстро схватывает, и в этом, несомненно, есть плюсы. Когда же между тренером и спортсменом возникает недопонимание, ученик перестает двигаться в заданном направлении, тогда и появляются сложности, которые неизбежно приводят к конфликту. -- Два слова о программах Николь. -- В этом сезоне передо мной, как тренером, стояла непростая задача. Мы начали разговор с того, что Николь только в прошлом сезоне ворвалась в большой спорт, и соревновательного опыта у нее пока немного. Поэтому и программы надо было сделать таким образом, чтобы, с одной стороны, фигуристка прибавила, но с другой, нельзя все делать быстро и сразу. Мы не стали ломать выбранный Николь прежний стиль – стиль предыдущего сезона. Для обеих программ в качестве музыкального сопровождения взяли фортепианные аранжировки Бетховена (короткая программа) и Рахманинова (произвольная) в исполнении Дениса Мацуева. У этого пианиста своеобразная манера исполнения и трактовка произведений, поэтому в произвольной программе две части знакомых мелодий не все узнают сразу. Кстати, не будем забывать, что Николь окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Ей близка классическая музыка, она очень тонко чувствует ее, поэтому и было принято решение сделать такие программы. На мой взгляд, на данный момент они подходят больше всего. В каком направлении будем двигаться дальше -- посмотрим. Очень важно, как сложится для спортсменки этот сезон. -- Вы будете пытаться отобраться в олимпийскую сборную? -- Конечно. Плох тот рядовой, который не стремится стать генералом. Любого спортсмена надо ориентировать на максимальные задачи и цели. Что нам для этого необходимо? В первую очередь, нужна стабильность исполнения, стабильность катания. Сейчас мы очень серьезно работаем над «выстраиванием» программ, и у Николь начало получаться. -- Что значит «выстраивание программ»? -- Детально разбираемся, копаемся в подходах к элементам, чтобы они были одинаковыми, так как это ключ к стабильности. Важно добиться того, чтобы все элементы все время делались как под копирку. То есть надо наработать автоматизм, на который затем будет наслаиваться все остальное. Возвращаясь к вопросу, ставим ли мы задачу отобраться на Олимпиаду? Фигуристы часто произносят фразу: «Лед скользкий», в которой достаточно глубокий смысл. Безусловно, здорово и приятно, что в России появилась такая конкуренция в женском одиночном катании. Что, помимо тех, чьи имена уже на слуху, подрастают молодые талантливые спортсменки. Я уверен, что и тренеры, и фигуристки, будь то Госвияни, Леонова, Сотникова, Туктамышева, Липницкая, Радионова и другие – хотят и будут добиваться права представлять нашу страну на самых крупных стартах. Это правильно. Иначе и быть не должно. Но чтобы мечты стали явью, спортсменкам необходимо проделать огромный объем работы. Все хотят выступить в Сочи. И Николь не исключение. Так что этот план мы держим в голове. Хотя и отдаем себе отчет, что осуществить его будет очень непросто, зато это здорово мотивирует. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА Фото www.fskate.ru http://fsrussia.ru/news/698_aleksej-urmanov-nikol-neobhodimo-priobretat-sorevnovatelnyj-opyt/

piparkoogid: Алексей ГОРШКОВ: «Еженедельные летние прокаты на зрителях – норма для Америки» Танцоры Екатерина Рязанова – Илья Ткаченко вместе с тренером Алексеем Горшковым сразу после чемпионата мира-2013 переехали из канадского Лондона в американский Детройт и приступили к работе над новыми программами. С какой целью был проделан этот эксперимент, рассказал тренер фигуристов Алексей ГОРШКОВ. -- Алексей Юрьевич, в чем отличие американской системы подготовки? -- Каждый тренер, если он считает себя профессионалом, должен стремиться к постоянному совершенствованию, познанию чего-то нового в профессии. И мне интересно было сравнить, чем отличается наша и американская система подготовки фигуристов к сезону. Есть отечественная схема подготовки, которая подразумевает длительный период без соревнований и прокатов летом. В летние месяцы наши спортсмены обычно выступают в шоу, идет постановочная работа над программами, но отсутствует соревновательная практика. В российском фигурном катании так заведено, что до контрольных прокатов новые программы показывать не принято. В Америке дело обстоит иначе. Американские фигуристы с детства привыкают работать летом, много катаются, потому что не надо ходить в школу, и, следовательно, больше времени высвобождается для тренировок. Американские спортсмены вообще подолгу не отдыхают. Отпуск, как правило, ограничивается десятью днями. Привычку много работать летом юные фигуристы переносят во взрослый спорт. Вот почему к началу сезона американцы, канадцы зачастую готовы лучше, чем россияне. -- Вы на практике решили примерить американскую схему на себя? -- Когда начали работать с Игорем Шпильбандом, мне было очень интересно понять и перенять какие-то положительные моменты из американской системы подготовки. Конечно, я слышал, читал о ней и раньше, но пока сам не попробуешь, не начнешь чего-то делать, точного ответа на какие-то вопросы не получишь. Сразу после чемпионата мира в Канаде мы перебрались с ребятами в Детройт к Игорю, и буквально через пару дней приступили к постановочной работе. Я всегда был сторонником того, что желательно поставить новые программы до отпуска. По большому счету неважно, как долго продлится «отдых», главное, чтобы постановочная работа была завершена в конце мая. В группе Шпильбанда все работают по такому плану. В этот раз Катя с Ильей собрали новый произвольный танец одними из первых. Собрали полностью – с поддержками, вращениями, всеми делами. -- Почему так важно поставить программы как можно раньше? -- Больше времени остается на то, чтобы накатать программы. Да и переделывать танец, в котором какие-то куски определены, выстроены и накатаны, гораздо легче. Плюс к этому немаловажно понять и увидеть, как выглядит программа целиком. Иногда, казалось бы, отдельные замечательные фрагменты в итоге не складываются в единую картину. То есть целиковая программа не производит того впечатления, которое ожидалось. Чем раньше будет собрана программа, тем лучше. Когда общий рисунок понятен, программа вырисовывается интересной, то отдельные эксклюзивные штучки, фишки можно доделать после, благо время позволяет. -- А как тренеру понять, угадал он с новыми программами или нет? -- Для этого в Америке летом проводятся неофициальные соревнования. Мы тоже участвовали в турнире для танцоров, который проводился в Лейк-Плэсиде. Прокатали короткий танец, услышали мнения и замечания специалистов. Но дело не только в соревнованиях. Каждую неделю в пятницу или субботу фигуристы в Детройте устраивают показательные выступления. Не важно, сколько тебе заплатят за это денег или не заплатят вообще, на какой стадии готовности находятся спортсмены, насколько накатаны их новые программы, главное -- прокатать их на зрителях. Причем, делается это еженедельно. Полные прокаты. Да, возможно, без каких-то элементов, но прокаты в присутствии болельщиков. Таким образом, за лето спортсмены входят в соревновательный ритм, привыкают к нему, и к этапам Гран-при подходят в достаточно хорошей форме. Подобная схема практикуется во всей Америке, где работают профессиональные тренеры и группы по фигурному катанию. Еженедельные летние прокаты на зрителях -- норма для Америки. -- Целиковые прокаты еженедельно – это многое объясняет. И вы, наверняка, хотя бы частично придерживались такого режима. Скажите, в чем отличие нынешний Рязановой – Ткаченко, их новых программ от прошлогодних? -- Ребята сами по себе стали более выразительными. Работа с мимом пошла на пользу Илье. Мне кажется, что фигуристы продвинулись вперед в понимании многих моментов. И это итог работы не только последних нескольких месяцев. Все, что было вложено в эту пару ранее, сработало сейчас. Не секрет, что сначала идет процесс накопления, затем отдачи. Случается, что в силу каких-то причин спортсмен не может сходу применить полученные знания, навыки, но это вовсе не означает, что его усилия и специалистов были затрачены напрасно. Настает момент, когда количество перерастает в качество. И для Кати и Илья такой момент, думаю, наступил. Но я вижу, над чем нам нужно еще работать. И много работать. -- Почему для новых программы вы выбрали темы мюзиклов «Чикаго» и «Призрак Оперы»? -- «Фантома» предложил Игорь Шпильбанд. Идея родилась у него давно. Он озвучил ее за два месяца до чемпионата мира. Сказал, что эта программа очень подойдет Кате и Илье. На эту музыку Игорь ставил танец для своих американских учеников Мэрил Дэвис – Чарли Уайт. После той постановочной работы остались интересные невостребованные куски, которые не вошли в окончательный вариант. Эти фрагменты частично были использованы в программе Рязановой – Ткаченко. Но, как и говорит Шпильбанд, танец получился совсем другой. А идея с «Чикаго» появилась иначе. Еще несколько лет назад я хотел сделать такую программу. Это был первый мюзикл, который я посмотрел на Бродвее и понял, что такое бродвейские шоу. Недавно, кстати, сходил на «Фантома». Так вот «Чикаго». Мы с Игорем решили, что в работе над шорт-дэнсом не пойдем по пути обычных схем, не станем привлекать преподавателей бальных танцев, а постараемся сделать программу отличную от других. Мы наши очень хорошую постановщицу с Бродвея, которая сумела перенести стилистику мюзикла на лед. Постановка, на самом деле, получилась другой, не похожей на остальные. Но на это мы и рассчитывали. -- Каковы ближайшие планы, поедете ли на предсезонные турниры? -- Нет, мы планируем участвовать в этапе Кубка России в Сочи. Затем последует Гран-при в Канаде. До этого старта желательно покататься в Детройте, чтобы приноровиться к канадской площадке и из-за других размеров катка внести небольшие изменения в программы. Это тоже требует времени. Да и акклиматизацию никто не отменял. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА На фото: тренер Алексей Горшков вместе с учениками Екатериной Рязановой – Ильей Ткаченко Фото www.championat.com http://fsrussia.ru/news/701_aleksej-gorshkov-ezhenedelnye-letnie-prokaty-na-zritelyah--norma-dlya-ameriki/

piparkoogid: Тамара Москвина: "Тренеров у нас в стране больше, чем спортсменов" Тамара МОСКВИНА и Юка КАВАГУТИ. Фото Федора УСПЕНСКОГО, "СЭ" СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Разговор с Тамарой Москвиной с самого начала повернул в непредсказуемое русло. Я готовилась задать тренеру достаточно дежурный набор вопросов, связанных с новыми программами ее подопечных Юко Кавагути и Александра Смирнова и недавними закрытыми прокатами в Сочи. Но не успела еще взять в руки диктофон, как вдруг Москвина как-то очень буднично произнесла: "К сожалению, рядом остается не так много людей, с кем можно было бы посоветоваться...". - Кто именно был для вас таким человеком, Тамара? - В свое время - Мила Пахомова, причем об этом никто не догадывался. Группа Елены Чайковской, в которой тогда катались Пахомова и Горшков, всегда была довольно обособленной. Но так сложилось, что когда мы с Алексеем Николаевичем Мишиным еще выступали, то в поездках меня селили в один номер с Пахомовой. Тогда и поняла, что у нас с ней очень близкие взгляды на множество вещей. И когда начала тренировать, то могла в любой момент позвонить Миле и что угодно с ней обсудить. Программы, музыку, те или иные идеи. Еще мне всегда нравилось в ней то, как Мила держится. Если у нее и были какие-то слабости, то никто никогда не мог их даже заподозрить. Это мы, как любил говорить Мишин, "периферийные зяблики", могли быть как-то не так одеты, Пахомова же всегда держалась по-королевски. А вспомните, с каким превосходством она всегда выходила на лед! - Мила нравилась вам, как тренер? - Мне не довелось наблюдать ее в работе - все-таки мы жили в разных городах. Но если судить по результатам, а у Милы тогда катались Елена Батанова и Алексей Соловьев (двукратные чемпионы мира среди юниоров в танцах на льду. - Прим. Е.В.), она с этой парой добилась большого прогресса. Мне запомнилось, как во время каких-то соревнований, где мы по обыкновению жили в одном номере, Мила вдруг ночью начала плакать и сказала мне: "Тамара, я скоро умру..." Только тогда я узнала о ее болезни. Очень близкая душевная связь сохранялась между нами до самого ее ухода. Недавно, кстати, я нашла в одной книге хороший психологический термин: опорный пункт. Это не просто человек, которому ты можешь полностью довериться в любой жизненной ситуации, но и тот, кто одним своим присутствием вселяет в тебя спокойствие и уверенность. - Больше таких людей в вашей жизни не было? - Еще - англичанка Айрис Бейкер, тренер по танцам. Познакомились мы с ней в 1962-м в Женеве - она работала в оргкомитете чемпионата Европы. Айрис была старше меня, но так вышло, что мы сдружились. И эта дружба продолжалась много лет. - Вам знакомо ощущение, что вокруг становится все меньше людей, одного с вами... - Возраста? - Не только. Возраст - это ведь всегда и круг интересов, общения, взглядов, определенные жизненные ценности. И спросить я хотела не столько о возрасте, сколько о людях, с которыми вы продолжаете говорить на одном языке. - Я много общаюсь с теми, кто гораздо моложе меня, и могу сказать, что мне очень нравится такое общение. Наверное, молодым тоже интересно со мной разговаривать - я же вижу, как люди меня слушают, когда для общения есть повод. Другой вопрос, что возрастные интересы не всегда способствуют тому, чтобы часто встречаться. - Именно это я и имела в виду. - В таких случаях сама себе говорю: "Тамара, не жди, когда к тебе подойдут. Подходи сама. Находи темы, которые интересны тем, кто моложе. Вовлекай людей в беседу". Мне действительно интересно узнавать их мнения о своих спортсменах, о том, что я делаю. Я ведь не могу рассчитывать на то, что на трибунах соберутся исключительно люди моего поколения? Значит, должна не только понимать, что хочет увидеть более юный зритель, но и предоставить ему это зрелище. Чтобы большинство тех, кто пришел на соревнования, оказались на стороне моих учеников, а не их соперников. - И вы могли бы поставить программу под рэп? - У меня, честно говоря, уже года два лежит музыка, созданная по моему заказу. Как раз рэп. - Для кого вы ее заказывали? - Для Юко и Саши - чтобы сделать показательный номер. Просто до сих пор как-то не выдался случай эту музыку использовать. Возможно, придется подарить ее кому-то другому, если мы так и не соберемся поставить под нее программу. НЕ ХОЧУ ОТВЕЧАТЬ ЗА ЧУЖУЮ РАБОТУ - Для меня, как и для многих других, стал определенной неожиданностью ваш профессиональный союз с Олегом Васильевым. Казалось, что и вы сами, и прежде всего Олег, судя по некоторым его интервью, достаточно далеки от того, чтобы снова начать работать вместе. - Знаете, я спокойно отношусь к таким вещам, как чужие интервью. Возможно, человек был недостаточно или неправильно информирован, возможно, ему на каком-то жизненном этапе было тяжело признать свои ошибки и подсознательно хотелось найти причину неудач в ком-то другом. У нас с Васильевым был прекрасный период совместной работы, когда он катался под моим руководством, потом Олег стал коллегой, и наши пути разошлись. Вполне допускаю, кстати, что на определенном этапе своей тренерской карьеры Олег искренне верил: это именно я не даю ему пробиться наверх. Но в этом отношении для меня всегда было важнее не то, что думают обо мне окружающие, а что я сама знаю о себе. Никаких поступков, за которые мне было бы стыдно перед Васильевым, я не совершала. - В какой момент вы задумались о том, чтобы начать делать шаги навстречу бывшему ученику? - Когда из Питера в Москву уехал Артур Дмитриев. Мы работали вместе достаточно долго, и, наверное, Артур просто устал от того, что я столько лет руководила им, как спортсменом, и продолжала в каком-то смысле руководить, когда он стал тренером. Когда я это почувствовала, даже предлагала Артуру перейти работать в Академию, где у него был бы свой лед и полная самостоятельность. Мне очень не хотелось, чтобы Дмитриев уезжал из Питера. Но он все равно в итоге решил уехать. Тогда-то я и стала думать: кого можно привлечь к работе себе в помощь? Наташа Мишкутенок - в Америке, Лена Бечке - в Америке, Денис Петров - в Китае, Антон Сихарулидзе - в Москве, у Лены Бережной и Оксаной Казаковой маленькие дети. Да и вообще после того, как спортсмены были олимпийскими чемпионами и имели достаточно высокий заработок в разного рода шоу, переходить на зарплату тренера непросто. Образно говоря, идет стремительное падение с вершины. Как лавина. Только что ты был за облаками и вдруг сидишь на земле, где надо разбирать камни, чтобы хоть что-нибудь из них построить, не имея ни малейшего представления, как это делается. Васильев периодически приезжал в Питер из Чикаго. Вот я и решила с ним поговорить. Я вообще стараюсь разговаривать со всеми своими спортсменами. Даже в тот период, когда все, как вы говорите, считали, что мы враждовали, мы с Олегом периодически вместе пили кофе, рассказывали друг другу, как дела у дочек, обсуждали какие-то другие проблемы - вплоть до самочувствия морской свинки, которая жила у Олега в семье. Тем более нам совершенно нечего сейчас делить. Да и работать вдвоем веселее. Хотя должна сказать, что тренеров парного катания у нас в стране сейчас больше, чем спортсменов. В "Юбилейном" у нас год висело объявление о том, что тренеры Москвина, Казакова и Бережная объявляют набор в группу парного катания. Пришла одна девочка. Из одиночного катания тренеры тоже перестали отдавать спортсменов в пары. Даже когда есть кого отдать. - А вы сами посматриваете по сторонам? - Раньше посматривала. Сейчас уже нет. Понимаю, что когда спортсмен ко мне приходит, он рассчитывает, что с ним буду заниматься именно я, а не мои помощники. Но отвечать за чужую работу, честно говоря, больше не хочу. БУДЕМ БРАТЬ СЛОЖНОСТЬЮ - В этом году было решено сделать предсезонные прокаты полностью закрытыми. С вашей точки зрения, эта закрытость оправдана? - Нет. До определенного периода все, естественно, не стремятся афишировать свою работу. Но сейчас важно получить как можно более мощный feed-back - отзывы, мнения, критику. С другой стороны, в закрытости есть определенные плюсы. Не все спортсмены бывают готовы в начале сентября катать обе программы полностью. Более того, некоторые осознанно к этому не стремятся. Показывать себя на публике в разобранном состоянии совершенно ни к чему. - Знаю, что короткая программа Кавагути и Смирнова была воспринята на прокатах в Сочи неоднозначно. Чем вы руководствовались, когда остановили свой выбор на "Катюше"? - Прежде всего пыталась представить, что будут делать другие пары. Рассуждала так: Татьяна Волосожар и Максим Траньков наверняка выберут что-то патетическое или драму. Алена Савченко и Робин Шелковы скорее всего предпочтут стремительно-современный стиль. У китайцев - лирика с красивыми линиями. У канадцев - техника. Чем нам выделиться при том, что Юко и Саша по итогам прошлого сезона только шестые? Брать игровую постановку? В качестве короткой программы она обычно катается плохо: игра отвлекает от элементов. - Тогда расскажите, в чем изюминка новой короткой постановки. - В музыке, которая обработана так, что привычная нашему слуху "Катюша" угадывается разве что на очень далеком фоне. Это важно, потому что любой человек, услышав знакомые нотки, начинает невольно прислушиваться, присматриваться. Дань уважения стране-хозяйке, опять же. А главное, под эту музыку спортсменам очень удобно выполнить все сложные технические элементы. Так, чтобы судьи увидели все то, что должны увидеть. Если же вас интересует, про что эта программа... - Вы только что совершенно блестяще это сформулировали. Лирика здесь совершенно ни к чему, как мне кажется. - У меня, кстати, есть два варианта замены. - Когда тренер говорит о возможной замене, это не способствует уверенности в успехе, честно говоря. - Почему? Если вы собираетесь поехать из Москвы в Питер, неужели рассматриваете только один вариант маршрута? Запасной вариант нужно иметь всегда. - Зачем вам снова понадобилось включать в произвольную программу четверной выброс? - Будучи шестой парой мира за полгода до Олимпийских игр, нужно трезво смотреть на вещи. Чем еще мы можем брать, если не сложностью? Кстати, включить выброс в программу - не мое желание. А желание моих спортсменов. Раз так, задача тренера - подготовить необходимые условия. Считаю, что мы справились с этим элементом. И физически, и технически. - За чем вы в большей степени следили на прокатах - за тем, как катаются ваши спортсмены, или их соперники? - За соперниками я следила прежде всего на тренировках. Волосожар и Траньков мне понравились. Самое главное, что у них есть. - это надежность. - То, что в последние два года внимание переключилось именно на эту пару, это плюс для ваших спортсменов или минус? - Никаких комплексов в связи с этим у Юко и Саши нет. Когда такие комплексы имеют место, это всегда проявляется. Да и потом нужно смотреть на ситуацию здраво: если мой рост 148 сантиметров, я никогда не сумею взять двухметровую высоту. А тут образовалась пара, которая изначально стоит выше большинства спортсменов мира, и моих в том числе, по своим техническим возможностям. Но это вовсе не означает, что мы не намерены бороться за то, чтобы показывать на всех соревнованиях максимально качественные прокаты, набирая максимум баллов там, где это возможно. Главное, что у нас есть надежда. Это и есть то самое, что движет людьми. НАМЕТИЛА ЖИЗНЕННЫЙ РУБЕЖ - А если надежда не оправдается? - Такое тоже может быть. Перечень рисков, как принято говорить в бизнесе, в спорте всегда присутствует. Зашориваться, видя в просвет одну-единственную цель, тоже нельзя. Потому что может случиться так, что из-за угла, образно говоря, вылетит грузовик, от которого ты просто не успеешь увернуться. Нужно трезво оценивать ситуацию и быть готовым прошмыгнуть в щелочку, если она вдруг откроется. Мне это известно очень хорошо, потому что далеко не все мои ученики шли в распахнутые двери. - То есть? - Валова и Васильев в 1983-м проскочили именно в такую щелочку. Какая-то из пар Станислава Жука неожиданно заболела перед самым чемпионатом Европы, и в сборную экстренно "дослали" моих спортсменов. Я тогда набралась нахальства, пошла в спорткомитет к начальнику управления зимних видов спорта и попросила отправить меня на тот чемпионат туристом, чтобы не оставлять ребят без тренера. Олег с Леной заняли второе место, а через месяц выиграли чемпионат мира. Схожая ситуация была и у Дмитриева в 1998-м, когда он начал кататься с Оксаной Казаковой. Они еле попали тогда в сборную. - Возвращаясь к олимпийскому сезону, как считаете, способны ли выйти на новый уровень четырехкратные чемпионы мира Алены Савченко/Робин Шелковы? - Думаю, да. Даже тот факт, что они намерены делать в программе выброс в три с половиной оборота, который пробовали в прошлом сезоне, говорит о том, что настроены эти спортсмены более чем серьезно. Когда фигурист успешно выполняет элемент подобной сложности, это дает, помимо баллов, большую уверенность в себе. Внутреннюю убежденность, что у тебя есть дополнительный козырь. В этом году, насколько знаю, Алена с Робином взяли для произвольной программы "Щелкунчика" - что тут можно сказать? Обворожительная музыка русского композитора. Под такую музыку зритель будет наслаждаться. У меня самой была такая идея. Остановило то, что под "Щелкунчика" мои ученики уже катались. В 1992-м. - Когда у вас катались Бережная и Сихарулидзе, с ними в качестве хореографа много работал Игорь Бобрин. Последние два года с Кавагути и Смирновым работает Петр Чернышев. Как тренер находит "своего" хореографа? - Большую роль всегда играют организационные вопросы: могут ли спортсмены с тренером и хореограф найти время для совместной работы. Мы прекрасно работали с Бобриным и с Наташей Бестемьяновой, они ставили Юко и Саше очень интересные программы, но в этом сезоне наши графики, к сожалению, не совпали: у всех всегда имеются свои обязательства. Сейчас очень большое значение отводится компонентам программы. А это - большое количество танцевальных движений. Чернышев - танцор. Более того, он много лет работал тренером по танцам в Америке, занимаясь со всеми подряд, включая совсем начинающих. Хотя я сторонник того, что хореографов нужно менять. - Ну так сейчас не так сложно поехать к постановщику в любую страну. - Видите ли в чем тут дело... Поехать на пару дней к тому или иному специалисту можно, но в этом случае он будет ставить программу исходя из того, что умеет спортсмен. То есть как бы спускаться на его уровень. А мне нужно наоборот своих спортсменов максимально поднять. Чтобы они не только ставили программы, но и учились чему-то новому. В этом отношении Чернышев был для нас идеальной кандидатурой. - Вы хотя бы иногда задаетесь вопросом, чем будете заниматься после Олимпийских игр в Сочи? - У меня как всегда есть варианты. - Связанные со спортом? - Не обязательно. Есть множество интересующих меня занятий, на которые никогда не хватало времени. На катке все гораздо более прозаично. Я столько раз проходила этот путь, что прекрасно знаю, сколько времени он займет, каких сил потребует. - Боитесь, что сил может не хватить? - Знаете, у меня был близкий родственник, который вел активную преподавательскую деятельность и умер в 85 лет. И как-то получилось, что я наметила себе этот возраст, как некий жизненный рубеж. Но буквально на днях мне довелось побывать на концерте, посвященном 90-летию нашего знаменитого тренера и ученого, почетного гражданина Санкт-Петербурга Михаила Боброва. У человека феноменальная память, он прекрасно пишет. Я посмотрела на него и сказала себе: "Тамара, что ты валяешь дурака? Составляй план и живи в свое удовольствие!" Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ12.09.2013 20:30 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/35535/

piparkoogid: Эдуард Плинер: "В Америке сильна теория "торчащего гвоздя" 2003 год. Вашингтон. Эдуард ПЛИНЕР (в верхнем ряду, справа) и Евгений ПЛЮЩЕНКО (в центре) следят за турниром чемпионата мира. Фото – Александр ВИЛЬФ СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Эдуард ПЛИНЕР Родился 13 июня 1936 года. Выдающийся российский тренер. Привел Анну Кондрашову к серебряной медали чемпионата мира в Оттаве-1984 – первой в истории отечественного женского одиночного катания. Тренировал призеров и победителей Олимпийских игр, чемпионатов Европы и мира, чемпионатов СССР. Среди учеников – Елена Щеглова, Марина Тверитинова, Владимир Расчётнов, Наталья Бестемьянова, Софья Киташева Андрей Торосян, Людмила Баконина (Минеева), Илья Климкин, многие другие. Работал с национальными сборными СССР, Голландии, Хорватии, Германии и Австрии, С начала 1990-х гг. работает тренером в Австрии, Финляндии, Канаде, США. Награжден Золотым знаком Международного союза конькобежцев (ISU). Когда-то фамилия Плинер гремела в фигурном катании на всю страну и была таким же знаком качества тренерского искусства, как и блистательные имена коллег – Станислава Жука, Виктора Кудрявцева, Алексея Мишина. А потом он уехал в Америку – в крошечную деревушку Эктон Богсборо на Восточном побережье. Сказал, когда мы встретились там в 1997-м: "Знаете, я всю жизнь мечтал жить в глухой деревне, но чтобы рядом был каток. Похоже, моя мечта исполнилась..." В этом году Плинер вернулся на большой лед с грузинской фигуристкой Элене Гедеванишвили, которая перешла к российскому тренеру от известнейшего канадского специалиста, обладателя двух серебряных олимпийских медалей в одиночном катании Брайана Орсера. На мою просьбу об интервью в Оберстдорфе тренер отреагировал удивленно: "Неужели обо мне все еще помнят в России? Что могу сказать, приятно слышать..." БАНАНЫ В МЕККЕ ФИГУРНОГО КАТАНИЯ – Я до сих пор вспоминаю наш разговор в 1997-м про каток в деревне. За те годы, что вы живете в Америке, у вас не случалось внутренней психологической ломки от того, что пришлось спуститься с достаточно высокого профессионального уровня – на деревенский? – Такая ломка произошла у меня совсем недавно. Я до сих пор счастлив, что живу в таком красивом месте как Эктон Богсборо, но очень тяжело сознавать, что вырастить спортсмена высокого уровня там совершенно невозможно. Вроде бы есть все условия: три катка под одной крышей, которые расположены совсем рядом, да и в Мальборо, которое находится ненамного дальше, и где перед Играми в Нагано тренировался Илья Кулик, таких катков шесть. Сейчас строят еще одну арену: катайся – не хочу. Но вот это "не хочу" присутствует, к сожалению, постоянно. Сейчас в Америке нет такого интереса к фигурному катанию, как было когда-то. Популярность вида спорта резко упала. При этом тренеров осталось очень много. Только у нас в клубе зарегистрировано 96 человек. Занимаются они в основном с китайскими детьми. – В ваших краях есть китайское поселение? – Огромное. Которое растет с каждым днем. В Эктон Богсборо есть даже общеобразовательная китайская школа. Более того, я проводил там несколько занятий и могу сказать, что маленькие дети невероятно способные. До того, как не становятся "бананами". – Кем? – Не я придумал. Такое выражение в ходу у самих китайцев. Оно означает, что человек остался китайцем снаружи, но уже стал американцем внутри. Сам я до того, как совсем перестать выезжать, несколько раз ездил на крупные соревнования с не очень сильными спортсменками из Мексики, Тайваня, но тем не менее гордился тем, что из этого, не очень пригодного для высоких результатов "материала" мне, удалось что-то выкроить. Вывести спортсменов этих стран на международный уровень. – Относительно тренерской работы бытуют две точки зрения. Одна сводится к тому, что специалист, который успешно работал на высоком уровне, ни в коем случае не должен опускаться до новичков. Потому что в этом случае он сразу начинает терять квалификацию. Приверженцы другой позиции считают, что работа с малоперспективными спортсменами развивает в тренере способность вытаскивать результат из любого материала. А что думаете на этот счет вы? – Считаю, что тренер должен уметь работать на самых разных уровнях. Просто на нижнем ты уже не допускаешь ошибок, которые допускал когда-то. А к более высокому нужно просто постоянно себя готовить. В Америке, например, я поначалу столкнулся с тем, что в силу очень небольшого словарного запаса должен был находить для работы со спортсменом не слова, а упражнения. Такие, чтобы они "работали" на результат. Тот период очень много мне дал. И я знаю: все, что я делаю, будет работать на любом уровне. – Но ведь не на такую работу вы рассчитывали, когда перебирались в США? – Конечно нет. У меня была эйфория от ощущения, что я наконец-то попал в настоящую мекку фигурного катания, в страну, где всегда были самые лучшие одиночники в мире. Думал, что вот теперь-то я, с их финансовыми возможностями и своими знаниями фигурного катания и опытом... Но очень быстро столкнулся с теорией "торчащего гвоздя". Слышали про такую? – Нет. – Это означает, что если гвоздь торчит, по нему нужно немедленно ударить молотком – чтобы не высовывался, а был как все. В России, бывает, успешному тренеру начинают завидовать. А здесь это даже завистью не назовешь. Просто таков порядок. – Каким образом вам дали это понять? – Постоянно наказывали за какие-то проступки, не спускали ничего. Был случай, когда на тренировке столкнулись две девочки и одна из них лезвием своего конька проткнула другой паховую артерию. Представляете, да? Из ребенка во все стороны хлещет кровь, я сорвал с кого-то из тренеров ремень и перехватил девчонке ногу. Когда через 14 минут приехала скорая, врач первым делом спросил, показывая на ремень, кто это сделал. Все, как один испуганно показали на меня. В Америке ведь запрещено оказывать человеку какую бы то ни было первую помощь, если у тебя нет соответствующей лицензии. Врач подошел ко мне и сказал спасибо. Объяснил, что если бы не мои действия, девочка истекла бы кровью еще до приезда скорой. Потом мне написала благодарное письмо девочкина мама. Но это не помешало руководству катка вызвать меня на следующий день на ковер и устроить разбирательство. Я одним из первых начал применять в тренировках катание с резиной. Запретили. Сказали, что это опасно, хотя сейчас так тренируются чуть ли не на всех американских катках. Точно так же запретили использование на льду чехлов: есть упражнение, когда во время прыжка чехол перекладывается из одной руки в другую – это помогает отработать правильное открытие. Тоже запретили, сказав, что если чехол случайно упадет на лед, и кто-то на него наедет, может случиться травма. На одном из тренерских семинаров очень известный в Америке тренер стал рассказывать, что есть американская техника, а есть русская, которая американцам не подходит. Я не выдержал, встал и сказал: техники в фигурном катании действительно есть разные – правильная и неправильная. А национальность здесь совершенно не при чем. Дело вроде давнее, а тот тренер не здоровается со мной до сих пор. МАЛЕНЬКИЕ СТРАНЫ И БОЛЬШИЕ АМБИЦИИ – С чем была связана ломка, о которой вы сказали в начале разговора? – Видимо, с возрастом. Хочется кому-то передать знания – не тащить же их за собой. Но это не всегда выходит. У нас на катке работает довольно много русских тренеров, и я вижу, что они ведут себя совсем не так, как когда-то вел себя я. Стараются с самого начала идти в ассистенты к тамошним специалистам, чтобы постоянно были ученики, а значит и заработок. И что получается? В одиночном катании мой ученик Саша Уряшев много лет растил Грейси Голд, а как только у нее появился результат, девочку забрал американский тренер. И такие ситуации возникают сплошь и рядом. Что до меня, я всю жизнь был никудышным политиком. Да и спина в моем возрасте уже сгибается плохо. Принимать чужую веру тяжело, но и со своим уставом далеко не уйдешь. Приходится работать в тех условиях, которые тебе предлагают. Когда ко мне приехала Элене Гедеванишвили, она первое время плакала на тренировках. Потому что на льду кроме нее находилось двадцать спортсменов и 14 тренеров. Я согласился с ней работать сами, наверное, понимаете, почему. – Вообще не понимаю, если честно. – В свое время фигурное катание в Грузии начинал развивать как раз я. Было это 50 лет назад, юбилей празднуют как раз в этом октябре, и Гедеванишвили для меня – представительница именно той школы. Поэтому когда мне позвонила мама Элене, я сразу ответил согласием. – Мне казалось, что от тренеров такого уровня, как Брайан Орсер, ученики просто так не уходят. – Я тоже удивился. Но о причинах не спрашивал. Поинтересовался, как это принято в США, только одним: не осталось ли между Элене и Орсером каких-либо нерешенных финансовых вопросов. И когда услышал, что все улажено, тему для себя закрыл. – Несмотря на то, что за последние несколько лет Гедеванишвили работала с самыми разными специалистами, базовые знания она получила, тренируясь в России. Это чувствуется? – Конечно. Элене когда-то начинала кататься у моей грузинской ученицы Тамрико Джикии. Потом попала к Марине Селицкой, которая в свою очередь выросла у меня на катке Стадиона юных пионеров в Москве. А уж попав к Лене Водорезовой, Элене оказалась на высочайшем уровне фигурного катания. Другое дело, что потом им с Водорезовой пришлось не лучшим образом расстаться, но тут уж так сложились обстоятельства. – Видимо, все маленькие страны имеют большие амбиции. – Плохо, когда амбиции выливаются в никому не нужные войны. Вспомните уход от Орсера Юны Ким. Это ведь не было следствием разрыва между тренером и спортсменкой. Это был разрыв между тренером и мамой спортсменки. Несмотря на это Орсер никогда не окажется без учеников. У меня другая ситуация: меня в Америке никто не знает. Каждый раз когда я выезжал с кем-то из учеников на международные соревнования, американцы поражались, что в других странах меня знают все. Но рекламировать себя я не умею. КОНЬКИ НА КОЛЕСИКАХ И ПИСЬМА БЕЗ ОТВЕТА – Не было желания перебраться из Эктон Богсборо куда-нибудь в более оживленное место? – Было. Скажу даже, куда именно. Я мечтал попасть на Урал – под Екатеринбургом есть прекрасная база. Но переговоры ни к чему не привели. Потом пытался уехать в Белоруссию и тоже быстро почувствовал, что там нет никакой во мне заинтересованности. – Почему в Белоруссию? – Мне нравится создавать. Нравится работать с совсем маленькими детьми. Почему я получал такое большое удовольствие работая в Грузии? Да потому, что в плане фигурного катания там была нетронутая почва. Я приходил на каток, доставал ботинки, начинал прикручивать к ним лезвия, а дети меня спрашивали: тренер, колесики вы нам тоже прикрутите, чтобы можно было кататься? А потом вдруг я услышал, что в России намерены заняться возвращением своих тренеров из-за рубежа. Это нас с Володей Ковалевым (Владимир Ковалев – чемпион мира 1977 и 1979 годов в одиночном катании. – Прим. Е.В.) так воодушевило... Тем более есть где жить, не нужно устраивать быт. Планы начали строить, письма писать. Написали очень влиятельной, как нам казалось, и уважаемой женщине – Ирине Рабер. – И что? – Даже ответа не получили. Я когда смотрю на маленьких российских девочек, меня трясет от зависти – в хорошем смысле этого слова. Всех этих девочек знаю, за всеми слежу. Был очень рад за Женю Медведеву, когда она выиграла два юниорских этапа "Гран-при": ее ведь тоже тренирует моя ученица – Этери Тутберидзе. Когда обо всем этом думаю, очень остро воспринимаю собственную невостребованность. Могу признаться, что завидую тому же Виктору Кудрявцеву, который постоянно кого-то консультирует, проводит семинары. С другой стороны, корить себя за то, что в свое время уехал, тоже не могу. Жить-то надо было? Да и слишком устал от постоянной борьбы с чиновниками федерации, которым постоянно приходилось что-то доказывать. – Возможно, я затрону не очень приятную для вас тему, но что за конфликт случился между вами и Станиславом Жуком, с которым, знаю, вы много лет дружили? Вы же всегда, насколько помню, были в фигурном катании единомышленниками. – У нас действительно всегда были очень теплые отношения со Стасом. Мы соперничали, когда катались в одиночниках, потом, когда я перебрался в Тбилиси, Стас неоднократно приезжал ко мне в гости с женой Ниной, словом, никогда между нами не было даже малейшего недопонимания. Но однажды я принял участие в одной очень нехорошей кампании, был такой грех. – Когда подписали коллективное письмо против Жука в "Комсомольскую правду"? – Да. В моем возрасте лукавить уже ни к чему: я тогда просто прогнулся под обстоятельства. Только приехал в Москву из Тбилиси, был, как тренер, просто никем. Надо было как-то пробиваться, устраиваться. А тут такие люди заслуженные письмо подписывают! Вот и я тоже поставил подпись, прекрасно понимая, что это – гнусно. Даже сказал тогда об этом вслух. Но несмотря на все это отношения с Жуком мне все-таки удалось восстановить. Когда Стас оказался не у дел и очень страдал из-за этого, мы вместе начали разрабатывать ту систему судейства, которая в ходу сейчас, хотя и в сильно извращенном виде. У меня до сих пор сохранились все наши записи. СУМАСШЕДШИЙ САЛЬХОВ И ПРОДАВЛЕННЫЙ МАТРАЦ – Почему сейчас вы считаете эту систему извращенной? – Ее извратили второй оценкой – за компоненты. Поначалу вторая оценка сыграла положительную роль. Хотя даже тогда я не понимал, в чем разница между хореографией, интерпретацией и исполнением. Но сейчас, когда все научились выполнять предписанные правилами требования, вторая оценка стала просто инструментом для манипуляций. Безусловным плюсом нашей со Стасом работы было то, что мы сумели разложить и классифицировать все элементы фигурного катания. Но что происходит сейчас? Целый ряд элементов вообще нельзя выполнять, потому что за это снижают оценку. Есть шесть прыжков. Но вы знаете, например, что в старой книге ISU которая была в ходу в 50-е годы, прыжков было описано гораздо больше? Например, тройной аксель с приземлением на ту же ногу. Или выполненный не с левой ноги, а с правой. С приземлением как на одну ногу, так и на другую. Вот и получается, что одних только акселей в фигурном катании существует четыре. Но если сделать прыжок не так, как его привыкли видеть судьи, оценку запросто могут снизить. Когда мы с Элене Гедеванишвили ставили программы, я хотел было включить в дорожку шагов элемент, который условно называю "сумасшедший сальхов". Это одинарный сальхов, который выполняется почти без отрыва ото льда. Но Костя Костин, который работает у меня же на катке и является техническим специалистом, сказал, что делать этого категорически нельзя. Потому что в этом случае судьи засчитают элемент, как прыжок, а двойной аксель, который стоит в самом конце программы, окажется лишним и засчитан вообще не будет. Но какой это к черту прыжок? Это всего лишь поворот в воздухе. Подкруточка. Вот эта заскорузлость восприятия так сильно обузила фигурное катание... Понятно, что судить стало легче. Но творчество выхолащивается. Периодически когда мы встречаемся с Алексеем Мишиным, я спрашиваю его: "Леша, почему ты молчишь? Ты – известный на весь мир тренер, к твоему мнению прислушиваются... – И что он отвечает? – Что его задача – работать по существующим правилам. Но ведь это комформизм. Если человек на протяжении многих лет спит на продавленном матрасе, пристраиваясь между торчащими пружинами, рано или поздно он и сам станет кривым. ОТТОЛКНУТЬСЯ ОТО ДНА – Работая с Гедеванишвили, вы ставите перед ней какую-то конкретную задачу? – Квалифицироваться на Олимпийские игры. Дальше этого пока не загадываю. Если бы вы знали, в каком виде она ко мне попала, не задавали бы такого вопроса. Я не хочу принизить работу тех, кто с работал с Гедеванишвили до меня. Все вложили в нее очень много сил. Но упустили, как мне кажется, то, чтобы увидеть в ней не только талантливую спортсменку, но и человека. Она все время чувствует себя очень одинокой – вот в чем проблема. – Гедеванишвили тоже живет в ваших краях? – Да. Переехала к нам в деревушку. Но тренируемся мы большей частью в Мальборо, несмотря на то, что там очень холодно. На нашем катке тренироваться невозможно – слишком много народа. В августе нам с Элене удалось поехать на сбор в Вейл. Вот там были совершенно сказочные условия: огромный и совершенно пустой лед, на котором мы дважды в день тренировались в полном одиночестве. – Кто все это оплачивал? – Жилье – грузинская федерация фигурного катания. Лед нам предоставили бесплатно за то, что мы провели в Вейле специальный семинар для маленьких детей. Но потом пришлось снова возвращаться домой. Когда кататься приходится на нашем катке, я постоянно вспоминаю Дайсуке Такахаши. Который нередко приезжал ко мне в Эктон Богсборо переставить лезвия на ботинках, поточить их. Потом перешагивал через борт, чтобы попробовать коньки, и с одного шага прыгал тройной тулуп. Я как-то начал перед ним извиняться за то, что у нас на катке так много народа, он лишь рассмеялся. Это, говорит, разве много? В Японии иногда приходится тренироваться, когда на льду 60 человек. А самой Элене, начиная с ней работать, я сказал: "Запомни, девочка, успех – это не те результаты, которых ты когда-либо добивалась в своей жизни. А расстояние, на которое ты сумеешь подпрыгнуть, оттолкнувшись ото дна, на котором находишься". Вот мы и стараемся совместными усилиями оттолкнуться как можно выше. Оберстдорф Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ27.09.2013 16:51 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/36107/

piparkoogid: Татьяна Дручинина: "Жить под гнетом чужих ожиданий очень непросто" Татьяна ДРУЧИНИНА с Юко КАВАГУТИ и Александром СМИРНОВЫМ. Фото fskate.ru Хореографы в фигурном катании – профессия незаметная. Даже когда в послужном списке значится многолетняя работа с самыми выдающимися спортсменами. Перед Играми в Турине экс-чемпионка мира по художественной гимнастике Татьяна Дручинина работала с Татьяной Навкой и Романом Костомаровым. Потом несколько лет сотрудничала с Тамарой Москвиной, помогая ей готовить Юко Кавагути и Александра Смирнова. Хотя по большому счету вот уже несколько лет после расставания с мужем – двукратным олимпийским чемпионом Артуром Дмитриевым - главная профессия Дручининой, несмотря на всю свою профессиональную востребованность, заключается в том, чтобы быть мамой. В Оберстдорф Татьяна привезла сына. Артура Дмитриева-младшего. 280 ШВОВ – Таня, каждый раз, когда я вижу вас рядом с сыном, невольно вспоминаю, как была у вас в гостях в Питере в 1998-м. И как совсем маленький Артур рассказывал мне про кота Дусю, про коньки, про то, как хочется поиграть с папой в прятки, а он все катается и катается… Идиллическая была картинка. Почему-то тогда очень хотелось верить, что Артура ждет очень большое спортивное будущее. А что думали об этом вы? – Ничего. Артуру просто с самого детства очень нравилось кататься. – Даже после того, как произошел тот страшный несчастный случай в Хакенсаке? – Так ведь именно сын тогда и настоял, чтобы продолжать занятия. В глубине души я была уверена, что никогда в жизни больше не сумею заставить себя выйти на лед. А он продолжал спрашивать: "Мама, когда мы снова пойдем на каток?" И это после того, как ему наложили на лицо 280 швов. – 280?! – Да. Большинство из них были мелкими, косметическими, но тем не менее. – Вы видели, как случилась трагедия? – Я была в тот момент не на льду – работала наверху с девочкой. И тут прибежала ее мама и закричала мне: "Что ты здесь стоишь? Беги немедленно вниз. Твой сын весь в крови!" Картина действительно была страшной: вместо носа у Артура наружу торчала кость, отовсюду текла кровь, при этом сын был в сознании и всю дорогу, пока мы ехали в госпиталь, меня успокаивал. Ему было тогда лет 11, наверное. Он выполнял совсем простенькую комбинацию двойной аксель – двойной тулуп и упал. А в это же время с другой стороны навстречу выезжала после прыжка девочка. Дети в этом возрасте еще не научены беречь друг друга и правильно выезжать. Вот она и въехала своим коньком Артуру в лицо. Операцию нам делал русский хирург доктор Байков. И прооперировал он Артура сразу же, как только его привезли в клинику. Повезло. – Помнится, мало кто из наших спортсменов в Америке имел в те времена нормальную медицинскую страховку. – У нас ее тоже не оказалось. Точнее, она была, но как раз накануне этого дня закончилась. Мы даже успели обсудить дома, как и где будем ее продлевать. Но подписать бумаги не успели. Поэтому пришлось платить за операцию из своего кармана. Помогли родители той девочки, которая врезалась в Артура. В целом лечение обошлось в десять тысяч долларов. – Кто тогда тренировал вашего сына? – Муж. И Владимир Капров. А в 2005-м у нас с Артуром произошел разрыв, и он уехал в Москву. Я, естественно, не ожидала такого поворота, но что произошло, то произошло. Не хочется, если честно, об этом говорить. – Какие-то представления насчет дальнейшей жизни у вас в тот момент имелись? – В плане работы я была занята с утра и до вечера. Помогала Саше Жулину и Евгению Платову с их танцевальными парами плюс у меня были свои собственные ученики, с которыми я занималась в частном порядке. До этого работала с Сарой Хьюз, с Сашей Коэн. До 2002-го сотрудничала с Тамарой Москвиной – вплоть до ее отъезда обратно в Россию. – Что вынудило вас тоже уехать из Америки? – После того как мы с Артуром-старшим расстались, сына стал тренировать Жулин, причем вкладывал в него очень много сил. Считаю, что именно Жулин научил Артура скользить. У Жулина тогда тренировался и Саша Абт. Но после Игр в Турине, где Навка и Костомаров стали чемпионами, Саша сказал, что возвращается с семьей в Москву. Вот и перед нами встал вопрос, что делать дальше. Я была готова к тому, что с фигурным катанием Артуру придется вообще заканчивать: это был год, когда нужно было выбирать, где и как ему учиться. Но сам Артур отчаянно рвался кататься. Я решила поговорить на эту тему с нашим бывшим фигуристом Рашидом Кадыркаевым, с которым мы много лет дружили, и он сказал: "Бери сына, прыгай в машину и дуй ко мне в Вирджинию. Здесь Алексей Николаевич Мишин". Мишин посмотрел, как Артур катается, и сказал, что готов взять его в группу. Если бы не это, я скорее всего, не решилась бы уехать из Америки: жизнь была полностью налажена. – А что ждало вас в Питере? – Ничего. Квартиры на тот момент у нас уже не было, я не имела ни малейшего понятия, сумею ли найти работу, соответственно не понимала, как надолго уезжаю из Америки. Просто запаковала домашние вещи и сдала их в хранилище на неопределенный срок. Какое-то количество денег у меня все-таки имелось – то, что осталось от олимпийской премии за победу Навки и Костомарова. Первое время мы с сыном жили на даче, но очень быстро выяснилось, что ездить оттуда каждый день на тренировки по питерским пробкам просто нереально. Пришлось снять квартиру. С моей работой все сложилось, хотя совершенно неожиданно. Мы с Артуром ждали вылета в аэропорту Нью-Йорка, когда раздался звонок Тамары Николаевны (Москвиной. – Прим. Е.В.). Она с ходу сказала: "Знаю, ты приезжаешь в Питер. Пока будешь лететь, подумай: хочешь со мной работать или нет". Я тут же ответила, что думать мне ни к чему, на все согласна заранее. ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В МОСКВУ – Почему Мишин прекратил работать с вашим сыном? – Видимо, каждый фигурист должен найти "своего" тренера. Я очень люблю Алексея Николаевича и считаю его выдающимся мастером. Но тогда просто началась война между ребятами – внутри группы. – Насколько устойчив ваш сын к сложным жизненным ситуациям? К конфликтам, неустроенности, отсутствию комфорта? Другими словами, в какой степени вам приходилось его опекать и решать его проблемы? – По-разному случалось. Вообще-то я всегда стремилась к тому, чтобы Артур рос самостоятельным. В тот конфликт, кстати, я особо не вмешивалась. – Просто решили увезти сына из Санкт-Петербурга в Москву? – Да. – Не могу себе этого представить. Иметь относительно налаженную жизнь, интересную работу – я же видела, как горели у вас глаза на тренировках Юко Кавагути и Александра Смирнова. Но бросить все это и без всяких гарантий уехать в город, где никто никого не ждет и никто никому не помогает? – Мне очень помогла тогда Татьяна Анатольевна (Тарасова. – Прим. Е. В.). Артур, собственно, ехал именно к ней. Сначала один, я оставалась в Питере. И катался сначала у нее, то есть был под присмотром. Просто у Тарасовой в тот момент был очень тяжелый период в жизни. Так Артур переместился в группу Елены Водорезовой. – А там снова не сложилось? – На самом деле, я очень жалею, что все так произошло. Я никогда не вмешивалась в работу тренера, даже на тренировках Артура не бывала. Спохватилась, когда поправить ситуацию было уже нельзя: Лена не хотела работать с Артуром, он не хотел работать с ней. Ему же было не пять лет, чтобы я могла стукнуть кулаком по столу и приказать. Вот и осталось разве что искать выход. – И вы нашли его в лице Николая Морозова? – Да. ЗАЛОЖНИКИ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЛАВЫ – Что представляет собой сейчас ваша работа в Москве? – Сразу после того, как я приехала, работала с танцевальными парами Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой. Когда сын стал кататься у Морозова, тоже перешла к нему, стала ездить с его спортсменами на сборы. – Насколько вы сейчас способны влиять на поступки сына? – С Артуром нужно постоянно разговаривать. Он должен четко понимать, для чего делает тот или иной шаг. Давить бессмысленно – сразу начинается сопротивление. Таким сын был с самого детства. – Но можете сказать, что он, наконец, нашел своего тренера? – Я буду счастлива, если Николай продолжит работать с Артуром. О таком тренере для своего сына я мечтала всю жизнь. – Что именно, на ваш взгляд, делает Морозова исключительным тренером? – Все! У него есть абсолютно все качества, необходимые для успешной тренерской работы. Он умеет дать ученикам все, что им нужно. К тому же Морозов – прекрасный психолог, всегда находит для спортсменов нужные слова. А главное – видит, как из "жалкой нетянучки" сделать не просто красивого спортсмена, а личность. – Как случилась травма, из-за которой Артуру пришлось пропустить прошлый сезон? – Случайно, как это всегда и происходит. Мы как раз начали кататься у Морозова, и на приземлении с достаточно простого прыжка произошла раскоординация. Артур неудачно поставил ногу и сломал ее в двух местах: малоберцовая кость полностью сломалась у самого основания, а второй перелом произошел в стопе. В итоге все прошлое лето мы провели в гипсе. – О том, чего Артур хотел бы добиться в спорте, вы разговариваете? – Сейчас для нас главное – вернуться на тот уровень, который был до травмы. Если получится, тогда вам надо будет спрашивать уже самого Артура, чего он хочет. Но я вижу, что настроен он очень серьезно. – А чего хотите вы? – Чтобы сын был счастлив и здоров. Чтобы у него была хорошая семья, работа, дети… После школы Артур поступил сразу в три института, но выбрали мы в итоге физкультурный – в Малаховке. Во-первых, там с пониманием относятся к тем, кто серьезно тренируется. Помогают, идут навстречу. Во-вторых, институт физкультуры – если действительно учиться там серьезно, – дает очень хорошие, глубокие знания, которые всегда востребованы, если человек работает в области спорта. У меня у самой два высших образования, одно из них – физкультурное. Поэтому знаю, о чем говорю. – Мне часто приходилось пересекаться с детьми из спортивных семей, и я видела, как сильно давит на этих детей родительская известность. Вам удалось этого избежать? – У нас это тоже было. Артуру до сих пор иногда сложно в этом плане. Мама – успешная гимнастка, папа – двукратный олимпийский чемпион по фигурному катанию, вот и получается, что от ребенка все заведомо ждут успеха. Независимо от того, готов он к этому или нет. Жить под гнетом таких ожиданий очень непросто. Я видела, как Артур стремится показать, на что он способен, как ему тяжело держать эту планку в своем сознании. Ребенок должен развиваться в этом отношении плавно. А тут получается – вот мама, вот папа, успешные, состоявшиеся люди, а ты кругом всем должен. Особенно остро все эти комплексы стали проявляться, когда у нас с Артуром-старшим распалась семья. Мне стоило колоссального труда вытащить тогда сына из состояния, в которое он сам себя загнал. Я и сама, если честно, долго находилась в шоке, а когда очнулась, увидела, что Артур не учится и не тренируется. По совету психолога сразу перевела его с домашнего обучения в общеобразовательную школу, чтобы сменить обстановку, и потихонечку все выправилось. – Сейчас сын свободно говорит по-английски? – Да. Первое время после возвращения из Америки в Санкт-Петербург у нас были проблемы с русским языком: Артур даже задания по математике сначала переводил на английский и только потом решал. Но нам постоянно везло на людей вокруг. Все очень много помогали. – Подозреваю, что вас уже ничем в жизни не испугаешь. – Сейчас уже да. Меня до сих пор зовут обратно в Америку, предлагают работу. Связи-то остались. Но я не загадываю: научилась жить одним днем. Все, что я пыталась планировать, никогда не реализовывалось. Вот я и решила: раз уж жизнь складывается таким образом, надо просто к ней приспособиться. И воспринимать каждую ситуацию по мере ее возникновения. – Сейчас вы с сыном живете вместе? – Да. – В этом возрасте дети обычно стремятся к самостоятельности. Вы же находитесь рядом и дома, и на тренировках. Не устаете друг от друга? – У нас никогда не было такого, чтобы я контролировала каждый шаг своего ребенка. Если ему нужна помощь - помогаю. – А не боитесь, что в один прекрасный день Артур придет домой и скажет: "Мама, я женюсь". И ваша собственная жизнь потеряет смысл? – Это как раз меня не пугает. Скорее даже мечтаю о том, чтобы у сына появилось свое "гнездышко". Да и за себя спокойна. Есть еще очень много дел, которые мне хотелось бы сделать. – Например? – Например, научиться петь. Мне кажется, это так здорово… Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ28.09.2013 17:15 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/36133/

piparkoogid: Игорь Шпильбанд: "Этим летом я работал больше, чем когда-либо в жизни" Игорь ШПИЛЬБАНД и Марина ЗУЕВА. Фото Александра Вильфа Один из самых знаменитых тренеров мира рассказал обозревателю "СЭ" Елене ВАЙЦЕХОВСКОЙ о своей работе с танцевальными дуэтами накануне Олимпиады в Сочи. Незадолго до начала турнира в Оберстдорфе стало известно, что свою первую победу Шпильбанд в этом сезоне уже одержал: он выиграл суд против своего бывшего работодателя – руководства катка в канадском Кантоне. Правда, когда мы встретились во время соревнований в Германии, сразу сказал: – Мне не хочется, если честно, говорить об этом. Суд – это крайне неприятная процедура, но я должен был через нее пройти. Это было важно для меня. Исков было подано два – второй персонально против Марины Зуевой, и в обоих случаях суд встал на мою сторону. А сейчас стараюсь как можно быстрее обо всем этом забыть. – Я видела, до какой степени вы были поглощены работой с двумя первыми парами мира, когда работали вместе с Мариной. Сейчас ваша работа стала менее или более напряженной? – Так ведь Тесса и Скотт (олимпийские чемпионы-2010, экс-чемпионы мира Тесса Вирчу и Скотт Моир из Канады. – Прим. Е.В.) не всегда были сильнейшими. Равно как и Мэрил с Чарли (американцы Мэрил Дэвис и Чарли Уайт – нынешние чемпионы мира. – Прим. Е.В.). Я с ними работал с юниорского возраста, поэтому не могу сказать, что, перестав их тренировать, стал как-то иначе относиться к своей работе. Тем более что у меня в группе продолжают кататься пары, которые входят в число ведущих в мире. Например, французы Натали Пешала и Фабьен Бурза, которые пришли в этом сезоне. Есть спортсмены, в которых я вижу огромное будущее, как видел его когда-то в Вирчу/Моире и Дэвис/Уайте. Не говоря уже о том, что Тесса/Скотт, равно как и Мэрил/Чарли состоят не только из одних плюсов. В их катании есть и минусы – как у всех. – Немного изменю свой вопрос: вы много лет создавали в танцах на льду некий прецедент: два фактически равных по силам дуэта, догнать которые не в силах никакая другая пара в мире. Сейчас вы оказались в группе догоняющих. И вряд ли кто лучше вас, понимает: возможно ли вообще опередить ваших бывших подопечных? Видите ли вы пути для того, чтобы с этими лидерами бороться? – Безусловно, вижу. Но зачем же я сейчас буду об этом рассказывать? – Ну, хотя бы назовите пару, которая, на ваш взгляд, способна соперничать с канадцами и американцами в Сочи. – Вот чего никогда не любил, так это строить прогнозы подобного рода. Безусловно, упомянутые вами пары достаточно сильно оторвались от остальных и в технике, и в исполнении, и в композициях. Но, например, я вижу, что у Натали и Фабьена, с которыми сейчас работаю, очень хорошая техника конька. Я бы сказал, сопоставимая. В этом аспекте они способны успешно бороться с кем угодно. – Вас удивило, что Пешала и Бурза попросились к вам в группу? – Да. Этого я совершенно не ожидал. Обычно в последний год выступлений в танцах редко кто решается поменять тренера. – И вы сразу согласились? – Не сразу. Ко мне обратился с этой просьбой президент французской федерации фигурного катания Дидье Гайаге, мы встретились в Детройте, и я был настроен отказать. У меня на тот момент имелось плотное расписание работы на все лето. Каким образом я сумею найти время еще для одной пары, просто не понимал. Но в итоге согласился попробовать. А когда начал работать, меня подкупило огромное желание Натали и Фабьена работать. С тех самых пор я ни разу не пожалел о том, что взял их. Не говоря уже о том, что присутствие таких спортсменов в группе – это потрясающий пример для всех, кто катается рядом. – Вы когда-нибудь спрашиваете фигуристов, которые к вам приходят, о причинах расставания с предыдущими наставниками? – Знаю, что с Анжеликой Крыловой и Паскуале Камерленго у Натали с Фабьеном, несмотря на расставание, остались очень хорошие, теплые отношения. – Другими словами, решение сменить тренера принадлежало не им, а французской федерации фигурного катания? – Да. Такова, по крайней мере, официальная версия. – Кто ставил французам программы для олимпийского сезона? – Ко мне они приехали уже с готовыми постановками. Многое, правда, пришлось переделать. – В этом плане самому, наверное, ставить проще? – Я очень люблю делать программы. И часто, кстати, случалось, что, несмотря на наличие готовых постановок, предлагал спортсменам свои варианты композиций. И они соглашались. Так, например, было в этом сезоне с парой из Азербайджана Юлией Злобиной и Алексеем Ситниковым. Иногда, кстати, программы переделываются лишь по той причине, что не соответствуют тому, что хочет видеть Международный союз конькобежцев. Есть ведь определенные требования – и к музыке, и к ритму, и к элементам, и к характеру танца. – Есть хореограф, работе которого вы в этом плане полностью доверяете? – Мне очень нравится, как ставит программы Паола Меццадри, которая работает с итальянцами Анной Каппеллини/Лукой Ланотте. Она – потрясающе талантливый постановщик, на мой взгляд. – Знаю, что "Лебединое озеро", которое в этом году выбрали для произвольного танца Елена Ильиных/Никита Кацалапов, было вашей идеей. – Не совсем так. Когда Николай Морозов с Леной и Никитой стали заниматься постановками, "Лебединое озеро" было одним из вариантов, которые имелись у Морозова в запасе. Когда я на четыре дня приехал к нему на каток, то сразу же эту идею поддержал. Потому что сам думал в этом же направлении и даже хотел посоветовать Ильиных и Кацалапову именно эту музыку. – Вы консультировали Морозова, много работали с Екатериной Рязановой/Ильей Ткаченко, занимались своими парами. Такое ощущение, что к вам может попроситься кто угодно, и вы не откажете. – Это не так. Во-первых, я ограничен количеством льда. Во-вторых, количеством собственной энергии. Я не могу работать 24 часа в сутки. – Поэтому работаете 18? – Нет, конечно. Хотя этим летом я работал, пожалуй, больше, чем когда-либо в жизни. Только на льду проводил по 12 часов в день. – В чем вы черпаете энергию? – В природе. Мне очень нравится то место, где я живу. Лето у нас короткое, но очень теплое. В выходные не работаю, провожу их на озере Мичиган с друзьями, катаюсь на спортивной лодке, занимаюсь вейкбордингом. Да и потом, когда работаешь с парой, которая тебе нравится, видишь, как получается все то, что ты задумал, эта работа сама по себе не забирает энергию, а дает ее. – Вам когда-либо приходилось выгонять спортсмена с тренировки? – Не припомню, чтобы за последние десять лет такое случалось. У меня на катке всегда была очень хорошая дисциплина. – Вы работаете со спортсменами поодиночке или стараетесь предоставить им спарринг, как это делают ваши коллеги в России? – Вообще-то вся моя работа на льду построена на индивидуальных занятиях. Это позволяет предельно "погрузиться" именно в ту пару, которой я занимаюсь. Но подготовка – это не только лед. В межсезонье, когда идет работа над техникой, я, бывает, соединяю несколько пар и провожу совместные уроки. Этим летом, случалось, каталось одновременно по десять – двенадцать человек. Так я работал всю свою тренерскую жизнь. Ну а поскольку у меня никогда не было опыта тренерской работы в России, не могу даже сравнить, какой из подходов правильнее. – Что, кстати, в подготовке спортсмена высокого класса обходится дороже всего? – Неудачно поставленная программа. Она сразу тянет за собой много проблем. И расходов, как следствие. Это всегда сложное решение – браться за переделку, если программа не удалась. Но делать это нужно как можно раньше. – То, что Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко приехали к вам в Детройт на летнюю подготовку вместе со своим тренером Алексеем Горшковым, не создавало вам дискомфорта? – А почему этот дискомфорт должен был возникнуть? Во-первых, я не считаю эту пару для себя чужой, во-вторых, Леша – потрясающий тренер, он очень много занимался с другими моими спортсменами. Считаю, мы прекрасно поработали вместе. – А есть страны, с которыми сложно работать с точки зрения взаимоотношений "тренер-федерация"? – Вообще-то я всегда был достаточно свободен в том, чтобы делать то, что считаю нужным. Понятно, что у каждой федерации свои задачи и интересы, но я ни разу не попадал в ситуации, когда приходилось бы лавировать, под кого-то подстраиваться. Напротив, мне всегда помогали. – Вам ведь предлагали работу и в России? – Конкретных предложений не было. Но когда мы расстались с Мариной, и я был вынужден прекратить работу в Кантоне, мне позвонил один из руководителей российской федерации фигурного катания и сказал, что в случае каких бы то ни было проблем с дальнейшим трудоустройством я всегда могу рассчитывать на поддержку. Это было приятно. Смог бы я уехать? Не знаю. Дело в том, что в Мичигане я тренирую достаточно давно, там вокруг меня сложился довольно большой круг высококлассных специалистов, который в любом другом месте пришлось бы создавать заново. Это не только тренеры по специальной подготовке, акробатике и поддержкам, но и профессионалы в области самых разных танцев – танго, фламенко... – С чего вы начинаете работу над танцевальной постановкой? С музыки, хореографической идеи, каких-то технических, выражаясь фигурнокатательным языком, ки-пойнтов? – Это каждый раз происходит по разному. Иногда все складывается спонтанно за несколько тренировок, а иногда приходится все переделывать не по одному десятку раз, пока программа не "заиграет". Невозможно создать шаблон, который бы работал на всех танцорах без исключения. Наверное именно поэтому работа постановщика и называется творческой? Оберстдорф – Москва Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ30.09.2013 23:14 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/36241/

piparkoogid: Марина Зуева: привезу в Сочи если не русскую пару, то русскую музыку Олимпийские чемпионы 2010 года канадцы Тесса Вирчу/Скотт Мойр и действующие чемпионы мира американцы Мэрил Дэвис/Чарли Уайт, по мнению большинства специалистов, являются безоговорочными фаворитами в борьбе за победу на Играх в Сочи. Тренер обоих дуэтов Марина Зуева рассказала корреспонденту агентства "Р-Спорт" Андрею Симоненко о том, как шла подготовка ее учеников к олимпийскому сезону. - Тесса и Скотт - олимпийские чемпионы. От них ждут победы в Сочи. Но в Финляндии, на первом международном старте сезона, они катались неидеально. На ваш взгляд, ответственность уже сейчас начинает на них давить? - Ответственность на них давит уже четыре года. И они ее выдерживают. Тесса и Скотт - двукратные чемпионы мира. Так что я бы не сказала, что для них это такой сложный момент. Да, здесь, в Финляндии, в коротком танце они ошиблись. Первые международные соревнования, могут быть помарки. За них им снизили уровни сложности. Но на судейской оценке за компоненты это не сказалось. В принципе, ребята готовы к сезону. Просто Тесса очень хотела показать, какие у них красивые программы, как она здорово выглядит. Вот это желание ее и подвело. Ничего страшного, будем соревноваться - все будет хорошо. - В этом сезоне очень многие фигуристы, что, собственно, и ожидалось, выбрали либо русскую народную музыку, либо музыку русских композиторов. Не стали исключением и ваши пары… - Я знала всегда, что если такое соревнование, как Олимпиада, будет проходить в России, то мы выберем русскую музыку. Я думала про это очень долго. Для Мэрил и Чарли произвольная программа этого сезона была задумана много лет назад. Для Тессы и Скотта тоже мы выбрали музыку очень давно. Но когда в этом году наступило время создавать композицию, я принесла на каток мою музыку, мою задумку - и разочаровалась. Я видела одну картину, но когда Тесса и Скотт начали под эту музыку кататься, я поняла, что это не годится. И надо ставить другую программу. Понимаете, они изменились, повзрослели, у них изменились взаимоотношения. Между ними совсем другой контакт. У них появилась совершенно другая энергия, другая сила. - Что это была за музыка, секрет? - Да. Идея у меня остается. Мне нужно найти исполнителя к этой программе. Так я обычно делаю. Есть идея, есть музыка, но если все это не соответствует моменту, то, значит, музыка не годится. Так вот, после этого наступило долгое время мучений. Я думала, думала - и два месяца не могла понять, какой должен быть композитор, чтобы музыка соответствовала состоянию моих спортсменов. И придумала! Я считаю, что нынешняя музыка идеально им подходит. Но именно в этом сезоне - потому что Олимпиада в России. Нет у меня русской пары, хотя бы музыку русскую привезем. - Тесса и Скотт просто танцуют под эту музыку, или есть идея в программе? - Идея есть, конечно. Это "Времена года" Глазунова и финал фортепианного концерта Скрябина. Сезоны - лето, осень, зима, весна… Это программа про карьеру Тессы и Скотта, про их жизнь, про их взаимоотношения. И вообще про жизнь мужчины и женщины. Длинная совместная жизнь - в ней тоже есть сезоны. Любовь имеет весну, лето, мягкую и теплую осень и очень даже холодное лето. В этой программе я хотела отразить разный эмоциональный уровень любви, общения мужчины и женщины. Эта тема очень сочетается с карьерой Тессы и Скотта. Он у нее единственный партнер, она у него единственная партнерша. Катаются вместе уже 17 лет. Я с ними уже 10 лет работаю… С Мэрил и Чарли, кстати, 13 лет, столько же, сколько с Катей Гордеевой и с Сережей Гриньковым работала… Так вот, когда я поняла, какая Тессе и Скотту нужна программа, создавать ее было очень легко и радостно. Я с такой любовью ставила им эту программу… Ведь все программы, благодаря которым они приобрели такой имидж, создала им я. И мне было действительно очень легко, приятно и торжественно. - Тесса и Скотт приняли эту идею без сомнений? - Сразу же. Но саму комбинацию композиции мы составляли очень долго. Было двадцать два разных варианта. Этой частью работы занимался Александр Гольдштейн. Мы прямо во время тренировок это делали - переставляли осень с зимой… © РИА Новости.Виталий Белоусов Призеры чемпионата мира 2011 по фигурному катанию в танцах на льду на церемонии награждения. Слева направо: канадские фигуристы Тесса Верчу и Скотт Мойр (второе место), тренеры Игорь Шпильбанд и Марина Зуева, американские фигуристы Мэрил Дэвис и Чарли Уайт (первое место), американские фигуристы Майя и Алекс Шибутани (третье место). - Сейчас это уже вариант окончательный? - Да. Вероятность изменения элементов, безусловно, есть. Мы, собственно, для этого и приехали на соревнования - получить уровни сложности за элементы: поддержки, дорожки… Но основная идея композиции останется. Я, как постановщик, считаю, что она идеально им подходит. - Мэрил и Чарли в нынешнем сезоне тоже исполняют произвольную программу под музыку русского композитора… - "Шехерезада" Римского-Корсакова. Давно эта программа готовилась - в смысле, не физически, а созревала в голове. И ребята готовились - заранее знали. И терпели, потому что очень хотели кататься под эту музыку. Смотрели, безусловно, видео, постановки и русских балетмейстеров, и других. Вы знаете, за что я полюбила когда-то фигурное катание? На полу невозможно поставить воздушную, летящую программу. Это можно сделать только с помощью льда и коньков. Чтобы был полет. И это меня вдохновляет как тренера - работать с ними, чтобы они могли показать программу. Воздушную, стремительную, легкую… - Обе пары заслуживают победы в Сочи, но золото Олимпийских игр одно… - Вы знаете, я про это вообще не думаю. Думаю только о том, чтобы мои ученики показывали все лучшее, что у них есть. Если я сумею это лучшее им создать, а они это сумеют представить - то я буду счастлива. Трудно, кстати, и то, и другое. Думать еще приходится и так: что лучшее можно показать в одном году, чтобы на будущий год было совсем ярко. Ведь "Кармен" в стиле модерн для Тессы и Скотта я с помощью хореографа Дженнифер Сван в прошлом году создала специально. Они исполняли в прошлом году драму, характер движений был совершенно непривычный для фигурного катания. Чтобы в нынешнем сезоне их программа под Глазунова и Скрябина прозвучала на контрасте. Сияла, сверкала - олимпийская программа в России. - Вы следите за конкурентами? Соревнования олимпийского сезона только начались, но, может быть, какие-то танцы вы уже смотрели на видео... - Нет. Много работы - у меня же не только две пары, о которых мы говорим. - Тогда поставлю вопрос так: на последнем чемпионате мира вы почувствовали хоть какую-то угрозу со стороны соперников? В России многие думают, смогут ли наши пары побороться с американцами и канадцами или их уделом является борьба за бронзу. - Конкуренция есть всегда, и это не банальные слова. На соревнованиях надо показывать лучшее, и всегда есть шанс как победить, так и проиграть. На самом деле, даже от расположения звезд на небе многое зависит. - То есть, расслабляться нельзя даже с такими парами, как Тесса со Скоттом и Мэрил с Чарли? - Ни в коем случае. Вы же видели, как здесь, в Финляндии, прокаталась в коротком танце "такая пара" Тесса и Скотт? Работа должна идти ежесекундно, не только над физической формой, но и над настроем, над эмоциональным состоянием. Настрой причем должен быть не только на соревнования, а общий. Самое трудное - упорно тренироваться в ежедневном режиме. И при этом все должно идти от души, от любви к делу. Если это так, то все получится. И вот правильно настроить спортсменов - моя задача. - Вспомнил фразу, которую слышал от российских тренеров: надо побеждать себя на тренировках. Вы говорите про это? - Нет. Это другой метод. Я считаю, что надо работать в гармонии с самим с собой. Это надежнее. Любить свою работу, любить атмосферу, в которой находишься, поддерживать это чувство любви и стремления к улучшению. Тесса со Скоттом и Мэрил с Чарли на этом уровне тренируются каждый день. Идут вперед. Конечно, им трудно. Тренироваться - это болезненно. Но они не борются - ни со мной, ни с собой. Работают с любовью - и прогрессируют. Живут фигурным катанием. И это не секрет. - Победа вашей канадской или вашей американской пары в Сочи станет победой русской школы? - Думаю, что да. Мне кажется, я сумела привить им любовь к русскому искусству, к русской музыке, русской классической музыке. Через русскую хореографию. - Может быть, их даже можно назвать чуть-чуть русскими? - Безусловно. Я вам больше скажу: Скотт часто сетует - стал говорить по-английски прямо как Марина. Так что даже на своем родном языке они говорят немножко с русским акцентом (улыбается). http://sochi2014.rsport.ru/sochi2014_figure/20131006/692044417.html

piparkoogid: Авербух: скоро в женском катании мы всех сомнём Авербух о шансах российских фигуристов на ОИ-2014 Фото: Илья Питалев РИА "Новости" Илья Авербух поделился мнением о состоянии дел в российском фигурном катании и рассказал о проекте "Живой медальный зачёт". "ФОЛЬКСВАГЕН Груп Рус", генеральный партнёр Олимпийских и Паралимпийских зимних Игр 2014 года в Сочи в категории "Автомобили", в среду презентовал проект интерактивного павильона, который появится в Олимпийском парке и станет местом притяжения для участников и гостей Игр. На наружной стене павильона расположится огромный интерактивный экран, на котором будут транслироваться мероприятия, проводимые в павильоне, наиболее значимые спортивные события дня, а также уникальное событие, которое должно стать одним из самых ярких и привлекающих внимание в Олимпийском парке – "Живой медальный зачёт". Серебряный призёр Олимпиады в Солт-Лейк-Сити в танцах на льду Илья Авербух выступил в роли постановщика и хореографа танцевального шоу с элементами цифровой графики, которое будет дважды в день информировать гостей Игр в Сочи о текущих достижениях команд разных стран в общем зачёте. Илья Авербух рассказал об истории создания данного проекта, его особенностях, а также поделился мнением о положении дел в российском фигурном катании за три месяца до старта Игр. — Илья, когда, собственно, возникла идея создать танцевальное шоу вокруг интерактивного экрана "ФОЛЬКСВАГЕН Груп Рус", занимающегося подсчётом олимпийских медалей? — В начале лета мне поступило соответствующее предложение, мы обсуждали, а с августа перешли к конкретным действиям. Уже есть 55 счастливчиков, которые получили возможность принять участие в шоу. Любая импровизация — это хорошо подготовленная история. Но доля импровизации будет присутствовать постоянно. Наше шоу будет в стиле классического театра: мы изображаем битву, кто победил в хоккейном матче, тот перевернул ситуацию на табло. — Как проводился кастинг, вы лично отбирали будущих участников либо была сформирована команда по отбору претендентов? — Была команда, которая отбирала ребят. Мне передавали видеоматериалы, я их отсматривал, мы вместе решали. Получилось совместное творчество. — Все отобранные участники будут работать одновременно? Как это будет выглядеть? — Ребята будут жить и работать в Сочи одновременно. Стран-участниц много, будем обыгрывать разные страны в наших номерах, к каждой будет отдельный подход. Обязательно обыграем вид спорта, в котором та или иная команда перевернула для себя положение в общем зачёте. Будем искать хореографические решения. — Возможно ли всё это придумывать на ходу? — (Смеётся.) Посмотрим! Думаю, что всё возможно. Есть наработки. Любая импровизация — это хорошо подготовленная история. Но доля импровизации будет присутствовать постоянно. Наше шоу будет в стиле классического театра: мы изображаем битву, кто победил в хоккейном матче, тот перевернул ситуацию на табло. — Сколько выступлений в день планируется? — Два раза в день, сама церемония не будет долгой, около 15 минут. В остальное время мы будем демонстрировать различные виды спорта. На стене с видеопроекцией в ячейках будут появляться танцоры и демонстрировать виды спорта. Получатся своеобразные живые часы. — Вы отбирали профессиональных танцоров? — Скажем так, все ребята хорошо танцуют. Но для нас было важно, чтобы ребята хотели попасть на Олимпиаду, каждый из них заполнял анкету, нам важно было понять их желание. — Не было идеи соорудить небольшую ледовую площадку и поставить танец на льду? — Идеи разные были. Мы долго совещались, но, думаю, и без того зимы будет много. Мы хотели сделать акцент на креативе медального зачёта. И я являюсь режиссёром этой постановки, что для меня очень ценно. — Успеваете следить за тем, что происходит в фигурном катании перед Играми? — По мере возможности отслеживаю. Шанс бесспорно есть. При благоприятном стечении обстоятельств можно будет побороться за 2-е место, но американцы и канадцы очень сильны. Ильиных с Кацалаповым очень прибавили, особенно в таком элементе как поддержки. Очень важно, как наши пары покажут себя на этапах Гран-при. К тому же я в этом году ставил программы некоторым нашим олимпийцам. В частности, я помогал Лене Радионовой, и она на прошлой неделе стала третьей на турнире Skate America, это большой успех. Ставил ей короткую программу, и она в США была очень высоко оценена. Перед этим она выиграла очень престижный турнир в Оберстдорфе. Юлии Липницкой я ставил и короткую, и произвольную программы. Она очень успешно выступила на первом соревновании, ждём, как она проявит себя на этапах Гран-при. Работал я и с немецкой танцевальной парой, и с некоторыми другими российскими олимпийцами. Могу отметить, что блистательно выступает наша пара Волосожар — Траньков, на них делается основная ставка, они главные претенденты на олимпийское золото. Это касается и наших танцевальных дуэтов, и мужчин. Хотя уровень, который показали одиночники на Skate America, загляденье. Нашим ребятам будет очень трудно. — У танцоров Бобровой и Соловьёва есть шанс повторить результат чемпионата мира, занять хотя бы 3-е место? — Шанс бесспорно есть. При благоприятном стечении обстоятельств можно будет побороться за 2-е место, но американцы и канадцы очень сильны. Ильиных с Кацалаповым очень прибавили, особенно в таком элементе, как поддержки. Очень важно, как наши пары покажут себя на этапах Гран-при. Между ними возможна внутренняя борьба, но нам как болельщикам важнее, чтобы был определён первый номер сборной. Для меня это Боброва с Соловьёвым. На них нужно делать ставку, двумя парами атаковать пьедестал будет невозможно, ведь и французы наступают. — Как считаете, распад тандема тренеров Зуева/Шпильбанд сказался в худшую сторону на качестве выступлений лидеров последних лет Вертью/Моир и Дэвис/Уайт? — Думаю, что этот распад на руку всем соперникам этих пар. Уже в прошлом году было заметно, что в технической базе эти ребята начали сдавать. Это не отменяет креативности программ, в частности программа Вертью и Моира, по моему мнению, вошла в десятку золотых творений в фигурном катании. Я просто не понимаю, как их могли поставить на второе место. Но всё же техническая безукоризненность, которая была при Игоре Шпильбанде, начинает пропадать. Если эта тенденция получит развитие, то у наших пар будет шанс. — Что касается женского катания, у Радионовой будет шанс пробиться на Игры? — К сожалению, нет, ей ещё мало лет, и она по возрасту не проходит, хотя девочка очень сильная. Она только что обыграла Туктамышеву. — Как вы относитесь к подобному возрастному цензу? — Наверное, это правильно. Всё-таки женщины должны соревноваться с женщинами. Девочки они и есть девочки. Мне очень приятно, что я буду находиться на Олимпиаде вместе с "ФОЛЬКСВАГЕН Груп Рус". Я собираюсь комментировать соревнования на "Маяке". К сожалению, в связи с занятостью мне пришлось отказаться от должности мэра одной из олимпийских деревень. Но я не могу не быть на Олимпиаде, просто сейчас у меня другая миссия. Для них есть юниорский спорт. Ценность олимпийской победы для сложившейся личности, прошедшей через взлёты, падения, травмы гораздо выше, чем для 13-летней девочки, у которой просто отличная координация. — Что скажете о шансах Туктамышевой? — Это очень талантливый человек, но она сейчас проходит тот период, когда девушка становится женщиной… У неё есть проблемы с весом, с раскоординацией. В то же время у неё великолепная техника прыжков. Если она справится с трудностями, то мы получим сильную команду. Туктамышева, Сотникова, Липницкая… А там подрастает Радионова. Скоро мы всех сомнём в женском одиночном катании. — Вы планируете в Сочи посещать соревнования по фигурному катанию? — Мне очень приятно, что я буду находиться на Олимпиаде вместе с "ФОЛЬКСВАГЕН Груп Рус". Я собираюсь комментировать соревнования на "Маяке". К сожалению, в связи с занятостью мне пришлось отказаться от должности мэра одной из Олимпийских деревень. Но я не могу не быть на Олимпиаде, просто сейчас у меня другая миссия. Источник: "Чемпионат.com" http://www.championat.com/olympic14/article-178940-averbukh-o-shansakh-rossijskikh-figuristov-na-oi-2014.html

piparkoogid: Тесса Вирчу/Скотт Мойр: когда были в Сочи, пустили там корни Олимпийские чемпионы 2010 года в танцах на льду канадцы Тесса Вирчу и Скотт Мойр успешно начали выступления в серии Гран-при, выиграв домашний этап в Сент-Джоне, провинция Нью-Брансуик. В этом интервью, которое корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко взял у канадских фигуристов несколько недель назад в Хельсинки, Вирчу и Мойр рассказывают о том, с какими чувствами готовятся к сочинской Олимпиаде - и к визиту в Россию, в которой у них, как выяснилось, есть корни. - Тесса, Скотт, вы готовитесь к своим вторым Олимпийским играм. Чем этот процесс отличается от того, через который вы прошли четыре года назад? Тесса Вирчу: Сейчас мы знаем, чего ожидать. Конечно, для нас сочинская Олимпиада станет вызовом: мы отправимся туда защищать титул. Ставки очень высоки, поэтому мы испытываем определенное давление. Но с другой стороны, у нас есть опыт. Мы знаем, как тренироваться, как готовиться. С нами работает отличная команда. Мы знаем, в какое состояние, и с физической, и с психологической точки зрения, нам надо прийти к Олимпиаде. Сейчас испытываем двоякие ощущения. Иногда кажется, что все очень сложно, а на следующий день приходит чувство, что все под контролем. Я думаю, это все - часть процесса. Но в любом случае, дорога эта будет другой. Если сравнить начало этой дороги с аналогичным моментом четырехлетней давности, вы находитесь на той же стадии с точки зрения физической формы и готовности программ? Скотт Мойр: Нет, я не думаю, что на той же. Сейчас частью нашей стратегии является задача быть готовыми раньше. У нас, конечно, стояла такая же задача и четыре года назад, но в нынешнем сезоне, мне кажется, мы ее выполнили лучше. У нас лучше готовы обе программы, и я думаю, что мы более уверенно проведем осень. К тому, что сказала Тесса, я бы добавил, что мы сейчас стали более сильными атлетами и более сильными танцорами, чем четыре года назад. Теперь нам надо обратить опыт в свое преимущество и использовать его в соревнованиях. - Вы выбрали музыку русских композиторов Глазунова и Скрябина в качестве сопровождения к произвольной программе. Ваш тренер Марина Зуева уже сказала, что это подарок российским зрителям в Сочи и что вы в этой программе немножко русские. Вы сами это чувствуете? ТВ: Я бы, конечно, не сказала, что мы русские (смеется), но связь с Россией мы, безусловно, чувствуем. Частичка России в наших сердцах есть. И не только благодаря нашему русскому тренеру. У нас еще есть множество замечательных русских болельщиков, мы чувствуем их поддержку не только, когда выступаем в России, но и постоянно. Нам приходит много писем из вашей страны, подарки... И мы поедем на Олимпиаду с хорошими ощущениями, зная, что нас там ждет такая команда поддержки. СМ: В России огромные традиции спорта, и фигурного катания в частности. Россия внесла и вносит огромный вклад в развитие нашего вида спорта. Думаю, что в танцах на льду абсолютно все спортсмены чувствуют эту связь с Россией. Тогда к какой школе танцев на льду вы себя причислите: к русской, раз у вас русский тренер, или к североамериканской, все-таки вы канадцы... СМ: Я думаю, мы танцоры смешанного стиля. Нас очень много тренировали русские, но до них также мы работали и с британцами. Мы всегда стремились к тому, чтобы в нашем катании отражались лучшие стороны всех школ. Люди действительно часто говорят, что Марина Зуева - тренер русской школы. Но я бы с этим не согласился. Я думаю, она преподает нам нетипичные русские танцы на льду. Это скорее наш собственный стиль, которому мы следуем все эти годы. - Чем тогда, на ваш взгляд, характеризуются типичные русские танцы на льду? СМ: Вообще стилей очень много. Особенностями русской школы я бы назвал мощь, силу катания, когда фигуристы "покрывают" весь лед. И, конечно, каждое выступление - от всего сердца. Все это мы пытаемся демонстрировать и в нашем катании. - Вы следите за тем, как готовятся к Олимпиаде ваши российские конкуренты Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев и Елена Ильиных/Никита Кацалапов? ТВ: Тренеры всегда ставили перед нами задачу концентрироваться на своем катании и не обращать внимания на других. Вы не поверите, но мы до сих пор не видели короткий танец "Аборигены" Оксаны Домниной и Максима Шабалина, который они показали на Олимпиаде в Ванкувере, и вокруг которого было столько разговоров. Только видели их в костюмах к этому танцу в тот день, когда соревновались с ними. А вот тренеры, безусловно, следят. И сообщают нам все, что мы должны о соперниках знать. СМ: Но мы знаем, что русские - очень сильные соперники. Недооценивать мы их не собираемся, особенно зная, что будем выступать в России. А к тому, что сказала Тесса, могу добавить, что мы не следим даже за нашими американскими конкурентами (Мэрил Дэвис/Чарли Уайтом), хотя тренируемся с ними каждый день. Это часть нашей стратегии. - Хотя бы по результатам есть ощущение, что российские пары прогрессируют? Боброва и Соловьев стали бронзовыми призерами последнего чемпионата мира... ТВ: Конечно, мы видим, что сейчас в вашей стране очень много талантливых танцевальных дуэтов. Да и в других видах сильной молодежи в России много. Что касается Бобровой и Соловьева, то мы их знаем очень давно, соревновались с ними практически с детского возраста. Поэтому на чемпионате мира мы за них болели и очень радовались их успеху. - Вы уже один раз были в Сочи - на Финале Гран-при в прошлом году. Какие увезли с собой впечатления - не только от ледовой арены "Айсберг", но и от всего города? СМ: Мы не слишком много успели посмотреть, но в центр Сочи съездили. Побывали в саду "Дерево Дружбы" и даже привили там свою ветку. Так что мы пустили в России корни (смеется). ТВ: Да, в Сочи есть ветка, названная нашими именами, и я очень хочу поехать в этот сад снова, посмотреть, как она растет. Это было очень интересно. СМ: В целом нам центр города понравился, там очень красиво. А ледовый дворец просто великолепный. Потрясающие цвета, когда мы увидели "Айсберг", у нас просто дух захватило. Мы в него вошли - и ощутили похожие эмоции, когда впервые попали в олимпийский дворец Ванкувера. Кстати, интересно: мы канадцы, были сотни раз в Ванкувере, но когда входим в тот олимпийский дворец, всегда испытываем особенное чувство. Конечно, само состязание в Сочи будет совершенно другим, но те чувства я надеюсь испытать вновь. - Стройка, которая продолжалась в Сочи в декабре прошлого года, не смутила? ТВ: Нет, совершенно. Хочу еще добавить, что мне лично очень понравилось, все олимпийские объекты очень близко друг от друга. Олимпийская деревня рядом. И в Олимпийском парке будет, уверена, очень теплая атмосфера, полная положительной энергетики. СМ: И пальмы, конечно, в столице зимней Олимпиады было видеть непривычно. В общем, там здорово (смеется). - Что бы вы хотели передать своим российским болельщикам сейчас, когда сезон только начался? Оба: Во-первых, спасибо (это слово Тесса и Скотт произнесли по-русски). ТВ: Честно сказать, мы были удивлены, когда осознали, что за нас в России болеют так много людей. Это очень приятно, особенно с учетом того, что ваши болельщики прекрасно разбираются в фигурном катании. Олимпийские игры в Ванкувере были нашими домашними Играми, но я почему-то уверена, что и в Сочи мы испытаем чувство, что мы не чужие. И мы надеемся, что зрителям в России понравятся наши программы. Произвольный танец - это посвящение вашей стране. http://sochi2014.rsport.ru/sochi2014_figure/20131028/697202036.html

piparkoogid: Чемпионы мира Татьяна Волосожар и Максим Траньков: Плющенко порвет себя! Наши главные надежды на золото в олимпийском Сочи – Татьяна Волосожар и Максим Траньков – этой осенью бьют мировые рекорды по сумме баллов. Сначала в Оберсдорфе, затем – на «Skate America». ЛИЧНОЕ ДЕЛО Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. В паре катаются с 2010 года. Титулы: двукратные серебряные призеры чемпионатов мира-2011, 2012, двукратные чемпионы Европы-2012, 2013. Чемпионы мира-2013. Тренеры: Нина Мозер, Станислав Морозов. Их короткой программе – вальсу Хачатуряна – зрители устроили в США долго не смолкавшую овацию, американская пресса, от которой похвалы обычно не дождешься, писала, что «русским нужно придумать новый уровень сложности». «ПОДАРОК ДЛЯ СОЧИНСКИХ АРМЯН…» – Не рано вышли на пик формы? – Мы не на пике. Рекорды в фигурном катании роли не играют. Пока у нас 60 процентов готовности. Не все вычищено, над программами работать и работать! – Ваша короткая программа – идея Максима? Максим: – Наступил «русский сезон», многие выбирают русских композиторов. Сказывается влияние нашей Олимпиады. Композитор у нас, правда, армянский… – Советский, а это тоже часть нашей культуры. – …А в Сочи живет много армян, мы подумали о том, какой это для них будет подарок – вальс из балета Арама Хачатуряна «Маскарад». Вообще к нам часто подходили люди, замечавшие, насколько у нас много танцевальных движений, переходов. Так и возникла мысль всю программу сделать танцевальной. Естественным показалось начать с короля танцев – вальса. Татьяна: – Танцоры часто выбирают вальс, но в парном катании никто еще не пробовал эту музыку, не пытался совместить нашу технику с танцем. Нужно вплести в его ткань наши элементы: прыжки, выбросы, поддержки – и при этом вальс должен оставаться вальсом! Максим: – И это такая нагрузка на вестибулярный аппарат… Когда мы только начинали работать над программой, к концу проката все кружилось перед глазами… И ты уже просто ничего не видишь! Сейчас это ушло. Но все равно короткую программу нам по-прежнему в два раза тяжелее катать, чем произвольную. – Может, попробовать потренироваться на центрифуге, с космонавтами? – Если бы у нас была центрифуга, мы бы уже давно начали на ней тренироваться! БРИТЬЕ ПОСЛЕ ИГР – В олимпийском году всем хочется сделать что-то особенное, наверное, трудно удержатся и не выпрыгнуть из костюма? Татьяна: – Мы не выпрыгиваем из костюмов, не делаем четырех оборотов ни в выбросах, ни в подкрутках, спокойно движемся в своем направлении… Максим: – Делаем упор на хореографию, на вторую оценку, на компоненты. И пока это работает, мы выигрываем. – Для вас важно самим влюбиться в программу или приоритет отдается конъюнктурным соображениям – понравится ли судьям? Татьяна: – Сначала понравиться она должна нам! С «Маскарадом» Хачатуряна получилось так: мы включили, покатались под него, почувствовали, что наше, и в тот же день приступили к постановке. – Тем не менее на «Skate America» вы сделали это легко и без выражения страдания на лицах. Максим: – На выступлениях мы никогда не страдаем, мы получаем от них одно только удовольствие. – Ваша произвольная – о сложных отношениях между мужчиной и женщиной. Почему они непременно должны быть сложными? Максим: – Просто мы взяли такую историю, которая сложна в силу… характеров героев. Это Магдалина и Христос. Магдалина из распутницы под влиянием любви к Христу превращается в праведную женщину. Но она любит его как женщина, а он не способен ответить на ее любовь так, как она от него ждет, не может оправдать ее надежд, ведь он любит все человечество… И в этом заключается драма. Он уже знает, что вынужден будет рано уйти, он не хочет кого-то близко к себе подпускать… В основном это все же история Христа. Но я хотел бы подчеркнуть, что это ни в коем случае не библейский сюжет, это его «человеческое» прочтение, как и в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда». – Максим, ваши усы и бородка – дань сценическому образу или это кардинальная смена имиджа? – Только дань образу! Жду не дождусь, когда пройдет Олимпиада и я смогу побриться! – Вы уже катались в «Айсберге», есть в Сочи ощущение родных стен? Таня: – Каток очень приятный, но я не стала бы акцентировать внимание на том, какова его атмосфера. Важно, как на этом катке будут работать наши тела. Максим: – Во всем, что касается подготовки к Играм, мы полагаемся на наших тренеров. Для Нины Мозер и Станислава Морозова Олимпиада в Сочи станет их тренерским дебютом. Для Тани это будет уже ее третья Олимпиада, но в какой-то степени – первая. Это ее дебют под флагом России и наш дебют в качестве пары на Олимпийских играх. – Вы входите в команду «Samsung Galaxy», как, допустим, и Евгений Малкин. Это – условное понятие или вы уже начинаете действовать как команда? – Действовать мы начнем в Сочи. А пока «Samsung» нам подарил потрясающие именные олимпийские футляры для наших мобильных телефонов. «СМОТРЕТЬ КАТАНИЕ СКУЧНО!» – Максим, однажды вы сказали, что ненавидите фигурное катание, хотите его взорвать. – Взорвать его консерватизм – да, это правда. По-моему, мы с Таней этим постоянно занимаемся. Ненавижу? Да, пожалуй, это правда. – Так же, как моряки ненавидят море? – Моряки ненавидят море? Зачем же они выходят в море? – А зачем вы катаетесь? – Меня родители в детстве отдали в секцию, можно сказать, заставили… – Таня, я уже с опаской спрашиваю: а вы… тоже ненавидите фигурное катание? – Нет, в этом отношении я полная противоположность Максиму. Люблю и всегда любила, но смотреть его в больших количествах не могу – скучно. – Максим, разве можно так прекрасно кататься – ненавидя? – Можно, и я катаюсь. Мне нравится кататься, раскрывать образ. Но фигурное катание я тоже не смотрю. Мне, как и Тане, неинтересно. Смотрю футбол, хоккей… Люблю театр, балет. Когда спрашивают о ком-то из мира фигурного катания: «А ты видел их новые программы?» – я отвечаю: «Понятия не имею, о чем вы». В прошлом году ни одной программы не видел! Я хожу в Москве на «Cup of Russia» – но это другое. Там я болею за своих друзей по сборной. В Перми живет очень хорошая женщина, она коллекционирует видеозаписи, и нам с Таней делает нарезку из самого интересного. И, если кто-то из наших соперников покажет что-то необычное, мы обязательно об этом узнаем. – «Если у вас канадский паспорт, – гласит один из «Законов Мерфи для фигурного катания», – вы можете сразу проходить на церемонию награждения». Как считаете, канадский паспорт на Олимпиаде в Сочи сохранит свое особенное значение? – Канадская и американская федерации очень влиятельны. Но люди, считающие, например, падения Патрика Чана, видимо, не желают вникнуть в то, что он делает на льду, помимо падений. А Чан – фантастический фигурист. Катается он лучше всех. Что касается канадских паспортов в Сочи, то в командном турнире канадцы – безоговорочные фавориты. У японцев нет сильной пары, у канадцев в принципе тоже есть слабое место – девочки. Хотя у них имеется Кейтлин Осмонд. Она юниорка, но это отличная юниорка. – Правда, что если не решится вопрос с нашим единственным мужчиной-одиночником, то вы откажетесь от командного турнира – без медальных перспектив он не будет иметь для вас смысла? – Как не решится вопрос? Он уже решился. У нас будет Женя Плющенко. – Плющенко в этом сезоне никто не видел. Почему вы считаете вопрос решенным? Максим: – Я знаю Женю Плющенко. Для этого мне не нужно лишний раз его видеть. Он порвет себя пополам, но в Сочи выступит хорошо! КАНДИДАТЫ В СБОРНУЮ РОССИИ В СОЧИ ПАРЫ (3 путевки) Волосожар/Траньков, Базарова/Ларионов, Столбова/Климов, Кавагути/Смирнов ТАНЦЫ (3 путевки) Боброва/Соловьев, Ильиных/Кацалапов, Рязанова/Ткаченко, Монько/Халявин ЖЕНЩИНЫ (2 путевки) Сотникова, Туктамышева, Липницкая, Госвияни МУЖЧИНЫ (1 путевка) Плющенко, Ковтун, Гачинский, Воронов. Напомним, что также в Сочи в фигурном катании впервые пройдет командный турнир. Рассказова И. http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/655033

piparkoogid: Алексей Ягудин: Пара Волосожар - Траньков – главный претендент на золото Игр-2014 Ожиданиями от выступления российских фигуристов на олимпийском турнире поделился чемпион ОИ-2002 Алексей Ягудин. - Может быть, кто-то не поверит, но мы с женой Таней Тотьмяниной уже особо не интересуемся любительским фигурным катанием. Сейчас фигурное катание сильно изменилось. Раньше в нашем виде спорта были этапы, когда на протяжении продолжительного периода времени были яркие, выдающиеся личности. А после введения новой судейской системы всё меняются так быстро, что не успеваешь на ком-то сосредоточить своё внимание. - Но наверняка вы слышали об успехах действующих чемпионов Европы и мира в парном катании Татьяны Волосожар и Максима Транькова, которые на двух стартах подряд били мировые рекорды. - Я всегда говорил: есть этапы Гран-при, чемпионаты России, Европы, мира. Они на одной планете, а Олимпийские игры – совершенно на другой. В Сочи может случиться абсолютно всё! Дай бог, чтобы Таня с Максом продолжали выступать в заданном ритме, но предсказывать сложно. Спортивная форма – как болезнь. Она может в любой момент прийти, а может и отступить. Никогда не предугадаешь. Хотя, конечно, именно наша пара – главный претендент на золото Игр-2014. http://www.sovsport.ru/news/text-item/655377

piparkoogid: Александр Смирнов: нужно скорее-скорее восстановиться и начать подготовку – всё-таки, чемпионат России нельзя пропускать 30.10.2013 16:33:01 | Фигурное катание | Новости Чемпион Европы по фигурному катанию Александр Смирнов и Юко Кавагути планируют принять участие в предолимпийском чемпионате России, который пройдёт 22-27 декабря в Сочи. Об этом специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Марии Воробьевой рассказал Александр Смирнов, проходящий в Германии реабилитацию после операции на колене по поводу разрыва собственной связки надколенника. - У меня всё хорошо, - сказал Александр Смирнов. – Восстановление идёт очень активно – немецкие врачи довольны, российские доктора, которые меня здесь сопровождают, также позитивно оценивают ситуацию. Мы немножко опережаем график, составленный немецким профессором, но врачи говорят, что нужно притормозить – как бы быстро на мне всё ни заживало, всё равно есть риск ремиссии, потому что связки, как правило, заживают довольно долго. Но опухоль спадает быстро, мне уже давно сняли швы – то есть мы действительно идём с опережением планируемого графика восстановления. - Планировалось, что в Россию из Германии вы вернётесь 12 ноября. В связи с более активными темпами восстановления, планы изменились? - Да, в Россию я вернусь 6 ноября, и уже на месте решим, где я продолжу восстановление – в Санкт-Петербурге или Москве. Мы ещё не обсуждали этот вопрос с моим тренером Тамарой Николаевной Москвиной. В принципе, и в Петербурге есть подходящие реабилитационные центры, но если понадобится, возможно, придётся поехать в Москву. Всё-таки главная и основная задача – как можно скорее восстановиться. - Через какой период, по прогнозам врачей, вы сможете выйти на лёд? - По плану написано – 10 недель после операции. Вот и считайте (улыбается). - Саша, как вообще проходит ваш обычный день в больнице? - Мой день начинается в 6.30 утра с противотромбозного укола в живот (улыбается). И – пошло-поехало! Завтрак, тренажёрный зал, затем ко мне приходит тренер по лечебной физкультуре, либо я сам иду к нему – хожу уже без костылей. У меня стальная шина на ноге, которая позволяет ей сгибаться всего на пару градусов – больше нельзя, пришитая связка может оторваться. И так вот продолжается целый день. Заканчиваем в 18.00 вечера, проведя множество физиопроцедур – лазеры, электротоки и всё прочее. Скучать мне здесь не дают (улыбается). - С родными, тренером, Юко созваниваетесь? - Созваниваюсь, но чаще пишу письма на электронную почту. Все меня поддерживают и очень ждут возвращения. Да я и сам уже жду! Нужно скорее-скорее восстановиться и начать подготовку – всё-таки, чемпионат России нельзя пропускать. Я буду очень стараться к нему подготовиться. От этого турнира многое зависит. http://www.team-russia2014.ru/article/12337.html

Gela: piparkoogid пишет: Нужно скорее-скорее восстановиться и начать подготовку – всё-таки, чемпионат России нельзя пропускать. Саша оптимист. Ну дай то Бог.

piparkoogid: В спортсменах я люблю талант, талант честный - Татьяна ТАРАСОВА ИТАР-ТАСС/Юрий Машков Татьяна Анатольевна Тарасова человек уникальный, не только в фигурном катании – в мировом спорте. С некоторых пор она оставила тренерскую работу – достижения ее воспитанников, а значит и ее, превзойти мало кому под силу – восемь золотых олимпийских медалей! 41 золотая награда чемпионатов Европы и мира. Имена ее учеников знают даже те, кто далек от спорта: она тренировала Ирину Роднину и Александра Зайцева, Наталью Бестемьянову и Андрея Букина, Марину Климову и Сергея Пономаренко, Екатерину Гордееву и Сергея Гринькова, Оксану Грищук и Евгения Платова. К концу тренерской карьеры Татьяна Анатольевна переключилась на работу с одиночниками – олимпийскими чемпионами под ее руководством стали Илья Кулик и Алексей Ягудин. Не так давно Тарасова приняла решение – у бортика она больше не работает, в настоящее время консультирует фигуристов. Российское фигурное катание по-прежнему немыслимо без нее. В гостях у журналистов спортивной редакции ИТАР-ТАСС Татьяна Тарасова рассказала о своей нынешней работе, о подготовке к главному спортивному событию четырехлетия и расстановке сил на олимпийском турнире фигуристов, о надеждах в мужском одиночном катании на Евгения Плющенко и Максима Ковтуна, в работе с которым она выступает в роли помощника Елены Водорезовой, о родном стадионе Юных пионеров и о ЦСКА, где когда-то бессменно, практически 30 лет хоккейной командой руководил легендарный Анатолий Тарасов – ее отец. Под его руководством ЦСКА 18 раз /!/ становился чемпионом СССР по хоккею. КОВТУН КАТАЕТСЯ НА МИРОВОЙ РЕКОРД - Татьяна Анатольевна, ваш подопечный Максим Ковтун на последнем старте – Гран при в Китае "напрыгал" уже четыре прыжка в четыре оборота… - Уточню – я его консультирую, а не тренирую. Именно консультирую, у него есть свой личный тренер - Елена Германовна Водорезова. В прошлом ставила Максиму программу в сжатые сроки, в этом году я привела в команду Елены Германовны Петра Чернышева, чтобы он работал как хореограф. - Непросто было передавать подопечного в другие руки? - Конечно, это был нелегкий для меня момент, но Чернышева я специально для этого и пригласила. Надо понимать, что он теперь может воспитать еще сотню фигуристов. И если ты любишь свою профессию, свое дело… Надо давать возможность проявлять себя таким как Петр – он очень талантлив, много может сделать в плане композиции. В тренерской работе у него старое, правильное понимание, сколько нужно кататься, когда. Чернышев очень глубокий человек. Мои же функции – внутренние, так лучше, так правильнее. Я себе дала слово больше к бортику не вставать – я не должна этого делать по ряду причин. Петр сделал потрясающую программу и для воспитанников Тамары Москвиной Александра Смирнова и Юко Кавагути. Мне очень жаль, что Саша получил травму… Чернышеву будут заказывать программы мировые звезды, и я очень рада, что он работает с Водорезовой. - Что сложнее – воспитать спортсмена или специалиста? - И то, и другое тяжело. Но воспитать специалиста – дольше, "открыть" тренера - это перспектива не только на всю твою жизнь, но и на всю его будущую карьеру. Не каждый специалист может себе позволить - я могу. Так же, как я когда-то могла Гордееву и Гринькова не пустить на Олимпийские игры. Я считаю, что должна это делать, если я люблю тот вид спорта, в котором провела всю свою жизнь. Нельзя сделать что-то хорошее и нисколько не пострадать от этого. - В чем заключается ваша консультационная деятельность в отношении Максима? - Направление пути. Три четверных прыжка в произвольной - да! Два четверных в короткой – да! я старалась это определить, а работала над всем этим Елена Германовна. Я только помогаю - должна одинаково относиться ко всем. Если же я кого-то тренирую – то должна буду уйти с этой должности, понимаете? - Вы неоднократно говорили о том, что Ковтуну надо было прийти хотя бы на год раньше… - Максим – человек очень способный, и поэтому я не дала его в прошлом году "растерзать" до такой степени, как хотели. Да, когда он пришел, у него совершенно не было базы, но он делает четырехлетнюю работу за год. Это серьезный процесс подготовки спортсмена высокого уровня. И по тому, что он сейчас показывает, видно, что он - неординарный спортсмен. В прошлом – нет, и никто бы не обратил внимания, но я это видела. Я всячески поддерживаю его и впредь буду всем, у кого есть больше, чем способности, оказывать внимание, предлагать свою профессиональную помощь, если она потребуется. То, что сейчас делает Максим Ковтун на соревнованиях, считаю выдающимся достижением – я не говорю про падение на дорожке, я говорю про первую часть – техническую. Да, были ошибки, два вращения сломал, но сделал два четверных, при этом разных прыжка, три с половиной оборота во второй части. Это мировой рекорд - этого еще не делал никто. Мне странно, что комментаторы об этом замалчивают – или они непрофессионалы, или специально это не видят. В другой стране об этом бы кричали! В произвольной у него тоже есть резервы, он способен прыгать три четверных и два акселя в ее второй половине. Конечно, у него пока есть какие-то проблемы, которые он будет решать еще десятилетия. Во всяком случае, очень радостно, что этот вклад в Ковтуна - мой подарок сочинской Олимпиаде. Но я только помогаю, определяю направление работы – говорю все, что знаю. И говорю это не только Максиму - каждому, кто представляет интерес для сборной страны. Всех этих ребят знаю с детского возраста. Я ведь уже консультант команды шесть лет. У ПЛЮЩЕНКО СИЛЬНАЯ МОТИВАЦИЯ НА ИГРЫ В СОЧИ - Участие Евгения Плющенко в Олимпиаде - по-прежнему одна из самых больших интриг в ожидании спортивной зимы. - Женя тренируется. Я, к сожалению, не ездила в Санкт-Петербург на его прокат, но видела его в Сочи, в Новогорске. Он - атлет, он - гений. Мы не можем точно сказать, что будет. Но у Плющенко очень сильная мотивация, я очень хочу его увидеть на олимпийском льду, честно. У нас есть командные соревнования – мы можем в них постараться и попасть в призы. Я бы посылала Женю на Игры обязательно. - Ходят слухи о возможном запасном, учитывая одну олимпийскую лицензию в мужском одиночном катании. - Может, и удастся так – в командном турнире один, в личном другой. Но гадать мы с вами не будем. Скажу только, такое письмо рассматривается. А уж как будет рассмотрено, я знать не могу. Скажу так - если Женя к Играм будет готов, вопрос его участия обсуждать нет смысла. "ЕСЛИ БЫ У МЕНЯ БЫЛ СВОЙ КАТОК…" - В США вы работали со специалистом Жанной Фолли… - Я на протяжении долгих лет уже работаю с Жанной. Этим летом она работала со своим воспитанником, я – с Ковтуном и японкой Мао Асадой, делала ей произвольную программу. С Максимом занималась отдельно каждый день. В США я его забрала сразу после сезона - чтобы ни один день не пропал. Было сложно, конечно. Какое-то время Максим был вынужден работать и с Жанной - я ей очень доверяю. Я не работаю, понимаете? Я поставила программу одному, другому, но я не работаю. Может, если бы у меня был каток свой в Москве… Но в столице у меня нет своего катка, своей школы, я не могу готовить ни фигуристов, ни тренеров. Чтобы это делать, приходится разъезжать – дорога в один конец занимает приблизительно два часа. Если бы у меня был каток, я бы больше могла сделать, лет десять я бы могла еще этим заниматься. Но на чужих катках свои правила. Ты можешь только что-то посоветовать, не более того. - Возможно ли в перспективе появление такого катка? - Возможно, но мне в этом году 67 лет… - Ну и что? - Знаете, я не предпринимаю в этом направлении каких-либо шагов – если мне страна, в которой я выросла, не предлагает работу… Я не должна ни у кого ничего просить! Я считаю, что это неправильное использование меня. Подсказать и намекнуть? Я и так подсказывала. Напомнить стране? Я напомнила выступлением Ковтуна – я принимала в этом участие, это мое вложение в эти и следующие Олимпийские игры. "В ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ПРОЦЕСС ВЛАМЫВАТЬСЯ НЕЛЬЗЯ" - Вы также работали с Аделиной Сотниковой. - Я тоже ее консультировала, но уже в меньшей степени, чем Максима. Я всегда могу прийти, сказать какие-то замечания - и к ним прислушаются, если сочтут нужным, конечно. Тренировочный процесс - это серьезно, ты не можешь туда вламываться. Ты или его ведешь, или можешь только что-то порекомендовать тренеру. Аделина сейчас очень усиленно тренируется. Есть проблемы, но они решаемые. Очень хорошо катается. В произвольной программе немного волнуется, боится потерять место, но это пройдет. У нее сейчас сложный возраст. А в целом она очень способная и очень хорошая. Проблемы с ростом были? Вы же видите, все сейчас хорошо - рост нормальный, надеюсь, она пошла фигурой в бабушку, не в маму. А что будет дальше - трудно сказать, как будет выступать… "НИНА МОЗЕР ПРИДУМАЛА И ВОПЛОТИЛА ДУЭТ ВОЛОСОЖАР-ТРАНЬКОВА" - Вопрос как к консультанту - к известному специалисту Нине Мозер не так давно пришли сразу три пары высокого уровня. Это не много ли для специалиста, который подводит к Играм фаворитов в спортивных парах? - Объясняю : Нина Мозер сделала колоссальное дело, она придумала пару, которая сейчас ставит мировые рекорды - Татьяну Волосожар и Максима Транькова. Она ее придумала, это даже что-то выше… Это самое главное в фигурном катании - придумать и сделать человека таким, каким мы его видим. Таня и Максим в недавнем прошлом - два человека "с вещами на выход". Они не представляли интереса для своей родины – Таня для Украины, Максим для России. Хотя я за Траньковым бегала, чтобы он никуда не уезжал, я знаю, что он за человек. Таня – просто выдающаяся. Мозер смогла не просто придумать, она смогла это сделать! Смогла вывести их на те вершины, на которых мы уже давно не были. Кто она? Правильно, гениальный тренер. Вот и все. Гений. Это самая главная ее придумка. А что касается трех пар… Раньше Станислав Жук, я, мы всегда работали с несколькими парами. У меня и по восемь было – это был оплот сборной. Это нормальная работа настоящей школы – кузницы мастерства. Надо быть профессионалом в своем деле – посвящать этому 24 часа в сутки 365 дней в году. - Что нужно Тане и Максиму, чтобы выиграть в Сочи? - Только быть здоровыми. - Их основные соперники немецкая пара Алена Савченко и Робин Шолковы тоже "не дремлют"… - Они третью Олимпиаду работают - это отдельные люди в нашем виде спорта. Да, Алена будет стремиться к победе, и я ее очень уважаю. Каждый делает то, что может. Ей надо на одну ногу прыгать аксель в три с половиной оборота в конце, сделать правильно прыжки, они их еще срывают… Савченко и Шолковы - сильные, координированные ребята. Как у них сложится последний предолимпийский период, мы пока не знаем. Но, думаю, они еще будут набирать обороты. - Максим Траньков недавно сообщил, что спортсмены намерены выступить и на Олимпиаде в Корее. - Конечно, это возможно. Им надо будет только отдохнуть и взяться за дело с новыми силами. Почему нет? Возраст? Ну и что! Олег Алексеевич Протопопов после инсульта Милу /Белоусову/ на вытянутые руки до сих пор поднимает, а ему 81 год! Возраст измеряется количеством лет, проведенных на больших соревнованиях. Нервные клетки, поглощаемые организмом - вот что такое возраст. Если у Волосожар и Транькова есть такая прекрасная идея - выступить на двух Олимпиадах, мы будем только счастливы. - Постановку программы Татьяне и Максиму делал Николай Морозов. - С ними у Коли получается работать – Волосожар и Траньков взрослые, сложившиеся мастера, у них есть свое сформированное представление о фигурном катании. А вот с парой Ильиных-Кацалапов пока не совсем все получается. Я тоже им помогаю сейчас. Но не хочу как-то плохо говорить, это не входит в мои правила. Просто в какой-то момент Морозов почувствовал себя способным все сделать, поднял себя достаточно высоко. А этих ребят надо еще учить – тут педагогический вопрос. Свое превосходство и свою позицию - и творческую, и новаторскую - нужно подтверждать каждый день… А если ты в четырехлетие это не подтверждаешь – ты пропал, ты должен это сам знать… Это я могу копить силы для последнего прыжка. Но он – молодой человек. - Вас угнетает, что на коньках не работаете? - Стараюсь об этом не думать… Мы же не ногами работаем – головой. ОЛИМПИЙСКИЕ НАДЕЖДЫ - В женском одиночном катании в России сейчас, после определенного перерыва, все больше и больше юных олимпийских надежд. Юная Аня Погорилая выиграла последний этап Гран при в Китае, все громче и громче заявляет о себе Юля Липницкая. - Вы же меня знаете, просто так говорить не буду, от меня слова хорошего не дождешься. Но Федерация фигурного катания страны, Олимпийский комитет, Министерство спорта в два последних года делают для групп, которые даже теоретически могут "выстрелить", все, что только возможно. И уже есть результаты. Та же Аня Погорилая, которую тренирует Анна Царева. Вы ее знали? Это 37-я московская школа. Оттуда, кстати, и Юлия Липницкая, которую тренирует Этери Тутберидзе. А теперь это - школа самбо! С отделением фигурного катания... - Самбо? - Самбо! Хотят понравиться, видимо? Собираются поставить туда нового старшего тренера, а там был прекрасный Эдуард Михайлович Аксенов. Он это все не вчера сделал – они это замесили, когда были трудные времена, они сделали эту школу, из которой мы имеем результаты. Там есть еще один феноменальный мальчик. В школе очень хороший тренерский состав. Аксенова сейчас быстро переведут в управдомы, нельзя этого допустить. Почему школа фигурного катания, которая уже прославилась, уже имеет результаты, превращается в отделение, почему надо туда сажать нового дяденьку-самбиста? А фигурное катание вывели в отделение "Хрусталь"… Самбистам лед же не нужен. - Вернемся к женскому одиночному катанию, на Игры в Сочи будут пробиваться несколько спортсменок. - К примеру, Лиза Туктамышева – надо иметь определенные бойцовские качества, чтобы с девятого на четвертое место подниматься. Да, у нее есть некоторые проблемы, гормоны гуляют в силу возраста. Но, думаю, между ней и Аделиной Сотниковой и развернется основная борьба на чемпионате России. И она будет интересна. Липницкая – фигуристка с потрясающими данными. С ней сейчас работает Илья Авербух, ставил ей программу. Для меня особенно радостно, что и он включился в этот процесс. Я прошу, чтобы обязательно хотя бы раз в неделю к ней являлся на тренировку. Тренерам тяжело мне отказать – ведь я, в свою очередь, являюсь по любому требованию. Подсказываю ему, что бы я улучшила в прокате. У нас очень доверительные отношения, и Илья с интересом работает. "ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ПОКЛАДИСТОЙ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ" - Ваш бывший ученик Илья Кулик сказал однажды, что вы очень суровый тренер? - Ему, видимо, так казалось /улыбается/. Но на мое 60-летие, когда он приехал меня поздравлять, сказал – "это были незабываемые четыре года" /подготовки к Олимпиаде-1998/. Пока будет жить, будет помнить. Он же тогда пришел ко мне не просто так - хотел попасть на Олимпийские игры. Но он не просто на них попал – он их выиграл. Когда он прокатал в Нагано свою программу, первое что он мне сказал – теперь-то в тройке будем? Я ему – "идиот, ты будешь первым!" - Ковтун тоже считает вас суровой? Не показывает характер? - Индивидуальности не бывают покладистыми, а он - талантливый человек. Надеюсь, что своим и нашим трудом он всего добьется. Он очень неглупый, а времени показывать характер у него просто нет… Но с другой стороны, что это за спортсмен который, его не показывает – он что, кукла что ли? Это выход адреналина – я так это расцениваю. Сейчас вспомнила, как во время прокатов в Сочи Максим меня спросил "Татьяна Анатольевна, три четверных в произвольной! Это что пиар-ход такой?" Я к этому слову никакого отношения не имею. Ответила ему "ты это можешь делать, и ты это сделаешь". Ведь они совсем не знают своих возможностей, наша задача - их раскрывать. И мы это все делаем в силу своих возможностей. - Три четверных… На последнем чемпионате Европы в Загребе это количество показал только Хавьер Фернандес. - Он, вне всяких сомнений, очень хороший фигурист. Но вот что я на это скажу: недавно в Сочи на соревнованиях меня спросил один человек из Международного союза конькобежцев /ИСУ/, что Максим будет готовить к Олимпийским играм. Я ответила – два четверных в короткой, три в произвольной. Он: "Понятно, в пятерку попасть хотите?" - Это возможно? - Своим трудом все возможно - надо это понимать. А кто будет это делать за тебя? На тебя без труда даже внимания не обратят! Надо делать, все что можешь и даже то, что не можешь. Конечно, попади Максим в нужные руки на год раньше, все было бы стабильнее. Но он пришел нулевой! Водорезова – грамотный, профессиональный тренер. У Максима живот, спина, руки просто "отдыхали"… - Блестяще к концу прошлого сезона выступил казахский фигурист Денис Тен – его "серебро" на чемпионате мира в канадском Лондоне в какой-то степени отливало золотом, доставшимся канадцу Патрику Чану. Разница с канадцем была минимальная – 1,3 балла. - Денис Тен - воспитанник Елены Германовны. Я имела удовольствие, это я в свои года говорю и при своих званиях, так вот я имела удовольствие с ним работать и делать с ним программы. Очень высоко ценю его как фигуриста. Да, есть проблемы со стартами – плохо входит в них. Он работает сейчас работает с прекрасным тренером, который воспитал целую плеяду выдающихся американских спортсменов. Это Фрэнк Кэролл, тренер, который воспитал Мишель Кван. Ему очень много лет, больше, чем мне. Но он работает каждый день, и спортсмены ценят его талант, обожают его. Что же касается Патрика Чана, он очень талантливый и трудолюбивый спортсмен. Сложится у него, не будет падать, что ж… Лед скользкий… Но катается Патрик уникальнейшим образом, и пусть народ не возмущается. Так кататься невозможно научить – это природный дар. Такие "мягкие ноги", с ними не очень удобно прыгать. Если он сделает два четверных и аксель при таком катании, то будет на том месте, которого хочет. Меньше ста дней осталось до Олимпиады. Будем смотреть. Олимпийские игры - это такая вещь… всегда неожиданно кто-то выигрывает. А вдруг Ковтун? Кулика тоже никто не ждал. Мало ли как сложится… Вы смотрели чемпионат мира по легкой атлетике? Молодежь! Она дерзает, она побеждает. Им ничего не страшно, терять нечего. Они тренируются как звери! ЧЕТВЕРНОЙ ПРЫЖОК В ИСПОЛНЕНИИ… ЖЕНЩИН? - Мы понемногу привыкли к четверным у мужчин, да – в силу физиологических способностей он покорился им первым. Известно, что и девушки пытаются его делать. - У меня одна такая была – с ней мы собирались делать четверной тулуп. Ира Николаева, она сейчас тренером работает. Просто она потом заболела. Девочки, у которых от природы есть прыжок, очень сильная крутка, в состоянии прыгнуть четыре оборота. Я своими глазами видела, как Лиза на тренировке у Алексея Николаевича Мишина прыгала 3,5 оборота, причем на одну ногу. Видела, как Тоня Хардинг на чемпионате Америки прыгала. Я это даже сфотографировала. Это возможно. Кореянка Ю На Ким могла бы – это яркий пример атлетической подготовки, с большим высоким прыжком. Помню ее с детства – как у нас тренируются, так она только разминается. Но с одних прыжков невозможно работать – их в программе семь, два в каскадах. Это – только часть программы. - Еще один пример трудолюбия – японка Мао Асада. - Я всегда прекрасно о ней думаю – я ее просто люблю. Японцы изменили мои взгляды своим трудолюбием. - Вот уже который год в этой стране настоящий бум фигурного катания. - Знаете, когда я в последний раз улетала оттуда – меня всем аэропортом провожали. Японские журналисты приезжают в Россию на все турниры практически. Только недавно делали интервью со мной. - А ведь у нас когда-то тоже было такое… - У нас тоже все нормально. Сейчас просто много всего, а тогда ничего не было, никаких развлечений вообще – спорт, это единственная возможность была на голые ноги посмотреть. Не забывайте об этом. У ОДИНОЧНИКОВ ЗАДАЧИ КОСМИЧЕСКИЕ - Татьяна Анатольевна, Вы работали во всех видах – и в парном и в одиночном катании. Что вам все-таки ближе? - Я люблю вообще работать. И мне со всеми работать хорошо. Хотя… С одиночниками все-таки больше по кайфу. Почему? Потому что команда состоит из тебя и из него, или из тебя и из нее. Вообще там задачи ставятся космические – как в высшей математике. - А с кем из одиночников работа запомнилась больше всего? - Да со всеми. - Почему-то думалось, что прозвучит Ягудин… - Лешка… Он бы до сих пор катался, если бы не нога его. Я его обожаю – я люблю талант и люблю его ценить. Талант, он честный. МИР ДОЛЖЕН БЫТЬ БЛАГОДАРЕН РОССИИ ЗА ТАРАСОВА - Татьяна Анатольевна, хоть и говорим о фигурном катании, но не спросить невозможно – в "Легенде 17", фильме Николая Лебедева, роль вашего отца Анатолия Тарасова сыграл Олег Меньшиков. Как вы расцениваете эту работу? - Я очень благодарна им всем, за то, что сняли такой фильм. По внутреннему состоянию отец был очень похож на того человека, которого сыграл Меньшиков. Я позвонила и благодарила после фильма и его, и режиссера. А художественный вымысел есть художественный вымысел. Я рада, что в стране вспомнили человека, который создал в ней хоккей. В музее хоккейной славы в Торонто висит табличка, на которой написано "Мир должен быть благодарен России за то, что она подарила ему Тарасова". С 56 лет у отца отобрали профессию – сволочи и твари. А еще дураки. Если бы он еще 20 лет проработал, его бы хватило бы. А нового они ничего за это времени не придумали. - А что сейчас происходит в ЦСКА, где он проработал почти 30 лет? - ЦСКА…Они хотели построить дворец, я даже подписывала бумаги на эту тему. Знаю, что Шойгу расположен к тому, чтобы армейский спорт развивался. Думаю, ЦСКА как был, так и останется на долгие века. Кто там будет работать, вопрос уже селекции. Елена Германовна, кстати, там работает и тренер Инна Гончаренко с юной Леной Родионовой. В одной организации два тренера, которые работают на сборную работу. Уживаются на одной площадке – это похвально. Там же, в ЦСКА тренируется мой внук – Федор Тарасов, ему шесть. Тренируются шесть раз в неделю – значит, школа работает. Два раза в неделю еще и общефизическая подготовка, только на полдня ребенок может ко мне приехать. С трех с половиной лет он там тренируется, ходила на тренировку к нему один раз - 1 час 45 минут. Терпит. Плачет, но терпит. Горжусь! - А что с вашим родным стадионом Юных пионеров? - Я строила его своими собственными руками. Там был простой каток, манеж. Он был очень удобный - все было сделано из двери в дверь, был хореографический зал. Потом его отдали – в этот зал поставили машины на продажу. На нашем катке теперь фитнесом занимаются… А там могла бы быть целая школа – она там, собственно, и была всю жизнь. Я там выросла – с шести лет я там! А отобрали в один день. Во втором хореографическом зале сделали ресторан, а там дети занимались! - Может как-то можно обратиться официально к властям города? - Это и есть мое официальное обращение! Вероника Советова, Елена Соболь, Марина Банцекина, Сергей Демидов, Игорь Лазорин, Рустам Шарафутдинов /ИТАР-ТАСС, Москва/ http://www.itar-tass.com/c49/946806.html

piparkoogid: Анжелика Крылова: "На олимпийскую бронзу очень много претендентов" Февраль 1998 года. Нагано. Будущие серебряные призеры Олимпиады Анжелика КРЫЛОВА и Олег ОВСЯННИКОВ. Фото REUTERS Прославленная российская фигуристка, а ныне тренер канадской танцевальной пары Кэйтлин Уивер/Эндрю Поже Анжелика Крылова прокомментировала выступление своих спортсменов на московском этапе "Гран-при", где они выиграли произвольный танец, а также рассказала об их постановке "Танго". Екатерина КУЛИНИЧЕВА из Лужников – Сегодня ребята откатались даже лучше, чем на этапе "Гран-при" в Канаде. Не было скованности, боязни. Потому что сейчас все в основном выходят и борются только за элементы. Но ребята в технической части уже чувствуют себя достаточно комфортно. И сегодня показали нечто большее – чувство друг к другу. Видно было, что в концовке немного подустали. Но это ничего. Будем работать. Я их прокатом очень довольна. Они разбудили во мне эмоции, а это дорогого стоит. Я рада, что после короткой программы они не пали духом, а собрались и показали, на что способны. Дали понять, что большое отставание от соперников еще ничего не значит. Я очень ими гордилась, когда они катались. – Их произвольный танец нынешнего года чем-то напоминает постановку на песню Je Suis Malade, благодаря которой в позапрошлом сезоне они сделали настоящий прорыв. Это было сделано специально? – Ой, нет. Мне кажется, этот танец совершенно другой. Иные эмоции, совершенно другая музыка. Тот танец был более романтическим. А танго – очень экспрессивный, очень резкий. Нам и хотелось показать что-то в другом стиле. Потому что все думали, что Уивер и Поже возьмут в олимпийском сезоне что-то типа Malade. А мы выбрали нечто другое. Это своего рода эксперимент, хотя экспериментировать в олимпийский год немножко страшно. Но всем понравилось. Общественное мнение – тоже очень важная вещь. – Сто стороны кажется, что в постановках такого рода – эмоциональных и темпераментных – Кэйтлин и Эндрю чувствуют себя более уверенно и комфортно. – Ну да, пожалуй. Просто каждый год хочется находить что-то новое. Получается не всегда. Одна программа может быть удачной, другая – не очень. Но когда пара катает одно и то же, это означает, что нет развития. – Кому из них ближе танго – жгучему брюнету Поже или эмоциональной блондинке Уивер? – Мне кажется, Кэйтлин в жизни как раз другая, более мягкая и нежная. Мне кажется, что если брать характер, партнеру танго подходит больше. Но у них уже один взгляд на вещи. И это чувствуется. Поэтому я и посчитала, что танго будет очень выигрышным вариантом для них. У них уже было очень удачное фламенко три года назад. Это одна из причин, почему сейчас мы выбрали танго. Специалистам тоже нравится. А это очень важно в олимпийском сезоне. – Был соблазн взять к российской Олимпиаде что-то классическое? – Да, сейчас действительно у всех одна классика. У нас тоже была такая мысль. Но потом я подумала, что все российские пары точно возьмут классику. Американцы будут катать мюзиклы. А французы – что-то цирковое и оригинальное. Поэтому нам нужно что-то другое, чтобы выделяться. – Для Уивер и Поже имеет значение, насколько близко по баллам они подбираются к первой паре страны Тессе Вирту и Скотту Моиру? Ведь было уже несколько турниров, где разрыв был не так велик. И многие сделали вывод, что вторая пара Канады догоняет первую. – Ну, на самом деле они никогда не были близко с первой парой (улыбается). Просто тогда соперники сорвали твиззлы. От этого никто не застрахован. – Какие у вас планы на Игры в Сочи? – Самые амбициозные. Мы нацелены на место в тройке, конечно. Другое дело, что на эту медаль очень много претендентов – приблизительно пять пар. Екатерина КУЛИНИЧЕВА23.11.2013 22:00 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/38290/

piparkoogid: Виктор Петренко: выиграть вторую Олимпиаду помешал конек эстонца Виктор Петренко - первый отечественный фигурист, не считая Николая Панина-Коломенкина, который в 1992 году смог стать олимпийским чемпионом в мужском одиночном катании. Корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко поговорил с выдающимся спортсменом о его пути к вершине спортивного Олимпа. - Виктор, чтобы перекинуть мостик из современности в прошлое, хочу спросить вот о чем. Канадский фигурист Патрик Чан на парижском Гран-при обновил мировые рекорды по набранным баллам в обеих программах. Как вы относитесь к достижению трехкратного чемпиона мира, и могли ли вы представить в те годы, когда катались сами, что фигурное катание настолько преобразится и по сложности, и по артистизму? - Фигурное катание вообще никогда не стояло на месте и двигалось всегда. Поэтому то, что мы сейчас видим, – нормальное течение и движение нашего вида спорта вперед. Мы видим многооборотные прыжки, больше реберного, дугового катания. И выступления Чана - яркая демонстрация этого прогресса, его катание очень достойное, и я получаю от него большое удовольствие. - В чем главный прогресс по сравнению с вашими временами? Мастерство катания? - Если вспомнить конец 1980-х годов, то мы тогда выступали по трем дисциплинам, были еще так называемые обязательные фигуры. Умея их правильно и качественно исполнять, ты учишься владеть коньком. То есть не было необходимости обращать внимание на дуговое катание, потому что, тренируя те навыки, которые приобретались во время обучения обязательным фигурам, владение коньком приходило само. Была целая плеяда фигуристов, не только владевших сложными прыжками, но и катавшихся очень хорошо. Может быть, не так хорошо, как сейчас катается тот же Чан, но на то время это было очень достойно. - Вам лично, кстати, нравилась "школа" – исполнение обязательных фигур? - Не скажу, что это была моя самая любимая дисциплина. Но я понимал, что это важная и необходимая часть фигурного катания. Так что относился к обязательным фигурам с терпением. - Но когда отменили "школу", сильно, наверное, не расстроились? - Не расстроился (смеется). Но, тем не менее, сейчас я бы с удовольствием посоревновался в исполнении обязательных фигур, если бы, конечно, такие турниры проводились бы. Мы годами учились владеть коньком, учились рисовать на льду – делали то, собственно, с чего начиналось фигурное катание. Ведь первые выступления фигуристов – это были не прыжки. Спортсмены приносили рисунок судьям, потом рисовали то же самое на чистом льду, и арбитры оценивали исполнение, насколько картина на льду соответствовала картине на бумаге. Когда к тебе приходит умение делать такие вещи, нельзя не получать от этого удовольствие. Но это приходит с годами. - Вы воспитанник одесской школы фигурного катания, которая сама по себе уникальное явление. Жара, море – и фигурное катание… - Соглашусь, что Одесса и фигурное катание в те годы, когда я начинал кататься, были двумя несовместимыми вещами, потому что в нашем городе лед видели только в холодильнике. Но группа людей, заинтересовавшись этим видом спорта, организовала школу, нашла возможность построить маленький каток нестандартного размера – 40 на 20 метров. Пригласили талантливых молодых тренеров – Галину Змиевскую, Бориса Рублева и многих других, набрали детей – и они начали работать. После чего в течение десяти лет школа зазвучала. - Как вы попали в фигурное катание - как большинство детей, через группу здоровья? - Так и есть. Болел часто в детстве, у меня был отит среднего уха, и доктор посоветовал родителям отдать меня в спорт, чтобы я закалился. Я, конечно, как все мальчишки, любил гонять мяч во дворе. Но меня записали в школу фигурного катания, и тогда это считалось престижно. Все смотрели телевизор, гремели фамилии звезд фигурного катания. Поначалу ходил без особого энтузиазма, но потом научился стоять на коньках, и пошло-поехало… - Если я не ошибаюсь, к Галине Змиевской вы попали в 10-летнем возрасте, а в 18 лет уже выступали на Олимпийских играх. В какой момент произошел такой резкий скачок? - То, что все серьезно, я понял на юношеском чемпионате мира в Саппоро в 1984 году, где выиграл золотую медаль. После этого осознал, что с фигурным катанием будет связана моя жизнь. Надо отметить, что у нас была очень хорошая, сильная группа. В ней выступали мои друзья-соперники – Вячеслав Загороднюк, мой брат Вова Петренко, Василий Еременко, другие отличные фигуристы. Когда ты выходишь на тренировку, и рядом катаются такие соперники – это подстегивает. И я этим ребятам очень благодарен, потому что у нас каждая тренировка превращалась в мини-состязание. И мы приходили туда с большим энтузиазмом и желанием. - Мне почему-то кажется, что с братом у вас было принципиальное соперничество – как это обычно бывает в семье. - Нет, у нас все было нормально. Мы не ссорились, а, наоборот, поддерживали друг друга. Бывало, я его обыгрывал, бывало, он меня. Мы воспринимали это как должное, с братом мне в этом плане повезло. - То есть драться с вами он не пытался? - Нет, и я с ним тоже (смеется). Мы же вместе с ним проходили через нагрузки, знали, насколько это тяжело. Так что какая могла быть зависть или другие негативные чувства? - На Олимпиаде 1988 года в Калгари, куда вы попали в 18-летнем возрасте, чувствовали ответственность, или это что-то было нереальное? - Ответственность чувствуется всегда, тем более к тому моменту я уже четыре года выступал на чемпионатах Европы, мира, то есть на очень серьезных соревнованиях. Попасть в команду было очень нелегко, шло серьезное соперничество, поэтому я очень гордился тем, что завоевал путевку на Олимпийские игры. Но с другой стороны, для меня, конечно, Олимпиада стала в таком возрасте чем-то запредельным. Это был такой праздник спорта! Олимпийские игры нельзя сравнить ни с одними соревнованиями. Огромное количество спортсменов, атмосфера… Каждый день вокруг победы и поражения, радость и слезы. Спорт в том виде, в котором мы его любим. - В Канаду в тот момент впервые попали? - Уже ездил на соревнования – на турнире "Скейт Канада" выступал. Так что Канада сама по себе меня уже не удивила. А вот атмосфера первых в жизни Олимпийских игр запала в душу навсегда. Находишься в олимпийской деревне с теми людьми, которых ты боготворишь, для меня это были Слава Фетисов, Игорь Ларионов. До этого я их видел только по телевизору, а тут они сидят рядом в столовой, хлопают по плечу – ну, как дела, как прошла тренировка? Для 18-летнего парня увидеть рядом кумиров – это было просто непередаваемо. Американский фигурист Брайан Бойтано (в центре), советский фигурист Виктор Петренко (справа) и канадский спортсмен Брайан Орсер. - На той Олимпиаде все внимание было приковано к дуэли Брайана Орсера и Брайана Бойтано. А вы надеялись стать призером? - Я планировал войти в шестерку. Основная ответственность возлагалась на Сашу Фадеева и Вову Котина. А я был дебютант, мне просто нужно было научиться выступать, пройти через Олимпиаду. Но так получилось, что образовалась некая брешь, Саша допустил ошибку, Вова тоже не совсем чисто откатал короткую программу, а я "выстрелил", подобрался близко к лидерам. То же самое получилось и в произвольной программе. - Смотрел на видео вашу произвольную программу "Дон Кихот", которую вы исполняли в Калгари. Такое впечатление, что вы катались настолько легко, будто не чувствовали никакого волнения. - Это внешний эффект. И меня так учили, и я своих спортсменов учу: ты никогда не должен показывать, что тебе тяжело. Потому что зритель пришел смотреть на твое красивое катание, а не на мучение. Хотя, конечно, когда у тебя все складывается, легче выглядеть красиво и элегантно. - То, что рядом катались Орсер и Бойтано, вас не напрягало – наверняка же это были кумиры. - Естественно, это серьезные фигуристы и в техническом, и в артистическом плане. У них многому можно было поучиться – и я смотрел на них и учился. Приблизиться к ним на тот момент уже было непостижимым. - Кто вам больше нравился как фигурист? - Они очень разные. Бойтано был больше мастером техники, стабильно и правильно исполнял прыжки. Орсер же больше, на мой взгляд, делал упор на хореографию. Выделить кого-то одного из них я не могу. Что-то мне нравилось у Орсера, что-то – у Бойтано. - Реально тогда было с ними пообщаться? - Я тогда не настолько хорошо владел английским языком, но они были очень открытые ребята. До сих пор мы встречаемся, общаемся, вспоминаем то, что было раньше. Мы вместе прошли массу турниров, постоянно варились в одной каше – Олимпиада не была единственным соревнованием. - Значит, понятие skating family – большая семья фигуристов – существовало и в те времена, когда был "железный занавес"? - Конечно. Фигуристы всегда были одной семьей. Помню, и Бойтано, и другие американские спортсмены приезжали в советское время в Москву на Игры доброй воли, мы там нормально общались. Хотя за спинами стояли люди в строгих костюмах и поглядывали на нас (смеется). - Вторая ваша Олимпиада в 1992 году в Альбервиле немножко странная в том смысле, что вы там выступали уже не за Советский Союз, но еще не за Украину. - Это был переходный период, да. Но мы все равно выступали одной командой. То разделение, которое произошло, на нашем командном духе никак не отразилось. Мы точно так же болели друг за друга, переживали. Столько лет с ребятами вместе провели, столько испытаний прошли, сборы, соревнования… Даже вопросов не было на эту тему. - Как спортсмену было легче на второй Олимпиаде? - Думаю, что было немного сложнее. В психологическом плане. Больше ответственности. И фаворитом я точно не был. Среди возможных чемпионов называли Курта Браунинга, Петра Барну, Кристофера Боумэна… Сильные были ребята. Но и я уже был опытнее – знал, как и что происходит. Выступил. И вытащил свой счастливый билет, если так можно сказать. - Идеально откататься не удалось? - Я очень хорошо сделал короткую программу. А в произвольной допустил ошибки, и дальше решали судьи. Когда я ушел со льда, еще предстояло выступить Браунингу, другим фигуристам. Я ушел в раздевалку и там ждал, чем все закончится. И потом, помню, туда вбежал Боумэн и начал меня поздравлять: мол, парень, ты выиграл! Сначала, конечно, не понял, что произошло. Ощущение победы пришло позже. А в тот момент одна только мысль была – неужели? - Кто как катался, смотрели? - Нет. Вспомнил в тот момент Калгари, там я выступал последним в разминке, и мне запомнилось, что Бойтано демонстративно надел наушники и ушел. Решил поступить так же, как олимпийский чемпион. - После Альбервиля Оксана Грищук и Евгений Платов, как и вы, воспитанники одесской школы, приняли решение представлять Россию. Перед вами когда-нибудь стоял вопрос выбора - Россия или Украина, думали над этим? - Никогда не думал. Географически город, откуда я родом, является частью Украины, поэтому и я всегда представлял Украину. - Тем не менее, вы согласны, что, если не считать Николая Панина-Коломенкина, в эпоху которого фигурное катание все-таки было совсем иным, именно вы являетесь первым отечественным олимпийским чемпионом? - Не то что согласен - это действительно так. Я вырос в Советском Союзе, я воспитанник школы фигурного катания, которая была создана во времена Советского Союза. Я продукт этой системы. Была заложена серьезная база, и я первый фигурист, который добился такого результата. За мной пошли другие талантливые ребята - Леша Урманов, Илья Кулик, Леша Ягудин, Женя Плющенко. Но база у нас одна, советская. Ленинград, Москва, Одесса - это центры отечественного фигурного катания, в которых мы и выросли. - После Олимпиады вы получили хоть какие-то призовые за победу? - Нет, тогда такого не было. В то время в Одессе школа развалилась, все в стране менялось – денег не было вообще. Мне предложили контракт в США, и я уехал кататься в профессионалах. - Но уже через два года вернулись после того, как профессиональным спортсменам разрешили выступать на Олимпийских играх… - Да, причем решил вернуться сразу, без всяких сомнений. Прокатавшись год в профессионалах, понял, что еще не сказал своего последнего слова. Да и просто хотелось выступать, снова испытывать выброс адреналина. Чувствовал, что могу бороться и побеждать ребят, которые после Альбервиля остались в любителях. - Что было главное, чему вы научились, выступая в профессиональном спорте? - Представлять себя на льду. Работать с публикой, выходить на лед не зеленого цвета, а уверенно и красиво. Это всегда ценилось и сейчас ценится – когда спортсмен умеет себя правильно преподнести. - В Лиллехаммере вам, к сожалению, не удалось откататься так, как хотелось бы. - В любом случае это был хороший опыт. Я ни капельки не жалею, что вернулся, потому что я выступил на трех Олимпиадах. Если бы не вернулся, то наверняка корил бы себя за то, что была возможность, а я ей не воспользовался. А что касается Лиллехаммера… За весь тот сезон у меня был всего лишь один несчастливый день. И это был день короткой программы, 17 февраля 1994 года. За три недели до этого я чисто исполнил эту программу на чемпионате Европы, получил там оценки 5,9 и 6,0. Но лед скользкий, что тут еще скажешь. - Стечение обстоятельств? - Получилось так, что передо мной выступал эстонский фигурист, и у него посыпались шурупы из конька. А я в этот момент готовился к выходу на лед. У каждого спортсмена своя методика, своя моторика. Я четко знал до минуты, до секунды, что и когда мне надо сделать. Когда выйти в зал, когда начать привыкать к свету – и так далее. Вот я и готовлюсь по своей моторике, и вдруг ко мне подбегает тренер и говорит: эстонцу разрешили починить коньки и выступить потом, а тебе надо выходить прямо сейчас. Давай, быстрее, беги. Я не сразу понял – что, куда, зачем бежать?.. Вышел на лед раньше, задергался, поехал смотреть, не осталось ли шурупов на льду. А время-то, за которое надо начать программу, идет, меня уже вызвали… Показалось, что успокоился, но увы – не сложилось. Такое произошло со мной впервые, и, наверное, если бы все это случилось на чемпионате Одесской области, то я бы так не разволновался. Но на Олимпийских играх реакция оказалась совсем иной. Я анализировал эту ситуацию много лет и пришел к выводу, что причиной моей неудачи стал именно этот сбой в моторике подготовки. Впрочем, я хорошо откатал произвольную программу, стал единственным, кому поставили оценку 6,0. Так что было некоторое утешение. Наверное, это испытание мне было послано судьбой. И я считаю, что достойно через него прошел. - Вы долгое время выступали в профессиональных чемпионатах мира с яркими номерами – одна ваша программа с куклой чего стоит. Почему, как считаете, идея заглохла, ведь эти турниры пользовались популярностью? - Безусловно, это были очень интересные чемпионаты, и одна из дисциплин называлась шоу-программа, мы соревновались между собой, кто что выдумает. Технические элементы не считались основными, больше ценились интересные задумки. Соревнования проходили в Америке, полные залы собирались, приходили люди во фраках, в вечерних платьях. Катались фигуристы с именами… Чтобы соответствовать им, надо было придумывать что-то неординарное, и мы с тренером, с моей женой Ниной придумывали – приглашали хореографов с Бродвея, старались сделать нечто необычное. Но, к сожалению, это закончилось, сложно сказать, по каким причинам. Наверное, из-за каких-то бизнес-решений. В какой-то момент правообладатель у этого чемпионата сменился, решили сделать новый формат, профессионалы вместе с любителями, и проводить турнир по любительским правилам. А это зрителю оказалось не так интересно. Возможно, я ошибаюсь, это моя версия того, почему все закончилось. - Если бы кто-то решил возродить подобные турниры, получилось бы? Ведь часто говорят, что к любительскому фигурному катанию интерес падает… - Вряд ли сейчас это сработает. Дело в том, что если фигурист принимает участие в соревновании не под эгидой ISU и не с судьями ISU, то он теряет любительский статус. А этого сейчас никто не хочет, поэтому сильнейшие фигуристы на подобный чемпионат не поедут. Единственный вариант - если ISU сам создаст департамент по проведению такого турнира и организует его. Но я сомневаюсь в том, что это будет. - Те телевизионные шоу, которые сейчас очень популярны в России, можно считать каким-то аналогом профессиональных чемпионатов? - В некоторой степени да. Хотя здесь накатывают артистов, а там люди показывали свои профессиональные навыки. Тем не менее, нынешний формат телешоу я тоже считаю интересным. - В завершение хотел задать несколько вопросов про вашу родную одесскую школу. В каком она сейчас состоянии? - Периодически я там бываю, поэтому ответ - в никаком. Все пришло в такой упадок, что говорить об одесской школе сейчас тяжело. Тренеры работают, что-то делается, но современному уровню это не соответствует. О чем можно говорить, если в Одессе сейчас нет стандартного катка. Раньше был дворец спорта, но сейчас он пришел в такое состояние, что там просто невозможно заморозить лед. Говорят, что сейчас готовятся к Евробаскету, возможно, отремонтируют дворец, и что-то опять там появится. Но я верю не словам, а делам. Обещаний я слышал очень много - построим то, построим это. Но воз, к сожалению, и ныне там, пока ничего не сделано. - Если до дела все-таки дойдут и вам предложат принять какое-либо участие в возрождении одесской школы - согласитесь? - Это пока утопия, которую даже обсуждать нет смысла. Сначала что-то пусть сделают, а потом будем разговаривать. http://sochi2014.rsport.ru/sochi2014_figure/20131202/704787637.html

piparkoogid: Шеховцова: компоненты – это вопрос опыта Алла Шеховцова – итоги первой половины сезона О потенциале и олимпийских перспективах российских фигуристов — в интервью с судьёй международной категории Аллой Шеховцовой. — Алла Викторовна, позади остались этапы серии Гран-при, впереди финал. Какое впечатление на вас произвели наши ведущие танцевальные дуэты: Боброва с Соловьёвым и Ильиных с Кацалаповым? — Давайте начнём с Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьёва, поскольку они отобрались в финал Гран-при. Сезон у них начинался крайне тяжело: были моменты, которые выбивали их из графика. Например, вначале программы не совсем соответствовали амплуа спортсменов. Из-за этого ребята опаздывали и с постановками, и с доведением их до совершенства. Большие изменения претерпел короткий танец: была выбрана и новая музыка, и новые образы. Конечно, часть элементов была перенесена из первого варианта, но по большей части танец был изменён. Итоговая постановка получилась удачной. Ребята очень комфортно себя в ней чувствуют. Программа конкурентоспособна и хорошо оснащена технически. Её хорошо приняли зрители и высоко оценили судьи. В произвольной программе тоже не всё гладко складывалось. Благо, основная идея прижилась и была хорошо воспринята, но также не обошлось без смены музыки, что повлекло за собой изменение части программы — элементов, шагов и костюмов. Сейчас постановка смотрится очень выигрышно, ярко, интересно. Теперь главное, чтобы ребята справлялись с поставленными задачами, чтобы им сопутствовала удача и не подводило здоровье. Что касается Ильиных и Кацалапова, то в этом году ребята как никогда радовали своими постановками. Пара была готова раньше, чем обычно. Ранее мы видели их программы к концу сентября — началу октября, в этом сезоне постановки были завершены уже в августе, после чего ребята вышли на уровень прокатов. Большая и интересная работа была проведена со специалистами из смежных областей, например, из бальных танцев. Были найдены новые элементы. Появились свежие, интересные поддержки. Сначала мы столкнулись с тем, что они не совсем соответствовали правилам, но тренер это всё адаптировал. Сейчас ребята справляются, и в их отношении нет никаких нареканий. Я была во Франции, где своей произвольной программой они произвели просто фурор. Часть зала аплодировала стоя их "Лебединому озеру". Так что программа очень хорошо работает и на зрителей, и на судей. — А в чём причина столь низких оценок Елены и Никиты в Японии – излишне строгое судейство или много было ошибок? — Не хотелось бы критиковать судейские бригады – как всегда, кто-то что-то не доделает, а виноваты судьи. Если говорить о Лене и Никите, то в Японии они дали повод, и этот повод был очень строго оценен. То, что они допустили ряд технических ошибок, — это факт. Но ряд замечаний до сих пор вызывает вопросы. Сложно сказать, например, почему был дан второй уровень твизлам. Видимо, техническая бригада нашла какие-то недочёты в их исполнении. По обычному видео это сложно оценивать, потому что нет замедленного повтора, в результате ряд ошибок остаётся виден лишь узкому кругу специалистов. Поэтому говорить о некорректности судейства я бы не стала. — То есть оба дуэта достаточно конкурентоспособны, чтобы претендовать на олимпийскую бронзу, ведь соперников у нас более чем достаточно? — Вы правы – соперников более чем достаточно. На третье место в мировом рейтинге претендуют порядка пяти пар, причём претендуют вполне заслуженно. Поэтому конкуренция крайне велика, и давать прогнозы в такой ситуации дело неблагодарное. Тем не менее наши пары конкурентоспособны. Они очень близки друг к другу по уровню, при этом очень разные. Дальше всё будет зависеть от самих спортсменов и их тренеров. — По итогам прошлого сезона бытовало мнение, что лучше иметь один сильный дуэт для борьбы за бронзу. В этом появилось мнение, что вести наступление на пьедестал двумя парами лучше. Какой из вариантов, на ваш взгляд, имеет большее право на жизнь? — Оба варианта имеют право на жизнь в зависимости от обстоятельств. Практика атаки пьедестала двумя парами не новая. Если вспомнить историю развития советских и российских танцев на льду, то федерация никогда не шла на пьедестал одной парой. Всегда существовали два практически равных, конкурентоспособных дуэта. Один страховал другой. Вспомните конкуренцию Моисеевой и Миненкова с Линичук и Карпоносовым, Климовой и Пономаренко с Усовой и Жулиным или с Бестемьяновой и Букиным. Олимпиада в Нагано – это Грищук с Платовым и Крылова с Овсянниковым. Российская федерация фигурного катания имеет за плечами богатый опыт, и, как он показывает, идти на пьедестал двумя парами надёжнее, чем одной. А вот с кем идти — будет ясно по итогам соревнований. Но если у нас есть два конкурентоспособных дуэта, то Россия должна бороться за оба. — В парном катании у нас вообще тройное представительство. Но стоит ли надеяться на то, что замахнуться на медали смогут не только Волосожар с Траньковым? — Каждый оптимизм имеет свои пределы. Конечно, можно рассчитывать и надеяться на многое. Но объективная реальность такова: у нас есть Татьяна и Максим, о медалях которых можно говорить с большой степенью вероятности. Остальные медали довольно призрачны. Но случайности бывают, многое будет зависеть и от самих спортсменов, и от их соперников. Теоретические шансы на ещё одну медаль у нас есть, но чтобы говорить о них всерьёз, нужно быть очень большими оптимистами. — А каковы шансы на успех Евгения Плющенко и Максима Ковтуна? — У нас всего одна олимпийская путёвка у мальчиков, и здесь ситуация самая сложная. Евгений Плющенко – это великий спортсмен, с великим спортивным характером. Сбрасывать со счетов такой характер и звезду такой величины было бы крайне неразумно. Всё будет зависеть от того, насколько Женя сумеет подготовиться, подойти к пику формы, и позволит ли здоровье ему исполнить всё задуманное. Одно дело — желание характер, другое – здоровье. Лёд ещё никого не сделал моложе. Несмотря на низкие температуры, годы идут так же, как и у других спортсменов. И риск с годами возрастает. Опыт – это помощь. Характер – замечательно. Главное, чтобы здоровье не подвело. Если не подведёт, то Женя справится со всеми задачами, которые он перед собой ставит. Максим Ковтун, безусловно, талантливейший спортсмен, который сейчас находится в правильных руках Елены Водорезовой и Татьяны Анатольевны Тарасовой.Это исключительнопрофессиональные люди, которые знают, как работать, и делают это грамотно. И сейчас я вижу большой прогресс у Максима, плюс у него меняется отношение к работе, тренировкам, соревнованиям. Он становится зрелым спортсменом, быстро набирает обороты. Но о прогнозах здесь говорить тоже сложно. За плечами одного – опыт. За плечами другого – желание, амбиции, молодость. Можно только пожалеть о том, что у нас в составе олимпийской команды не могут выступать оба спортсмена. — Не греша излишним оптимизмом даже в случае отсутствия проблем со здоровьем у Евгения, многие предрекают ему только бронзу. А за медаль высшей пробы он способен по своему потенциалу побороться с Патриком Чаном? — Одиночное катание – самый непредсказуемый вид. Если в танцах на льду есть риск сбоя в одном из элементов, то в одиночном катании есть риск при исполнении каждого прыжка. Поэтому прогнозы строить очень сложно. Патрик Чан, безусловно, великий и талантливый спортсмен, опытный, владеющий всем необходимым для одиночника арсеналом навыков. Это и прекрасные вращения, и скольжение — рёберное, вариативное. Плюс в последнее время Патрик добавил и в эмоциональном плане. Если раньше я его критиковала за то, что он не может тронуть сердца зрителей, то теперь он и с этим справляется. Конкурент такой, которого недооценивать никак нельзя. Помимо Патрика есть ещё плеяда японских спортсменов, которые обладают самым сложным арсеналом прыжковых элементов, поэтому лучше поостеречься с претензией на золото. Пообещать его, а в итоге не получить хуже, чем выразить надежду на то, что это в принципе может быть, но крайне сложно сделать. Не будем забывать и о европейской плеяде фигуристов. Хавьер Фернандес – очень интересный спортсмен. И вообще вся первая десятка мирового рейтинга способна побороться за пьедестал. — У девочек, напротив, претенденток на место в олимпийской команде хоть отбавляй. Как будут определяться те, кто будет представлять страну через пару месяцев? — У девочек действительно ситуация в целом благоприятная. Очень много будет зависеть от того, как спортсменки покажут себя в финале Гран-при, затем будет чемпионат России, который пройдёт в Сочи в 20-х числах декабря, и, наконец, чемпионат Европы. В зависимости от того, насколько успешно наши девочки преодолеют все три старта, и будет зависеть решение по формированию олимпийской команды в женском одиночном катании. — По технике к девушкам претензий нет, хотя в начале сезона и не все справляются с заявленной сложностью. А вот компоненты растут не слишком активно. Чего не хватает нашим фигуристкам, чтобы получать баллы, как у Асады, Костнер, Вагнер? — Компоненты – это чувство музыки, артистизм, умение выразить эмоциональный настрой и донести до зрителя идею программы. Всё это зависит от опыта, в том числе душевного. Насколько девушка созрела и готова показывать эти эмоции не только в узком кругу лиц, но и доводить их до публики. Поэтому компоненты во многом зависят от возраста. Одно дело юношеское восприятие жизни и эмоции, другое – зрелый профессионализм. Поэтому я не могу сказать, что наших девушек сильно обижают по этой части. Например, в этом сезоне у Аделины Сотниковой компоненты вышли за восьмёрки. Сильно поднялись компоненты у Юлии Липницкой. С этими оценками и компонентами можно претендовать на пьедестал. Но не стоит рассчитывать, что они будут так же высоки, как у более опытных и взрослых спортсменок, которые прошли ряд шоу и на пьедестале уже не первый год. Но наши девушки максимально приблизились к соперницам. Например, в этом году Каролина Костнер получала оценки порядка 8,5 и 8,25. На этот уровень уже выходят Липницкая и Сотникова. У других пока семёрки, но первые две перешагнули восьмибалльный барьер. Поэтому не могу сказать, что судьи к ним строги. Это вопрос опыта, эмоционального созревания и хореографического мастерства. — Но ведь Мао Асада выиграла свой первый чемпиона мира в довольно юном возрасте, и ей не помешало отсутствие опыта. — Если мы будем сравнивать уровень того фигурного катания и современный, то в тот период было меньше зрелых, серьёзных спортсменок. Хотя конкуренция также была велика. Плюс что касается японских спортсменок, у них всегда был запредельный уровень техники.Мао Асада – это спортсменка, которая впервые на соревнованиях прыгнула тройной аксель. Поэтому здесь надо говорить не о высоких компонентах, а о технической оснащённости, которой она обладала. За счёт этого и выигрывала. Новая система судейства выдвинула новые требования. Сейчас судьи обращают серьёзное внимание на уровень и качество скольжения, филигранное владение коньком. В настоящее время требуется не просто катание под музыку, но отражение мельчайших её нюансов. Посмотрите, какое количество интересных программ. Так что эта система подтолкнула фигурное катание к тому, чтобы спортсмены были многогранными. И все их грани сияли. — Поскольку выступление в финале Гран-при будет также учитываться при формировании олимпийской команды, стоит ли ждать дополнительного прогресса россиян в Фукуоке? — Это зависит от их состояния. Дело в том, что подготовка спортсменов далеко не всегда нацелена на финал. Есть ещё чемпионат России, Европы и Олимпийские игры. И максимальный результат они должны показать на главном старте. Поэтому многое будет зависеть от того, как построена подготовка и на что должен прийтись пик формы. Источник: "Чемпионат.com" http://www.championat.com/olympic14/article-182605-alla-shekhovcova--itogi-pervoj-poloviny-sezona.html

Gela: piparkoogid пишет: Сейчас постановка смотрится очень выигрышно, ярко, интересно. Начальству нравится, ну и ладушки. piparkoogid пишет: Теперь главное, чтобы ребята справлялись с поставленными задачами, чтобы им сопутствовала удача и не подводило здоровье. Тысяча раз да!

piparkoogid: Гран-при в Фукуоке будет интересен очной борьбой "на одной поляне" - Олег ВАСИЛЬЕВ Олег Васильев и Елена Валова Фотохроника ТАСС/Николай Науменков Финал серии Гран-при по фигурному катанию стартует 5 декабря в японской Фукуоке. О перипетиях борьбы в финале престижных соревнованиях, травмах, олимпийских перспективах и расцвете фигурного катания в Санкт-Петербурге в беседе с корреспондентом ИТАР-ТАСС рассказал известный представитель школы фигурного катания города, олимпийский чемпион, тренер Олег Васильев. - Скоро стартует финал Гран при в Фукуоке, чем он будет интересен лично для вас? - Мне будет интересно увидеть сильнейших лицом к лицу. В начале сезона они выступали в основном на разных этапах серии, не сталкиваясь друг с другом - заочная борьба, разные бригады судей, разные страны проведения. Поэтому, безусловно, очень сложно делать срез по предварительным соревнованиям. Интересна будет именно очная борьба «на одной поляне». - С чем российская команда пришла к финалу Гран-при? - В парах у нас все ожидаемо хорошо – этот вид у нас, несмотря на все сложности, взлеты и падения, есть. И есть, кому представлять страну. У девочек все неплохо – даже лучше, чем ожидалось в начале сезона. Четыре россиянки из шести попали в финал, достойно. В танцах – хотелось бы лучше, конечно. Хотелось бы, чтобы два наших сильнейших дуэта там были, но не сложилось, и очной борьбы россиян мы не увидим. А у мужчин для сборной страны все достаточно печально. Но пока в этом виде ситуация серая и непонятная. - Серая? - Потому что до сих пор непонятно, кто все-таки будет представлять Россию на Олимпиаде. Возьмем, к примеру, Плющенко - он еще не выступал в этом сезоне ни на каких крупных соревнованиях, только в Латвии на совершенно маленьком турнире, без стресса, без конкурентов. Максим Ковтун, он меня позитивно поразил на Кубке России в короткой программе - сильное хорошее катание. Да, были технические сложности, связанные с тем, что по правилам мужчины один из прыжков делают с дорожки шагов. Максим делает второй четверной тулуп без них, а это автоматически "минус 2", но ситуация поправима. Короткая программа – это его большое достижение, большой плюс нынешнего сезона по сравнению с прошлым. - А произвольная? - А вот произвольную он пока не выкатывает, и это скорее физико-эмоциональный вопрос. Каждый четверной, да и тройной аксель отнимает много физических сил, а еще больше эмоциональных. Собраться, сделать, и продолжить кататься может человек с опытом, который делал это много-много раз на всех турнирах – европейского, мирового уровня. Максим – молодой спортсмен. Да, он может прыгать сальхов, тулуп, и прыгать хорошо. Но они его изматывают. Ему тяжело выкатать всю программу, его «выжимают» несколько первых прыжков. Но, если команда Максима добьется того, чтобы его подвести правильно к определенному сроку в феврале, то он может сделать то, чего мы все от него ожидаем. - Но ведь туда, в этот февраль, еще надо пробиться… - Вот именно, для этого надо кататься хорошо и на финале Гран-при, и на чемпионате России, и на чемпионате Европы. - Максим вырос по сравнению с прошлым годом, и это его большой плюс. - Олимпиада – особый турнир, его надо понимать, чувствовать. У Ковтуна хорошая команда, которая знает, что делать. Но это большая нагрузка – это и командный турнир, где у нас шанс на хорошую медаль, и индивидуальный турнир. Даже если Максим пройдет командный, что он покажет нам в индивидуальном? - А тема с запасным, про которую сейчас уже говорят во весь голос, имеет место быть? - Ну, если читать правила ИСУ внимательно, то нет такой темы. Согласно действующим правилам, это просто невозможно. - И все-таки в Сочи все ждут чуда … - Хорошо, допустим. Один из спортсменов катает короткую, ни дай Бог заболевает, или травма. Выходит запасной – какой спортсмен будет получать медаль? - Который выжил? - Или же который зачинал эту медаль? - Ставите в тупик. - И, кстати, далеко не факт, что это будет "золото". Что касается командного турнира, то Канада очень сильна – она квалифицировалась на командный турнир первым номером, Россия - четвертым. Шансы у нас хорошие, тем более это наша территория – Сочи. Но еще надо побороться. - А к самой идее командного турнира в Сочи как Вы относитесь? - Плохо – он нигде не обкатан, не проверен. Много серых зон, много непонятного. Все командные соревнования до этого проходили по другим правилам, в другом формате. Тот формат, что будет в Сочи, не был опробован еще нигде. Есть правила, но по ним еще никто не играл. - Вы считаете, что Саша с Юко могут успеть подготовиться к чемпионату России? - Не хочу форсировать ситуацию и давать рекомендации. Могу только сказать, что Саша восстанавливается быстрее графика, который ему поставили врачи. Это безусловный факт. - Перед Олимпиадой в Калгари у Вас с Еленой Валовой была похожая ситуация. - И, исходя из нее, я могу сказать, что спортсмен может полностью восстановиться за короткий промежуток времени, от четырех до восьми недель - из нуля в любую форму. Лена была в больнице перед Олимпиадой месяц - с середины декабря по середину января. Она не ходила - скакала на одной ноге, передвигалась на костылях. А 14 января я забрал ее из больницы под расписку, левая нога у нее на тот момент была на семь сантиметров в объеме меньше чем правая, и это ровно за месяц до Олимпиады – короткую программу в Калгари катали 14 февраля. До этого момента мы еще и поменяли коньки. Я не могу сказать, что тогда мы полностью вышли из этой травмы. Даже на Олимпиаде я дважды в день помогал Лене обрабатывать открытую рану. - Но по большому счету вы встали на ноги именно "на волевых". - Абсолютно верно. Мы понимали, что нам нужно, и для чего нам это нужно. Правда, мы слабо верили, что нас включат в команду – ведь мы тогда пропустили чемпионаты России и Европы, отборочные турниры. И все-таки нас в последний момент, за три дня до отъезда, включили в сборную. - Тогда вам в этой ситуации помогла Тамара Николаевна Москвина, сейчас ситуация фактически повторяется. - Совершенно верно, Москвина. Вот поэтому я верю, что и Саша под ее руководством может восстановиться. Примерно похожие ситуации. Вопрос в другом - поверит ли в Сашу и Юко Федерация фигурного катания. Это вопрос неоднозначный. - Еще две недели назад Саша просто вставал и катился по льду. А что сейчас? - Полторы недели назад он "фонарики" делал, а сейчас поддержки, правда, в зале пока, а на льду без скорости. Немецкие врачи рекомендовали реабилитационный период делать без специфических упражнений до 15 декабря. Саша опережает этот график как минимум на две недели. Он соблюдает все предписания, но по состоянию внутреннему и по состоянию здоровья он делает больше, чем могли предположить врачи, отпускавшие его из Мюнхена. - Не так давно Тамара Москвина с присущей ей образностью высказалась о том, что если «Сапсан» с фигуристами все чаще уезжал в сторону Москвы, то теперь он все чаще уходит с ними обратную сторону. - Да, спортсмены ехали в Москву, где лучшие условия, больше возможностей. Многие уехали. Но Тамара Николаевна права – есть и те, кто едут обратно к специалистам Петербурга за знаниями, за опытом. Нельзя с печалью говорить, что в Питере школа фигурного катания рушится и исчезает. - Аргументируйте для скептиков. - Охотно. Уже не секрет, а официальная информация, что в Питере скоро будет новая школа – школа фигурного катания Алексея Мишина и Тамары Москвиной на базе дворца спорта Юбилейный. Там будет большая группа одиночного катания под руководством Мишина и всех тренеров, что там работают. Тамара Николаевна также организует большую группу тренеров в парном катании, которые будут там базироваться. Это не значит, конечно, что все из Академии фигурного катания тут же перейдут в Юбилейный, просто будет больше возможностей у спортсменов и у тренеров. Появится выбор, где работать. Питер не сдает свои позиции. Да, было нелегко, и в Москве было больше финансовых возможностей. Но после Сочи все сравняется. Пока идет административно-юридическая работа. Планируется, что школа появится с 1 января до 1 сентября 2014 года. Этот проект поддерживается на уровне Минспорта, спорткомитета Санкт-Петербурга, администрации города. Это не желание одного или двух людей – это серьезный проект. Беседовала Вероника Советова /ИТАР-ТАСС/ http://www.itar-tass.com/opinions/interviews/1822

piparkoogid: Алексей Урманов: Мишину заявил: "Я не мальчик. Меня зовут Алексей" Олимпийский чемпион 1994 года в мужском одиночном катании Алексей Урманов рассказал корреспонденту "Р-Спорт" Анне Манаковой о том, можно ли объективно сравнить его катание в Лиллехаммере с катанием Патрика Чана, как он испугался первого настоящего катка, о важности денег и страха в фигурном катании и о своей роли в становлении прославленного тренера Алексея Николаевича Мишина. - Алексей, первый вопрос лежит в чисто теоретической плоскости. Возникала ли у вас мысль оценить свой победный олимпийский прокат по новой системе судейства? Ведь всегда интересно сравнить то, что было в прошлом, с тем, что есть сейчас. Например, с рекордными выступлениями Патрика Чана, которые он показал в этом сезоне? - Нет, у меня даже мысли такой никогда не было, но сейчас вы мне дали эту идею, и ее можно легко реализовать – это, в общем-то, несложно и не займет много времени. Но посчитать эти баллы можно только для себя. А вот говорить что-то вроде: "Иван Иванович Иванов, катаясь 20 лет назад, не набирал и половины того, что набирают сегодня" грубо, некорректно и просто неправильно. - Возможно это сделать корректно с учетом изменений в правилах и наборе элементов? - Адекватную сравнительную картину мы не получим. Прыжки были и тогда прыжками, но требования к вращениям были совсем другими, не такими, как сейчас. И поэтому не исключено, что 90% вращений и дорожек шагов не только у меня, но и у других окажутся, допустим, первого уровня. Соответственно, это будут совсем другие баллы, не те, которые сейчас можно получить за четвертый. Естественно, мужское фигурное катание продвинулось вперед. Кто-нибудь прыгнул два четверных прыжка на Олимпийских играх в 1994 году? Никто. Пытались? Не пытались. И я спокойно говорю о том, что мы продвинулись вперед, потому что это нормально, я в этом не вижу ничего страшного. - В те годы у вас было представление, куда двинется фигурное катание? Ведь тогда на полном серьезе говорили о прыжках в пять оборотов, но никто не задумывался о прогрессе в других элементах. - Я прекрасно понимал, что четверные прыжки будут продолжаться. Но, естественно, тогда никто и предположить не мог, что в ближайшие десять лет поменяется система судейства. Произошло бы усовершенствование многооборотных прыжков, мы уже не узнаем, потому что не можем сказать, что было, если бы не поменялась система. Вдруг мы на самом деле видели бы исполнение акселя в четыре с половиной оборота? Могли бы чисто теоретически? Наверное, могли бы. Но практически мы имеем другое. Могло ли повлиять то, что мы стали уделять больше внимания вращениям и дорожкам, на отсутствие сейчас у кого-либо из фигуристов акселя в четыре с половиной оборота? Наверное, могло. Но на 100% мы этого не скажем – это только наши рассуждения. - Есть много версий по поводу того, кто официально является первым человеком, исполнившим четверной тулуп. По одной из них это вы. Какие были ощущения, когда это удалось сделать – наверное, как в космос слетали? - Если бы я бывал в космосе, то мог бы сказать, сравнимо это или нет. А так это были ощущения спортсмена, который выучил ультрасложный элемент и смог показать его на соревнованиях. - В те годы исполнение четверного прыжка могло гарантировать победу? - Нет – точно так же, как не гарантирует это победу и сейчас. Несмотря на изменение системы судейства, фигурное катание никто не отменял. Это всегда был спорт с искусством, и тогда мы также старались сделать хорошие, красивые и интересные программы. Плюс сегодня для мужчин-одиночников тройные прыжки вообще не представляют никакой сложности, сильнейшие выполняют тройной лутц, тройной флип, тройной риттбергер и даже каскады из двух тройных прыжков всегда и в любую погоду. А двадцать с небольшим лет назад на этих элементах люди иногда ошибались. Прыгнуть четверной было ультрасильно, но нужно было выполнить и другие не менее сложные элементы. - Алексей Николаевич Мишин любит вспоминать, что, когда он был совсем маленький, он буквально въехал в фигурное катание, цепляясь за грузовики и катаясь таким образом по обледеневшим улицам. У вас в детстве была история, после которой вы стали фигуристом? - У меня такой сногсшибательной истории, как у Алексея Николаевича, нет. Все было очень обыденно. Привели заниматься, мальчишка покатался, и ему понравилось. Но я всегда говорю, что просто так понравиться не может. Моим самым первым тренером был Генрих Михайлович, его фамилию, к сожалению, я не помню, а потом, через полгода-год - Нина Николаевна Монахова. Они были положительные, очень любящие то, что они делают, и очень внимательные к детям люди. Поэтому они и нам прививали эту любовь. Я думаю, это был немаловажный фактор. - Первые ощущения от выхода на лед помните? Многие фигуристы рассказывают, как поначалу постоянно падали носом вниз… - Носом вниз не падал. Я падал с велосипеда на голову (смеется). Я не припоминаю, чтобы очень сильно падал с коньков, я более-менее уверенно держался на льду. Вспоминаю другое: свои первые шаги в фигурном катании, как это ни странно прозвучит, я делал в церквушке на Васильевском острове. В то время там, на набережной Лейтенанта Шмидта, был каток. Сейчас это действующая церковь. Там я покатался недолго, потом перешел в "Юбилейный". И второй запоминающийся момент такой: когда меня вели в "Юбилейный", я испугался масштаба этого сооружения, все-таки для четырехлетнего пацана после церквушки это был резкий контраст. И поэтому со мной случилась истерика. Я говорил маме: "Зачем ты меня сюда притащила?! Я не хочу! Пошли домой!". Но в итоге и мама, и Нина Николаевна нашли те правильные ключики, чтобы пацан покатался и почувствовал, что все хорошо. - Какие первые впечатления оставил Алексей Николаевич Мишин? - Он с очень хорошим чувством юмора, он умный, в меру строгий и в меру добрый. Он очень любит своих учеников, с которыми работает, но в то же время требовательный. Никогда не бросит и обязательно всегда рядом, если что-то случается. Я не побоюсь сказать, что вместе со мной происходило и его становление как тренера, думаю, что если он когда-нибудь прочтет это интервью, то согласится со мной. - Мишин знаменит своими научными методами. С вами он тоже практиковался? - Очень активный период в плане научных разработок был до моего появления. А я пришел в начале 90-х, и это было не очень хорошее время для того, чтобы заниматься наукой. У людей были проблемы другого характера: как купить получше колбасу или сосиски в магазине. Наука была, да, но ее было меньше, чем до меня. И я не очень велся на все эти экспериментальные методы, не всегда позволял делать из себя экспериментальную кошечку или крыску, которую отправляют куда-то и смотрят, закружится у нее голова или нет. - Почему? - Наверное, потому что я чувствовал более тонко все эти моменты и понимал, что мне нужно больше тратить время на практику, а не на чепуху, которая никакой пользы для меня не несет, пусть это сейчас прозвучит и эгоистично. Я так думал, и в принципе, я был недалек от истины. Я взвешивал какие-то моменты и говорил Алексею Николаевичу, что для меня важнее практика, чем теоретические моменты. В теории я много понимал, а практически нужно было делать больше. - Мишин слушал своих учеников? - Все меняется в жизни. Вначале было его мнение - и остальные неправильные. У него было много разных тезисов, например: "Я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак". И поначалу мы должны были выполнять то, что нам говорилось, но потом это очень сильно изменилось. Вы знаете, что сейчас Алексей Николаевич называет Евгения Плющенко Женечкой? А 24 года назад это было невозможно по определению. Мы все были мальчиками и девочками. Когда я пришел к нему в группу, у него не было Алексеев, Евгениев, Виталиков, Леонидов, Марин, Наташ, Татьян. У него были мальчики и девочки. Но у меня был немного странноватый характер, и я прекрасно помню, как на одной из тренировок я сказал: "Я не мальчик, меня зовут Алексей!". С тех пор я стал Алексеем. Я говорю абсолютно серьезно и без всяких шуток, убежден в том, что сыграл некую переходную роль в его истории. - Какой у вас в карьере самый первый запоминающийся успех? Первый норматив, разряд, приз? - Когда нам было по шесть лет, у двух тренеров тренировались по 14-15 человек. После этого в семилетнем возрасте мы этими двумя группками двинулись в первый класс. Сразу у меня получалось немного лучше, чем у других, поэтому я из этой компании чуть-чуть выделялся и занимал достаточно хорошие места, почти всегда первые. У нас была очень маленькая квартира, но мой дедушка все равно нашел место, чтобы организовать уголок, в котором были все мои грамоты, дипломы, кубки и медальки – это я очень хорошо помню. А самый-самый первый успех – это были соревнования юного фигуриста, которые я выиграл в пять лет. И поскольку мы были совсем маленькими, то в подарок я получил смешного пластмассового Буратино. Он был у меня очень долго, естественно потом у него оторвались ноги-руки, и он, к сожалению, не сохранился. Но мне запомнился. - Вас когда-нибудь мотивировали в спорте призы или деньги? - К счастью, со мной такого не происходило. В моем характере нет патологической жадности, и поэтому, наверное, это было в меньшей степени. Конечно, выигрывать хотелось, но из спортивных соображений, чтобы быть лучше, чем другие. Победить, чтобы получить материальную выгоду - никогда. Ни в детстве, ни во взрослом возрасте. Невозможно заработать все деньги в мире. - Первая ваша Олимпиада в 1992 году была немножко странной – уже не в составе советской команды, но еще не в российской. Чувствовали эту странность? - Поверите или нет, но мы настолько фанатично занимались фигурным катанием, что были вне политики. К тому же, это все равно было содружество государств. На Олимпиаду в Альбервилль поехали Виктор Петренко, Алексей Урманов и Вячеслав Загороднюк – два украинских спортсмена и спортсмен из Санкт-Петербурга. Конечно, все равно мы были одной командой. Да, был непонятный момент, что государства уже были независимыми, но команда - объединенная. Но это было не столь важно, потому что фигурное катание – это личный вид спорта, фигуристы разыгрывают личное первенство, и ощущения здесь совсем другие. Если бы вы беседовали с хоккеистом того времени, то, может быть, он вам сказал что-нибудь иное, что действительно могли быть какие-то разногласия в команде, в которой одни хоккеисты представляют минское "Динамо", а другие московское. У нас же все было достаточно спокойно. Хотя запомнилось, что мы были без гимна и без флага. Если не брать политику, что еще запомнилось с первой Олимпиады? - У меня воспоминания исключительно хорошие, потому что я был молодым спортсменом и достаточно удачно выступил, на первой Олимпиаде я стал пятым. Конечно, запомнилась победа Виктора Петренко, который безумно сложно готовился к этой Олимпиаде, смог подойти в адекватной форме только к старту, и в итоге выиграл. А еще очень сильно запомнилось, как канадскому фигуристу Курту Браунингу, который на тот момент уже был трехкратным чемпионом мира, в Альбервилле после произвольной программы кто-то с трибуны кинул костыль с приделанным к нему канадским флагом. Рассказ Виктора Петренко о победной Олимпиаде 1992 года и его пути к вершине спортивного Олимпа>>> - Он был главным фаворитом… - Да, но как показывает практика, некоторые спортсмены просто не олимпионики. Олимпийские игры – это не их соревнования, так складывается, что хорошо выступать на Олимпиаде они не могут по определению, вот Курт как раз из таких спортсменов. - Ответственность и волнение за командный результат на Олимпиаде давили? - Безусловно, ответственность и волнение присутствовали, но я бы сказал, что большее волнение я испытывал в 1994 году, потому что эта Олимпиада была более осознанная. Там ответственность была больше. Это прозвучит банально, но маленькие дети бесстрашны, потому что у них нет осмысления того, что они делают. Если они лезут на высоченную горку, то абсолютно не боятся и могут лететь с этой горки сломя голову, потому что не загружают себя лишней информацией об опасности. А более взрослый человек не полезет на горку и не будет ехать с нее вниз головой, потому что понимает, что это может закончиться достаточно печально. - Что больше всего вспоминается с победной Олимпиады? - Несколько моментов. Короткая программа, в которой ребята, вернувшиеся из профессионалов, Виктор Петренко и Брайан Бойтано, выступали в первой разминке. А я, кажется в третьей. Не люблю смотреть на своих конкурентов и никогда не слежу за их выступлениями – мне проще выходить на старт, когда я не знаю какой-то лишней информации. К тому моменту, когда я вышел из своей комнаты и направился на каток, ребята только-только откатались. Навстречу по коридору идет Оксана Грищук и радостно говорит: "А ты знаешь, как они прокатались?". Здесь надо отметить, что Оксанка всегда была очень активной девчонкой, постоянно находившейся в повышенном эмоциональном возбуждении. И я даже не успел ответить, знаю или нет, как она приблизительно за шесть секунд выпалила мне всю информацию. "Спасибо, тебе большое", - ответил я, а про себя думаю: кто же тебя за язык-то тянул. Но эта информация в одно мое ухо влетела и тут же испарилась. А вот Курту Браунингу, в отличие от меня, Оксана Грищук не встречалась, ему рассказал подробности кто-то другой, или он сам их увидел по телевизору, потому что когда мы ехали с ним в одном микроавтобусе, он сидел напротив счастливый и довольный. Нам предстояло с ним выступать в одной разминке, но Курт, еще не начав соревноваться, уже мысленно теребил в руках золотую олимпийскую медаль, которую в результате через три дня повесили мне на шею. Клянусь, это было очень четко видно. Еще тогда я подумал про себя, что это очень странно. Все-таки, сначала стоит покататься, а потом уже снимать сливки. - Кого-то из соперников особенно боялись или понимали, что вы один из фаворитов? - На протяжении всей спортивной карьеры меня в первую очередь интересовало мое собственное состояние, моя спортивная форма была для меня на первом месте. Я приехал в Лиллехаммер в хорошем физическом и эмоциональном состоянии и просто чувствовал себя уверенно. Но я не думал о том, что я один из фаворитов, и не строил какие-то планы, это как раз делал Курт. Ему нужно было сосредоточиться на том, что делает он, а он расслабился еще до исполнения короткой программы. А потом было уже поздно. Поезд уехал, и в первом вагоне оказались три человека, которые в итоге и разыграли все медали – я, Элвис Стойко и Филипп Канделоро. Три остальных фаворита (Браунинг, Петренко и Бойтано) сели в последний вагон, после чего их шансы на медали уже зависели не столько от них, сколько от тех, кто был в первом вагоне. А эти люди не дали никаких шансов. - В те годы к Элвису Стойко в российских СМИ было принято относиться пренебрежительно – как к фигуристу с прыжками, но без артистизма. А как к нему относились вы? - Если спортсмен неуважительно и с пренебрежением относится к своим соперникам, то это как минимум неправильно, и это слабость спортсмена. "Ой, а вот этот ничего не может, этот такой, этот сякой". А ты тогда какой? Я нормально относился ко всем соперникам, но я думаю, что и сейчас нет никакой дружбы между людьми, которые выходят на лед в личном первенстве и соревнуются между собой. Если это рукопожатие и пожелание удачи на соревнованиях, то это уже хорошо. - После Олимпиады в Лиллехаммере чемпионка в женском одиночном катании Оксана Баюл ушла в профессионалы, олимпийские чемпионы Грищук и Платов остались, но думали о том, чтобы уйти. У вас были размышления, продолжать любительскую карьеру или нет? - Не было. Я считаю, что если заканчивать со спортом в 20 лет, то возникает вопрос - а был ли спорт. Вот, Тара Липински выиграла Олимпийские игры в 14 лет и закончила. А был ли спорт в ее карьере? На мой взгляд, очень мало. Спортсмен должен проходить становление, победы, переживание, борьбу – это закаляет его, и вот это, на мой взгляд, настоящий спортивный путь и спортивная карьера. А когда прибежал в детском возрасте, выиграл и убежал - я этого не понимаю. Вы можете меня спросить: а кто придумал, что спортсмен должен закончить карьеру в 30, а не в 15 лет? Естественно, вы будете правы, потому что нет ограничения, когда спортсмен должен начинать и заканчивать. Потому что это всегда индивидуальный момент. Порой спортсмен заканчивает не по своей воле из-за травм, кто-то заканчивает очень логично, кто-то передерживает себя в спорте. Как тут найти золотую середину? Наверное, сложно. - Но ведь это было сложное время. Середина 90-х, безденежье. Зачем было закалять себя, если на поверхности лежал легкий путь - уйти в профессионалы и зарабатывать там деньги? - Миром правят деньги, мы все равно всегда к этому возвращаемся. Мне не нужны были деньги? Нет, деньги нужны всем и, естественно, чем больше, тем лучше. Но вот так сложилось. Предвкушая следующий вопрос: "Жалеете ли вы об этом, Алексей?", скажу, нет, абсолютно не жалею. Я свою спортивную карьеру прожил так, как ее прожил, и считаю, что она удалась. - То, что не удалось попасть на третью Олимпиаду, был сильный удар? - Когда травма выбила меня на целый сезон и, соответственно, не дала мне поучаствовать в третьей Олимпиаде – это был самый сложный момент в моей спортивной карьере, да и вообще в жизни. И может быть, поэтому я говорю, что спортсмен должен закалиться полностью и должен пройти достаточно длинный путь. Потому что в итоге о нем могут сказать: вот это был спортсмен, о пути, который он прошел, можно снять художественный или документальный фильм. Вот только что на московском Гран-при я иду со своей ученицей Николь Госвияни в "Лужниках". Николь 17 лет, но она выглядит уже повзрослевшей. А перед нами идет 15-летняя японская девочка Сатоко Мияхара, которая выглядит как ребенок. Без всякой задней мысли мне моя спортсменка с улыбкой, по-доброму, говорит: "Это что за ребенок, Алексей Евгеньевич?". Я ей сказал, что это девочка, которая будет с нами соревноваться, так Николь не поверила. И теперь представим ситуацию: завтра этот ребенок что-то выиграет и закончит со спортом. Вы запомните этого ребенка? Не уверен. Но если рассматривать победу на Олимпийских играх, как наивысшее достижение в спорте, то в чем искать мотивацию продолжать выступления? - Кто-то ставит себе цель поставить некий рекорд. И разве это плохо? Ничего в этом плохого, поэтому мы и говорим о том, что каждый для себя решает сам. Мое мнение, заканчивать спортивную карьеру в 14 лет неправильно, но это не значит, что все должны думать именно так. Я хочу, кстати, сказать еще о том, что надо все-таки повышать минимальный возраст спортсменов. Давайте понимать, что есть детский, юниорский и взрослый спорт, и если детский спорт – не тоже самое, что юниорский, то взрослый – это вообще совершенно другой спорт, в отличие от юниорского. Это очень важный момент, и поэтому ребенок не должен соревноваться с взрослой девушкой или с тетенькой, которой 25 лет. Я говорю грубо, потому что меня это действительно волнует. Ведь они очень разные и это не совсем правильно, чтобы дети соревновались со взрослыми окрепшими людьми. В большей степени это касается девушек. - Некоторые специалисты говорят, что взрослый человек получает психологическую травму, проигрывая ребенку. - Если мы продолжим эту тему, то уйдем в сторону, потому что психология – это очень тонкий момент, и люди могут сказать: "Ребят, у вас не все в порядке с психикой? Тогда вам вообще не нужно этим заниматься". Я думаю, что дети не должны соревноваться со взрослыми, но сегодня все по-другому, и мы с этим фактом продолжаем жить. Я считаю, что возрастной критерий может быть поднят, и мы от этого ничего не потеряем, а только выиграем, потому что будем видеть более взрослых спортсменов в перспективе – хотя это, может, произойдет не сразу. - Когда катались, всегда знали, что станете тренером? - Были какие-то мимолетные мысли иногда, но я никогда не думал, что обязательно стану тренером. Я человек, который живет сегодняшним днем и не настолько планомерный. Поэтому в 15 лет я не думал, что по завершении своей спортивной карьеры стану тренером. Предложили, подумал, согласился, это было примерно так. - Это были другие ощущения? - Совершенно другие ощущения. Потребовалось два-три года, чтобы ко всему привыкнуть, но мне кажется, что я достаточно быстро адаптировался. И если первое время я очень сильно переживал, когда выезжал со своими учениками на соревнования, то сейчас я намного спокойнее на все реагирую. - Когда впервые оказались у бортика рядом с Мишиным, помните? - У нас с Алексеем Николаевичем всегда были хорошие отношения. Мы начинали разговор о нем, что он очень остроумный, иногда с подколочками и смешками, но это нормально, и я не обижаюсь. Иногда мы можем вместе пошутить, но первый момент мне не очень запомнился. Но вот помню, что когда Сергей Воронов катался у меня и выиграл чемпионат России в Санкт-Петербурге, Алексей Николаевич сказал: "Ученик моего ученика – это мой ученик". Есть смысл на это мне обижаться? Можно обидеться, но это было бы глупо. Наоборот, лучше отреагировать с юмором, подыграть и немного посмеяться. - Мишин – ваш главный учитель в тренерской работе? - Нет. Я говорил, что все педагоги, которые встретились на моем жизненном пути, просто блестящие, шикарные и сумасшедшие в хорошем смысле. Я благодарен им, и от каждого я взял по чуть-чуть. Кстати, мы поговорили обо всех, кроме Натальи Витальевны Голубевой, которая заложила фундамент всего того, что в итоге получилось. Она работала со мной с первого класса по девятый и заложила мощную базу исполнения и тройных прыжков, и акселя в два с половиной оборота, от которого зависит, как ты будешь исполнять аксель в три с половиной оборота. Я благодарен ей и также перенял от нее многое в педагогической практике. И я продолжаю смотреть за работой других тренеров – это нормально. - Общение тренеров на соревнованиях – это здоровый процесс? - Конечно, тренеры подглядывают друг за другом и что-то перенимают. Но есть люди, которые просто занимаются плагиатом, а это неправильно. Я не очень хорошо отношусь к тому, когда фигурист или пара сделает интересный элемент, какую-нибудь своеобразную находку-изюмку, и тут же спустя некоторое время другой человек начинает исполнять то же самое. Это грубо и неправильно - взять и своровать. И еще я не очень позитивно отношусь к тому, когда берут чужую музыку, которую кто-то придумал и скомпоновал, считаю, что это как минимум непорядочно. Ты подумай: как ты можешь взять чужое?! - В танцах так иногда делают, чтобы убирать конкурентов. - Что касается одиночного катания, то это, может быть, делают не с определенной целью, а просто потому, что люди не хотят думать. Зачем думать, если можно у кого-то что-то забрать. Дело даже не в том, что работа стоит денег, просто она очень волнительная, муторная и ковырятельная. Музыка становится авторской штучкой, потому что ты придумал композицию именно так, и она получилась. А на следующий день ты услышал, что у другого человека тоже самое - соответственно, он не проделал ту работу, которую сделал ты. - Можно высказать претензии… - Наверное, можно, но смысл? Эти нравы не исправить. - Последний вопрос очень простой. О чем мечтает олимпийский чемпион Алексей Урманов? - Я мечтаю о том, чтобы у меня был свой каток. http://rsport.ru/interview/20140106/709219615.html

piparkoogid: Юко Кавагути: "Уже очень хочется соревноваться" Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ Столь красивых и ярких программ, как те, что были поставлены к олимпийскому сезону Юке Кавагути и Александру Смирнову, у фигуристов не было никогда. Трудно передать, с каким нетерпением спортсмены ждали своего первого старта – этапа "Гран-при" в США. Но 10 октября произошло несчастье: выполняя на тренировке один из прыжков, Смирнов тяжело травмировался – оторвалась связка надколенника. Два дня спустя спортсмен был прооперирован в одной из клиник Мюнхена, и там же сопровождавший его российский врач сказал мне: о выступлении пары на Олимпийских играх в Сочи не может быть и речи. Исключено... Первую надежду, что прогноз специалиста может все-таки оказаться неверным, дал разговор с известным российским тренером, олимпийским чемпионом в парном катании Олегом Васильевым. В этом сезоне он начал активно помогать в подготовке пар Тамаре Москвиной, которая в свое время была его тренером, и когда в середине ноября на этапе "Гран-при" в Париже речь зашла об Александре и Юко, сказал: – А ведь они вполне могут успеть вернуться. Рассуждаю просто: Саша уже катается, хотя и с неполной нагрузкой на оперированную ногу. В первых числах декабря ему разрешат снять ортез. По моему глубокому убеждению, спортсменам такого класса достаточно месяца, чтобы набрать форму. Сужу по собственному опыту: в 1988 году я забрал из больницы свою партнершу Лену Валову ровно за месяц до начала Олимпийских игр. Накануне чемпионата Европы у нее тогда заболела нога, врачи вкололи не то лекарство, и оно вызвало некроз тканей. Заметили это не сразу – спохватились, когда выяснилось, что процесс уже довольно запущен – перед самым чемпионатом России. Лену немедленно положили в больницу, сделали операцию, и целый месяц она лежала с 7-сантиметровой дырой в правой ноге. Сама нога тогда сильно уменьшилась в объеме, нужно было заново восстанавливать все мышцы, но факт остается фактом: 14 января Лену выписали из больницы, а 14 февраля мы с ней катали в Калгари короткую программу и заняли в итоге второе место. Следующий раз мы встретились с тренером в самом конце декабря на чемпионате России в Сочи. На вопрос о текущем состоянии Кавагути и Смирнова Васильев заметил: – Все будет зависеть только от Саши. Если в первых числах января он начнет прыгать, я по-прежнему считаю, что пара может успеть подготовиться к Играм. Если нет, тему с возвращением придется закрыть. 4 января Смирнов сделал на тренировке первые после операции три прыжка. Спустя несколько дней я позвонила в Питер – его партнерше. – Юко, какие чувства вам пришлось пережить, когда с Сашей случилось несчастье? – Расстроилась, конечно, но даже не думала в тот момент, что потребуется операция. Наверное, мое сознание просто отказывалось это принимать. И все то время, которое Саша провел в больнице, я заставляла себя думать, что все будет хорошо. – Вам приходило в голову, что судьба как-то уж очень часто вас испытывает? – Об этом очень много говорили все те, кто был вокруг. Сама я внутренне была уверена, что, несмотря ни на что, мы поедем в Сочи. И чем сложнее все складывалось, тем чаще я себе это говорила. – У вас уже дважды были ситуации, когда Саше приходилось ждать вашего восстановления. Сначала – после перелома ноги, потом после травмы плеча и операции. Что труднее – быть травмированной самой или переживать травму партнера? – Когда что-то случается с партнером, это вообще самое тяжелое, что только может быть в парном катании. Своя травма переносится всегда проще: ты знаешь, что должен восстановиться, делаешь какие-то процедуры, упражнения, чувствуешь, как меняется ситуация. Всех сложностей – потерпеть, пока пройдет боль. А вот попасть в ситуацию, где ни от твоих усилий, ни от твоего желания ничего не зависит, это большое испытание. При котором очень тяжело не потерять присутствия духа. – Вам приходилось чувствовать, что Саша не верит в собственное возвращение на лед? – Наоборот. Даже в самые сложные моменты, когда уже хотелось отчаяться, он снова и снова заражал своей верой всех нас. Глядя на него в такие моменты, я вспоминала себя, когда была травмирована: чем сильнее окружающие сомневались в том, что я сумею восстановиться, тем активнее я всех убеждала, что со мной все в порядке. Ну, или почти в порядке. И что я все успею. – В отношении Саши таких сомнений было много? – Нам никто ничего не говорил на эту тему. Все просто молчали, и я, честно говоря, не знаю, что хуже – сомневаться вслух или молчать. – А что говорила Москвина? – Очень уклончиво: "Не знаю... Посмотрим..." Как всегда, в общем. Сначала Тамара Николаевна вообще очень закрылась ото всех, и только потом, глядя, как восстанавливается Саша, стала более разговорчивой. – В одном из своих интервью она назвала ваш дуэт со Смирновым спутником, который не долетел до цели. Наверное, непросто было понимать, что тренер в вас не очень верит? – Сложнее было другое: когда Сашу увезли на операцию в Германию, и он остался там на реабилитацию, Москвина почти перестала приходить на каток. Я тренировалась как обычно, но постоянно работать самостоятельно было не то что обидно, но... как-то неуютно. С одной стороны, я прекрасно понимала, что это идет не от того, что тренеру не важно, что и как я делаю. За те годы, что мы вместе работаем, я сама приучила ее к тому, что ни в каких ситуациях мне не нужна няня. Просто в тот момент мне реально хотелось, чтобы меня тоже кто-то поддержал. – И как справлялись с собственными эмоциями? – Говорила себе, что Саше в Германии гораздо сложнее. И Тамаре Николаевне сложнее – после всех сил, что она в нас вложила, снова начинать все сначала. – Знаю, что на одном льду с вами сейчас работает Олег Васильев. Это помогает или мешает? – Тренировки стали веселее, да и нас конкуренция со стороны Кати Гербольдт и Саши Энберта стимулирует. Кататься в одиночку тяжелее. – Вам нравится, как сейчас идет работа? – Нравится чувствовать, что каждый день и каждый час, что мы проводим на льду, идет прогресс. Сначала я постоянно чувствовала Сашин внутренний страх перед элементами, но сейчас это проходит. Все-таки кататься, когда у тебя ничего не болит, это совершенно особенные и очень приятные ощущения. – Как много вы сейчас тренируетесь? – Вернулись к нормальному тренировочному режиму, проводим по две тренировки в день, что до травмы не всегда получалось. Тогда приходилось постоянно страховаться, отказываться от каких-то нагрузок. Сейчас этого нет. Вся работа идет в удовольствие. На самом деле уже очень хочется соревноваться. Я даже не ожидала, что оказаться вне соревнований для меня будет до такой степени тяжело. Сначала я вообще не могла наблюдать, как выступают другие пары – было очень больно. Потом немного успокоилась, стала смотреть все турниры подряд, даже самые мелкие, и каждый раз ужасно завидовала тем, кто имеет возможность там выступать. Не важно с каким результатом. Понятно, что никто не позволит нам просто так войти в команду, наверняка будут организованы какие-то просмотры и выступления, и я уже сейчас очень их жду. – Новые программы вам нравятся? – Не то слово! Они по-настоящему прекрасны. Могу признаться вам: если мы попадем на Игры, возможность просто показать обе эти программы зрителям для меня значит ничуть не меньше, чем то, на каком именно месте мы закончим выступления. Даже Тамара Николаевна сказала, что мы не имеем права уйти из фигурного катания, не показав эти программы миру. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ12.01.2014 20:35 http://www.sport-express.ru/olympic14/figureskating/reviews/39845/

Marika: Интервью с Олегом Волковым из журнала "Фигурное катание" "Не хочу чувствовать себя бухгалтером с нулевыми знаниями". Было тут такое?

Женя: Marika пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ: Было тут такое? Нет не было. Marika Спасибо!

Gela: Классное интервью. Жулину очень повезло со вторым тренером.

Gela: Интервью с Игорем Оршуляком Накануне Олимпиады мы попросили хореографа нашего театра, автора и постановщика «Тапёр-шоу» — Игоря Оршуляка рассказать о своей работе с лучшими фигуристами России среди танцевальных пар, победителями четырех Чемпионатов России (2010 — 2014), золотыми медалистами Чемпионата Европы — 2013, бронзовыми призерами Чемпионата Мира — 2013. Именно на пару Боброва — Соловьев возлагаются главные надежды в борьбе за призовые места на олимпийском пьедестале почета с сильнейшими танцорами мира. Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев с 2012 года тренируются под руководством Александра Жулина, хореограф-постановщик программ фигуристов Игорь Оршуляк. - Игорь, вы тоже скоро присоединитесь к олимпийской сборной и покинете своих музыкантов «Тапёр-шоу»? Они будут репетировать без вас? - Нет, выступление Кати и Димы я буду, как все, смотреть по телевизору. Мы не виделись, если честно, уже давно ни с Сашей Жулиным, ни с нашей парой. Я даже не знаю, какую из программ они будут катать на Олимпиаде. - Как такое может быть? - Александр очень многое менял по ходу подготовки танца «Птицы», с которым ребята стали чемпионами России, но, видно, все время что-то не складывалось. Нужно сказать, что номер «Птицы» первый раз мы с Сашей сделали в 2012 году для шоу «Кубок профессионалов», первый раз эту программу исполнили Оксана Домнина и Алексей Тихонов. Программа пары Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев катается сейчас на другую музыку, но идея танца, драматургия номера, пластика остались прежние. Но не факт, что именно «Птицы» выйдут на олимпийский лед. Я слышал, что идет речь о возвращении к программе прошлого сезона. - Обе программы ставили вы. Может быть, тренер решил, что предыдущая более выигрышная? - Да, обе программы — мои, мои идеи, и они обе мне и Саше, и фигуристам нравятся. Но я еще раз подчеркну – олимпийский сезон, много волнений и сомнений. Я сделал свою работу хореографа, дальше уже идут вопросы тренера. С Сашей вообще перед Олимпиадой вряд ли удастся пообщаться, представьте себе накал страстей, который присутствует за неделю до старта. Хочется пожелать Саше сделать правильный выбор, и чтобы этот выбор был достойно оценен судьями, чтобы ребята выступили так, как они могут, и стали как минимум призерами. А лучше бы, они повторили успех, как звездная пара Александра Жулина Татьяна Навка — Роман Костомаров на Олимпиаде в 2006 году. - А как вообще хореограф работает с фигуристами? Вы же не выходите на лед, не показываете, как кататься. - Придумывается концепция номера, характеры, рисунок, пластическое решение. С Сашей Жулиным у нас вообще не совсем обычный тандем «хореограф-тренер». Я больше работаю с внутренним состоянием фигуристов, с наполненностью эмоцией, которую они должны передать публике. Уже от идеи и чувства идет внешний рисунок. И Саша, выходя на лед, удивительно точно формулирует в движении мои идеи. Мне остается корректировать жесты, делать эмоциональные акценты в том или ином фрагменте программы. У нас сложилось удивительное сотворчество, мне нравится с ним работать и над шоу-программами для всех «Ледниковых периодов», и над программами наших пар. - Игорь, как вообще хореографы приходят в фигурное катание? Как началось сотрудничество с Александром Жулиным? - Сначала я пришел в театр. Продюсер «Независимого театрального проекта» Эльшан Мамедов увидел мое шоу в одном из ночных клубов и пригласил меня поставить номера в спектакле «Ladies’ Night». Так я начал работать не с профессиональными танцовщиками, а с драматическими актерами. В первом составе «Ladies’ Night» играл Марат Башаров. И когда Марата пригласили в пару к Татьяне Навке в проекте «Звезды на льду», он позвал меня помочь им сделать номер. Потом были другие номера, и один из них для пары Навка-Костомаров на музыку Майкла Джексона. За моей работай внимательно все время наблюдал Саша Жулин, и предложил мне постоянно работать с ним. Я согласился. - Вы работаете только с Жулиным? - В этом сезоне я работал и с Ильей Авербухом. Увидел совершенно иной способ взаимодействия с музыкой, идеей, и тоже интересный. Было предложение и от Татьяны Анатольевны Тарасовой… но я был сконцентрирован на работе с парами Саши Жулина - Не пришлось пожалеть, что тандем с Тарасовой не состоялся? - Немного. Время покажет. - Будем ждать побед ваших подопечных на ледовых аренах! И, конечно, премьер в «Независимом театральном проекте». http://www.teatrntp.ru/index/news/2014/02/05/news_310.html

Gela: Gela пишет: - Не пришлось пожалеть, что тандем с Тарасовой не состоялся? - Немного. Время покажет. Молодец, Игорь! Пошел бы к ТАТ, пришлось бы как Пете Чернышеву сашины пары опускать. Все таки я поражаюсь, какие порядочные люди работают с Сашей.

piparkoogid: kara пишет: - Не пришлось пожалеть, что тандем с Тарасовой не состоялся? - Немного. Время покажет. мдяяяяяя..чёт меня это озадачило,время покажет. kara пишет: Пошел бы к ТАТ, пришлось бы как Пете Чернышеву сашины пары опускать. запросто kara пишет: Все таки я поражаюсь, какие порядочные люди работают с Сашей. да! Что очень радует!

piparkoogid: Марина Зуева: "Если в тренерском коллективе нет единства, победить невозможно" Четыре года назад на Олимпийских играх в Ванкувере интрига танцевального турнира была ровно такой, как сейчас и сводилась к тому, как далеко от соперников сумеют оторваться канадцы Тесса Вирту/Скотт Моир и американцы Мэрил Дэвис/Чарли Уайт. С тех пор изменилось лишь одно: вместо Игоря Шпильбанда в тренерском штабе рядом с Мариной Зуевой появился другой специалист – Олег Эпштейн. Цель у обоих дуэтов осталась прежней – биться за золотые медали. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Сочи – Марина, как прошел у вас последний месяц перед Играми? – Как всегда – в радость. – Не устаю вам поражаться: как ни спросишь о работе – никогда нет никаких сложностей, все в радость. – Ну, это ведь действительно так. Вся наша группа жила предвкушением Игр, мы полностью выполнили все планы, поэтому не было никаких поводов для волнений или форс-мажора. – Какой из национальных отборочных чемпионатов получился для вас более нервным – канадский или американский? – Американский. У меня там выступали три дуэта: Мэрил с Чарли, Майя и Алекс Шибутани и брат и сестра Хасигава. – Становитесь специалистом по узко-родственным связям в японских танцах? – Ну что я могу поделать – так получается. Не могу, кстати, сказать, что чемпионат был нервным: когда все идет по плану, нервничать не приходится. Работу мы сделали хорошую, а спортсмены ведь всегда выступают на том уровне, на который готовы. Даже если на льду происходит что-то непредвиденое для зрителей, я обычно предвижу и такие моменты. Обязана предвидеть. – Хотите сказать, что способны предусмотреть абсолютно все? – Нет, конечно. Но определенный опыт работы со спортсменами высшего уровня у меня, безусловно, есть. Есть план работы. Если он выполнен хотя бы на 70 процентов, это позволяет предусмотреть практически любую ситуацию. – Как сказывается на обстановке в группе то, что вся мировая пресса непрерывно противопоставляет друг другу две ваши сильнейшие пары? – Мы живем в этой реальности уже более десяти лет – все то время, что эти танцоры выступают в одних и тех же соревнованиях. – Мне казалось, что перед Играми в Ванкувере превосходство Вирту/Моира было более существенным. – Это для вас ситуация выглядит таким образом. На самом деле тогда было много проблем. Начиная от тех двух операций на ногах, что были сделаны Тессе. – Мне доводилось слышать от одного из спортивных врачей, что после хирургического вмешательства такого плана нередко случаются рецидивы и мышца вновь начинает зарастать оболочкой. – Вторая операция эту проблему решила. Во всяком случае, к этим Играм Тесса и Скотт готовились безо всяких послаблений. Что касается превосходства этой пары перед соперниками четыре года назад, не стоит забывать, что действующими чемпионами мира на тот момент были Оксана Домнина и Максим Шабалин. – Да, но всем было понятно, что травма партнера вряд ли позволит этой паре бороться за большее, нежели бронзовая медаль. – Ну и что? Вторыми на предолимпийском мировом первенстве в Лос-Анджелесе были Танит Белбин и Бенджамин Агосто. А мои пары заняли третье и четвертое место. Причем всего за полтора месяца до Игр Мэрил и Чарли выиграли у Тессы со Скоттом финал “Гран-при”. Так что я не спешила бы утверждать, что именно канадцы были на тех Играх фаворитами. Моя основная задача в том сезоне сводилась к тому, чтобы Дэвис/Уайт поехали в Ванкувер первой парой своей страны. Первая пара, как вы знаете, всегда имеет преимущество. Причем во всем. Белбин и Агосто к тому времени пять раз выигрывали чемпионат США. Так что задача у нас на национальном чемпионате была трудной. И только после того, как она была выполнена, можно было говорить о том, что обе наши пары имеют на Играх сопоставимые позиции. Одни – чемпионы США, другие – чемпионы Канады. – Что изменилось за эти четыре года в вашем подходе к тренировкам? – Если на прошлых играх мои спортсмены считались совсем молодыми, то сейчас можно говорить о них как о примере спортивного долголетия. Стать олимпийскими чемпионами, а потом повторить это достижение, не прекращая выступать на том же уровне все четыре года – довольно трудная задача. Как физически, так и психологически. – То есть уйти из спорта после Игр, а через год-два вернуться с вашей точки зрения проще? – Я этого не сказала. Мне приходилось так возвращаться только с одной парой – Катей Гордеевой и Сергеем Гриньковым в 1994-м, когда они стали единственными из числа вернувшихся профессионалов, кому удалось выиграть. Тем достижением, кстати, я до сих пор очень горда. Потому что та победа показала всему миру, а главное – мне самой, что в спорте возможно все. Если ты любишь то, что делаешь, и готов посвящать этому делу все свое время. Катя с Сергеем вообще сильно повлияли на мое развитие, как тренера. Я создала их стиль. Они сформировали меня в профессиональном плане. – Все четыре года после Ванкувера я постоянно слышу разговоры о том, как сокращается дистанция между вашими дуэтами и остальными. Вы чувствуете, что дыхание соперников стало ближе? – Я слежу за этим, скажем так. Все ведь постоянно говорили, что обе пары имеют превосходство прежде всего в технике катания, однако на чемпионате мира в Ницце, куда Мэрил и Чарли приехали в ранге чемпионов мира, их техническая оценка оказалась всего на один балл выше, чем у французов Натали Пешала/Фабьена Бурза, занявших третье место. Меня это тогда сильно насторожило. В коротком танце, обязательной частью которого была румба, выиграли Тесса и Скотт, но их техническая оценка тоже оказалась ниже, чем у дуэтов, которых тренировал Паскуале Камерленго. Соответственно я немедленно принялась размышлять о том, что я могу сделать, чтобы вновь уйти вперед. В тот год мы прекратили работать с Игорем Шпильбандом, моим партнером по тренерской работе стал Олег Эпштейн, а консультантом – Маурицио Маргальо. В первом сезоне нашей совместной работы местами еще ощущалась некоторая несостыкованность процесса, сейчас могу сказать, что у нас сложился идеальный в плане работы коллектив. Это очень важно. Если в тренерском коллективе нет единства, победить невозможно. – На момент разрыва со Шпильбандом вы не боялись, что результаты ваших спортсменов пойдут вниз? – Мне было некогда об этом думать. Все ведь случилось неожиданно. И нужно было просто продолжать работать. – Я не раз обращала внимание, что Вирту/Моир хоть и говорят о прекрасных отношениях с Мэрил и Чарли, но крайне болезненно воспринимают поражения от них. – Важно ведь не то, кому ты проиграл, а сам факт поражения. Вся эта четверка – это, прежде всего, высокоинтеллектуальные люди. Я ими восхищаюсь, признаюсь честно. То, что они соперничают, не создает в группе абсолютно никаких проблем. Возможно, в какой-то степени это моя заслуга – внушить спортсменам, что конкуренция, какой бы высокой и непримиримой она ни была, – это нормально. – Произвольная программа, которую вы в этом сезоне поставили для Тессы и Скотта, рассчитана, как мне кажется, на очень тонкого ценителя, как в плане музыки, так и хореографии. Публика же гораздо лучше реагирует на более прямолинейные программы. Вы сознательно пошли на такой шаг? – Я очень много думала на эту тему. Вирчу/Моир – уникальная пара. Тонкая, изысканная. И только такая программа способна им позволить полностью раскрыть все свои качества. Никакая другая пара просто не выкатает подобную постановку. И я очень рассчитываю, что прокат, которого у нас пока еще не случилось, будет показан в Сочи. – Костюмы по ходу сезона вы меняли? – Пять или шесть раз, пока не пришли к конечному варианту. Это была большая работа. Но если учесть, что мы с композитором Александром Гольдштейном создали для произвольного танца Тессы и Скотта 23 разных музыкальных композиций и аранжировок музыки, передвигая кульминационные точки из середины программы в конец, меняя настроение танца и так далее, то шесть костюмов – это сущая мелочь. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ08.02.2014 16:10 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/40867/

piparkoogid: Рафаэль Арутюнян: "Плющенко перешел в иное качество" Наставник Эшли Вагнер, бывший тренер Саши Коэн, Мишель Кван и Мао Асады – об особенностях олимпийского турнира фигуристов. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Сочи Утренние тренировки девушек и мужчин я смотрела в компании известного специалиста одиночного катания Рафаэля Арутюняна. После того как кататься закончила его спортсменка Эшли Вагнер, тренер остался на трибуне. – Все-таки никогда не соглашусь с тем, что маленькие девочки соревнуются с женщинами, - неожиданно сказал Арутюнян, глядя на лед, на котором из пяти заявленных в группе спортсменок катались три – Мао Асада, Каролина Костнер и Юлия Липницкая. – Неужели вам не понравилась Юля? – недоуменно переспросила я. – Понравилась, – ответил тренер. – Все чисто, все красиво. Но это другой вид спорта. – В каком смысле? – В прямом. До тех пор пока девочка не имеет женского телосложения, ей все дается гораздо меньшими усилиями. Это – общеизвестный факт. Если бы Липницкая делала тройной аксель и четверной тулуп, что вполне реально для ее тела и физических кондиций, я бы как профессионал сказал, что это – супер. С таким набором элементов она, разумеется, вынесла бы всех соперниц. Это уже второй вопрос, что лично мне больше импонирует женское катание. Тем более что большой разницы по элементам я не вижу: Липницкая прыгает 3+3, так ведь и Костнер делает такой же каскад. То, что прыжки у спортсменок в этом каскаде немного разные, это not a big deal, как говорят американцы, – не бог весть как важно. – Кто из более взрослых спортсменок понравился вам в большей степени? Мао или Каролина? – Я бы сказал, что Каролина по сравнению с прошлым сезоном в плане катания прибавила больше. Усложнила шаги, стала лучше владеть коньком. Видно, что она много этим занимается. Что до Асады, она очень нравится мне в соревнованиях. Там она просто преображается. Та тренировка, что мы с вами смотрели, – не показатель ее готовности. – Как раз хотела обратить внимание на то, что в прокате Мао сделала только двойной аксель. – Это как раз понятно. Какой может быть тройной аксель в восемь утра? Ближе к вечеру мы увидим совсем другую Мао. – Какие мысли вызывает у вас командный турнир? – После первого дня я думал лишь о том, что, будь моя воля, я бы вышел на лед, повесил все три мужские медали на шею Плющенко и встал бы перед ним на колени, как перед иконой. Причем сделал бы это сразу – до того, как он начнет кататься. Сам факт, что Женя сумел подготовиться к четвертой Олимпиаде, меня потряс. Как именно он при этом катается, для меня совершенно второстепенно. – Что в таком случае вы предложили бы остальным фигуристам? – А для всех остальных я заготовил бы еще один комплект наград. Как в парном катании в Солт-Лейк-Сити. И пусть бы они его разыгрывали – отдельно от Плющенко. Ну а если серьезно, я думаю о том, что в программе Игр он стоит в крайне неподходящем месте. Его следовало бы проводить после того, как пройдут финалы в личных соревнованиях. Я бы, по крайней мере, сделал именно так. Да и зрителям, как мне кажется, куда интереснее смотреть на людей, которые уже имеют медали Игр. Еще я обошелся бы без замен. Вообще. Либо это спорт, либо шоу. Если шоу, то непонятно, какое отношение это имеет к Олимпийским играм. – Я уже не в первый раз вижу вас на чужих тренировках. Что производит на вас наиболее сильное впечатление в плане профессионального интереса? – То, что фигурное катание за последние несколько лет стало совершенно другим. Для того чтобы добиваться в нем результата, нужно жить на льду. Иначе тебе просто не хватит времени, чтобы охватить все то, что нужно выполнять в программе. В принципе, в таком подходе нет ничего нового. Им успешно пользовался в свое время Курт Браунинг (четырехкратный чемпион мира. – Прим. Е. В.). Он ведь до сих пор владеет коньком ничуть не хуже, чем те, кто выступает сейчас. А причина в том, что на протяжении всей своей любительской карьеры, да и потом, уйдя в профессионалы, Курт не сходил с коньков. На каток он приезжал утром на роликах, переодевался, проводил две полноценные тренировки, а вечером менял коньки еще раз и шел играть в хоккей. Не знаю, попадались вам на глаза или нет записи тех шоу, что Курт проводил в хоккейных коньках, но при случае обязательно посмотрите. Это непередаваемо, что он умеет на них делать. Этот же секрет лежит в основе катания Асады. Она обожает быть на льду, проводит на нем по шесть часов в день – пока не выгонишь. Как лягушка в пруду. Вылови ее и посади на берег – она тут же снова прыгает в воду. Помню, когда из спорта уходила Мишель Кван, она как-то с ужасом сказала мне, что вообще не представляет теперь свою жизнь без коньков. И не знает, что делать дальше. Наверное, такой же Плющенко, раз катается до сих пор. – Каким он вам показался с профессиональной точки зрения? – Он точно не стал хуже. Чем был в Ванкувере, например. Или в Турине. Просто я сказал бы, что он перешел в иное качество. На первых двух играх он был просто обычным спортсменом. Назвать его тогда профессионалом мне было достаточно сложно, несмотря на то что в Турине он стал олимпийским чемпионом. На тот момент у него был столь большой запас прочности, что он не мог их проиграть даже в том рыхловатом состоянии, в котором тогда находился. Сейчас же я вижу профессионала до мозга костей. – Будь иначе, не думаю, что Евгений сумел бы продержаться в фигурном катании столько времени. – Именно! Он четко понимает, что и зачем делает. Это – большая редкость в спорте. Хотя с точки зрения результата при нынешнем уровне конкуренции он может оказаться достаточно далеко от пьедестала. – Лично мне было бы интересно увидеть его в личном турнире. Хотя согласна с вами: это большой риск. – Тут ведь все дело в том, чего хочет сам Плющенко. Вы же видели, как в первый день командных соревнований сразу после Плющенко катался Джереми Эбботт? Полностью развалился! На большинство соперников Плющенко, даже такой, как сейчас, действует, словно удав на кролика. Откуда я знаю, может быть, это ощущение ему нравится гораздо больше, чем борьба за медали? Если бы я был тренером Плющенко, то пришел бы к нему и сказал: "Чего ты хочешь?" И принял бы любое его решение. – Кто представляется вам более сильным в мужском одиночном катании? – По своему потенциалу – Юдзуру Ханю. Во-первых, ни у кого нет столь богатого и одновременно качественного прыжкового арсенала. Я сам видел ролик, где Ханю одной связкой делает четыре прыжка: четверной, а следом – через подпрыжку – три тройных акселя. Представляете, какой там запас прочности? Взять сегодняшнюю тренировку, где Ханю откатал весь макет программы, не снимая антипростудной маски. Плюс – близкая к идеальной форма тела: Юдзуру маленький, легкий, тонкий. И эта форма тела, что немаловажно, не меняется. В то время как Патрик Чан стал заметно тяжелее. Как и Тацуки Мачида – при достаточно невысоком росте он выглядит на льду большим. Даже больше, чем Плющенко. – Та же Юля Липницкая рассказывала, что вынуждена постоянно держать достаточно жестокую голодную диету, чтобы не прибавлять в весе. – Не люблю, когда про спортсменов говорят, что их морят голодом. Это ведь как в балете: да, приходится мало есть, но это твоя профессиональная обязанность – держать фигуру и мышцы в определенных параметрах. Хотя это действительно очень сложный период, когда у девочек начинается не только перестройка фигуры, но и гормональная перестройка. – Я бы сказала, что Липницкой повезло, что ее Игры проходят сейчас, а не через год-два. – Полностью согласен, но сама по себе формулировка мне не очень нравится. Почему олимпийский результат должен зависеть от того, что кому-то просто повезло, как повезло в 1998-м попасть на Олимпиаду 14-летней Таре Липински? А Мишель Кван не повезло. Точно так же, как в 2006-м не повезло Асаде – изменили возрастные нормы. Хотя я совершенно не исключаю, что если бы она выступала в Турине, то не Шизука Аракава была бы сейчас олимпийской чемпионкой. И никто не знает, кому повезет в следующий раз. На мой взгляд, ценз должен быть обязательно, но в правильном месте. Более высокий, чем есть сейчас. Чтобы девочки успевали по-настоящему повзрослеть. – Как вы оцениваете готовность к Играм вашей подопечной Эшли Вагнер? – Не буду ничего прогнозировать, но нам пришлось тяжело. Чемпионат США в этом году был передвинут на самое начало года, а в конце декабря, когда в Америке празднуют Рождество, крайне сложно найти нормальные условия для тренировок. Владельцы катков начинают отдавать значительно больше времени под массовое катание. Если обычно на этих сеансах катаются по 10-15 человек, то в праздники на льду может одновременно находиться сотня людей. В Калифорнии рассуждают просто: Рождество – это зима. Значит, надо идти на каток. И все они забиты под завязку. Соответственно спортсменам остается достаточно неудобное время – до 12 часов дня. По-хорошему в этот период надо проводить по две тренировки, но как? Не заставишь же девочек прыгать в шесть часов утра? Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ08.02.2014 13:40 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/40863/

Marika: Не знала, в какую тему поместить. Но уж очень порой забавно)))) И как бы то ни было - С Днем рождения, Татьяна Анатольевна! 10 ярких фраз Татьяны Тарасовой 13 февраля известной фигуристке и тренеру Татьяне Тарасовой исполняется 67 лет. Вспоминаем 10 самых ярких фраз наследницы Анатолия Тарасова. © РИА "Новости" 2004 г. Про введение новой судейской системы: «Думаю, что в новой закрытой системе судьям стало легче хитрить. Это я знаю точно. Вижу. Об этом знает каждый тренер. Когда раньше судья открывал свою оценку, он отвечал за неё. При всех никогда не поставишь мало за то, что стоит очень дорого, — совесть не позволит. А втихую — можно. Лично я не верю, что анонимность сделала арбитров более честными. И не поверю никогда». 2004 г. Про иностранных учеников: «Мне нравится, что все они учат русский язык, приобщаются к русской культуре. Не склонна переоценивать собственную роль в их судьбе, но когда Джонни (Джонни Вейр. — Прим. ред.) после проката в Париже по-русски кричит в телекамеры: “Я люблю тебя, Татьяна!” — это ведь что-то значит?» 2008 г. Про последнюю Олимпиаду Ирины Родниной: «Когда Ира и Саша вышли на лёд, у меня руки свело так, что в течение получаса после их программы кисти буквально окостенели, и мне пришлось делать уколы, чтобы я могла пошевелить пальцами. У ребят же запас эмоций выплеснулся за день до заключительного вечера. На табло зажглись оценки. Саша подошёл ко мне: “Тетя Таня, держи”. Я ему плечо подставила, он в бессознательном состоянии, а у него интервью собираются брать, камеры наставлены. Зато Ира как будто сил у бортика хлебнула: “Тетя Таня, я третий раз олимпийская чемпионка!!!” Я говорю: “Ты что, даже не устала?” — “А что уставать, когда третью Олимпиаду выигрываешь!” — “Саше плохо”. — “Отойдёт”, — отвечает Ира. Мы положили Сашу, дали ему нашатыря… И они поехали к пьедесталу. Там Ирина заплакала. Плакала и я, понимая, что прощаюсь с ними…» 2010 г. Про Ягудина «Когда ко мне Ягудин пришёл, он же такой толстый был! И жрал всё подряд, как свинья! Ему целый таз оливье принесёшь, приходишь через пять минут, а он весь этот таз сожрал уже». 2010 г. Про состояние отечественного спорта «У американцев в одном спортивном центре сразу четыре катка, наверху в этом центре фитнес, внизу медики. А у нас где фитнес? В одном месте. А медицина где? В этом же месте. Почему-то всё у нас там, в этом месте, скучковались». 2010 г. Про лучших: «Если бы меня спросили, кого бы из фигуристов разных времени вы поставили на виртуальный пьедестал как лучших, то на первом месте, конечно, был бы Лёшка Ягудин. На втором Плющенко, потому что он всегда второй, судьба у него такая. Пусть подтягивается». 2012 г. Про возвращение Плющенко: «Возвращение Плющенко — это выдающееся событие в жизни мирового спорта. Я проплакала всю ночь от восторга после его выступления, потому что он вышел, победив себя, свой страх и боль, и показал всему миру, как это должен делать и жить великий спортсмен современности. Плющенко ведёт за собой не только наше, отечественное, фигурное катание, но и мировое фигурное катание. Я обожаю этот его порыв и преклоняюсь перед талантом Мишина. Всё это вызывает восторг и огромную благодарность». 2012 г. Про Максима Ковтуна: «Считаю, что талантливых мальчиков, в которых уже вложено очень много тренерских сил и которые находятся в очень сложном периоде взросления, не стоит пинать ногами. А стоит воспитывать и приучать к профессиональной работе. У нас в стране таких мальчиков не так много, к слову. Не нужно даже вспоминать про пальцы одной руки — боюсь, что эти пальцы останутся свободными. Сейчас Максим Ковтун очень хорошо работает, им довольна Лена Буянова. Я же с удовольствием вызвалась помочь, чтобы у парня не пропал сезон». 2013 г. Про Анатолия Тарасова: «С детства у меня было ощущение, что я была в безопасности. У нас дома никогда не говорили о работе, нас это не касалось. Но он был настолько поглощен работой, что сажал тюльпаны так, как должны играть тройки. У нас была дверь на даче, которая была сделана из клюшек. Хоккей был в жилах этого человека». 2014 г. Про поездку Плющенко на Олимпиаду в Сочи: «Под Женин пресс тоже ведь люди попадали. Мало ли какие критические слова говорят, у нас всегда кто-то выступает. Плющенко тоже сам выступает. В этом нет ничего необычного. Я, например, вообще не представляла себе Олимпийские игры здесь без Плющенко. Здесь катаются не только перспективные фигуристы. Для того чтобы попасть в Сочи, он уже четыре года отработал и извалялся везде, как шкурка. Его все японцы только поддерживают. Ковтун? Да, нужно продвигать молодых. Но сейчас выступает Плющенко, который своими титаническими усилиями вернулся в спорт. Я как профессиональный тренер оцениваю все эти человеческие и спортивные труды. Это уже рекорд – то, что мы сегодня видим. И меня это радует». http://sport.mail.ru/sochi/news/16938685/

piparkoogid: Нина Мозер: "Тренер не имеет права на эмоции" Нина МОЗЕР, Татьяна ВОЛОСОЖАР и Федор КЛИМОВ (слева направо). Фото Александр ФЕДОРОВ., "СЭ" СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ О пути российских спортивных пар к медалям Игр в Сочи рассказывает их тренер, для которой эта Олимпиада стала дебютной Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Сочи С тренером, подопечные которого стали обладателями золотых медалей в командном турнире, а следом выиграли личные золото и серебро, мы встретились под конец Игр, когда пережитые спортивными парами соревновательные страсти уже порядком улеглись. На льду "Айсберга" готовились выступать спортсменки первой из разминок женского турнира, поэтому под трибунами было пустынно. СПОКОЙСТВИЕ, КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ – На протяжении трех последних лет и самих Игр в Сочи вам успешно удавалось делать вид, что все идет по плану, все под контролем и все, соответственно, будет в порядке. Чего на самом деле стоило такое спокойствие? – Так ведь у нас все так и было, как вы сказали, – спокойно и под контролем. По ходу подготовки не случалось ничего такого, что выходило бы за рамки допустимого. В мае я четко расписывала все рабочие планы на год вперед – на каждую из своих пар. Эти планы были не просто перечислением сборов, соревнований, прокатов и каких-то других мероприятий: все подробнейшим образом расписывалось изо дня в день, включая выходные. Выбивали нас из этого плана разве что совсем непредвиденные обстоятельства в виде травм. К счастью, все травмы носили незначительный характер. После того как мы с Волосожар и Траньковым довольно успешно отработали вместе первый сезон, менять что-то в этих планах я не видела смысла. Было понятно, что предложенная мной система подготовки ребятам подошла. До того как встать в пару, и Таня, и Максим работали с самыми разными специалистами, имели достаточно много собственных знаний, прекрасно понимали свой организм. В этом плане работать с юниорами гораздо сложнее – потому что растущий организм меняется каждый день. – Но ведь и у Тани, и у Максима имелись достаточно серьезные проблемы со здоровьем. Не говоря уже о Вере Базаровой и Юрии Ларионове. – Такое действительно было. Но ведь и эти проблемы мы решили. Сначала нашли специалистов. Потом, когда убедились, что лечение дает нужный эффект, перевели свои отношения с этими специалистами на постоянную основу. – Траньков сказал после победы, что первое время работы с вами постоянно удивлялся тому, как сильно вы нервничаете на соревнованиях. – Та суета, которая со мной происходила, имела другие причины. Я по жизни достаточно активный человек. А Максим с Таней любят абсолютное спокойствие. У обоих быстрые реакции, но в глубине себя они, как правило, эмоционально спокойны. От меня они хотели точно такого же спокойствия. Любые быстрые тренерские реакции, не говоря об эмоциях, вызывали у них дискомфорт. Все это я поняла не сразу. Потребовался год, чтобы во всем разобраться. Очень многое нам дал первый совместный сезон, когда чемпионат мира был перенесен из Японии в Москву и фактически отодвинут на месяц. Нужно было искусственно уходить с формы, снова ее набирать. Естественно, все это вызывало дополнительное волнение: такого опыта ни у кого не было, и я, честно говоря, не имела ни малейшего понятия, получится ли снова вернуть ребят в нужное состояние. ВКУС ПОБЕДЫ – Начиная работать с Волосожар и Траньковым, вы очень многое делали впервые. Случались ли ошибки? – Вообще-то наш результат говорит о том, что ошибок не было. При 28 турнирах высочайшего уровня завоевать на четырех из них серебро, а остальные выиграть – это хороший показатель. Более того, выступление в этом сезоне Ксении Столбовой и Федора Климова показало, что и они вписались в мою систему очень хорошо. У ребят были совершенно потрясающие тренеры – Людмила и Николай Великовы. Они заложили Ксении и Федору такую мощную базу, которая позволяет строить "дом" любой высоты. Но современное фигурное катание – это уже не индивидуальная работа со спортсменом, а коллективная, где каждый из специалистов должен жестко отвечать за свой участок работы. – Согласитесь, никогда нельзя быть уверенным в том, что специалист, приглашенный со стороны, справится со своей работой именно так, как этого хочется вам. – Конечно. Но я по жизни очень скрупулезный человек. И к отношениям с людьми отношусь тоже очень скрупулезно. Могу сказать, что собранная нами команда тренеров, хореографов, врачей и массажистов – абсолютно потрясающая. Все они не просто редкие профессионалы, но и очень хорошие люди. Именно поэтому я не побоялась впустить их в нашу бригаду. Про опыт уже и не говорю. У многих за плечами по десятку Олимпиад, немало олимпийских чемпионов. Например, наш тренер по общефизической подготовке Виталий Москаленко – бывший легкоатлет, сам выступал на Олимпийских играх в тройном прыжке. У этих людей совершенно иная энергетика. Они знают вкус победы. В первый год работы тому же Москаленко было сложновато, а сейчас работа налицо. Ксения с Федором, например, вообще не понимали до начала сотрудничества с ним, что такое правильно работать стопой. Базарова и Ларионов всегда стремились добиться результата, но базовая подготовка была у них не настолько сильной, чтобы это сделать. Первое время Веры вообще хватало только на две минуты катания – потом у нее начинали дрожать и подкашиваться ноги. Еще одна проблема в отношении этой пары заключалась в том, что предыдущий опыт, который иногда давал достаточно высокий результат, не позволял Базаровой и Ларионову сразу переключиться на другой стиль работы. Если Ксения с Федором сразу отчаянно ринулись вперед, то у Веры с Юрой этот процесс затормозился. Они колебались, пытались возвращаться к каким-то более привычным для себя вещам. ИГРЫ, КАК ПЫТКА – У меня до сих пор не идут из головы ваши слова о том, что нет никакой разницы между чемпионатами мира и Олимпийскими играми. Сейчас вы продолжаете так считать? – Олимпийские игры – это очень много суеты. Гораздо больше, чем на любых других соревнованиях. Поскольку для меня Игры в Сочи – дебютные, мне было интересно. Да, Олимпиада – это другое. Это праздник для спортсменов, тренеров, всех, кто приехал. Но только не в том случае, если ты борешься за медали. Потому что тогда Игры превращаются в пытку. Первые пять дней соревнований я до такой степени была "в работе", что вообще не видела, что происходит вокруг. Определенным шоком стал шестой день, когда мы впервые выехали за пределы катка и Олимпийской деревни. Посмотрели вокруг и поняли: жизнь-то продолжается! Это было так удивительно... Хотя по жизни я никогда не ограничивала себя одним фигурным катанием. У меня много друзей в самых разных видах спорта. Из Сочи я даже позвонила Валерию Польховскому и сказала: "Валера, именно ты заставил меня задуматься о том, что я хочу результата. Жажду его". – А раньше не жаждали? – Дело в том, что спорт – это ведь всегда определенная политика. Есть тренеры с богатым послужным списком, которым верят руководители федерации, отдают им спортсменов. Если ты тренер среднего звена, твоим уделом становится самый "грязный" этап: от юниоров до момента, когда спортсмены начинают представлять интерес для сборной команды. И бывает очень тяжело выбраться наверх. В свое время Влад Жовнирский и Вика Максюта стали первыми спортсменами, с которыми я поехала на взрослый этап "Гран-при". Тогда в команде были Елена Чайковская, Виктор Кудрявцев, Татьяна Тарасова, Алексей Мишин, Тамара Москвина, Наталья Линичук с Геннадием Карпоносовым. И я. Меня тогда все спрашивали, на что я претендую, я отвечала: "Не знаю, мы в первый раз..." А приехали в итоге третьими. – Что заставило вас задуматься, что Жовнирский способен стать хорошим тренером? – После того как Влад закончил выступать, он два года работал в Министерстве спорта, а в обеденные перерывы или после окончания своего рабочего дня приходил на каток. Я сама посоветовала ему тогда разобраться, какое направление ближе – тренерское или административное. Потом отдала ему свою юниорскую пару Лину Федорову и Макса Мирошкина (победители прошлогоднего финала "Гран-при" среди юниоров. – Прим. Е. В.). И с удовольствием наблюдала, до какой степени скрупулезно Влад с ними работает. Спокойно, уравновешенно, любит возиться с техникой, что было принципиально при работе со Столбовой и Климовым, у которых имелось все, кроме подкрутки. Сейчас вообще все вопросы решены. Главная проблема парного катания – это рост партнерши. Ты вкладываешь кучу сил, учишь, придумываешь, потом спортсмены уходят в отпуск и спустя какое-то время ты получаешь девочку с совершенно другим телом. И все начинается сначала. Поэтому когда мне поступило предложение со стороны Татьяны Волосожар поработать с ней после Олимпийских игр в Ванкувере, я подумала: наверное, пришло мое время. Наверное, уже хватит продолжать бегать по пересеченной местности. Просто в тот момент у меня умирала мама, потом я долго приходила в себя, и почти год мы готовили все документы для перехода Тани и ее бывшего партнера Стаса Морозова в Россию. – Таня пришла в вашу группу, будучи связанной личными отношениями с Морозовым. Потом эти отношения прекратились, возникли новые. Вы, как тренер, как-то вмешиваетесь в личную жизнь своих спортсменов? И создают ли вам эти отношения проблемы в работе? – Знаете, взрослым людям часто кажется, что они все в жизни знают и ко всему готовы. А это не так. Жизнь постоянно припасает для таких ситуаций какую-то штучку, сталкиваясь с которой ты понимаешь, как многого не знал. И заново начинаешь в этой жизни разбираться. Что касается отношений Стаса, Тани и Максима, я всегда не то чтобы была буфером, но старалась держать середину. Мой первый тренер Петр Орлов в свое время очень доходчиво мне объяснил, что тренер не имеет права на эмоции. Если он будет позволять себе метания от одного полюса к другому, ученики никогда не сумеют до конца ему поверить. Поэтому для своих спортсменов я стараюсь прежде всего быть человеком, который их понимает. Независимо от того, что именно происходит в их жизнях. У меня как-то был случай, когда я сидела абсолютно расстроенная тем, что происходило в группе. И один очень мудрый человек сказал мне: "Нина, определись: ты хочешь вырастить спортсменов или людей? Определись и не пытайся это совместить". – Тогда спрошу и я: начиная работать с фигуристом, вы растите спортсмена или человека? – Прежде всего я хочу добиться результата. Человеческие качества тоже имеют большое значение – я очень отчетливо это поняла, начиная работать с Таней и Максом, когда мы втроем шли, словно саперы по минному полю, а вокруг... Вы не представляете, сколько на тот момент вокруг нас было "доброжелателей". – Это был наиболее тяжелый период работы? – Тяжело – это когда из жизни уходят близкие люди, и ничего нельзя вернуть назад. Остальное решаемо. ОШИБКИ, КАК НОРМА – Вас не напугало, что столь бравурно начав олимпийский сезон, Волосожар и Траньков вдруг начали ошибаться на главных стартах? – Честно говоря, у нас не было ни малейшего стремления сделать начало сезона бравурным. Скорее, имелась масса рабочих проблем, из-за которых мы совершенно не успевали подготовиться к турниру в Оберстдорфе. Поэтому ребята выходили на лед максимально собранными. Такое вообще нередко случается в спорте: как только люди выходят на пик формы, у них в подсознании появляется чувство, что все классно. И сразу возрастает вероятность ошибки. Первые три турнира у нас проходили с постоянными приключениями. Не опасными, скорее, смешными, с кучей мелких и несуразных накладок. В Оберстдорф мы еле добрались – ехали 18 часов и чуть не опоздали на старт. Потом втроем полетели на этап "Гран-при" в США – Стас Морозов уехал на другие соревнования. А в минимальном составе мы всегда более собранны. Между Америкой и этапом "Гран-при" в Японии у нас было всего 10 дней – едва успели прийти в себя после всех перелетов и акклиматизироваться. И тоже выступили хорошо. К финалу "Гран-при" в Фукуоке мы готовились намного серьезнее. Ребята набрали форму, понимали, что готовы очень хорошо. И неожиданно столкнулись с ситуацией, которую нам даже не приходило в голову просчитать. Дело в том, что Алена Савченко, Робин Шелковы и их тренер Инго Штойер успели, как выяснилось, досконально изучить наши привычки, какие-то ритуалы. Я восхитилась на самом деле – в большом спорте надо уметь доставить сопернику дискомфорт. Но там, едва приехав в Фукуоку, мы с первого дня столкнулись с тем, что все идет не так, как мы привыкли. Ты хочешь налить себе чай – его нет. Тянешься в определенное место за салфеткой, тоже ее не находишь. Вроде, ерунда, а начинаешь чувствовать себя так противненько… Все эти досадные мелочи стали притягивать к себе другие. Например, у меня накануне старта сложился определенный ритуал: кому-то позвонить, эсэмэс отправить. А тут вдруг выключился телефон – я умудрилась поставить его на скачку обновлений, и счет набежал такой, что телефон мне просто заблокировали. В общем, все пошло до такой степени наперекосяк, что уже после проката ко мне подошла совершенно ошеломленная Таня и сказала: "Нина Михайловна, наваждение какое-то: как я вообще умудрилась такие ошибки сделать?" На самом деле уже потом, когда я проанализировала все выступления предыдущих сезонов, увидела, что в декабре и январе у Волосожар и Транькова неизменно наступал спад. То есть все, что с ними происходило накануне Игр, было нормальным. МЕЖДУ ПЕРВЫМ И ЧЕТВЕРТЫМ – То, что Татьяна и Максим выступили в Сочи в составе команды, добавило им уверенности в личном турнире? – Думаю, да. Для ребят было важно почувствовать этот зал. Он имеет очень необычную акустику: все звуки, которые идут с трибун, сначала уходят под потолок, а оттуда словно обрушиваются на лед, сильно "прибивая" этим спортсмена. Даже когда просто стоишь у борта, ощущение такое, как будто глыбой придавило. Если бы в личных соревнованиях мы столкнулись с этим без подготовки, вполне могли возникнуть осложнения. Не говорю уже о том, что выходить бороться за личную медаль в ранге олимпийского чемпиона – это уже совсем другое дело. – В связи с командным турниром, где в произвольной программе нужно было выставлять резервную пару, в вашей группе, как мне кажется, должна была возникнуть непростая ситуация. Насколько тяжело было делать выбор между Столбовой/Климовым и Базаровой/Ларионовым? – Тяжело. Это ведь сейчас мы с вами сидим и рассуждаем о том, что медали были нам гарантированы. А ведь когда делаешь выбор, ты должен четко отдавать себе отчет в том, что может быть первое место, а может – и четвертое. Да, первый день турнира определил дальнейший результат. Но кто знал, что этот день так сложится? Командный турнир – вообще непростая вещь. Мне постоянно звонили в Краснодар, рассказывали, что в команде все переругались на этой почве. И я рада, если честно, что оказалась вне этого конфликта. Что касается моего выбора, я, безусловно, могла заявить любую из своих пар. Но до последнего смотрела на то, что происходит у нас на внутренних прокатах. По отдельности все катались прекрасно. Как только я объединяла все три пары, сразу становилось понятно, кто сильнее. Большим плюсом для Столбовой и Климова стало то, что они выиграли произвольную программу на чемпионате Европы. При выборе команды нельзя руководствоваться какими-то личными отношениями. Во главу угла нужно ставить задачу показать максимальный результат. Лишний раз я убедилась в этом год назад в Японии. Вроде и чемпионат получился там шуточным, но как же паршиво на душе, когда ты отработал на максимуме, а следом выходят люди и пускают твой результат в никуда. Поэтому у меня в группе существует только спортивный принцип. – Планы на следующий сезон вы уже обдумывали? – Нет. Для этого нужно, чтобы хоть немного отдохнула голова. На юниорский чемпионат мира я в этом году не еду, а вот после взрослого первенства отдохну и снова займусь планированием. – А смотреть выступления девушек после нашего интервью пойдете? – Честно говоря, я вообще перестала приходить на каток после того, как Таня и Максим закончили выступления. Видимо, наступило перенасыщение. Не могу даже видеть лед. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ24.02.2014 16:21 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/41613/

piparkoogid: Этери Тутберидзе: «Многие спортсмены, которые выходят на высокий уровень, максималисты» Этери Тутберидзе – тренер олимпийской чемпионки в командных соревнованиях Юлии Липницкой рассказала о причинах, которые помешали ее ученице выступить успешно в личном турнире. Откровенно призналась, к чему они оказались не готовы на Олимпиаде в Сочи. И объяснила, почему прокат Аделины Сотниковой стал прокатом ее жизни. Этери Георгиевна, для вас, как для тренера, это первые Олимпийские игры. Вы думали, будет сложнее или легче? Не могу сказать, что этот старт сложнее или легче остальных, потому что и на этапах Гран-при было важно было занимать места не ниже второго, чтобы попасть в финал. И на чемпионате России бороться как минимум за второе место, потому что шел отбор на Олимпийские игры. На чемпионате Европы были те же ставки, потому что опять-таки из трех наших спортсменок две отбирались в Сочи. А на Олимпиаде это ощущение «отбора» отсутствовало. Присутствовало просто желание показать свои лучшие прокаты, что, к сожалению, не получилось в индивидуальных соревнованиях. Лично для меня большой неожиданностью на Олимпийских играх стало то, что так много людей, которые, возможно, никогда не смотрели фигурное катание, вдруг заинтересовались этим видом спорта. Зрители, фанаты, огромное количество СМИ... Вот это явилось для меня откровением. И к этому я не была готова. Вы не ожидали, что столкнетесь с таким ажиотажем вокруг Липницкой? Нет. Не ожидала. Юля не вчера появилась в фигурном катании, и она не та спортсменка, которая впервые выдала чистые прокаты. Например, с моей точки зрения, ее лучшее выступление было на январском чемпионате Европы. Но когда мы вернулись из Будапешта, то никакой шумихи и ажиотажа вокруг Липницкой не было. Поэтому и в Сочи мы даже не предполагали, что окажемся в такой непростой ситуации. Мы планировали, что после командных соревнований, точнее, откатав произвольную программу, сразу садимся в самолет, возвращаемся домой, отдыхаем и спокойно продолжаем работать. Однако нам пришлось поменять билеты, потому что Юле необходимо было присутствовать на церемонии награждения. Из-за этого первоначальный план подготовки немного сбился. Каждый раз, приезжая с очередного старта, к следующему турниру мы пытаемся повторить всю тренировочную работу сначала, сделать ее заново. Чуть-чуть «отпустились», выдохнули и за дело. Мы планировали по прилету в Москву день отдохнуть и потом начать. Но вышло не так. Время потеряли, и толком не отдохнули. Кроме того, дома мы оказались вовлечены почти в приключенческие истории. Когда девочку нужно было эвакуировать через запасные выходы. Мне пробираться на каток, натянув на голову капюшон, чтобы не быть узнанной. Конечно, все это отвлекало. И Юлю, и меня. Всех. В какой степени это повлияло на подготовку Юли к личным соревнованиям? Обвинять сейчас кого-то, говорить, что мы не смогли подойти в оптимальной форме к старту – неправильно. Технически и функционально к личным соревнованиям мы подготовились даже лучше. Вернувшись в Москву, Юля была очень нацелена на работу, сконцентрирована на тренировках, все выполняла с первого раза. Так что причиной неудач в личных соревнованиях стало не это, а ее моральное состояние. От ажиотажа и излишнего внимания к себе Юля безумно уставала. Она близко к сердцу принимала то, что писали о ее семье. Переживала, потому что и бабушка, и ее родственники – люди не публичные, а тут внезапно они оказались в центре внимания. Юля даже лично звонила президенту Федерации Александру Георгиевичу Горшкову, просила защитить ее семью от «набегов» журналистов. Безусловно, что все это вместе морально абсолютно выпотрошило спортсменку, следствием чего и стали ошибки в программах. Ничего подобного с вами еще не случалось? Случалось, что мы приезжали на старты технически или функционально неготовыми, точнее не в той форме, в какой хотелось бы быть. Но Юля вытаскивала эти старты головой. А здесь этого самого главного не было. Не было головы. И причина совсем не в том, что Липницкая должна была откатать на Олимпиаде четыре программы, а как раз в моральном опустошении. Значит, будем знать, что такое Олимпиада, что это особенные отдельные соревнования, которые привлекают миллионы зрителей. Они имеют на это право. Просто мы к такому интересу не были готовы. После победы в командных соревнованиях Юля возвращалась в Москву в приподнятом настроении, но впереди были личные соревнования. Как вам удалось переключить ее, настроить на работу? В полной мере насладиться победой в командных соревнованиях у нас не получилось. Не было ощущения, что мы победители, что вот оно счастье, потому что впереди были индивидуальные соревнования, и мы, безусловно, настраивались на успешное выступление. Неверно писали некоторые СМИ, что мы хотели завоевать на Олимпиаде в женском турнире исключительно золото. Нет, конечно. Я – реальный человек и понимала, что есть Мао Асада, Юна Ким, что Каролина Костнер может собраться. Я видела на чемпионате Европы, что технически итальянка подходит к своему пику. Поэтому у нас было просто желание выдать свои лучшие прокаты, и я знала, что если Юля справится с этим, то сможет побороться за место на пьедестале. А что касается подготовки, то Юлю не нужно было мотивировать, по-новому настраивать, потому что отсутствовало ощущение эйфории. Мы просто нацеливались на продолжение работы и все. Вы настаивали на том, чтобы ваша ученица выступала на Олимпиаде и в командных, и в личных соревнованиях? Говорят, даже просили министра спорта об этом. Это неправда. После чемпионата Европы мне сказали, что в командных соревнованиях Юля будет катать произвольную программу, а Аделина короткую, так как на протяжении сезона она выигрывала короткую, а Юля – произвольную. Я посчитала такое решение справедливым. Даже начала планировать процесс подготовки таким образом, чтобы в большей степени сконцентрироваться на произвольной программе. Но потом пошли разговоры, что в соревнованиях примет участие только Аделина, что Юля не выступит, так как непростая ситуация складывается в танцах, поэтому в командных соревнованиях выступят два наших танцевальных дуэта, чтобы снизить нагрузку на Лену Ильиных и Никиту Кацалапова, которые нацеливались бороться за бронзу. И вот это был единственный раз, когда я позвонила в федерацию и попросила не отстегивать Юлю от командного турнира, потому что она завоевала это право. На всех стартах этого сезона, кроме чемпионата России, Юля занимала более высокие места, показывала стабильное катание. Я говорила только об участии Юли в командных соревнованиях. А как там будет, сколько программ ей предстоит катать – одну, две, это даже не обсуждалось. Да я и не того уровня человек, чтобы принимать такие решения. Тогда-то мне был задан вопрос: «А если Юле придется катать четыре программы, она выдержит?» И я ответила, что если у нас нет выбора, что если речь идет о том: быть или не быть, участвовать или не участвовать, то, конечно, участвовать. Сейчас, когда уже известны итоги выступлений наших фигуристов в Сочи, очевидно, что федерация сделала все абсолютно правильно. Мы выиграли золото в команде. Завоевали две медали в парах. Бронзу в танцах. Сотникова стала олимпийской чемпионкой в женском одиночном катании. Кстати, Аделина сама призналась, что неучастие в командных соревнованиях только разозлило ее, заставило сконцентрироваться на индивидуальных. А так, кто знает. Возможно, что командные соревнования также выпотрошили ее, и мы бы не увидели проката ее жизни. После соревнований я специально пересмотрела еще раз выступление Аделины, потому что в тот день на эмоциях никого и ничего толком не видела, и отметила, что Аделина, действительно, молодец, потому что сделала главное – собралась и выдала все в нужное время и в нужном месте. Это был ее лучший прокат по всем элементам. Понимаете, Юна Ким во время катания не светилась изнутри. А Сотникова светилась. И Костнер светилась. Но техническая составляющая у Каролины была немного слабей. Во время этой Олимпиады вашей ученице пришлось пройти огонь, воду и медные трубы. Изменилась ли Липницкая? На этот вопрос я смогу ответить через 3-4 недели, глядя на то, как Юля будет работать. Но еще важнее, чтобы плохой опыт старта, когда она вышла и поняла, что «головой» не сможет бороться, не переносился бы дальше. Главное, чтобы Юля сделала правильные и положительные для себя выводы. Но ей это удавалось. После победы на этапе Гран-при в Москве она плакала. В финале, став предпоследней в короткой программе, спросила с улыбкой: «Что же мне теперь повеситься?» Между этими стартами был очень короткий временной промежуток, но все увидели другую Юлю. Как тренеру, мне очень важно, чтобы спортсменка закалялась. Поверьте, я знаю многих, которые сдаются еще до старта. На этих Играх Юля оказалась в очень непростой ситуации. Одно дело, когда ты выходишь на лед, и надо просто чисто откататься. И другое, когда нужно не просто откататься без ошибок, но и бороться за самые высокие места. Разные задачи. А если добавить, что Липницкая еще и максималист... Многие спортсмены, которые подходят к высокому уровню, максималисты. Середняки довольствуются малым и остаются внизу. Таким просто наверх не подняться, потому что это очень тяжелый путь. Очень. Какие эмоции превалируют у вас сейчас: радость от золотой медали в командном турнире; досада, что не получилось добиться успеха в личных соревнованиях... Сейчас только чувство усталости. Но усталость усталости рознь. Бывает приятная усталость после сделанного, а бывает пустая, когда просто устал и понимаешь, что осталась какая-то недосказанность. Безусловно, то, что Юля завоевала золотую олимпийскую медаль в командных соревнованиях – здорово. Но меня не покидает чувство, что мы могли бы сделать больше. Теперь вы приобрели неоценимый опыт. Женское фигурное катание – тонкая вещь. Мы не знаем, что будет через четыре года. По спортивным меркам, олимпийский цикл – это огромный промежуток времени. Да и потом все знают, какое поколение фигуристов подрастает. Так что заранее ничего предсказать нельзя. Если забегать вперед, планируете ли вы технически усиливать программы Липницкой? Не думаю, что завтра замахнемся на четверные. Мао Асада тоже заявляет тройной аксель, но он не всегда получается. Сегодня главная задача Юли – чисто кататься. Что будет потом? Если она изъявит желание, то, конечно, попробуем четверные. Почему бы нет? У нее хорошая крутка, на тройном тулупе достаточно высоты. Это один из тех прыжков, которые она хорошо поднимает наверх. Но главное, чтобы в стремлении добиться исполнения четверного, не переусердствовать, не сломать спортсмена. Ведь важно помнить, что после первого прыжка надо прыгать еще шесть остальных. Плюс вращения, дорожки, подача программы. Необходимо эмоционально выкладываться, светиться, а не зажиматься, работая только на техническую оценку. Сезон для вас еще не завершен. Как будете готовиться к чемпионату мира, который состоится в марте? Это и будет сейчас самым сложным, потому что для начала Юлю необходимо морально восстановить. Мы уже проходили нечто подобное в прошлом сезоне, который оказался для нее очень непростым. Тогда пришлось приложить много усилий, на которые ушло много времени. Сейчас до чемпионата мира не так долго. Это настораживает, но посмотрим. Для вас золотые олимпийские медали в командных и личных соревнованиях равноценны? Когда все стали нас поздравлять, называть Юлю олимпийской чемпионкой, то у меня не сразу это уложилось в голове. Командные соревнования – новый вид, а к любому нововведению надо привыкнуть. Наверное, это станет привычным для следующего поколения фигуристов, а пока многие, в том числе и я, мыслим старыми категориями. Но могу признаться, что за командные соревнования я переживала больше, чем за индивидуальные. Результаты Юли в личном турнире меня, естественно, расстроили. А в командном мы очень боялись подвести остальных. Представьте, как можно плохо кататься, если за тобой Волосожар – Траньков, Плющенко, другие ребята. Ведь Женя не за бронзой вернулся в спорт и приехал на свою четвертую Олимпиаду. Поэтому было важно справиться, не стать слабым звеном. И Юля это испытание выдержала. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА Фото Юлии КОМАРОВОЙ 24 февраля у Этери Георгиевны был день рождения. Юлия Липницкая поздравила тренера во время концерта «Бала олимпийских чемпионов» на Малой спортивной арене Лужников.Все поклонники фигурного катания, руководители ФФККР, коллеги, спортсмены присоединяются к этим поздравлениям. Желают Этери Георгиевне здоровья и дальнейших творческих успехов. http://fsrussia.ru/news/1118_eteri-tutberidze-mnogie-sportsmeny-kotorye-vyhodyat-na-vysokij-uroven-maksimalisty/

piparkoogid: Аделина Сотникова: Хотят многие, я смогла Первая олимпийская чемпионка в эксклюзивном интервью МК о самоуверенности, вынужденном сидении за закрытой дверью, неумении бить по бортику, высоченных каблуках и небритом заливщике льда Аделина Сотникова не едет на чемпионат мира в Японии. И правильно делает. Почему я нисколько не сомневаюсь? После подобной победы надо помолчать. Есть такое право чемпионов – оглянуться назад, осознать. Аделина была готова к победе. Но готовность эта копилась, наслаивалась, крепла годами. А потом – всего лишь минуты перед трибунами. Какие минуты! Как сказал один из болельщиков в Сочи: «Вы это видели? Сотникова - просто чума!»… А она – она каждый вечер смотрит свое выступление в Сочи. То ли возвращается уже в прошлое, то ли окунается в настоящее. После тренировок, естественно, над будущим. Аделина Сотникова фото: PhotoXPress - И вот, Аделина, ты понеслась под трибунами «Айсберга» с ощущением абсолютного счастья… - Эмоции? Ой, они такие были - зашкаливали, я понимала, что выиграла, но не чувствовала этого. Я до сих пор это чувство не поймала. - Даже сейчас, когда каждый день в ЦСКА выходишь на лед, в который впечатаны огромные буквы: Аделина? - Может, оно позже появится. А в Сочи – я бы хотела, конечно, вернуть то ощущение после произвольной программы. Я встала в концовку… И - слезы, как они полились! Понимала, что откатала чисто, и что сделала это на Олимпиаде, и это моя первая Олимпиада! А я отработала такую программу! Это было счастье, а потом – буквально истерика, подъезжая к тренеру, пыталась остановиться, начала обнимать Елену Германовну, и все, захлебнулась совсем. Непередаваемые ощущения. Я каждый вечер смотрю свои программы – и произвольную, и короткую. Никак не могу поверить. С мамой смотрела как-то, обе прослезились. И чувство такое – как будто не я, а другой человек на экране, и я за него радуюсь. - Смотришь, а, в первую очередь, глаз цепляет, где можно было усилить жест, взгляд? Каждый мастер всегда копается в мелочах. - Знаете, на сей раз я просто разрешила себе думать, что все идеально. - Помнишь тот момент, когда впервые встретилась с тренером Еленой Буяновой (Водорезовой)? - Я вообще не знала, кто она. До тех пор, пока не пришла к ней на просмотр. А прямо на просмотре мне объяснили – знаменитая фигуристка, знаменитый тренер, прославилась уже в 12 лет... Все это, если честно, у меня тут же и вылетело из головы. А вот когда я сама в 12 лет выиграла взрослый чемпионат России, тогда и осознала все по-настоящему. - Испугалась? - Нет. Я только понимала, что все будет сложно. Мне было страшно потом, когда пошел сбой, когда ничего не получалось. - А вот когда явилась нахаленком к взрослым девушкам на турнир, не было дискомфорта: а туда ли я попала? - Нет, я немного волновалась, все же большие девочки, но я с ними на Кубке уже встречалась и обыгрывала. И уже знала: делай свое дело, и все. - Когда ты в восемь лет ехала рано утром на заднем сиденье машины, досыпая на подушечке, чтобы сначала успеть в школу, потом на тренировку, ты себя заставляла? Или процесс шел весьма гармоничный: а что – разве можно по-другому? - Не заставляла – это точно. Конечно, бывали моменты, когда – раз! – и лень так-а-а-я охватывала! Но это уже когда приехала на тренировку, на диванчик села. А потом выходишь и собираешься. И вообще – если бы я сама не хотела, то всем бы сказала: не хочу – и до свидания! - А можешь так? - Могу. А тогда - мама всех будила, с папой ехали в школу к 8.30, это было обязательно, на пару уроков, потом я шла на каток. Могла сказать – что хочу поспать, чтобы на тренировке нормально себя чувствовать. И позволить себе только такое отрицание. И мама была не против, потому что с учителями договаривались, я приходила и сдавала все предметы. Так что если и пропускала – то только школу. Тренировки – нет. - Мама никогда не занималась спортом? -Любитель, увлекалась акробатикой. Ей еще первый мой тренер сказал: девочка идет хорошо, это ее вид, не бросайте. А вот папа был всегда против раннего вставания: «Зачем ты так рано поднимаешь ребенка, кому это надо!». - Он не хотел, чтобы спорт был столь серьезным? - Он не хотел, чтобы я так рано вставала. Никогда не говорил – я против спорта. Ему было жалко, что я не высыпаюсь. Но мама, кстати, всегда спрашивала: пойдем или не пойдем, или ты спишь? – «Не-е, пойдем!». Мой голос тоже решал. Мама спрашивала, я отвечала, и всегда было: я хочу! - Когда в тринадцать лет началась перестройка организма, возникли проблемы, как ты себя убеждала - что надо идти дальше? - Я понимала: ради Машки надо! Все уже знают, что у меня есть сестра, два года у нас разницы, и она – особенная. Она очень хороший человек, не надо никаких преувеличений, просто преодолевать ей в жизни пришлось и приходится многое. Она слышит при помощи аппарата, если бы не мама, может, и не говорила бы, но мама заставляла разговаривать. Прошла через несколько операций… - Когда рядом видишь проявление стойкости, мужества в отчаянных, казалось бы, ситуациях, мамино – в первую очередь, это ведь тоже воспитание… - Я не имею право на малодушие. Считаю, что у меня сестра сильнее меня. Мне кажется, я бы не выдержала все, что ей пришлось пережить. То, что мы делаем, даже добиваясь, казалось бы, значительного, – это не что-то сверхъестественное. Я порой думаю, если бы Маша занималась моим спортом – все свернула бы на своем пути. Чувствую так. Она умница: общается прекрасно, учится хорошо, попала в школе в самый сильный класс, танцует, рисует – реально, очень хорошо. Сама, никто ее не учил. - А ты пробовала? - Нет, это серьезно нельзя воспринимать. Либо дано – либо нет. - У тебя есть еще какой-то талант? Понятно, что в фигурном катании «что-то» явно есть? - Ой. Не знаю, все времени не было поискать… - Говорят, после Сочи пришла в ЦСКА на высоченных каблуках? Измерила? - Двенадцать сантиметров. - Ничего, комфортно? - Так надо выбрать грамотно – чтобы не на переломанном подъеме ходить, а платформочка была. Это же чокнуться можно иначе - на вывернутой куда-то стопе ходить! Да и каждый день я не хожу. Только по праздникам. - А праздники у нас, как часто? Четыре раза в году – банкеты на соревнованиях? - И в театры – вот, еще когда встречали меня здесь после Игр, вы правильно вспомнили. Как же это было…волшебно! Сдерживала себя, не плакала. Я, наверное, все слезы в Сочи оставила – так выревелась там. - Поняла уже: то, что сделали заливщики с твоим именем, – это навсегда? И малышня уже другой лед, без твоего имени даже представить не сможет. - Да, это очень круто! Я когда увидела, стояла ошарашенная. - Ты им сказала: дяденьки, спасибо от всей души? - У нас тут все чудесные люди какие-то подобрались! Все обязательно здороваемся, естественно, всегда заливщики спрашивают, как лед – нравится, не нравится? Не всегда все знают, как кого зовут, но какая-то атмосфера единого дела. Всем сказала спасибо огромное. Один человек за меня так болеет всегда, сказал: пока не станешь олимпийской чемпионкой, бриться не буду. Я его спросила после Сочи: « А сейчас побреетесь? – Побреюсь!». - У тебя лично были какие-то запреты - пока не стану олимпийской чемпионкой… - Нет, пожалуй. Я только сказала маме, что буду первой олимпийской чемпионкой. - Перед Играми? - Еще года два-три назад. Когда выиграла юниорский мир. - Это было самоуверенно, не находишь? - Нет. Я понимала, что очень хочу этого. А если хочу – добьюсь. - Хотят многие. - Многие, но у меня получилось. - Кто тебя назвал Аделиной? - Мама. Ее маму зовут Адалина, в паспорте неправильно записали. И назвав так меня, мама, можно сказать, восстановила историческую справедливость. Дома так и зовут - полностью. Мне не нравится ни Адель, ни еще как-то. Ну, бывает, кто-то скажет: Адель, иди сюда. Друзья – Деля называют. Но, чтобы Ада… Хотя, нет, меня Татьяна Анатольевна так называет! - А ты каждый раз думаешь: кто бы это мог быть! - Нет, я каждый раз про себя бурчу: «я не Ада». Но Татьяне Анатольевне я ничего не говорю, ей можно. - Людей вокруг много и многие захотят показать свою причастность к твоим успехам… Столкнулась уже с тем, что знакомых как-то прибавилось? - В социальных сетях уже нечто творится. Я иногда думаю: как я буду ходить по улице? Там такое уже – «все, ты моя!». Сижу –шучу: «Ма-а-м, мне охранник нужен! Папа, давай со мной!». И мальчики пишут, и девочки: как бы мы хотели взять у тебя автограф, у палатки ЦСКА будем поджидать… И все это массово так, даже страшновато. Приятно, что тебя весь мир знает, и на улице узнают. Но какую-то защиту придется выстраивать. – Да, подъедать будут со всех сторон. Ты школу закончила? - В прошлом году. Специально сдавала экзамены два года, чтобы в этом, олимпийском, спокойно готовиться. - Все продумала… И тренер, и ты были готовы к победе. Она не случилась внезапно, как многим могло показаться. - Нет, мы готовились именно к победе. - Ты была в Сочи во время командного турнира. Не касаемся темы, кто виноват, что ты в нем не участвовала. Будем считать, что рука свыше дала возможность сконцентрироваться на завоевании личной медали. - Я так и считаю. - Но те несколько дней в Сочи, наверное, дались, мягко говоря, непросто. - Я приехала сначала в хорошем настроении, обида осталась в Москве – тренер видела, какая я опустошенная приходила на тренировки: ничего не хотелось. Потом Елена Германовна со мной поговорила, мама поговорила: что ты расстраиваешься, у тебя есть личные соревнования, спокойно выступи и покажи, что не правы были люди. Я в какой-то момент так и подумала: я же не слона проигрываю! - Ну, не слона, всего лишь золотую олимпийскую медаль. Никто же не гарантировал дальнейшие события. - А я эти мысли закрыла, решила, у меня еще неделя есть, я не буду нервной такой, измотанной, просто откатаю две программы, как надо. Что и сделала. - Психотерапия сработала, но я говорю о тех минутах, что ты сидела на трибуне во время выступления команды. Зачем вообще села? - Исключительно для того чтобы почувствовать публику. Конечно, когда ребята выступали, я сидела и думала: блин, как же я хочу на лед! У меня та-ко-о-е было внутри! Потом я посмотрела, послушала, как наших принимают, сделала выводы и со спокойной душой уехала. Мне уже тогда все понравилось. Тут мне сразу стало ясно – моееее! Мне не хотелось, чтобы люди молчали. Помню, на финале Гран-при мне, может, даже не хватило крика – орут, орут и вдруг: полная тишина. И ты стоишь – как в коробке, не знаешь, где ты? Я еще до конца себя не понимаю. Но русская публика – всегда классно. Свои же. Русский голос во Франции в ушах стоит до сих пор: Аделина, давай, сделай! Я стояла уже такая – у-у, сделаю! Скорее всего, мне действительно надо кричать с трибун, бодрит. - Насколько тебе нужен выход негативной энергии? Вот, груша для снятия стресса была подарена мудрым тренером в какой-то момент… - Выход нужен, но я не умею. Бывает, что есть отрицательное что-то – а стукнуть по бортику – как-то мне не комфортно, крикнуть – тоже не хочется. Перед Играми у нас была одна тренировка, я всегда молчу, когда мне что-то говорят, или попадает за что-то – сказать хочу, но внутри сразу протест: нет, не буду. Не говорится мне как-то, а в этот раз что-то тренировка не пошла совсем, сорвала много, прокат короткой без двух прыжков, Елена Германовна возмущаться начала… И тут вдруг меня прорвало: «Да, успокойтесь вы!». Сначала был такой трясущийся голос, а потом мысли сразу – укусили меня что ли? Еду к бортику, и думаю: интересно, что Елена Германовна подумала сейчас? Опешила, наверное. - Это только с тренером бывает, когда ты хочешь ответить, да не можешь? - Только с ней. Маме я всегда отвечаю. И папе тоже. Но – спокойненько, не ору. Я грамотно отвечаю, чтобы и маму не обидеть. Даже смеемся. А бывает, что все бесит иногда, а мама что-то еще по теме добавит, тут могу, конечно, не сдержать себя. Уходишь потом в ванную и сидишь там за закрытой дверью полтора часа. - Стыдно выйти? - Нет, просто хочется одной побыть. - Позади такие Игры, их надо пережить – все, что там случилось. И с тем, что ты олимпийская чемпионка тоже надо внутренне «смириться». - Наверное, когда я просто ревела, именно тогда было чувство: я стала олимпийской чемпионкой. А потом – опустошение, и все ушло. Еще когда медаль вручали. На закрытии, когда огонь потушили, я так плакала, причем закрывала лицо, чтобы никто не видел. Рядом народ сидит, а я плачу, и лицо, знаю, такое делается… не хотела это никому показывать. - На следующий день после победы ты так живенько и уверенно сказала: все золото в фигурном катании хочу! - Хочу. Следующий сезон будет сложным. Ким Юна ушла ведь сразу после Игр и только в прошлом году вернулась. Наверное, у нее уже все остыло. А тут – надо почти сразу работать, как будто ничего не было. - А ты еще в столь юном возрасте, когда надо весь следующий олимпийский цикл продержаться на уровне. - Посмотрим. Дело не в том, что надо доказывать. Но – сейчас, пока мне нравится это дело, я буду им заниматься, а по поводу Игр я еще подумаю. Может, такого желания и не будет. - Да, подожди, эти только закончились. Но ты допускаешь, что в какой-то момент может пропасть интерес к фигурному катанию? - Нет, интерес никогда не пропадает, просто я такая – два дня желания может не быть, а потом, как оголодавшая, вцепляюсь. - А какие-то цели уже, помимо спорта, прорисовываются? - Встретить хорошего человека, чтобы семья была, окончить институт, может, стать тренером. - И ты готова встать рядом с Еленой Германовной у бортика? - Да и развесить по углам груши. - Аделина, можешь сказать, какой у тебя характер? Ты сама себя весьма трезво оцениваешь… - Я разная, но всегда упертая, то, что не нравится, делать не буду – никогда. Даже если мне все объяснят. Соглашусь внешне - может быть, да. А про себя: ну и зачем? - Это может касаться и тренировок тоже? - Нет. Пока я на тренировке, и пока не сделала что-то – не успокоюсь. Буду добиваться, падать, вставать. Елена Германовна говорит – дальше давай, а я: сейчас сделаю, тогда и пойду дальше. Бывает, конечно, что даю себе слабинку. - И в чем же это проявляется? Что ты на полчаса опаздываешь на тренировку? - Вот такого еще ни разу не было! Нет, было один раз, когда вообще что-то вымоталась-вымоталась, и… проспала. Когда встала – это была паника! Я никогда не просыпала, по мне всегда можно было определять время. Если я там – такой час, если переехала сюда – уже столько. А, когда проспала – даже боялась взять трубку. Елена Германовна мне звонит, звонит, а я не беру! Она звонит маме, мама призналась. Елена Германовна, как хохотать начала: ну, наконец-то, Сотникова проспала! Я потом прибежала: ну, выспалась? – Ага! - Теперь можно чуток и отоспаться с чистой совестью… - Отдыхать поедем, это точно. Думаю: на месяц бы уехать, ничего не видеть, не слышать. А потом понимаю: я же не выдержу! Неделю не смогла в прошлом году удержаться – один день полежала на кушетке, позагорала, плавала, правда, каждый день. А на второй день: «Следующий год олимпийский, сейчас я буду лежать, есть, и что дальше? До свидания фигура, до свидания фигурное катание? Зачем мне это надо?». Я ходила в зал, полтора часа в зале шесть дней. Каждый день программы отрабатывала, пыталась что-то добавить свое, потом решила – не буду, оставлю, и Петя Чернышев подправит, и Ирина Анваровна Тагаева… Но я у зеркала три раза «проходила» короткую и произвольную. Мама мне говорит – ты куда? «Пойду заниматься, не могу лежать». - А трепетная для фигуристок тема еды… - Это очень страшная тема. Лишнее все же мешает. Бывает, что и вообще ничего не ем. На следующий день – один раз, потом два раза в день начинаешь, опять это все по граммам подкрадывается. Тяжело, конечно. В олимпийской деревне был «Макдоналдс» бесплатный. Я думала: после произвольной пойду, поем, все! Ага, сходила Аделиночка, лежа на диване! Никуда не пошла. Не хотелось. - Папа переживал по поводу раннего вставания, а по поводу еды – он же видит, как ты ешь, вернее, не ешь? - Он хочет меня всегда подкормить. «Давай еще это – нет, папа, не надо. - Ну, давай еще вот это, икорку давай. – Нет, пап, не надо». – «Хватит ее подкармливать! – мама из другой комнаты кричит. – Ну чего, чего, я ничего!» - Мама в Сочи была, папа оставался в Москве… - Мама плакала так, когда увидела меня после победы, я побежала к ней, прыгнула, она меня покрутила и сказала: ну вот, мы это сделали. А больше не помню. А папа тоже такой был счастливый, так светился! Обнял, поднял! Я увидела его поздно вечером в Лужниках, когда мы прилетели из Сочи и папа увидел меня, когда надо было чемоданы забирать… Нет, вру. Папу не пускали полицейские. Я им говорю: пропустите, это мой папа. Его не пустили. - Пришла слава, не могу сказать, что незаметно, тем более что ты была готова. В этом пироге, который теперь вкушаешь, хотела бы от какого-то куска избавиться? - Пока нет. Все хорошо, ничего удалять не надо. Что отсечь-то? Я этого сама хотела и получила… - Когда вышла на произвольную, по своему состоянию чувствовала, что все сложится? - Да. Я была какая-то другая, не такая, как обычно. Я чувствовала – как волнуются тренеры. А я никогда это раньше не ощущала. Думаю, чего они так занервничали? Я хотела им сказать: сейчас все будет, потом подумала: нет, не буду пока говорить! А то скажут – вот наглая, мы тут переживаем, а она вообще ни грамма. - Ты перед прокатом поцеловала крестик и перекрестилась, но за бортиком, не на публику. Не считаешь возможным выносить эти чувства на люди? - Нельзя афишировать такие вещи. Если ты связан с богом, веришь в него… Я могу иногда на эмоциях перекреститься в центре катка. Или - когда реву… Но вообще – это невозможно для чужих глаз. Это твое. Ты молишься, чувствуешь, ты внутренние эмоции отдаешь туда, наверх. Бывает, вижу у других – наигранное. Нельзя. Потом тебе же ответ вернется. Мне кажется, я понимаю, как это бывает: ты что-нибудь попросишь, получишь и не отблагодаришь. - Сочи – твой любимый город теперь? - А он всегда был любимый. Первые сборы были там. Первое море – в Сочи. Там я научилась плавать… Город мечты моей получается. Сбывшейся. материал: Ирина Степанцева http://www.mk.ru/sport/interview/2014/03/17/999499-adelina-sotnikova-hotyat-mnogie-ya-smogla.html

piparkoogid: Легендарная фигуристка и тренер Елена Водорезова: «Надо немного продлить счастье!» Наставница Сотниковой и Ковтуна рассказала «МК», что общего между ней и Аделиной Была звездной фигуристкой, от которой в восторге заходились трибуны, — Леночкой Водорезовой. Стала — звездным тренером Еленой Германовной Буяновой. Теперь ее спортсмены без конца на устах у болельщиков: олимпийская чемпионка Аделина Сотникова и чемпион России Максим Ковтун. Аделина уже отдыхает, Максим выступает на чемпионате мира, Елена — вновь у бортика. Этот олимпийский сезон не забудет ни один из них. — Вспомним день победы? — Безумие такое. Мне кажется, я давно такой не была! — Вы никогда и Олимпийские игры не выигрывали. — Когда Аделина катала дорожку и мы еще не понимали, что это «золото», но понимали, что медаль, — я уже, если кто видел, легла на борт. Скакали Ира Тагаева, Петя Чернышев, а я уже не стояла, смотрела, облокотившись на борт. То, к чему мы пришли, далось очень дорого. До Игр я не понимала вообще, куда и с кем я еду. И это состояние угнетало. Я не знала, будет ли Максим как запасной выступать. А его ведь надо было тоже готовить. Вплоть до первого февраля я еще ничего не знала про Сотникову. То Аделина едет с командой, то нет, и так потом получилось… Вот даже набор слов, смотрите, какой: я ей сказала, когда мне сказали, что она едет, а потом пришлось говорить, что не едет! Представляете, как это все надо было пережить? Потом она должна была в качестве запасной обязательно приехать в Сочи: сидела на трибуне и смотрела. И уже дома, в Москве, видела, как награждали команду без нее. — Вы оставались в Москве? — Да, готовила Максима. И была в сумасшедшем доме еще до Олимпиады. Ребята видели мое состояние — а я была, если честно, убита тем, как это все делалось. И до сих пор никто никаких концов найти не может. Кто решал, что Аделина не будет выступать в команде, почему именно так решал? Никто не признается. Я была на «нервяке» в Москве, а Татьяна Анатольевна Тарасова, находясь в Сочи… Мы договорились, что она принимает одну, я остаюсь с другим. Хорошо, что у нас есть Татьяна Анатольевна! Мы с ней перезванивались, она мне — про Аделину там, я — про Максима здесь. И таким вахтовым методом занимались спортсменами. Потом она Аделину перенаправила, я ее снова подхватила. Не представляете, как Сотникова разозлилась — за что ее так? Хотя, казалось бы, после чемпионата Европы все были в восторге, как обе девочки наши там выступили! Я, как тренер, должна была подобрать слова для объяснения. Что у нее внутри творилось! — Эти Игры вы никогда не забудете... — Нет! В первую очередь — то, как я к ним приехала. Потому что Максим тоже не понимал, что будет, он также готовился. Как пережили? Так получилось, что все нашли все нужные слова. Татьяна Анатольевна — там, мы — здесь. Я не очень комментировала ситуацию с мужским катанием, пока шли Игры. Решаю не я, и меня никто не спрашивает. Есть люди, которые за принятые решения отвечают, они взяли на себя ответственность: едет один спортсмен, а не другой, Плющенко, а не Ковтун. Я даже не могу оценить Женин закрытый прокат, не видела, Тарасовой там тоже не было, сказали, что она — заинтересованное лицо. Могу сказать только одно: если тренер и спортсмен взяли на себя эту ответственность, должны отвечать. Комментарии к случившемуся все время были разные — не было единой позиции тренера и спортсмена, такое впечатление, что они просто даже в разных местах находились. И еще мне было странно — Алексей Мишин, как тренер, говорит о моем спортсмене: его не могут найти. Как это можно было озвучивать? Как это вообще себе кто-то представляет, когда спортсмен готовится к Олимпийским играм? И потом, все разговоры ведутся для начала не со спортсменом, а с тренером. Я не хочу даже в это вдаваться, потому что уже нет сил — заболел ли Ковтун, потеряли ли Ковтуна или Воронова (вообще-то все забыли, что есть и второй запасной), суть в другом. В том, что Женя снялся, Ковтун виноват? — Как Максим все это переживал? Надо отдать должное — ничего лишнего в комментариях он себе не позволил. — Для начала — о том, что поедет именно Плющенко на Игры, я, например, узнавала из средств массовой информации, как все зрители и вся страна. Нам никто не сообщал отдельно. Мы с Тарасовой были не в курсе. «Тебе звонили?» — «Нет». — «И мне тоже». Максим правильно сказал: дали шанс Жене, а мне не дали, но я его использую в будущем. Достойно — никого не оскорблял. Про него была масса «доумок» в тот момент, просто огневая точка здесь у нас была. Если хотите знать мое мнение: как бы Женя ни выступил в личном турнире — второй, пятый, десятый, народ бы любил его не меньше. Это — позиция. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Олимпийские игры — тот старт, на котором выступают на пределе. Оторвалась бы нога или рука — оправдание. Да, жестко, но это мое личное мнение. Я знаю, как и все, что есть спортсмены, у которых и пластины стоят, и с переломами они выходили на старт. Много было подвигов без оглашения проблем. Когда — комок к горлу. Когда — сопереживаешь. Да, это подвиг. Ты захотел его сделать сам, все про себя зная? Если захотел — иди до конца. Ты должен, если взялся. Как такая ситуация сложилась у Жени? Не мне судить. — Вы — специалист высокого класса. С тренерской точки зрения вы находили плюсы для страны в том, что едет в Сочи именно Евгений Плющенко? — Прежде всего: Женя для меня человек, которого я уважаю. То, через что он проходил, возвращаясь, — это преодоление, на которое не каждый способен. Такие люди достойны уважения и восхищения. Но если ты вошел в этот спортивный ритм снова, ты в нем и должен находиться. Жить в нем, а не рассказывать: да, здесь у меня тренировочный прокат был, а здесь я не успел. Возвращение не означает «все можно». — Это вы про чемпионат России, который Евгений проиграл, с дальнейшим комментарием, что отнесся к соревнованиям не столь серьезно, как стоило? — Да, Макс боролся и выиграл честно. Достойно. Я очень горжусь и тем, как он выиграл, и тем, как тренировался. Да, его мотивировал Женя. И Женю в чем-то мотивировал Макс, так ведь и было. И я рада, что Максим растет на этом высоком накале борьбы. Но то, что происходит вокруг, не просто мешает — может быть губительно. Нельзя большому спортсмену проигрывать и спокойно говорить: подошли как к тренировочному прокату. Это не очень уважительно вообще — даже не к соперникам, к этому старту. Для меня, как тренера, это неуважение. А уж рассказывать — это уже было на Играх, — чего не сделал Максим в прошлом сезоне… То есть рассказывать о себе с плюсом и при этом про неудачи другого, тем более только начинающего свой путь, не совсем корректно. Опять же, не Максим виноват в ситуации. Олимпийские игры — это была история Жени, ему предоставили эту историю делать. И человек должен отвечать прежде всего за себя. — Вернемся к Аделине, которая выдержала все и завоевала столь ценную медаль, первую в нашей истории. Для вас лично, наверное, просто вожделенную. Воля к победе проявлена какая-то фантастическая! — Вы видели эти огромные буквы (АДЕЛИНА) на льду? Заливщики несколько ночей это делали, так ее любят в ЦСКА! Она когда маленькая была, знаете, чем мне нравилась? Была таким чертенком, глаза — блюдцем. И издалека со мной разговаривала, на пальцах показывала: два, три оборота делаю? Все, никаких лишних разговоров! Конечно, стала девушкой, теперь уже более приглаженный характер. Но черт этот внутри все равно сидит. Есть же разные спортсмены. Вот Макс — общительный, чересчур даже. Он до бесконечности может говорить. Заговорит так, что очумеешь уже от него. Ему надо с кем-то болтать все время. Аделина — другая, ей надо сконцентрироваться. Ее все видят на старте сосредоточенной. Но никто же не видит ее после старта. Мы можем только в гостинице вздрогнуть: ой, кто-то пронесся! А это Сотникова была. Но такая она — вне спорта. И умеет это разделять. Москвичка, если понимаете, о чем я. Мы — другие, мы по-другому воспитаны. Ей не все надо, может, это и не очень хорошо. Не все — но самое главное. Мы так воспитаны городом, людьми. Москвичей, кстати, в сборной немного, и они очень трудно выживают в сборной. А тот же Ковтун приехал — ему все надо и ото всех. — Как вы лично выживаете между такими энергетическими монстрами? — Тяжело выживаю. Хорошо, что у нас много льда, прекрасные условия, высококлассная команда — Татьяна Анатольевна, Ирина Тагаева, Петр Чернышев. А на льду я ребят развожу по разным часам. Сначала — Аделина. Она более легкая на подъем, «барин» позже подъезжает. Но иногда, правда, соединяю их вместе, делаю это специально — они друг друга подстегивают. Макс не может себе позволить при Аделине что-то не выполнить. Приходит Тарасова, хорошо, что я не одна. Замечательные условия работы, плюс уже притерлись все: Татьяна Анатольевна одно делает, я переключаюсь на другое, Ира на третье… Сейчас к миру с Максом вот все готовились, а Петя Чернышев с Аделиной на следующий сезон уже наработки прикидывают… Кстати, Петю привела Тарасова, на телевизионном проекте подметила. Сначала, мне кажется, он немного напрягался: три женщины, тяжеловато, мы крикливые все, а Петя у нас — спокойный и уравновешенный. Но ничего, как видите, спелись. — Аделина тренируется у вас с детства, Максим пришел уже с достаточно сложившимся характером. Наверное, есть сложности и там, и там? — С Аделиной мы с ее восьми лет вместе, и у нее такой запас техники и заложенной базы, что можно пробовать все что угодно, и это не сложно. Максим пришел, когда ему было 17, сформировавшийся, очень тугой на какие-то вещи. Ему надо четко все объяснить. Он понимает логику. Я его тренирую, потому что в первую очередь верю в него. У него сильный стержень, он умеет разозлиться. Воспитанием заниматься поздно, но нужно идти к определенным целям. А цель — одинаковая, и слава богу. Он очень непростой, как говорит сам про себя, — парень с екатеринбургских окраин. Но, наверное, этим и интересен. Колкий. У него нет «средневыведенного» поведения. Может довести всех до белого каления. Мы можем обе — и Тарасова, и я — закипеть от одного Ковтуна. Это не значит, что не можем ничего сделать. Читает рэп, вообще творческий человек — ты с ним разговариваешь, а он может быть головой совсем в другом месте. И я уже знаю, когда он не со мной. Вижу и начинаю еще раз что-то терпеливо — бу-бу… С подобными спортсменами интересно, они нестандартные. Но совсем не легко. Именно такие могут восстать, такие люди поднимали массы. — Да вы и сами не особый стандарт, чего уж, поднимете и поведете, думаю, и спортсмены это знают, прочувствовали на себе. — Да, поэтому и бывает тяжело, сталкиваемся лбами сильно, искры такие! И никто позиции не сдает. Просто я чуть мудрее — знаю, как погасить огонь. Надо же вперед идти. А Максим часто свои взбрыки еще и объяснить не может. Когда любишь своего спортсмена, какие-то вещи можно и прощать. Но не все. — Ковтуну еще, надеемся, предстоит познать счастье, которое испытала Сотникова. Вы успели его осознать, свое олимпийское счастье? — Конечно, когда она выиграла, это были такие минуты счастья! Ради этого все, наверное, стоит испытать. Я не знаю такого тренера, который бы не ставил себе наивысшие цели. Есть этапы, когда ты понимаешь: можешь пятым быть с учеником, можешь третьим, все логично. Но это этапы. А идешь все равно к главной цели — олимпийской медали. Последние два года столько слез, неудач, столько веры в человека… Все надо было пережить. Меня иногда, не буду скрывать, держало только чувство ответственности перед ребятами — могу и не работать в силу обстоятельств. И, честно, много раз хотелось все бросить, думаю, еще и захочется, условия разлагающие были и есть. Но эти минуты счастья — причем не тогда, когда объявили результат, а когда на пьедестале Аделина не пела гимн, а орала его, и в два раза больше слезы текли, — я передать, конечно, не могу. Или когда Татьяна Анатольевна пришла, и мы буквально навалились друг на друга! Но и счастье дается сложно. До сих пор мы разбиты, пережить такие эмоции — непросто. Поэтому Аделина не поехала на чемпионат мира. Сегодня это нормально — когда олимпийские чемпионы предпочитают не выступать на чемпионатах мира. Не потому, что они что-то не могут. Наверное, они уже доказали, что могут. Эти эмоции, которые пришлось пережить… Представьте себе, Аделина за год столько не наговорила, сколько сейчас. Надо немного счастье это продлить. Забыть про все и бегом куда-то снова нестись? Надо дать ей жить сейчас. — И вам, но теперь уже после чемпионата мира… — У меня еще главное счастье есть — двое самых любимых в мире мужчин. Как они меня трогательно поддерживали перед Играми! Я знаю, что муж один смотрел выступление, без сына. Потом рассказывал, что как победитель всю ночь принимал поздравления. И гордый такой был! Аделинку он, естественно, давно знает и любит, но каких-то уж очень эмоций — ну занимается жена делом и занимается — прежде не проявлял. А девушка сына рассказывала, как он кричал в момент победы! Это счастье, когда есть два таких мужских плеча в жизни, две опоры. Без этого, главного, счастья у меня бы не было второго. — Это правда, что улетали вы из Сочи по билету Тарасовой? — Да, уже не было сил дожидаться чего-то… Она меня привезла в аэропорт, показала, что меняет себя на меня. И девочки из «Аэрофлота», увидев меня, абсолютно уже неживую, как-то сложно там переоформляли билет. Когда вошла в самолет, это был обычный, не «золотой» рейс, и командир корабля объявил: в нашем самолете летит тренер олимпийской чемпионки — я зарыдала. Вот это уже был пик олимпийского счастья. Народ встал, хлопал, кричал, я растеклась абсолютно… Представьте, весь самолет стоя хлопал. Я точно знаю: успех всех видов спорта в Сочи — 30 процентов уж точно, если не 50 — это наши болельщики! Такая колоссальная поддержка! Из самолета вышли — кто-то обнимает, кто-то тараторит, мужик какой-то целует: девки, молодцы, девки-и! В другое время как бы я на это отреагировала? Вернулась в потрясенном состоянии. Это отношение, может, даже еще больше впечатлений оставило, чем олимпийская медаль. Я поняла, что такое победы для народа. И для меня: вот оно, счастье-то, — с ума не сойти, выиграть да сделать это еще и дома! материал: Ирина Степанцева http://www.mk.ru/sport/interview/2014/03/28/1005753-legendarnaya-figuristka-i-trener-elena-vodorezova-nado-nemnogo-prodlit-schaste.html

Marika: Эксперт: ЧМ показал, что в женском одиночном катании России началась новая эра САЙТАМА (Япония), 30 мар — Р-Спорт, Андрей Симоненко. Результаты соревнований фигуристок на чемпионате мира подтвердили, что в российском женском одиночном катании началась новая эра, заявил агентству «Р-Спорт» российский тренер Евгений Рукавицын. Эксперт: ЧМ показал что в женском одиночном катании России началась новая эра - Фото Чемпионат мира по фигурному катанию закончился в субботу состязаниями в женском одиночном катании, где сильнейшей стала японка Мао Асада. Олимпийская чемпионка в командных соревнованиях Юлия Липницкая выиграла серебро, бронза досталась итальянке Каролине Костнер. Еще одна россиянка Анна Погорилая стала четвертой, благодаря чему сборная России сможет выставить трех участниц на следующем чемпионате мира. «Чемпионат мира подтвердил, что у нас начинается новая эра женского одиночного катания — ведь помимо Липницкой, завоевавшей серебряную медаль, у нас есть олимпийская чемпионка Аделина Сотникова, Аня Погорилая на чемпионате мира прекрасно выступила. Много молодых сильных фигуристок на подходе. За девочек можно только порадоваться, — отметил Рукавицын в телефонном разговоре. По мнению специалиста, причиной падения Липницкой в произвольной программе на сальхове могла стать усталость. “Вообще у Юли сальхов очень хороший, хоть она и допустила на нем ошибки на двух турнирах подряд. Возможно, все-таки сказалась немножко усталость, которая не позволила ей исполнить этот прыжок, — предположил Рукавицын. — Но все равно молодец, собралась, два последних элемента сделала. Второе место на чемпионате мира — это просто блестящий результат”. Собеседник “Р-Спорт” также поздравил Погорилую с большим успехом. “Не мог предположить, что Аня покажет такой результат на чемпионате мира, скажу честно, — признался специалист. — Но она большая молодец. Выйти и откататься безукоризненно на чемпионате мира — это очень дорогого стоит. Поздравляю Аню с превосходным результатом. И всех нас с тем, что у нас вновь максимальное количество квот в женском одиночном катании на чемпионате мира. У нас будет больше фигуристок, а чем их больше — тем сильнее интерес к фигурному катанию в России. Наш вид спорта развивается и будет развиваться”. Костнер станет украшением мирового фигурного катания, если передумает уходить. Мао Асада, несмотря на победу в турнире, по словам эксперта, вновь допустила в произвольной программе несколько характерных для себя ошибок — недокрутов. “Говоря о недокрутах, отмечу, что японские спортсменки, такие как Асада, Канако Мураками, плюс американка Эшли Вагнер прыгают, в основном, в пограничной зоне, — пояснил Рукавицын. — Далеко не так чисто, как прыгают, например, Грэйси Голд или Аделина Сотникова. И очень многое в таких случаях зависит от технической бригады. Попалась более лояльная бригада — ты король. Попалась более строгая — ты улетел. Асада, правда, и с этими недокрутами набрала достаточно баллов, чтобы все-таки стать чемпионкой мира. А вот Мураками, например, упала на десятое место”. Тот факт, что Каролина Костнер допустила срыв произвольной программы (падение и две “бабочки”) в тот момент, когда она вроде бы уже избавилась от присущей ей на протяжении долгого времени “болезни” — психологической неустойчивости, тренер назвал объяснимым. “Знаменитый спортивный психолог Геннадий Дмитриевич Горбунов говорил мне: спортсменов, которые подвержены психологическим срывам, можно улучшить с помощью аутотренинга или еще каких-то включений. Но „вылечить“ на сто процентов, к сожалению, невозможно. В сложных для спортсменов моментах ошибки могут вернуться”. “Причем, что примечательно, порой случается так: в очень трудный момент спортсмен справляется, а потом, когда вроде бы напряжение уже намного меньше, „плывет“ и недоумевает: почему так произошло? — добавил собеседник агентства. — На Олимпиаде у Костнер был намного больший „нервяк“, но там она выступила блестяще. А здесь, на чемпионате мира в Японии, бери да получай удовольствие. Но срывы вылезли в самый неожиданный момент. Проблема эта на уровне химии, и разобраться с ней до конца практически невозможно”. Рукавицын признался, что если Костнер продолжит выступления в любительском спорте, то станет украшением мирового фигурного катания. Бронзовая медалистка Олимпиады ранее объявила о том, что завершит карьеру после нынешнего сезона, а в субботу после окончания чемпионата мира сказала, что пока не решила, завершать ей карьеру или нет. “Признаюсь: я Костнер открыл для себя вновь за последние два года. До этого Каролина тоже отличалась от многих, и я даже помню, как на семинарах ее постоянно приводили в пример, как она лучше всех отыгрывает музыкальные акценты. Но я тогда все равно не чувствовал это так, как чувствую сейчас — она действительно потрясающе слышит музыку. Так что если она останется в мировом фигурном катании — будет здорово”, — заключил специалист. http://sport.mail.ru/news/figure-skating/17609322/

piparkoogid: «Мир полюбил Липницкую не только за косички» Титулованный российский фигурист Илья Авербух, подводя итоги чемпионата мира — 2014 в Японии, рассказал «Газете.Ru» о причинах распада дуэта Елены Ильиных/Никиты Кацалапова и отметил, что Юлия Липницкая за один сезон стала символом женского одиночного катания. Серебряный призер Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити в танцах на льду Илья Авербух, выступавший в паре с Ириной Лобачевой, подвел итоги мирового первенства по фигурному катанию — 2014, который в воскресенье завершился в городе Саитама. В активе российской сборной две серебряные медали. В соревнованиях спортивных пар вторыми стали Ксения Столбова/Федор Климов, сумевшие повторить результат, показанный на Играх в Сочи. Еще одну награду в копилку нашей сборной принесла 15-летняя олимпийская чемпионка в командных соревнованиях Юлия Липницкая. Максим Ковтун и танцевальный дуэт Елена Ильиных/Никита Кацалапов завершили свое выступление в Японии в шаге от пьедестала. — Илья, что вы знаете о распаде пары Елены Ильиных и Никиты Кацалапова? Их тренер Николай Морозов и сами ребята информацию не подтверждают, но, как говорится, дыма без огня не бывает… — А никто, кроме самих Лены, Никиты и Николая, на этот вопрос вам не сможет ответить. — Вы действительно не знаете или просто не можете пока комментировать эту информацию? — Почему? Я могу все комментировать. Если бы у меня были какие-то подробности об этой ситуации, я бы обязательно вам все рассказал. Но на данный момент подобной информацией я не располагаю. Насколько я знаю, всеми этими слухами больше всего был удивлен их тренер. А самое обидное, что вся эта канитель закружилась перед выступлением ребят. Я думаю, что в конечном счете это сказалось на их итоговом результате. — Наверняка ребята рассчитывали на чемпионате мира на большее, чем четвертое место, особенно после «бронзового» успеха на Олимпийских играх? — Я вам скажу вот что: мы все рассчитывали на большее. И вы, и я. Ведь, если бы не ошибка на твизлах в коротком танце, Лена и Никита стали бы чемпионами мира. У них был шанс, но они им не воспользовались. С другой стороны, никто не застрахован от таких ошибок. Но я не раз обращал внимание прессы на то, что именно на твизлах партнер перестал бороться. Не понимаю, почему он не пошел на следующую комбинацию? Это останется для меня загадкой. — Может, стоит искать причину в постолимпийской усталости? — Да, не без этого. Но я в свое время не позволял себе так бросать элементы даже на тренировке. Понятно, что ошибку Никита мог допустить и из-за чрезмерного волнения. Но давайте рассуждать объективно: все пары, выступавшие в Японии, были в равных условиях. — Кстати, очень многие жаловались на сумасшедший график тренировок и соревнований, который составили организаторы. Никита возмущался по этому поводу, пожалуй, активнее других. — Повторюсь: все были в равных условиях. И итальянцы, и французы, и канадцы. — Если дуэт Ильиных и Кацалапова все-таки распадется, в чем вы видите главную причину? — Мы с вами видим лишь внешнюю красивую оболочку фигурного катания — и танцев на льду в частности, а на самом деле ребята каждый день проводят по шесть-восемь часов вместе на льду и в зале. Как показывает практика, если фигуристам действительно невыносимо тренироваться и выступать друг с другом, то лучше разойтись. — Но ведь в спорте есть примеры того, когда спортсмены, скрипя зубами, воссоединялись и терпели ради одной-единственной цели, например олимпийского золота. Если вспомнить историю наших бобслеистов Александра Зубкова и Алексея Воеводы… — Каждый делает собственный выбор. Перейти через себя, перетерпеть смогут далеко не все. Лена и Никита вышли на пик формы к Олимпиаде, блестяще справились со своими программами, в итоге выиграли две медали. За это им огромное спасибо. — Как думаете, если бы Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев не снялись с соревнований, они бы могли побороться за призы чемпионата мира? — С таким прокатом, который они продемонстрировали на Олимпиаде, думаю, да. Хочу отметить боевой характер Кати и Димы. Они большие молодцы. Несмотря на то что они стали олимпийскими чемпионами в команде, они крайне расстроились результатом, показанным в личном турнире в Сочи. Все-таки фигурное катание – это прежде всего индивидуальный вид спорта. Главное, что у ребят есть желание работать, продолжать тренироваться, выступать, покорять новые вершины. А Александр Жулин поможем им добиться этих результатов. — Если бы Юлия Липницкая не упала с прыжка в произвольной программе, она могла бы обогнать Мао Асаду? — Тут я солидарен с Юлией. Думаю, что на родине Асады россиянке просто так не отдали бы золото даже при идеальном прокате. А Юля в этом сезоне стала буквально символом женского одиночного фигурного катания. А иногда это важнее всех медалей и титулов. Она покорила мир своей непосредственностью, чистотой. Причем мир полюбил ее не только за косички и светлые глаза, а за высокий профессионализм. Она исполняет сложнейшие элементы, в ее активе сложнейший набор прыжков. Работать с Юлией – огромное удовольствие. Мы уже сейчас думаем над тем, какие образы и музыку выберем в следующем сезоне. Но в этом году было стопроцентное попадание, если говорить о постановках. Надеюсь, она будет радовать всех нас и дальше. — Откуда у Юли, 15-летней девочки, силы после таких сложных Олимпийских игр? — Она настоящий боец. Олимпиада сделала из Юли другого человека. Она нашла в себе и силы, и мотивацию тренироваться, готовиться, вновь выйти на лед. Это еще раз говорит о ее высоком спортивном профессионализме. Короткую программу Юлечка откатала, что называется, на разрыв аорты. — Фигуристка Алена Савченко, представляющая Германию в парном катании, продолжит карьеру в паре с французом Бруно Массо. По вашему мнению, у этого дуэта есть будущее? — Очень сложно рассуждать на эту тему. Помните, четыре года назад в Татьяну Волосожар и Максима Транькова тоже никто не верил. Давайте не будем забегать вперед, ведь, насколько я знаю, кому-то из партнеров еще предстоит длительная процедура по смене гражданства. http://www.gazeta.ru/sport/2014/03/31/a_5971413.shtml

piparkoogid: Светлана Алексеева: мы не планируем никаких перестановок в дуэте Синицина / Жиганшин 03.04.2014 09:28:01 | Фигурное катание | Новости В составе перспективного дуэта Виктория Синицина / Руслан Жиганшин, победителей юниорского чемпионата мира по фигурному катанию 2012 года в танцах на льду, не планируется «никаких перестановок» – несмотря на слухи о возможном выступлении Синицыной с Никитой Кацалаповым, олимпийским чемпионом и бронзовым призёром Игр 2014 года в дуэте с Еленой Ильиных. Об этом специальному корреспонденту портала TEAM RUSSIA-2014 Виктории Говоруновой заявила Светлана Алексеева, тренер дуэта Виктория Синицина / Руслан Жиганшин, которые в нынешнем сезоне заняли четвёртое место на чемпионате Европы, 16-е место на Олимпийских играх и седьмое место на чемпионате мира. - Я очень довольна и всем завершившимся сезоном, и чемпионатом мира в Японии, - сказала Светлана Алексеева. – После Олимпийских игр ребята продолжали очень много и плодотворно тренироваться. Работали с настроением. И в награду получили высокое место на своём дебютном чемпионате мира. На чемпионат мира в Японии мы не ставили каких-то особых задач, хотели откатать в свою силу, прибавить в скорости, прибавить в технике. В общем, ребята улучшали своё катание. И улучшили, что доказал результат. - Вы ожидали, что Синицына и Жиганшин займут такое высокое место? - Мы хотели этого, мы к этому стремились. Поэтому очень довольны результатом, показанным в Японии. Когда ребята смогут претендовать на более высокие места? Всему своё время. Для этого нужно ещё больше, ещё серьёзней работать. Но у Синицина / Жиганшин, безусловно, большой потенциал. И ребята очень стараются. - Появились разговоры, что дуэт может распасться, и Синицина начнёт кататься с олимпийским чемпионом Никитой Кацалаповым. - Я об этом ничего не знаю. Вы же понимаете, слухами земля полнится. Ребята хорошо работали, сейчас какое-то время будут отдыхать после чемпионата мира. Потом у них запланировано углубленное обследование, показательные выступления – и подготовка к новому сезону. Мы не планируем никаких перестановок. Сейчас договариваемся с разными специалистами (например, по поддержкам), тренерами, постановщиками, которые будут с нами работать. Спланируем всё так, что будет удобно для всех. - Какие задачи ставите на следующий сезон? - А какие задачи могут быть у спортсмена и у тренера (улыбается)? Улучшать катание, подниматься по ступенькам наверх. http://www.team-russia2014.ru/article/16712.html

piparkoogid: Елена Буянова: "Сотникова всегда знала, чего она хочет" 20 февраля 2014 года. Сочи. Елена БУЯНОВА поздравляет с золотом Аделину СОТНИКОВУ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Есть интервью, которые нельзя делать по "горячим" следам. Мы сидим с Еленой Буяновой в крошечной тренерской при катке ЦСКА, и я думаю о том, что поступила совершенно правильно, не став настаивать на разговоре с тренером сразу после победы ее ученицы Аделины Сотниковой в Сочи. Иначе, наверное, я никогда не услышала бы фразы: "Я ведь только сейчас начинаю понимать, что стала тренером. Им меня сделала Аделина..." Собственно, поговорить с Буяновой в Сочи было нереально: через день после того как Сотникова стала олимпийской чемпионкой, ее тренера, экстренно поменяв ее билет на более раннюю дату, отправили в Москву – приходить в себя. – Я очень смутно помню, как муж забирал меня в аэропорту. Все было как в тумане. Первые две недели только спала и ела. И опять спала. В Сочи впервые поняла, что такое проблемы с высоким давлением. Каждое утро ко мне в комнату заходила наша массажистка Тамара Гвоздецкая, будила меня, скармливала очередное лекарство, после чего мне как-то удавалась встать. Когда Аделина катала произвольную, я была уже на таком пределе, что даже не стояла, а висела на борту. – Своим победным выступлением Аделина сделала, по сути, всю свою жизнь. – Так она ведь столько лет шла к этому... Нам действительно было очень тяжело. У нас обеих в последние два года уже начали опускаться руки. Аделина и Лиза Туктамышева в свое время очень высоко подняли планку женского катания и этим спровоцировали достаточно высокую конкуренцию. А потом вдруг почувствовали, что удерживаться на этой высоте у них самих не всегда получается. Когда спортсмен, который не падал на протяжении двух лет, вдруг начинает падать, ему бывает очень сложно понять, что происходит. Я так рада на самом деле, что Аделина дотерпела – сами ведь знаете, сколько девочек на этапе взросления вообще сходит с дистанции. – Так ведь и у Сотниковой был шанс не дойти до вершины. Как не доходили до нее многие спортсменки. Возможно ли вообще подготовить олимпийскую чемпионку? Или этот результат – всегда стечение определенных обстоятельств? – Наверное, все вместе. Без определенной удачи, конечно же, ничего не получится. Я много думала об этом еще когда тренировалась сама. Кроме меня у нас на катке было еще несколько спортсменок, которые точно были не хуже, чем я. А в чем-то, возможно, и лучше. Уж наверняка никто из них не работал меньше меня. Но у меня вдруг пошел результат, а они в итоге ушли в никуда. Когда я стала работать тренером, то больше всего боялась именно этого. Что не сумею, взяв спортсмена, довести его до цели. Мне кажется, это ужасно – отдать столько сил, здоровья и уйти из спорта ни с чем. Я много раз замечала, кстати, что у таких людей – какими бы успешными в другой профессии они ни становились, всю их последующую жизнь где-то очень глубоко сидит эта боль. От того, что ты мог добиться чего-то очень большого, но не сумел. А всего лишь как-то не так сложились обстоятельства. – Рассуждая о шансах российских девочек до начала Игр в Сочи, все склонялись к тому, что в лучшем случае одна из них сумеет разве что "зацепиться" за бронзу. Но я никогда в жизни не поверю, что спортсмен, которого психологически настраивают на то, чтобы "зацепиться за бронзу", способен выиграть что-то большее. Пытались ли вы как-то заранее настраивать Сотникову, да и себя тоже, на максимальный результат? – Меня очень настораживали домашние Игры. Я слишком хорошо помнила Турин – как вся эта атмосфера родных стен полностью сломала Каролину Костнер. Поэтому старалась вообще никак не акцентировать внимание Аделины на возможных медалях. Но у нее это первое место подспудно всегда сидело в голове. У нас ведь в этом сезоне довольно долго все шло наперекосяк. Когда Аделина плохо каталась на тренировках, я порой спрашивала: на что ты вообще собираешься рассчитывать с таким катанием? Она же сквозь зубы мне постоянно твердила: "Я все равно выиграю Олимпийские игры". – А вы уверены, что она твердила это – вам? – Думаю, что прежде всего она убеждала в этом себя. Знаете, что в Сотниковой главное? У нее где-то в глубине души есть очень прочный и совершенно несгибаемый стержень. Всегда был. Она знает, чего хочет. Естественно, тут нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что с Аделиной в этом году работало очень много самых разных специалистов. С ними нам помогли федерация фигурного катания, министерство спорта. Во многом их усилиями была выстроена очень грамотная работа, в которой были задействованы специалисты по скольжению, тренеры по ОФП, постановщики, хореограф, массажист, врач-физиотерапевт, диетолог... Раньше мы даже мечтать о таком не могли и, честно говоря, в глубине души я очень надеюсь, что это продолжится и дальше. Поначалу я даже не очень понимала, как буду делить свою спортсменку между всеми этими людьми. Пришлось брать на себя еще и функции координатора. Наверное, прозвучит грубовато, но все это порой мне напоминало хорошую конюшню, где коней холят, лелеют, они выходят на скачки, и вся шкура блестит и переливается, словно шелковая. Вот в таком состоянии мы подвели Аделину к Играм. *** – У вас ведь был в этом сезоне и совершенно провальный финал "Гран-при". – Мы тогда вернулись из Японии заканчивать карьеру. Как-то совсем руки опустились. Причем – у всех, и у Сотниковой в том числе. Просто не понимали: ну куда дальше-то идти? Что толку в том, что на тренировках Аделина не ошибается, если столько времени она оказывается неспособна откатать две программы? Как продолжать выходить в микст-зоне к журналистам? Что говорить-то? Я круглосуточно грызла себя мыслями, что совершенно профнепригодна, раз никакими усилиями не могу остановить этот бесконечный процесс срывов, Аделина точно так же грызла себя. Могу сказать точно: на продолжение тренировок мы обе были настроены в декабре в гораздо меньшей степени, чем на то, чтобы вообще перестать кататься и прекратить все мучения. – Но ведь не прекратили? – Ну, вот решили еще раз попробовать. Последний. На самом деле я очень благодарна Аделине. С ней я научилась очень многому. Ее неудачи сподвигли меня на то, чтобы постоянно размышлять. И главное, что она никогда не сопротивлялась: что бы я ни предлагала, что бы ни придумывала, она безропотно выполняла все. Очень часто в таких ситуациях спортсмен и тренер просто расходятся – от безысходности. Более того, это иногда срабатывает, поэтому вполне возможно, что я бы поняла даже такой поступок. Но Аделина упорно шла со мной, причем, образно говоря, мы постоянно шагали "в ногу". Татьяна Анатольевна Тарасова, глядя на все это, однажды сказала мне: "Лена, это невозможно - столько работать. Когда-нибудь все это просто обязано вылиться в большой результат, надо верить". – Но "ружье"-то в итоге выстрелило? Хотя, если честно, до сих пор не понимаю, как вам удалось привести свою спортсменку в рабочее состояние после того как ее исключили из числа участников командного турнира. – Дело не в том, что исключили. А в том, как это было сделано. Я была единственным тренером в команде, кто готовил к Играм сразу двух спортсменов, одному из которых предстояло выступать, а второй был в запасе. Естественно, мне нужно было четко понимать, к чему я готовлю людей. К тому, чтобы стартовать 9 февраля, или 19-го? Мы ж не на первенство Москвы приехали? Конечно, все это было очень нервно. Сейчас я понимаю, что это была моя ошибка – заранее сказать Сотниковой, что она будет выступать в командном турнире. У меня во всяком случае была именно такая информация. А несколько дней спустя я узнала, что моей спортсменки в составе нет. Когда сказала об этом Аделине, то увидела, как из человека, который "звенит" от собственной готовности соревноваться, она прямо у меня на глазах превратилась в пустую, сдувшуюся оболочку. Из нее ушла вся жизнь. При этом я не имела права ее жалеть. Понимала, что если допущу хоть каплю жалости, то уже никогда больше не сумею "собрать" спортсменку. Да и себя тоже. Чувствовала себя тогда до такой степени виноватой, что даже не могла смотреть Аделине в глаза. Мне казалось, что это именно я ее предала. Не предусмотрела, что ситуация может повернуться таким образом, упустила момент, не отстояла... Именно тогда у меня в первый раз резко подскочило давление. *** – Что переломило ситуацию? – Первый приезд Аделины в Сочи. Она поехала туда с нашим хореографом Ириной Тагаевой в качестве запасной перед самым началом командного турнира. Посмотрела церемонию открытия, провела одну тренировку, увидела разминку и поняла, что хочет выступать на этом льду и готова бороться. С этого момента Аделина начала переть вперед, как танк. И у нас на глазах вдруг каким-то невероятным образом стало складываться все то, чему мы ее столько времени учили. На последней тренировке она каталась так, что Петя Чернышев, который ставил нам программы, сказал: “Лена, мне страшно…” Я лишний раз тогда убедилась в том, до какой степени Сотникова – боец. Когда человек проходит через такое количество неудач, внутри него иногда что-то лопается и он просто перестает бороться. По себе знаю, как может быть тяжело, когда тебя все наперебой возносят до небес, восхищаются, а в следующую секунду ты уже летишь вниз и никого уже нет рядом. – Вас не обескуражил после Игр поток оскорблений в интернете со стороны корейских болельщиков? – Я сразу постаралась объяснить Аделине, что Юна Ким – это идол всей страны. Единственный к тому же. Других нет и вообще неизвестно, будут ли когда-нибудь. Другими словами, Юна – это национальное средоточие надежд, любви, веры и поддержки. Я могу только мечтать, чтобы когда-нибудь у нас в стране стали так болеть за Аделину. Все это я ей и объяснила. Что когда все надежды разом рушатся, очень тяжело продолжать оставаться адекватным. Конечно, мне неприятны все обсуждения в отношении Аделины. Насколько и за какое время выросла оценка за компоненты… Мы с чем сравниваем ее олимпийский результат? С тем, как она каталась в декабре в финале "Гран-при"? Так там она исполнила программу без пяти элементов. Когда все элементы исполнены чисто, то и вторая оценка автоматически поднимается. Плюс – прибавился очень сложный каскад. С другой стороны, в большом спорте вообще нужно уметь проходить через сильные эмоции. В том числе и отрицательные. На меня произвело очень сильное впечатление, когда после короткой программы тренер Мао Асады в час ночи вышел к японским журналистам, которые ждали его на улице перед "Айсбергом". Их были сотни. От количества осветительных установок было светло, как при ярком солнце. Он стоял, не поднимая глаз, – и говорил, говорил, говорил… Словно извинялся перед всей страной, понимая, какой сильный удар нанесла нации неудача Мао. *** – Вы хотели бы, чтобы Асада осталась в фигурном катании еще на четыре года, продолжив таким образом гонку за золотой олимпийской медалью? – Для меня Мао всегда останется маленькой девочкой, которую когда-то ее мама привезла к нам на каток в ЦСКА. Очень ее люблю, хотя и понимаю, что продолжать выступать на столь высоком уровне на третьих Играх подряд ей будет крайне тяжело. Тоже много думала: может быть, Асаде нужно было упасть в столь глубокую "яму", как это случилось в короткой программе, чтобы все мы увидели ее совершенно волшебное катание в произвольной? Ведь именно о таком катании мечтала ее мама – она много рассказывала нам об этом, когда приезжала в Москву. И когда мамы не стало, Мао, знаю, продолжала жить именно этой мечтой. – А если Аделина, вернувшись в Москву, придет на каток и скажет вам, что она больше не хочет кататься? – Это ее право. Пока она сама очень настроена на то, чтобы продолжать. Говорит, что не была еще ни чемпионкой мира, ни чемпионкой Европы и очень хочет эти пробелы восполнить. Сейчас с удовольствием выступает в шоу, в котором все больше и больше раскрывается. Чернышев за три дня поставил ей две прекрасные показательные программы. Точнее, за три ночи – днем был занят лед. И вот сейчас я вижу, сколь огромное удовольствие Аделине начало приносить фигурное катание. Ее провожают после каждого выступления стоя. И это с лихвой компенсирует весь тот негатив, который до сих пор продолжается в интернете. Уже за одно это я очень благодарна японским болельщикам. – В одном из интервью ваша ученица сказала, что намерена пробовать более сложные прыжки. Вы как тренер считаете это оправданным? – Пробовать – не значит включать в программу. Но почему нет? Это возможно. Другой вопрос, что об этом можно будет говорить после летних сборов, когда станет понятно, в каком физическом состоянии находится Аделина. Резерв у нее, безусловно, есть. – Какие из этапов "Гран-при" вы планируете выбрать для своей спортсменки? – Так ведь у нас нет права выбора. Он есть только у тех, кто выступал на чемпионате мира и закончил его в первой шестерке. Мы даже смеялись, обсуждая это с Ниной Мозер, поскольку у нее в таком же положении оказались Таня Волосожар с Максимом Траньковым. Олимпийский чемпион получает всего один этап. Понятно, что на второй этап победителей наверняка пригласят, но права выбора они лишены. – А сами-то вы готовы к тому, чтобы впрячься в работу на следующие четыре года? – С ужасом думаю об этом, если честно. Сейчас пока совсем не тянет на каток, и очень рада в глубине души тому, что мои спортсмены уехали в шоу. У меня появилось вдруг столько дел... Иногда вообще не понимаю, как умудрялась сочетать все это с тренировками. – Домашние еще не стонут от того, что вы постоянно находитесь в семье? – Я сейчас очень тихая, что для мужа и сына абсолютно непривычно. Меня можно вообще не заметить. Но понимаю, что начинать снова работать будет очень трудно. Через это состояние так или иначе приходится проходить каждый год. После отпуска я обычно всю первую неделю мысленно увольняюсь. Каждый день. Мне кажется, что все это совершенно невозможно выдержать. А потом вдруг снова появляется интерес и опять начинаешь жить на катке... Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ24.04.2014 10:30 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/43758/

piparkoogid: Олег Васильев: «Когда сосредотачиваешься на одной паре, то результат достигается быстрее» Олимпийский чемпион Олег Васильев, выступавший в паре с Еленой Валовой, ныне тренер дуэта Вера Базарова – Андрей Депутат в интервью сайту ФФККР рассказал о причине переезда в Москву, плюсах и минусах, связанных с отсутствием конкуренции в группе, и специалистах, которые будут привлечены для работы над новыми программами. Олег Кимович, вы три недели работаете с Верой Базаровой и Андреем Депутатом. В чем видите сильные стороны пары? Сильные стороны в том, что ребята выглядят очень легко и свежо. На мой взгляд, это будет совершенно другая пара, не те, которые мы привыкли видеть. Легкая пара со всем набором сложных элементов. Вера и Андрей мне чем-то напоминают Гордееву – Гринькова, которые принесли с собой «свежий ветер» 80-х. Так же, как Катя и Сергей, Вера с Андреем выходят на лед, и глаз начинает радоваться, появляется улыбка на лице. Не у меня. А у людей, которые приходят на наши тренировки. И это, наверное, самое главное. Элементы ребята будут делать. А внешний вид, то, как они взаимодействуют на льду, как катятся, двигаются – это очень позитивно, и мне очень нравится. Вам легко работать с ними? Комфортно. Не мне с ними легко. Это как раз вторично. Первично то, что партнеры хорошо ладят между собой, помогают друг другу: где-то Андрей под партнершу подстраивается, где-то она. Все это происходит в позитивной манере. За три с половиной недели совместной работы мы не то, что не ругались (такого даже в мыслях не было), ни разу не почувствовали какого-то недопонимания. Полное понимание присутствовало на каждой тренировке, на каждом элементе, в зале или на льду. В Санкт-Петербурге, за исключением призеров чемпионата мира Юко Кавагути – Александра Смирнова, практически не осталось опытных пар. Отсутствие конкурентов – всегда проблема для спортсменов и тренеров. Послужило ли это одной из причин вашего переезда в Москву? Нет. Не могу так сказать. Изначально я действительно хотел и планировал, что Вера с Андреем будут готовиться в спарринге с другой парой Катариной Гербольдт и Александром Энбертом. Эти спортсмены разноплановые, но по элементам близкие друг к другу. Мне виделось в этом полезное сотрудничество для одних и других. Но, к сожалению, второй пары уже нет. И, как ни странно, в этом есть плюсы и минусы для Веры и Андрея.Минус – проблемы, связанные со спарринг партнерством. Плюс, что у меня, как тренера, освободилось 50 процентов времени, которое было бы оттянуто на другую пару. Сейчас же все время я буду посвящать Базаровой – Депутату, что, в принципе, для меня, исходя из предыдущего опыта, хорошо. Когда сосредотачиваешься на одной паре, то обычно результат достигается быстрее.Я знаю, что и Вере комфортнее работать, когда тренер не распыляется на двух-трех подопечных, а концентрируется именно на том дуэте, где выступает она сама. Для Андрея это не проблема, а для Веры в этом есть некоторая сложность. Так что, все, что ни делается, к лучшему. У меня появилось больше времени, чтобы работать с ребятами один на один. А почему мы переезжаем в Москву? Потому что моя семья перебирается в столицу. Моя супруга – москвичка, поэтому я еду вместе с ней. Не потому, что в Москве условия для тренировок лучше. Условия и в Санкт-Петербурге замечательные. Льда сколько угодно. Сегодня я могу кататься и в «Юбилейном», где три ледовые площадки, и в Академии, с двумя с половиной льдами, есть другие маленькие катки, где дети подкатываются. Льда в Питере достаточно, и в этом смысле база ничуть не хуже, чем в Москве. Но! Не секрет, что питерская Федерация фигурного катания испытывает серьезные финансовые трудности. В этом отношении Федерация фигурного катания Москвы вникает в проблемы тренеров и спортсменов более адекватно и практически решает вопросы.Но, повторяю, я еду в Москву не за деньгами, а за семьей. Хотя, если честно, то рад этому обстоятельству и не очень сопротивляюсь. По опыту знаю, что в Москве люди не просто говорят и обещают, а делают конкретные дела. Когда появится ясность, на каком катке вы будете работать в Москве? До 1 июля этот вопрос должен решиться. Весь июнь мы с ребятами проведем в Саранске, потому что Базарова и Депутат выступают за Москву и Саранск. На июньском сборе будет лед, ОФП, хореография и прочее. Республика Мордовия, и руководители города заинтересованы в развитии фигурного катания и спорта вообще. Они понимают, насколько это важная и серьезная задача. И нам помогают во всем. Итальянцы Николь Делла Моника и Маттео Гуаризе остаются с вами? Это в продолжении темы спарринг-партнеров. Юридически остаются. Фактически нет. Объясню почему. Да, мы работаем вместе, но пока у итальянской пары нет финансирования. А его нет, пока не пройдут выборы в итальянской федерации. Так что ребята до конца не понимают своей ситуации. На сегодня картина такова, что после Олимпийских игр в Сочи финансирование подготовки итальянских фигуристов урезано практически до нуля. А так как мои итальянцы полностью зависимы от своей федерации, своих ресурсов у них нет и нет возможности зарабатывать в шоу и еще где-то, то все предельно просто: есть деньги у федерации, и тогда они тратят средства на себя, свое катание, мастерство. Нет денег – сидят где-то дома, используют домашний бесплатный каток. В общем, если у Николь и Маттео будет финансирование, то они станут приезжать сюда и кататься с нами. Не будет, значит, останутся дома. Многое зависит от итогов летних выборов в итальянской федерации фигурного катания. Вы определились, кого из специалистов привлечете для работы над новыми программами? Относительно короткой программы я договорился с Максимом Марининым. Правда, сначала он был немного встревожен. Сказал, что никогда этого не делал, не знает. Но я успокоил, говорю: «Слушай, у тебя такой опыт выступлений в шоу, что за 8 лет должен впитать в себя массу хорошего и позитивного». В итоге мы нашли с Максимом точки соприкосновения, и на следующей неделе он уже начнет работать с ребятами в Питере.Постановку произвольной программы я хотел бы попробовать сделать с Петей Чернышевым. Но у нас не получается по датам. В то же время программу, которую мы задумали, наверное, лучше всего поставит Макс Ставиский. Я говорил уже и с ним, и с Сашей Жулиным. Но, к сожалению, Жулин тоже очень занят. Скоро вместе со своей группой он уезжает на сбор. Вы принципиально подбирали исключительно российских специалистов? Я не хотел обращаться ни к кому из иностранцев. Хотел привлечь и использовать опыт наших людей, которые знают предмет, и могут подсказать и сделать то, что необходимо будет в следующем году, согласно правилам, требованиям. Но дело не только в этом. Нам хотелось бы поставить такие программы, чтобы у пары было свое лицо и чтобы на ребят сразу, с их первого появления на соревнованиях, обратили внимание. Ольга ЕРМОЛИНА http://fsrussia.ru/news/1228_oleg-vasilev-kogda-sosredotachivaeshsya-na-odnoj-pare-to-rezultat-dostigaetsya-bystree/

piparkoogid: Геннадий Карпоносов: "Таких условий, как в России, в Америке нет ни у кого" 2011 год. Москва. Тренеры Наталья ЛИНИЧУК и Геннадий КАРПОНОСОВ наблюдают за выступлением фигуристов. Фото РИА "Новости" В Россию олимпийский чемпион в танцах на льду Геннадий Карпоносов вернулся после двадцати лет, проведенных за океаном. И сразу приступил к новой для себя работе – стал старшим тренером российских танцев на льду. Накануне старта серии "Гран-при" мы встретились в Москве. – К чему сводятся сейчас ваши обязанности? – Полномочия достаточно высоки. Основная задача – помогать нашим ведущим парам и их тренерам, используя весь накопленный опыт. Наша общая цель – вывести спортсменов на те позиции, на которых когда-то были российские танцы. – Некоторые склонны считать, что еще год назад в российских танцах все было хорошо. – Простите, а что именно было хорошо? – По крайней мере, у нас были две пары, которые имели все шансы на то, чтобы после Игр в Сочи и ухода из любительского спорта канадского и американского дуэтов занять лидирующие позиции в мире. – А почему мы должны ждать ухода канадцев и американцев? Смотрите, что происходило в танцах все последние годы: если американцы и канадцы, выражаясь терминологией прежней судейской системы, катались на 6,0, то наши дуэты – на 5,4. Когда вообще такое было, чтобы российские танцоры так сильно уступали соперникам? Да, у нас неплохо выступали Боброва и Соловьев, Ильиных и Кацалапов, но надо признать, что ни те, ни другие никогда не соревновались с канадцами и американцами на равных. Почему? Как могло произойти, что мы до такой степени отстали? – У вас есть ответ на этот вопрос? – Я пока только пробую его найти. Могу с полной ответственностью вам сказать, что таких условий, в которых работают российские тренеры, в той же Америке нет ни у кого. Даже у легендарного Фрэнка Кэролла, для которого построили фактически персональный каток. Джонни Вейр, будучи трехкратным чемпионом США, тренировался на катке, на котором лед из соображений экономии заливался в течение дня всего два раза. Танит Белбин, катаясь у нас с Наташей Линичук, постоянно воевала с администрацией катка, чтобы та распорядилась включить обогреватели: температура воздуха на льду не поднималась выше десяти градусов. В России же в каждом спортивном комплексе есть залы для хореографии, для ОФП, есть общежития, есть столовые, в которых прекрасно кормят, есть физиотерапевтические кабинеты, массажисты, врачи... – Может быть, как раз это "все есть" и развращает людей? – Так, наверное, не совсем правильно говорить, но я люблю повторять спортсменам: почаще читайте сказку о рыбаке и рыбке. Чтобы вспоминать время от времени, чем кончила та старушка, которой постоянно всего было мало. *** Определенную проблему нам, безусловно, создала новая система судейства. Раньше мы выигрывали прежде всего программами. И в этом были недосягаемы, поскольку постановками занимались выдающиеся тренеры, которым в свою очередь помогали выдающиеся хореографы. Люди, прошедшие школу Большого театра, ансамбля Моисеева, то есть выдающихся хореографических коллективов. С появлением новых правил во главу угла были поставлены шаги и акробатические поддержки. Вместо того чтобы сохранить то лучшее, что всегда было в российских танцах, постаравшись при этом довести до необходимого уровня техническую часть, мы, как мне кажется, решили в этой технической части всех перещеголять. А в результате стали как все. Мне кажется, что в танцах сейчас существует и определенная проблема с тренерами. В чем в свое время заключалось величие Елены Чайковской, Татьяны Тарасовой? В том, что в их тренерском танцевальном образовании не было пробелов: они прекрасно знали хореографию, культуру, историю танца, музыку. Сейчас, встречаясь с тренерами, я не могу предъявить им ни одной претензии в плане дисциплины: люди не опаздывают, не пропускают тренировки, не позволяют себе работать на льду, что называется, спустя рукава, но некоторые пробелы в знаниях у них, безусловно, присутствуют – невозможно сразу охватить все. А ведь для того, чтобы как-то выделиться из общего ряда, чтобы тебя выделили судьи, нужно сделать что-то невероятное. Как это сделали в свое время Оксана Грищук и Евгений Платов. – Имеете в виду их олимпийскую победу в Лиллехаммере? – Да. Тогда ведь было сделано все возможное, чтобы Джейн Торвилл и Кристофер Дин стали первыми в истории танцев на льду двукратными олимпийскими чемпионами. Но тут вышли Грищук и Платов и своим рок-н-роллом сломали у судей в мозгу все стереотипы. *** – Мне кажется, что сейчас в российских танцах сложилась достаточно интересная ситуация: помимо экс-чемпионов Европы Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева, пропускающих из-за травмы первую половину сезона, есть сразу четыре дуэта, позиции которых приблизительно одинаковы. При равной и достаточно высокой конкуренции у кого-то из них наверняка произойдет качественный скачок. – Я тоже считаю, что позиции этих четырех дуэтов на текущий момент равны. И очень хочу, чтобы все они отсоревновались в равных условиях, при объективном судействе – насколько оно вообще может быть в фигурном катании объективным. Чтобы сами спортсмены понимали: на чемпионат Европы поедут те, кто реально сильнее. А не те, у кого покровители круче. Скажу вам честно: мне стоило большого труда сломать некую убежденность тренеров в том, что все места в сборной команде заранее расписаны. Другой вопрос, что существует еще одна проблема, которая касается взаимоотношений в группах. Тренер может быть для спортсмена другом. Но он не должен быть дружбаном. В каком-то смысле тренер – всегда диктатор, как главный режиссер в театре. У нас же зачастую тренер ведет себя так, словно боится спортсмена. – Я бы сказала, опасается потерять его. – Возможно. Понятно, что по сравнению с теми временами, когда выступали мы сами, спорт стал другим. У спортсменов появилась возможность выбирать, но очень часто этот выбор обусловлен всего лишь желанием уйти от тренера, который требует, к тренеру, который хвалит и гладит по голове. Понятно, что переходы от одного специалиста к другому всегда существовали и будут существовать, но при этом тренер не должен быть бесправен. Сейчас он – самая незащищенная фигура. Таких денег, как в футболе, в фигурном катании нет, поэтому человек, лишаясь учеников, оказывается у разбитого корыта. И работая со спортсменами, даже не может позволить себе на них прикрикнуть. – Но ведь вы сами двадцать лет работали в США, где не то что прикрикнуть, повысить голос не всегда возможно? – Кто вам такое сказал? На самом деле, американцы прекрасно все понимают. Могу привести пример: когда мы готовили Оксану Домнину и Максима Шабалина к Играм в Ванкувере, в группе занималось еще несколько юниорских пар. В том числе американцы, которые на первенстве США были в своем возрасте вторыми. Они тренировались на отдельном льду, но изо дня в день слышали, какой крик временами стоит у нас на "русской" тренировке. Однажды партнер подошел ко мне и спросил: "Геннадий, не могли бы вы тренировать нашу пару в таком же стиле?" Не стоит забывать о том, что в Америке спортсмены платят тренеру. И платят очень много. Ведущих спортсменов могут освободить от оплаты льда, это – порядка двенадцати тысяч долларов в сезон, но за все поездки тренера на турниры, его размещение в гостиницах и непосредственно тренерскую работу спортсмены платят из своего собственного кармана. Поэтому и слушают наставника беспрекословно, если уж выбрали его. *** – Из зарубежных дуэтов вы кого-то выделяете как наиболее опасных соперников? – Пожалуй, канадцев Кейтлин Уивер и Эндрю Поже. Они сейчас стали первой парой страны, и на них, соответственно, будет очень активно работать вся канадская федерация. При этом я не вижу сейчас в мире ни одного дуэта, с которым нельзя было бы бороться. – Отъезд к Марине Зуевой в США недавно сложившейся российской пары Виктория Синицина и Никита Кацалапов спровоцировал разговоры о том, что именно этим спортсменам уготована в российских танцах роль первого дуэта страны. Это так? – Могу только повторить то, что уже сказал: говорить сейчас о преимуществах той или иной пары, на мой взгляд, не приходится. Я уже имел возможность увидеть на льду всех, включая Синицину и Кацалапова, когда они приезжали на просмотр в Москву. Зуева – очень грамотный и хороший тренер, работу которого я весьма уважаю и ценю. Но это совершенно не означает, что Александр Жулин, Светлана Алексеева с Еленой Кустаровой или Саша Свинин с Ирой Жук работают хуже, чем Марина. Так что все находятся в равных условиях. – Не думаю, что все тренеры, о которых мы ведем речь, считают эти условия равными. К примеру, в бригаде Александра Жулина помимо тренеров-ассистентов работают свои технические специалисты. А у кого-то их нет вообще. – Ну так а кто мешает приглашать их к себе? Во всем мире считается нормальным, когда технические специалисты в свободное от соревнований время работают тренерами в группах. Жулин забрал всех? Молодец, что я еще могу сказать. На самом деле тема непростая. В декабре перед чемпионатом России мы планируем собраться со всеми нашими техническими специалистами и обсудить, как сделать так, чтобы ни один из тренеров не чувствовал себя ущемленным. Плюс к этому я предложил, чтобы сразу после чемпионата каждый из технических специалистов дал четкие и детальные объяснения своим оценкам каждой из танцевальных пар. Мы готовы потратить на это столько времени, сколько будет нужно. Но каждый тренер должен четко понимать, почему его пара заняла то или иное место и над чем нужно работать в первую очередь. Я, кстати, далек от того, чтобы идеализировать наших тренеров. Александр Горшков (президент ФФККР. – Прим. "СЭ".) мне, например, рассказывал, как привез с конгресса все материалы по изменениям в правилах, сам их распечатал, сброшюровал, подчеркнул места, на которые следует обратить особое внимание. И раздал всем танцевальным тренерам на специально организованном по этому поводу собрании. Но когда это собрание закончилось, часть распечаток так и осталась лежать на стульях. На мой взгляд, нам надо изменить сам подход к работе. Сделать его в чем-то более индивидуальным, как это делается в Америке, а главное – всячески расширять и развивать профессиональный кругозор тренеров, кому пока еще недостает собственного опыта. Для многих ведь танцы зачастую ограничиваются рамками их собственной группы. – Мне кажется, это идет из достаточно давних времен – некий внутренний настрой на то, что кругом враги. А ведь те же Зуева со Шпильбандом в свое время удивили мир тем, что в их группе прекрасно уживались непримиримые конкуренты, которые на протяжении многих лет сражались за одну медаль. – Ну, положим, тренировались их пары большей частью в разное время и на разном льду. Случалось даже такое, что на одни и те же соревнования Тесса и Скотт летели с одним тренером, а Дэвис и Уайт – с другим. И разными самолетами к тому же. Но в какой-то степени вы правы. Хуже всего, когда тренер оказывается неспособен правильно поставить задачу. Начинает ломать голову над тем, как условному Петрову обыграть условного Иванова и попасть в сборную. А думать-то следует не об этом. А о том, чтобы спортсмен стал чемпионом мира, обыграв и Петрова, и Иванова, и Сидорова. И канадцев с американцами в придачу! Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ31.10.2014 14:10 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/50345/

piparkoogid: В танцах пока ошибаются все ГРАН-ПРИ. CUP OF CHINA В пятницу в Шанхае стартует этап, замыкающий первую половину серии. В танцах российских болельщиков ждет очередной дебют: на лед выйдут Елена Ильиных и Руслан Жиганшин. Именно о танцах в преддверии этапа мы поговорили с техническим специалистом Петром Дурневым и тренером Александром Жулиным – Я очень внимательно смотрел выступления танцоров на двух первых этапах "Гран-при" в США и Канаде, – начал свой комментарий Дурнев. – Уже сейчас понятно, что нас в этом сезоне ждет очень высокая конкуренция и жесткая борьба. – Роль лидеров в которой уже захвачена канадцами Кейтлин Уивер и Андре Поже? – Я бы не стал делать выводов на основании одного выступления, которое к тому же проходило в Канаде. Уивер и Поже катались очень хорошо, но не безупречно. – Что именно вы имеете в виду? – Дело в том, что короткий танец этого сезона достаточно каверзный. В первом из трех ки-пойнтов фигуристы должны выполнить так называемую "перетяжку", причем сделать это на один счет. Пока это не удалось ни одному из дуэтов, которые я видел. Раньше правила не предусматривали ки-пойнтов, соответственно, на такие вещи никто не обращал внимания. Но сейчас это оценивается. Хотя по опыту могу сказать, что эта оценка сильно зависит от того, насколько внимательной окажется техническая бригада. Другой вопрос, что у канадцев очень грамотно поставлена программа. Пассодобль у них не сильно ритмичный в плане музыки, причем в том месте, где исполняется перетяжка, музыка чуть замедлена. Мне, по крайней мере, показалось именно так. Поэтому исполнение элемента на первый взгляд не воспринимается как неправильное. Но если внимательно просмотреть эту часть программы при замедленном повторе, становится очевидно, что Уивер и Поже испытывают те же самые проблемы с первым ки-пойнтом, что и все остальные танцоры – выполнить перетяжку в точности с предписаниями правил не удается и им. – Обе российские пары, выступавшие в США и Канаде, тоже не обошлись без ошибок. – Я бы не сказал, что допущенные ими ошибки слишком критичны: Александра Степанова и Иван Букин, получившие первые уровни сложности на твиззлах, просто неправильно в них вошли. Точнее, дважды сделали одинаковый вход в элемент. Понятно, что причину нужно спрашивать у них самих, но это не та ошибка, которую трудно исправить. Что касается Ксении Монько и Кирилла Халявина, на мой взгляд, в произвольном танце их просто захлестнули эмоции, и по этой причине они немного не додержали поддержку – сделали 2,5 оборота на льду вместо трех. Плюс – Ксения допустила техническую ошибку в твиззлах – сделала "тройку". Опять же, я склонен списать это на эмоции: ребята понимали, что хорошо готовы, и хотели, видимо, прыгнуть выше головы. – Если говорить о танцах в целом, чья программа произвела на вас наиболее сильное впечатление? – Видите ли, в чем дело: сама должность технического специалиста подразумевает не восторженное наблюдение, а поиск ошибок. Когда занят только этим, очень трудно составить общее впечатление о программе. Что же до ошибок – они пока есть у всех. *** Комментарий Александра Жулина касался прежде всего канадского этапа, где выступали его подопечные. – Мне очень понравилось, как катались Уивер и Поже, – отметил тренер. – Причем понравились не только программами, но и степенью готовности: катались очень музыкально, гармонично, на хорошей скорости. – Ваш коллега Геннадий Карпоносов в недавнем интервью заметил, что бороться с этой парой будет особенно тяжело. – С ними, безусловно, было невозможно бороться в Канаде. Но это отличительная черта всех канадских этапов – еще с тех времен, когда катался я сам. Своих фигуристов публика встречает и провожает ревом и овациями, ты же уходишь со льда в гробовой тишине. Что называется, "под стук собственных копыт". Помню, у меня выступали в Канаде Натали Пешала и Фабьен Бурза, катались, правда, не идеально, но когда я увидел, что впереди них оказалась совершенно непримечательная на тот момент канадская пара Ванесса Крон и Поль Порье, честно скажу, обалдел. – Знаю, что вы довольны выступлением в Канаде своих подопечных Монько и Халявина. – Да, несмотря на то, что ребята стали четвертыми. Дело в том, что мы очень много работали над эмоциональной стороной произвольного танца. Успешно сочетать это с техникой и сложностью в начале сезона не всегда удается, а в этом сезоне судьи стали уделять гораздо больше внимания правильности и четкости выполнения шагов. Достаточно немного не так поставить ногу – и ты получил более низкий уровень сложности. В пересчете на баллы – это пропасть. – Произвольный танец ваших подопечных я бы назвала винтажным – с возвратом к постановкам еще тех времен, когда катались вы сами. Хотя в интернете многие поспешили назвать постановку откровенно старомодной. Прокомментируете? – Сейчас, на мой взгляд, в танцах складывается тенденция взять странную музыку и кататься под нее, не слишком вовлекаясь в эмоции. Иногда, скажу честно, я и сам начинаю задумываться о том, чтобы уйти в это же направление. Поставить легкий, ненавязчивый танец и прокатать его на сумасшедшей скорости, а не заморачиваться обилием хореографических находок и сложных связок между элементами. То, что делают Монько и Халявин в "Сарабанде", – это реально сложно. Говорю вам это со всей ответственностью, как танцор. Но как танцор я прекрасно понимаю: до тех пор, пока постановка не будет полностью выкатана, по-настоящему она не зазвучит. Я вообще спокойно отношусь к фанатским комментариям. Например, что пора прекратить ставить на льду "Кармен" и "Тоску". Что все это уже заезжено до предела. Дело ведь вовсе не в музыке. Те же Уивер и Поже прекрасно катаются под "Времена года" Вивальди. А я бы не сказал, что эту музыку фигуристы берут реже, чем "Кармен". То же самое касается стиля катания. Дело не в старомодности. А в том, справляешься ты с постановкой или нет. Что до критики в интернете, это ведь как в среде футбольных болельщиков: выиграл, допустим, ЦСКА у "Манчестер Сити", наверняка найдутся такие, кто скажет, что нашим футболистам просто откровенно повезло. А выиграл бы "Манчестер", написали бы, что это совершенно ожидаемый результат для столь выдающегося клуба. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ06.11.2014 16:10 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/50533/

Gela: piparkoogid пишет: Сейчас, на мой взгляд, в танцах складывается тенденция взять странную музыку и кататься под нее, не слишком вовлекаясь в эмоции. Иногда, скажу честно, я и сам начинаю задумываться о том, чтобы уйти в это же направление. Поставить легкий, ненавязчивый танец и прокатать его на сумасшедшей скорости, а не заморачиваться обилием хореографических находок и сложных связок между элементами. Гм, а может стоит продолжить думать в этом направлении? Сделать эксперимент и посмотреть на результаты...

Marika: Елена Масленникова: «Новая программа как ледяная прорубь» 24 Ноябрь 2014 Мир фигурного катания довольно тесен, и фамилии специалистов, которые много лет работают со спортсменами, наперечет. Одним из таких является Елена Масленникова. В прошлом тренер литовской танцевальной пары Маргарита Дробязко – Повилас Ванагас, ныне постановщик программ для многих российских спортсменов, в том числе группы Инны Гончаренко, хореограф телепроекта «Ледниковый период», консультант сериалов и фильмов о фигурном катании. О специфике работы над программами, секретах постановок Елена Масленникова рассказала сайту ФФККР. Елена Станиславовна, вы делаете программы одиночникам, парникам и танцорам. В чем принципиальное различие в постановке программ для представителей разных видов фигурного катания? Существуют кардинальные отличия в постановке программ для одиночников и парников. Одиночники, даже если их программы поставлены и накатаны, всегда имеют возможность, в зависимости от состояния готовности, ситуации, чуть-чуть импровизировать. Устал, что-то неудобно, куда-то не докатился… Одиночник может выбросить шаг, сделать накат-троечку и по музыке зайти на прыжок или другой элемент. Он может даже «упростить» дорожку, если физически не справляется. В парах же подобное недопустимо, потому что фигуристы выступают в одной связке. Один не сделал шаг, другой носом полетел через его ногу. Каждое движение в паре выверяется настолько, чтобы все было железно, четко. В парах, как в известной поговорке, шаг в сторону – расстрел. При этом есть различия в постановках для парного катания и танцев на льду. В парном катании достаточно много разбегов перед подходами к элементам, и эти подходы надо совместить с танцевальными кусками; при этом проследить, чтобы в программе не было пусто, один элемент плавно перетекал в другой. У танцоров сплошные шаги, близкие позиции, постоянные смены рук и ног, повороты… Программы для танцоров – очень кропотливая и сложная работа. Такого количества придумок, новых фишек, как в танцах, нет ни у парников, ни у одиночников. Каждый переход в танцах надо изобрести, сделать его интересным и таким, чтобы спортсмены не потеряли хода, чтобы им было удобно подойти к элементу, чтобы все это вместе выглядело танцем. У одиночников в этом отношении все более свободно. И когда я работаю с представителями одиночного катания, то предлагаю им самим что-то поискать, слушаю их предложения. Я вообще стараюсь втянуть спортсмена в постановочный процесс, потому что в этом случае программы получаются удобными, находятся некие гармоничные вещи. При этом надо понимать, что по ходу сезона любая программа дорабатывается: что-то убирается, привноситься, переделывается. Кстати, во время постановки я не ленюсь что-то менять, если это неудобно. Знаю, что другие создают свой шедевр и ни на полшага не хотят от него отступать. Но я же сама была фигуристкой, и понимаю, что не постановщику, а спортсмену выходить на лед и это катать. Мне нравится работать и с парниками, и одиночниками и танцорами. Везде есть свой кайф. Сейчас я увлечена одиночным катанием. Возможно, потому что меня вдохновляет группа Инны Гончаренко. Очень приятно было сотрудничать с Верой Базаровой и Андреем Депутатом. Вернулась ощущение красоты парного катания, его линий, легкости. А танцы – это изначально моя профессия. Танцы на льду – моя любовь. С чего вы начинаете постановочную работу? Всегда по-разному. Когда я была юной, то очень любила придумывать себе танцы. Включала музыку, становилась перед зеркалом и танцевала. У меня было много разных танцев на все случаи жизни. Наверное, тогда во мне и родился постановщик. Но делать программы для себя и для других – разные вещи. Все начинается с того, что мне заранее присылают музыку. Я слушаю ее, пытаюсь что-то придумать, но… увы. К сожалению, я из тех людей, которые четко начинают действовать в тот момент, когда их прижимают к стенке. Мне нужен стресс, и тогда мои мозги работают живей и в правильном направлении. Знаю, что очень многие постановщики готовятся заранее, делают заготовки, подбирают движения. А для меня каждая новая постановка – это как прыжок в ледяную прорубь. Я прихожу на каток. Вот лед, вот я, спортсмены, тренер и никуда не спрячешься. В эту минуту мы все становимся соавторами и погружаемся в работу. Нужно ли рассказывать сюжет программы? Зависит от возраста. Детям это лишнее. Им не стоит рассказывать серьезные глубокие истории, все равно не поймут. Будут стоять, раскрыв рот, слушать и думать про себя: «А что мне изображать?» Детям я наговариваю простые образы. Объясняю: «Здесь солнце зашло. Как красиво! Ты удивился. А здесь на кого-то обиделся. А там, смотри, кто-то идет…» Это образы общего состояния, по месту. В юном возрасте такие и нужны. Во взрослом можно рассказать конкретную историю. Ее можно попытаться передать в программе, изобразить. А можно придумать что-то и никому об этом не рассказывать, оставить внутри себя. К таким приемам нередко прибегают постановщики. Знаю, что ими пользуется Илья Авербух, Коля Морозов… Есть история, которую знаем только мы, и которую никто, кроме нас не поймет, но эта история подпитывает нас энергетически. Пусть ее никто не прочтет в нашей программе, не запишет. Это и не нужно. Зато есть эмоции, настроение, которое ты посылаешь, движения… Это и есть цель. Показать, что творится в душе человека. Безусловно, многое зависит от самого исполнителя, его возможностей, желания показать все это и чисто откатать, чтобы зажечь зал. Это большая работа. Для примера приведу танцоров фламенко. Выходит танцовщица и начинает танцевать. И в этом ее танце столько всего, что мы не может не сопереживать и не восхищаться. А о чем она рассказывает? Возможно, мысленно прокручивает свою жизнь? Мы ничего об этом не знаем, но мы видим, как наполнена актриса и ее танец. Какая исходит энергетика и мощь. Это прорывается наружу, забирает. И этим приемом надо пользоваться. Сейчас вы еще больше окунулись в театральную среду, потому что ваши дочери актрисы. Насколько работа на телевидении и творческое окружение помогает вам в фигурном катании? Это не просто помогает. Это 80 процентов моей успешной работы в фигурном катании. Творческая среда, атмосфера, общение не может не подпитывать. Именно оттуда я черпаю ассоциации, эмоции, истории, идеи… Поэтому тренеры, которые ходят в кино, на выставки, смотрят спектакли, общаются с актерами, музыкантами, художниками, людьми творческих профессий, они всегда чуть-чуть впереди. Мне в этом смысле проще. Моя старшая дочь актриса. Младшая учится на третьем курсе актерского факультета ГИТИСа. С обеими мы прошли нелегкий путь, прежде чем оказались там, где сейчас. Сколько книг было прочтено, сколько фильмов просмотрено, сколько в театры хожено… Среди наших близких друзей есть режиссеры, актеры, тренеры, хореографы… Дочери понимают мою работу. Я понимаю сложности их профессии. Это взаимопонимание и взаимопроникновение очень помогает всем. А сами сниматься в кино не пробовали? Пробовала. Я принимала участие в работе над сериалом про фигурное катание «Жаркий лед», фильмом «Королева льда», где главные роли сыграли Татьяна Догилева и Петр Красилов. Кстати, главного героя – фигуриста, которого играет Красилов, дублировал Денис Леушин, который сегодня работает вторым тренером у Инны Гончаренко в ЦСКА. Мы с Денисом делали все номера. А в «Жарком льду», когда была сцена с чемпионата мира, то японского одиночника изображал Денис Тен. Он специально прилетал в Москву на съемки. Недавно по ТВ показывали сериал «Доктор Тырса». Первая серия была про фигурное катание. Я работала в этом фильме как консультант. Да и в других тоже. Конечно, вмешиваться и переписывать сценарий я не могу, но что-то подсказать, чтобы диалоги и сюжет выглядели натуральнее, естественнее, получалось. Вообще, это очень интересно, очень обогащает. Жизнь настолько разнообразна, что ходить по какому-то узкому коридору, неправильно. Надо непременно пробовать себя везде, постоянно что-то интересное искать. В любом случае, это обернется плюсом в основной профессии. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА (полностью интервью с Еленой Масленниковой в номере журнала «Фигурное катание»). http://fsrussia.ru/intervyu/511-elena-maslennikova-novaya-programma-kak-ledyanaya-prorub.html

Marika: Маурицио Маргальо: на Олимпиаде в Турине мы упали, но одержали главную победу 28.11.2014)Автор: Мария Воробьева / Р-СпортАвтор: Андрей Симоненко / Р-Спорт Известный в прошлом итальянский фигурист, завоевавший бронзу в танцевальном дуэте с Барбарой Фузар-Поли на Олимпиаде-2002, а ныне тренер Маурицио Маргальо в интервью корреспондентам агентства "Р-Спорт" Марии Воробьевой и Андрею Симоненко рассказал о том, какими он видит перспективы новых российских танцевальных пар, объяснил, кто и почему назвал его инопланетянином, а также признался, что иногда выходит на лед в сеансах массового катания. В фигурном катании очень много драм. Одна из них произошла на Олимпийских играх 2006 года в Турине во время соревнований в танцах на льду. Итальянцы Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо, не выступавшие четыре года и вернувшиеся к домашней Олимпиаде, захватили лидерство после обязательной программы. А на последних секундах оригинального танца Маргальо, пытаясь выполнить поддержку, упал вместе со своей партнершей на лед. Последовавшую затем немую сцену и тяжелый, убийственный взгляд Барбары на своего несчастного партнера, одним неудачным движением похоронившего и ее, и свою мечту, помнят все, кто смотрели те Игры. Но мы начали разговор с Маргальо с его текущих дел - надеясь, может быть, к концу интервью осторожно "вырулить" на ту самую драму. - Маурицио, вы сейчас работаете тренером в группе Марины Зуевой. Расскажите, какие функции вы выполняете? И, конечно же, поделитесь впечатлениями от работы с российскими учениками Викторией Синициной и Никитой Кацалаповым. - Наше сотрудничество с Мариной началось три года назад, когда она стала собирать свою команду. В мои обязанности в большей степени входит работа над технической стороной танцев на льду, но на этом не заканчивается. Дорожки шагов всегда связаны с хореографией, а потом они плавно перетекают в поддержки. Это заставляет нас распределять свое внимание на весь танец в целом, а не зацикливаться только на своем конкретном отрезке работы. В нынешнем году мы приняли своего рода вызов, когда Марина согласилась работать с парой из России. Два сильнейших мировых танцевальных дуэта (Мэрил Дэвис/Чарли Уайт и Тесса Вирчу/Скотт Мойр) покинули нашу группу после Олимпиады, после чего возникла пустота, которую все спортсмены стараются заполнить, совершенствуя свои навыки. Для самой Марины было важным принять этот вызов, чтобы заполнить некую пустоту внутри себя - другими словами, ей важно работать над тем, над чем было бы не так просто работать. - Синицина/Кацалапов выступили на своем первом турнире – этапе Гран-при Cup of Russia, а их бывшие партнеры Елена Ильиных и Руслан Жиганшин в Москве провели свой второй старт. Какие выводы вы для себя сделали? - У этой пары есть потенциал к развитию в последующие недели, месяцы и годы. Но в большей степени я был поражен тем, как все торопят события. Думаю, мы должны быть реалистами и дать новым парам время. Чтобы они могли узнать друг друга лучше, раствориться друг в друге и стать одним целым. Я вижу на льду красивых фигуристов, об этом я не беспокоюсь. Медленно, но целенаправленно мы будем строить дом, все вместе. Но это требует времени. - В каждом из новообразованных дуэтов многие видят слабым звеном соответственно Руслана и Викторию. Многому ли Синициной в действительности пришлось учиться, чтобы не отстать от Кацалапова? - Я не думаю, что работа так уж сильно отличалась от того, что она делала раньше. К тому же у любого спортсмена есть свои слабые стороны. Что различается – так это опыт. И я вижу сложности именно в этой связи – более молодые и менее опытные спортсмены сложнее справляются с давлением и возложенными на них ожиданиями. С технической точки зрения самое основное в становлении новой пары - обретение фигуристами умения кататься в унисон. И работать для этого нужно с каждым из партнеров, а не с одним из них. - И, тем не менее, есть мнение, что Кацалапову, как и Ильиных, приходится себя немного сдерживать, чтобы подстроиться под партнеров. Согласны? - Все это вопрос времени. А все эти комментарии, мнения… Поверьте, никто не будет намеренно сбавлять свои обороты и делать шаг назад в плане техники или хореографии, над которой работают годами. Но каждый сначала должен понять, каким образом он или она могут работать со своими партнерами, чтобы развиваться вместе и вместе достигать высот. Даже в личной жизни – ты не можешь сразу пойти на все 100%, нужно двигаться постепенно. Лена и Никита не сделали шаг назад, но им нужно было привыкнуть к новым партнерам. Как и Вике с Русланом. И время нужно, чтобы поднять общий уровень пары на соответствующие позиции. Я лично не сильно беспокоюсь об этом, просто всем хочется результата здесь и сейчас. А мне хочется сказать: ребята, ну давайте остановимся на минутку и попытаемся понять спортсменов! - Можно ли сделать вывод из сказанного вами, что на турнире в Москве Синицина/Кацалапов сделали то, чего и ожидал от них тренерский штаб? - По-моему, для совместной работы, которая длилась всего несколько месяцев, они показали приличный результат. Приехать на свой первый Гран-при, выступать под пристальными взглядами родных трибун в одной разминке со своими бывшими партнерами… Для каждого из этой четверки тот старт был очень сложным, они все были взволнованы, каждый рисовал в своей голове картинки того, как это произойдет, много думали об этом. То, что я увидел на льду, мне понравилось – катались ребята достойно, даже смогли обыграть пары, которые тренируются вместе не один год, причем сделали это без особых проблем и с большим запасом для роста. Чего же нам еще нужно (смеется)? Тренеры у бортика и судьи смотрят фактически разные соревнования - Сразу после произвольного танца в Москве Зуева сказала, что даже вы как технический специалист не всегда можете понять, на какой уровень сложности сделан элемент – так много деталей в правилах для нынешних танцев на льду. - Эта тема постоянно обсуждается в мире фигурного катания. В первую очередь поясню, что Марина имела в виду. Когда мы смотрим соревнования, мы находимся абсолютно в других условиях, чем судьи. Мы смотрим прокат вживую, с другого угла, у нас нет возможности пересмотреть какой-то элемент на экране в замедленной съемке, и все прочее. Порой ошибки очевидны, в другие моменты мы говорим о таких незначительных деталях, которые можно определить только на экране и в повторе. Так что можно сказать, что мы и судьи смотрим фактически разные соревнования. Как член техкома ISU, я готов подтвердить, что деталей очень много. Одна из целей, которую хотят реализовать в ближайшем будущем – сделать правила более понятными. В судействе должна быть последовательность - какие бы люди ни сидели, мы должны быть уверены, что они будут одинаково судить каждую пару. Наша задача - сделать критерии, которые оценивает техбригада, более понятными для тренеров, спортсменов и, собственно, самой техбригады. Порой они оценивают столько деталей, чтобы мы просто теряемся, над чем нам нужно работать, а они не получают целостной картинки при просмотре наших постановок. - Как ISU отреагировал на эксперимент в Оберстдорфе, когда соревнования судили две разные бригады? - Эксперимент дал пищу для размышлений и находится в стадии анализа. При такой системе главная проблема с числом судей – сложно привозить бригады в таком количестве на каждый турнир. Я выскажу вам мое личное мнение о необходимых переменах. Я люблю именно танцы на льду, то есть хочу видеть больше танцев. При этом я не говорю, что сейчас нет танцующих пар. Просто нам нужно эти начинания больше поощрять. Многие талантливые спортсмены за тщательной работой над реберностью, элементами и шагами останавливаются в развитии креативности. И это в большей степени отражается в представлении программы на соревнованиях – спортсмены находятся в стрессовых условиях и сосредотачиваются на элементах, поскольку, не выполнив их, потеряют больше баллов, чем не выдержав танцевальную позицию. - Всегда есть вариант – вернуться к старой системе. Как вы на это смотрите? - Чего нельзя делать – так это сравнивать две системы. Я был воспитан в старой системе, она мне нравилась. Мне нравился обязательный танец, и я был расстроен, когда его убрали из программы. Да, это лишний день, обязательный танец сложен для восприятия зрителями, но для меня это была лучшая часть соревнований! В этом танце я мог видеть мастерство фигуристов. Сегодня вознаграждаются мельчайшие технические детали, из-за чего пары теряют в красоте и, я бы сказал, сиянии катания. Раньше мы должны были показывать, как скользим, как лезвие рассекает лед, танцевальные позиции были отточены до идеала. Сейчас мы в этом теряем – важнее сделать, к примеру, чистое чоктау или другой элемент. Скажите мне, как можно сравнить поддержки того времени с теми акробатическими нововведениями, что есть сейчас? Я ведь даже не могу показать своим спортсменам, как сделать ту или иную поддержку, настолько много специальной подготовки они требуют. По моему мнению, танцы показывают красоту движения фигуристов на льду и их слияние с музыкой. На этом мы и должны фокусироваться, оставаясь уникальными, а не сливаясь в одно целое с парным катанием. Жизнь известного спортсмена - как витрина ресторана - Маурицио, свой путь в фигурном катании вы начали сразу с танцев на льду, хотя обычно фигуристы сначала проходят школу одиночников. Почему? - Просто такая система действовала в той школе, где я начал заниматься фигурным катанием. Было две группы – одиночников и танцоров, которые работали вместе только первый сезон. Затем происходила профориентация. Я начал кататься в 10 лет, но все-таки в группе одиночников. Правда, после всего трех уроков (смеется) тренер сказала: "Может, будет лучше, если ты пойдешь в танцы?" И мы вместе с моим младшим братом перешли в другую группу. А заполучить двух парней в танцах не так-то плохо! Мне самому было комфортно в новом коллективе, где было много ребят – в фигурном катании очень часто бывает, что с 10 девочками тренируется один мальчик. Это тяжело. А нам с братом повезло. Так вот я и стал танцором. Честно сказать, я даже не знаю, как прыгать (смеется). - Логичный вопрос спортсмену из Италии – почему фигурное катание, а не футбол? - Я играл в футбол, равно как занимался и другими видами спорта. Фигурное катание стало лишь одной из многих секций, куда я попал по своему желанию, плюс каток был рядом, и нашей семье это было удобно. Когда начал кататься, мой тренер по футболу сделал мне заманчивое предложение – начать выступать за команду, участвовать в турнирах и делать, собственно, футбольную карьеру. Но мне хотелось кататься. Услышав мой ответ, тренер назвал меня инопланетянином, решил, что я не в себе (смеется). Конечно, в плане полноты кармана можно жалеть о сделанном мной выборе, но с точки зрения чувств и веления сердца я не ошибся. Фигурное катание для меня – это форма выражения. А работа с детьми и взрослыми парами – это то, что я люблю делать. Вот вам простой пример. После чемпионата Европы в прошлом году я должен был выступать в шоу, поэтому взял коньки с собой. И когда выдался свободный полдень, я отправился... на сеанс массового катания. Несмотря на то что мне ежедневно приходится быть на льду, любовь к своему делу только растет и крепнет. - Тогда еще один футбольный вопрос. "Милан" или "Интер"? - "Ювентус" (смеется). Не скрою, жизнь в Милане по этой причине была непростой. Но вся моя семья была за "Юве". Помню один момент из детства. Мой дед в те дни, когда шли матчи, отправлялся на кухню, где включал радио. Я, будучи еще совсем пацаненком, шел за ним. Он садился и слушал матч, мы с ним все это время были вместе. Дед был большим фанатом "Ювентуса", видимо, мне просто передалась его страсть. Кстати, когда я рассказываю эти истории своим детям, они не верят, что когда-то было так сложно следить за футболом (смеется). - Когда вы начали тренироваться более серьезно, допускали мысли о чемпионатах мира и Олимпиадах? Или просто наслаждались процессом? - Поначалу никто не думает об Олимпиадах. Я прекрасно помню свой шок, когда спустя какое-то время с момента начала своей карьеры фигуриста я увидел на льду Джейн Торвилл и Кристофера Дина. И мне кто-то сказал: ты занимаешься тем же видом спорта, что и они. И я не мог в это поверить! Мои дети сейчас играют в футбол и теннис, плавают. Когда ты молодой, считаешь себя чемпионом. Мой сын называет себя Пирло, но при этом он не думает о поездке на чемпионат мира. А вот когда эти мысли появляются, значит, ты стал профи. В 15 лет я действительно начал сознательно строить свою спортивную карьеру. И хотя момент становления чемпионом в моей голове был где-то далеко, все произошло внезапно. Ты набираешься опыта, приходят первые результаты, ты растешь, работаешь и вдруг понимаешь – ты реально можешь выиграть серьезный титул! И тогда случается шок. - Вы с Барбарой фактически являетесь первыми итальянскими фигуристами, добившимися таких высот. Внимания к вам в тот период было много? И мешало ли оно? - Во-первых, скажу сразу – я тренировался не ради популярности и внимания. Просто мы с Барбарой начали выигрывать, когда больших побед в спорте у Италии не было. Когда спустя 25 лет застоя мы начали выигрывать все и вся, нас начали ассоциировать не с фигурным катанием, а с итальянским спортом в целом. Давления и внимания нам хватало. Это то, чего ты не ждешь, и тебе нужно к этому привыкать. Приходится быть профессионалом 365 дней в году. У тебя нет возможности делать какие-то сумасшедшие вещи, нужно быть сконцентрированным, думать, что говоришь, потому что ты являешься примером для молодых ребят. Если ты справишься с этим, жизнь станет прекрасной. - Неужели вы в какой-то момент полюбили постоянное присутствие шумихи вокруг своей персоны? Или просто научились жить с ним? - Скорее, второе (смеется). Да, приятно, когда тебя узнают люди, это дает тебе энергию. Но, с другой стороны, ты уже не сможешь просто так зайти в ресторан, твоя жизнь – это витрина этого ресторана. Люди извне порой этого не понимают. Я лично привык к этому, несмотря на то что порой даже на отдых времени совсем не хватало. У нас ведь 70% дня занимали тренировки, но нужно было уделить внимание прессе и телевидению, поэтому восстановиться физически и тем более морально мы не успевали. И главный вопрос в том, как долго ты сможешь прожить с этим, не сломавшись, не взорвав себе мозг. У нас со знаменитым горнолыжником Альберто Томбой долгое время был один менеджер, поэтому мы частенько вместе бывали на различных мероприятиях. И, проводя время рядом с ним, я понимал, что моя жизнь - рай. Он не мог пройти два метра по улице без остановки, не сделав фото, не дав автограф, не пошутив с кем-то… И после четырех-пяти часов такого ритма он мог в какой-то момент сорваться и сказать: "Ребята, мне нужно минут пять свободного времени, и я снова с вами". В ту же минуту начинались разговоры, что Томба кому-то не уделил внимания, посмотрите, какой он плохой, зазнался. Ему же просто не давали дышать! И мы говорим о чемпионе, который завершил свою блистательную карьеру больше 10 лет назад. А в последнее время чемпионы становятся настоящими иконами. Спортсмены стали в разы более привлекательными и важными людьми для зрителей по всему миру. Это уже другой уровень, они - новые герои нашего времени. "Мы не выиграли домашнюю Олимпиаду, но одержали в Турине свою главную победу" - Когда к человеку приковано столько внимания, особенно остро обсуждаются допущенные ошибки. Как мирились с тем, что те, кто вас хвалил вчера, резко поменяли свое мнение сегодня? - Осуждают атлетов постоянно. Но первое, что я осознал, как спортсмен – нужно уметь проигрывать. Поймите, ты не выигрываешь много. Ты много проигрываешь. И даже на тренировках – чтобы отточить элемент, ты делаешь гигантское количество ошибок. Валентино Росси, наверное, лучший мотогонщик в истории. Но если вы посмотрите на статистику, он не выиграл даже 50 процентов гонок, в которых принял участие. Сегодня выигрывает, завтра проигрывает. И это лучший из лучших в своем деле! Вот такой парадокс. Спортсмены должны столкнуться с поражением как можно раньше, чтобы понять, что это такое, и что оно не исключено. Публика будет тебя любить, будет за тебя расстраиваться, будет тебя ненавидеть – это часть игры. Когда мы выигрывали, старались не впадать в эйфорию, когда проигрывали – не уходили в себя, не впадали в депрессию. Но однажды наши простые и отточенные формулы перестали действовать. Как-то на протяжении 14-15 месяцев мы побеждали на каждом турнире, в котором принимали участие. В такой ситуации ты немного поднимаешься над реальностью, которая потом больно бьет по тебе. Когда на нас посыпались одно за другим поражения, мы начали работать еще усерднее, чем прежде, и это помогло нам вновь достичь побед. Когда мы выигрывали, публика нас просто поддерживала, но когда наступали реальные проблемы, многие вдруг поняли, что мы люди, и стали к нам ближе. Венцом этого убеждения стала Олимпиада в Турине – в первый день мы вырвались в лидеры, после второго дня откатились совсем далеко. В те три дня мы вознеслись на вершину своей карьеры, опустились на самое дно и должны были вновь выйти к публике. Я не помню, что делал на льду в произвольном танце. Я был в трансе. А зрители не видели танца – они плакали. Все были в тот момент с нами. И вот тогда мы стали популярными. Мы не выиграли домашнюю Олимпиаду, но одержали в Турине свою главную победу. Я понимаю, что федерации и другие организации заинтересованы в конкретном результате, но после таких моментов ты понимаешь: медали - это еще далеко не все. Когда я спрашиваю людей, помнят ли они подиум в Турине, вижу смущенные лица. Когда спрашиваю, помнят ли меня и Барбару, они расплываются в улыбке (смеется). Я тогда получил множество смс и писем, где многие говорили – я чувствовал, что ты представляешь на льду меня. Понимаете? Люди прожили ту Олимпиаду с нами, потому что в своей повседневной жизни мы не выигрываем каждый день. Просто падения порой не так заметны, как на Олимпиаде, которая у многих вообще случается раз в жизни. И тогда я понял, что если атлет может добраться до сердца зрителя, тогда он - чемпион. Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо © East News/ KEVORK DJANSEZIAN Итальянские фигуристы Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо на ОИ-2006 в Турине. Увеличить фото - Вы убедились в этом уже после Олимпиады? Вряд ли стоя в коньках на льду в Турине, вы были способны сделать такие выводы… - Когда грандиозные вещи происходят в твоей жизни, нужно какое-то время, чтобы прийти в себя и потом оглянуться, понять, что случилось. Если на турнире ты счастлив, ты безгранично счастлив, если грустен – ты просто разбит. Так что вы правы, я действительно пришел к этим истинам спустя время. - После оригинального танца, в котором произошло то злополучное падение, вы вообще говорили с Барбарой? - Это часть нашей тайны (смеется). На самом деле мы пытались рассказывать. Просто нам никто не верит. Глупо объяснять, насколько мы были тогда расстроены. Мы были так близки к своей цели, а допустили ошибку на последних секундах танца. Музыка просто закончилась, и мы остались без поддержки. Нервы тогда были на пределе. Мы с Барбарой жили в одной квартире, и когда вернулись, просто сидели рядом и молчали. Мы не винили друг друга, многие думали, что дома состоялась типичная буйная итальянская разборка, но это не так. Вскоре мы пожелали друг другу спокойной ночи, разошлись по комнатам и легли спать. Но мы, конечно же, не спали. Утром я пошел на завтрак один. Все на меня сочувственно смотрели, подходили, похлопывали по плечу. Мне хотелось сказать: у вас что, кто-то умер?! Со мной все в порядке, ребята, мне еще один танец сегодня катать! Мне только наш физиотерапевт объяснил, что я должен посмотреть телевизор или почитать газеты, чтобы понять, в чем дело. - Неужели посмотрели? - Видел только одну статью. Все говорили о дуэли, о том, что Барбара меня избивала всю ночь (смеется). Мы ведь никому ничего не рассказали, и люди вообразили перестрелку, поножовщину. Сейчас могу сказать: здорово, что журналисты так развили эту историю (смеется). Хотя истина была совсем другой. - С Барбарой вспоминаете те времена? - Конечно! Еще и поддразниваем друг друга. Мы сейчас живем в разных городах, не так часто видимся. Но если встречаемся в одной компании, сидим за столом, заходит речь о той истории и кто-то припоминает Барбаре тот взгляд, она говорит: так ведь он не смог поднять меня в поддержку! А я ей в ответ: ты просто впрыгнула не в тот момент! Знаете, я с той Олимпиады помню два очень ценных комментария. Татьяна Тарасова после нашего выступления в произвольном танце буквально бегом выбежала из комментаторской будки и, спускаясь к нам по лестнице, кричала: "Вы выиграли Олимпийские игры! Вы выиграли их!" Она прониклась тем духом, о котором я говорил. Другой момент случился на показательных выступлениях следующим вечером. Мы встретили одного нашего друга Кандидо Каннаво, исторического директора "La Gazzetta dello sport". Очень важный человек в спорте и большой эксперт. Незадолго до начала показательных он сказал: "Вы не знаете, что вы сделали на этой Олимпиаде. Спортивные трагедии – это то, что хотят люди. Только сделать их нарочно не получается". Мое восприятие спорта тогда кардинально изменилось. Раньше от нас все ждали только первых мест, если мы привозили с турниров серебро – это считалось провалом. И только после Турина зрители начали понимать нас и действительно любить. - Не можем не спросить… А как вы вообще смогли выдержать тот взгляд Барбары? - Взгляд… Его так и прозвали в газетах – The Look. Я вообще смутно ее видел в тот момент, настолько был погружен в прокат. Помню, что смотрел на Барбару, но при этом у меня уже вертелись в голове мысли, которые нужно было оформить в слова и сказать людям, которые стояли там, на трибуне. Мы вернулись в спорт после четырехлетней паузы. В первый вечер соревнований мы сделали самое невероятное из всего, что только могло быть. Выйти на Олимпиаду и вырваться в лидеры, когда твоим последним стартом была предыдущая Олимпиада... В тот момент я не думал, что на нас смотрят миллионы людей. Я думал: "Черт, я должен был сделать больше". - Для нас момент истины наступил все-таки после произвольного танца, когда вы бросились в объятия друг друга и начали в суматохе целовать лицо Барбары. Было видно, насколько вы близки… - Мы провели вместе 17 лет, мы знали друг друга лучше, чем наши родители или наши возлюбленные. Те объятия после произвольного танца значили для нас самих очень много. Мы вдруг поняли, что это наш последний турнир. Мы обнимали наших тренеров, всю команду, и я не мог перестать плакать. Я провел в спорте 25 лет. И на том все было кончено. Знаете, помню, как когда-то смотрел выступление Изабель и Поля Дюшене и плакал перед экраном телевизора. Я вряд ли вспомню, кто еще выступал на том турнире, но ощущения того момента я не забуду никогда. Только наши чувства сохраняются в памяти на долгое время. - В заключение мы хотели задать лишь один вопрос. Почему в 2002 году вы взяли забойную песню "I will survive", последовав совету ISU? - …а не поставили трагедию, как и все (улыбается)? Годом ранее все ставили трагедии, мы с "Ромео и Джульеттой" выиграли чемпионат мира. Нам сказали: вы пара, которая должна показать, что значит танцевать. На следующий год ISU сказал не ставить трагедию. И мы просто последовали их совету. - Жалеете? - Возможно, это была не лучшая наша программа, но мы ее сделали. Ох, сколько тогда было комментариев… Возможно, мы тогда немного опередили время в глазах судей. Но я не жалею. Мы сделали правильный выбор. У меня больше сожалений, что мы сменили фламенко в том сезоне. Вот это, возможно, было ошибкой. А за несколько лет до того момента мы сделали танец на тему из "Дракулы". Я на первом турнире одел белые линзы, глаза у меня были жуткими. И судьи попросили нас не делать этого, потому что боялись меня (смеется). А я всего-то был вдохновлен игрой Гари Олдмана в "Дракуле" и Тома Круза в "Интервью с вампиром". Те характеры были черные, мрачные, но человечные. И мы попытались воплотить их в жизнь. Тогда мы проиграли все турниры, на которых выступали с этим танцем – лидировали после первых двух дней соревнований, но неизменно опускались в турнирной таблице после исполнения "Дракулы". Все спрашивали: зачем вы делаете это? Но мы верили в нашу программу и не отказались от нее. В следующем сезоне все только и говорили, насколько они любят тот наш танец. После Олимпиады организаторы каждого шоу, на которое нас приглашали, просили исполнять "I will survive". Это продолжалось больше двух лет. Вот такой парадокс. Но ведь всем известно, что порой сделанное тобой сейчас может быть признано только в далеком будущем… http://rsport.ru/interview/20141128/791257205.html

Murzya: Российские фигуристы в Гран-при укрепили завоеванные в Сочи позиции - Писеев "Мы закрепили после Олимпиады наши позиции. В трех видах - у мужчин, у девочек и в парном катании - у нас отличные перспективы, восемь финалистов Гран-при. А если еще и посмотреть, что в юниорах - там у нас четыре спортивных пары в финале Гран-при, четыре танцевальных дуэта, три девочки. И во всех видах у нас очень хорошие перспективы побороться в финале Гран-при за самые высокие места", - заявил Писеев корреспонденту агентства "Р-Спорт" по телефону. Ковтун показал, что не опускает руки в любых ситуациях Писеев отметил, что если пятый этап Гран-при в Бордо был "золотым" (в трех видах россияне одержали победы), то шестой и заключительный этап в Осаке получился "серебряным" - Воронов, Кавагути/Смирнов и Алена Леонова заняли вторые места. "Меня очень порадовал Воронов. Очень приятно, что в Японии, где был сильный состав, он не потерялся, а, наоборот, подтвердил, что достоин выступать в финале Гран-при, что, по большому счету, он составляет конкуренцию сильнейшим фигуристам мира, сражается с ними", - подчеркнул собеседник агентства. "Неделю назад во Франции Ковтун показал, что обладает незаурядным характером, - продолжил почетный президент ФФККР. - Заняв после короткой программы шестое место с двумя грубыми ошибками, собрался, продемонстрировал все, на что способен, в произвольной программе и одержал победу. Для меня это очень хороший показатель, что он спортсмен с большой буквы, который не опускает руки в любых ситуациях". Писеев отметил, что на шестом этапе Гран-при "приятно было смотреть на Алену Леонову". "Но это касается короткой программы, надо стабильно исполнять и произвольный прокат, - добавил он. - В принципе, Леонова в этом сезоне тоже прогрессирует, это видно, особенно в плане интересных программ, компонентов. Но надо и элементы делать стабильно. Если бы у нее это получилось, она бы боролась за попадание в финал Гран-при". Фигуристки не заметили потери Сотниковой Почетный президент федерации выделил выступления в нынешнем сезоне Кавагути и Смирнова. "Они набирают обороты, не совсем блестящий был у них прокат в Японии по сравнению с теми, что они показывали до этого, но я бы отметил их с положительной стороны. Надеюсь, что Юко и Александр будут бороться за высокие места на предстоящих главных соревнованиях", - сказал Писеев. "Очень жаль, что Евгения Тарасова и Владимир Морозов не попали в финал Гран-при, они будут первыми запасными, - добавил собеседник "Р-Спорт". - Но могли бы там оказаться, учитывая их интересные программы и довольно-таки стабильное катание". Писеев признался, что не помнит, когда в последний раз в трех видах россияне возглавляли зачет серии Гран-при. "Ковтун у нас отобрался с максимальной суммой баллов в мужском одиночном катании, у девочек сразу три наших фигуристки во главе рейтинга, всего четыре в финале, это очень приятно отметить. Тем более в отсутствии олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой. Столбова и Климов выиграли два этапа в парном катании", - констатировал он. Соловьев мог бы быть побоевитее Писеев отметил, что после распада пары олимпийских чемпионов командного турнира, бронзовых медалистов в танцах на льду Елены Ильиных и Никиты Кацалапова и образования новых пар Виктория Синицина/Никита Кацалапов и Елена Ильиных/Руслан Жиганшин "у нас не все гладко". "Нужно время, чтобы спортсмены нашли себя, нашли свое направление, свой стиль. Да, от старта к старту новые пары прогрессируют, но у всех в голове все равно мысль: а как бы катались эти пары в старых сочетаниях? Хотим мы этого или нет, и у судей, и у любителей фигурного катания такое сравнение присутствует", - заметил почетный президент ФФККР. Также Писеев высказал мнение, что в паре Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев происходит "не то, что должно происходить". "Казалось бы, в нынешнем сезоне очень хорошие шансы на прорыв были у Бобровой с Соловьевым. Но, к сожалению, пара не выступает из-за травмы партнера, и, к еще большему сожалению, мне так кажется, спортсмен не очень борется за то, чтобы быстрее восстановиться. Какое-то чувствуется безразличие, как будто он довольствовался тем, что, прокатав короткую программу на Олимпиаде, стал олимпийским чемпионом в командном турнире", - сказал Писеев. "Жалко мне в этой ситуации Катю, - добавил он. - Спортсменка очень перспективная, могла бы добиться больших результатов. Соловьеву я то же самое, что вам сейчас, уже сколько раз говорил: ты хоть немножко будь побоевитее, борись за то, чтобы быстрее восстановиться. А он осторожничает... Но, будем надеяться, в танцах проблемы у нас временные". http://rsport.ru/figure_skating/20141129/791603297.html Цитата из фильма "Иван Васильевич меняет профессию" здесь уместна по отношению к словам о Соловьеве. "Когда вы говорите, Иван Васильевич Валентин Николаевич, такое ощущение, что вы бредите". Соловьев вам четыре года особо нужен не был, а теперь хоть на костылях выйди и откатай за страну. Круто. Если со здоровьем будет плохо, лучше совсем закончить, чтобы потом инвалидом не остаться. В старости он со своими проблемами со здоровьем не нужен будет никому. Вон яркий пример Шабалина. Кому нужна была та жертва. В этом году Максим и у Авера не кататется, не знаю, конечно, причины, но не исключаю, что с его коленом даже шоу в тягость. Хотя ему лет то не много. Вы бы Валентин Николаевич побоевитее были, когда танцы наши прос.....и (приличного слова не нахожу для описания ситуации) и когда вес на международной арене нашей Федерации потеряли.

piparkoogid: Елена Кустарова: "В начале осени на Ильиных и Жиганшина не ставил никто" СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Проиграть одним судейским голосом всю спортивную жизнь – это про нее. Именно так в 1993-м была предрешена участь пары Елена Кустарова/Олег Овсянников: дуэт сначала остался за пределами сборной команды, уступив единственным голосом Анжелике Крыловой/Владимиру Федорову, а еще через год вообще прекратил существование из-за того, что партнер решил уйти, соблазнившись на более перспективное будущее – с Крыловой. И вряд ли кто вообще мог тогда предположить, что тот конец жизни окажется на самом деле началом большой и яркой карьеры. Карьеры Кустаровой-тренера. – Вы могли предположить, что все так сложится в вашей спортивной жизни, Лена? – Конечно же нет. Мы с Олегом всегда очень дружили, проводили вместе все праздники, все знали друг о друге. Я могла ожидать предательства от кого угодно, но не от него. Поэтому безусловно, решение Олега уйти стало для меня полной неожиданностью. Признаться, я даже толком не помню, переживала ли тогда. Когда это все случилось, помню, как мне звонил Вазген Азроян и предлагал встать с ним в пару, помню, как по инерции продолжала ходить на тренировки. А вот все, что было связано с Олегом – как отрезало. Возможно сработали какие-то защитные механизмы в психике: слишком сильным оказался шок. И память просто заблокировала все, что было связано с той ситуацией. – Сейчас, став тренером, вы относитесь к подобным вещам иначе? – Абсолютно. И спортсменам своим всегда твержу: "Ребята, послушайте меня, я сама все это проходила и знаю, что говорю". – Прислушиваются? – Нет, конечно. В этом плане о фигуристах даже не скажешь, что они наступают на одни и те же грабли. Они на них просто танцуют. Одно время у нас в группе катались Елена Романовская/Александр Грачев (чемпионы мира-2004 среди юниоров – прим. "СЭ"), потом они расстались, Саша год ждал новую партнершу, она действительно нашлась, но спустя два сезона ребята не выдержали конкуренции в группе и ушли к Александру Жулину. И вскоре вообще закончили кататься. А не так давно Романовская и Грачев встретились в одном и том же шоу. И в один голос говорили: "Какими же мы были идиотами! А ведь сколько раз тренеры нас предупреждали, что нам придется пожалеть о своем решении!" * * * – Вы сами ушли из спорта в 19 лет. – И сразу уехала во Францию по приглашению одного из клубов – хотелось полностью сменить обстановку. Уезжала в Париж на месяц, а провела там три года. Мне очень понравилось работать тренером – я мгновенно нашла общий язык со всеми спортсменами клуба, хотя не говорила по-французски. Возможно, сказалось то, что в глубине души я продолжала быть фигуристкой. Французы помогали мне учить язык, сами учили русский. В Париже я впервые столкнулась с таким видом катания, как одиночные танцы – мои ребята очень быстро стали выигрывать в этой категории все турниры. Потом меня пригласили в юниорскую сборную, где я начала ставить программы. Другой вопрос, что все это время я ужасно скучала по дому. Плакала после телефонных разговоров с мамой, с друзьями. И все чаще думала о том, что нужно возвращаться в Россию. Хотя бы на время. – А вернулись уже навсегда? – Со второго раза. Львовна (Светлана Львовна Алексеева – известный российский тренер по танцам, вместе с Татьяной Тарасовой готовила к Олимпийским играм в Альбервилле Марину Климову/Сергея Пономаренко. – Прим. "СЭ") тогда ушла со Стадиона юных пионеров на новый каток, у нее сложилась хорошая группа, в которой было очень много работы. – Вы называете маму – Львовной? – Так повелось с тех пор, когда я каталась у нее сама. – Вам сильно пришлось менять свой взгляд на танцы, когда в обиход вступили новые правила? – Конечно. Пришлось учиться очень многому. – Это раздражало? – Нет. Я сразу начала воспринимать это, как некую неизбежную реальность. Мы же не раздражаемся, что есть приходится с помощью ножа и вилки? Таковы принятые в обществе правила. Не психовать же по этому поводу? К тому же вникать во все тонкости новых правил мне было просто интересно. – Не сочтите за комплимент, но я много раз слышала, что мало кто в нашей стране ставит танцевальную технику фигуристам лучше вас с Алексеевой. – Могу только порадоваться, если наша работа так выглядит со стороны. На самом деле мы уделяем этому очень большое внимание. Весной в начале каждого сезона есть период, когда все наши пары независимо от их уровня вообще занимаются только техникой. За сезон технические навыки всегда несколько рассеиваются, приходится восстанавливать. Как музыканту играть гаммы. Еще мне очень помог тот период, когда я работала во Франции и не очень хорошо знала язык. Приходилось проводить очень много времени на льду и самостоятельно показывать все шаги – для меня это было проще, чем объяснять словами. Когда наш Саша Грачев начал работать тренером в ЦСКА, мне даже позвонила Лена Водорезова (Елена Буянова – тренер Аделины Сотниковой и Максима Ковтуна. – Прим. "СЭ") и сказала: "Как же он хорошо научен и как классно катается!" От такого тренера, как Лена, это было очень приятно услышать. – От вас с Алексеевой тем не менее дважды уходили дуэты, которые становились чемпионами мира в юниорском возрасте: Ксения Монько/Кирилл Халявин, Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев. Вы задумывались, почему это происходит? – Монько и Халявин, например, ушли от конкуренции. В таких ситуациях спортсмены как правило следуют советам людей, которых считают более авторитетными. Более того, ребята честно нам признались, почему уходят и кто именно убедил их в правильности того решения. – А у вас самих не было ощущения, что, катаясь у вас, пары словно упираются в собственный потолок, доходя до определенного уровня? И что им действительно требуется смена обстановки, чтобы снова начать прогрессировать? – Пожалуй, это было только в случае с Бобровой и Соловьевым. В фигурном катании многое зависит от постановок, от настроения, с которым работаешь со спортсменом. Если с Монько и Халявиным мне было интересно заниматься всегда, то в отношении Димы и Кати в какой-то момент действительно наступил период, когда работа пошла как-то совсем натужно. Не могу сказать, что именно стало причиной расставания, но мы все тогда чувствовали, что вместо рабочего азарта образовалась какая-то пустота и усталость друг от друга. – Боброву достаточно часто критиковали за излишне резкий макияж. Вы пытались как-то на это влиять? – Дело в том, что далеко не всегда это удается: не портить же настроение спортсменке перед самым выходом на лед, если тебе что-то не нравится? * * * – Насколько неожиданной стала для вас информация о том, что Елена Ильиных/Никита Кацалапов прекращают кататься вместе и что Никита уводит из вашей группы Викторию Синицыну? – Мы знали об этом еще до начала чемпионата мира в Саитаме. Тогда как раз был период заключения контрактов на всевозможные послесезонные шоу. Скажу даже больше: мы сами попросили менеджера шоу приехать к ребятам с контрактом – хотели окончательно прояснить для себя ситуацию. Получилось, как мы и предполагали: Руслан Жиганшин контракт подписал, а Вика – нет. А на следующий день она пришла на каток с мамой – официально сообщить нам, что уходит к Кацалапову и будет кататься с ним у Морозова. – Что дало вам тогда повод для подозрений? – Во внутренних кругах уже вовсю ходили слухи – подобная информация всегда расходится моментально. Вот и тогда эту историю вовсю обсуждали, причем нам звонили не только "доброжелатели", но и те, кто искренне переживал за пару. – Ильиных, оставшись без партнера, сразу пришла к вам? – Мы тогда чисто по-человечески подерживали ее, как могли. Теплые отношения сложились еще в тот период, что я работала с Леной и Никитой в предолимпийском сезоне, когда Морозов надолго уехал на соревнования с другими учениками. Лена по характеру очень добрый, открытый и заботливый человек, очень хорошо воспринимает все, что ей говоришь. Ну а когда случилась вся эта история, Лена сказала нам, что хочет попробовать кататься с Русланом. Вот тогда я внутренне поразилась ее характеру. Ей ведь звонили с утра до ночи. И потенциальные партнеры, и тренеры… – Простите, но где гарантия, что откатавшись у вас с Алексеевой год или два, Ильиных/Жиганшин не захотят уйти к более именитому наставнику? – Работать, постоянно подозревая спортсменов в том, что они когда-нибудь тебя обманут, тоже ведь нельзя. Их любишь, а значит, и веришь, и надеешься… – Как тренер вы ожидали от Ильиных и Жиганшина столь мощного прогресса? – Прежде всего мы вообще не ожидали, что они до такой степени подойдут друг другу, причем не только внешне, но и по работе ног, по мягкости коленей. Другой вопрос, что у нас было не так много времени. В начале сезона нам очень сильно помог Илья Авербух, которого мы пригласили для постановки программ. До этого Илья несколько раз работал в качестве постановщика с Викой и Русланом, но на этот раз ему досталась невероятно сложная роль: ставить программу для совершенно нескатанных партнеров. Но ребята с таким остервенением начали вгрызаться в работу, что это невольно завело всех нас. Не было ни стычек, ни ссор, ни капризов. Просто мы все равно опасались, что можем не успеть. За лето сделали очень большую и тяжелую работу. Поставили две программы, выучили элементы. Но все это к началу прокатов было в достаточно "сыром" виде. А ведь ребят начали сравнивать с парами, которые катаются вместе по десять лет. То есть отнеслись к ним со всей строгостью. Пользу те прокаты принесли колоссальную. После них ни у нас, ни у Лены с Русланом не осталось илюзий на тот счет, что нам будут делать какие-то поблажки. И это стало мощнейшим стимулом к дальнейшей работе. Ну а на московском этапе "Гран-при" Ильиных и Жиганшина встречали просто замечательно. Было очень приятно на самом деле, что их так поддерживают болельщики. Хотя в какой-то момент я даже испугалась, что шум в зале может сильно сбить ребят с толку. Был же случай, когда из-за поддержки "своих" трибун на чемпионате мира в Москве Лена с Никитой не услышали, как началась музыка. Но Лена и Руслан все выдержали. И даже пытались перед прокатами успокаивать нас, тренеров. Мол, все под контролем, и волноваться нам совершенно ни к чему. * * * – Приглашение в группу испанского постановщика Антонио Нахарро произошло спонтанно, или это была продуманная акция? – Я думала об этом постановщике и раньше, очень хотела, чтобы он поставил одну из программ для Вики с Русланом. Мне очень нравилась в свое время работа Нахарро с Мариной Анисиной и Гвендалем Пейзера – он ставил им олимпийский пасодобль в 2002-м. Его уже тогда отличала необычность постановок. Они реально запоминались, привлекали большим количеством каких-то оригинальных движений. Поэтому как только стало известно, что танцевать в этом сезоне в качестве короткого танца предстоит пасодобль, имя Нахарро первым пришло мне в голову. Другой вопрос, что мы долго не могли его разыскать. Связывались с Анисиной, она в свою очередь – еще с кем-то. Потом, когда произошла вся эта история с распадом пар, и Ильиных пришла к нам в группу, я сказала ей про идею с Нахарро. Лена, насколько мне известно, связалась с Натали Пешала и вот так, окружными путями мы вышли на постановщика. Антонио сразу, правда, предупредил нас, что в его графике есть только один свободный день. Но дал согласие провести его с нами на сборе в Латвии. – Хотите сказать, что короткий танец Ильиных и Жиганшина был поставлен за один день? – Нет, конечно, Нахарро приезжал к нам и позже, но в тот первый день он занимался с ребятами с утра и до позднего вечера. Прежде всего отрабатывал манеру движения – как в зале, так и на льду. Мы снимали все его упражнения и танцы на видео, это было потрясающе. В короткий танец не вошло огромное количество интереснейших движений – далеко не все удалось перенести с паркета на лед. Мы даже думали о том, чтобы на полученной базе сделать отдельную показательную программу. Нахарро никогда не скрывал, что ему очень нравится, как катается Ильиных. Часто повторял, что Лена – его любимая фигуристка. Возможно, кстати, что он поэтому сразу и согласился к нам приехать. А когда приехал во второй раз, то был поражен тем, как преобразился Руслан, как тонко он стал чувствовать все нюансы музыки и танца. Сказал даже: "Ты, Руслан, очень большой молодец!" – Вы отдаете себе отчет в том, что в сложившейся ситуации у вас практически нет права на ошибку? – Конечно. Но знаете, это не заставляет нервничать. Меня успокаивает то, что рядом Львовна с ее колоссальным опытом, а кроме нее целый ряд высококлассных специалистов: наш директор Елена Маркова, которая помогает решать огромное количество проблем – занимается костюмами, решением организационных вопросов, то есть она – тот самый человек, к кому мы можем обратиться в любой ситуации и получить поддержку. Еще один тренер – Ольга Рябинина, которая помимо всего прочего является высококлассным техническим специалистом. Влад Фомин – просто мастер на все руки. Может и коньки поточить, и с музыкой помочь, и что-то посоветовать. Есть акробаты, специалисты по бальным танцам. Так что ребята знают: с ними рядом целая команда. Все решения мы принимаем вместе. Учитываем абсолютно все пожелания и замечания со стороны, причем порой критикуем свою работу гораздо более жестко, чем кто-угодно другой. А главное – никто не стесняется признаться, если оказался в чем-то не прав. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ 30.11.2014 12:55 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/51366/

Marika: Murzya пишет: Цитата из фильма "Иван Васильевич меняет профессию" здесь уместна по отношению к словам о Соловьеве. "Когда вы говорите, Иван Васильевич Валентин Николаевич, такое ощущение, что вы бредите". нууу это его многолетний диагноз, еще со времен президентства в федро))) Но порой на его идиотизм сложно не обращать внимания. Бесит. Меня просто подбросило от его Murzya пишет: как будто он довольствовался тем, что, прокатав короткую программу на Олимпиаде, стал олимпийским чемпионом в командном турнире как же он, бедный, пережить не может что неугодные Катя с Димой таки стали ОЧ! До сих пор наверное, не спит ночами... И ведь ему не мешало на всех перекрестках восхищаться какие же Ильиных-Кацалапов самые чемпионистые из всех ОЧ, хотя уж кому-кому, а ИК вообще можно было в команде не выходить, т.к. вопрос золота для России к моменту их выхода был решен предыдущими участниками (и Катей с Димой в том числе).

afina: http://www.gazeta.ru/sport/2014/11/30/a_6321717.shtml

Gela: piparkoogid пишет: – Боброву достаточно часто критиковали за излишне резкий макияж. Вы пытались как-то на это влиять? – Дело в том, что далеко не всегда это удается: не портить же настроение спортсменке перед самым выходом на лед, если тебе что-то не нравится? Какая прелесть. Катя сама себя красила, а тренер боялся ее обидеть...

Murzya: Gela пишет: Какая прелесть. Катя сама себя красила, а тренер боялся ее обидеть... А после старта видимо обсудить макияж на дальнейшие старты тоже было никак...

piparkoogid: Илья Авербух: Для Ильиных победить Кацалапова было так же важно, как выиграть Олимпиаду! Илья Авербух раскрывает истинную причину прохладного отношения болельщиков к Никите Кацалапову. Считает, что для пары Кацалапов-Синицына, несмотря на шокирующее падение и предпоследнее место на Гран-при в Осаке еще не все потеряно. И рассуждает о том, какой теперь должна быть мотивация Елены Ильиных – после того, как ее главная «война», против Никиты Кацалапова, выиграна. - Илья, действительно ли существовала негласная ставка федерации на Кацалапова и Синицыну, как на первую пару сборной? - Уверяю вас, что нет. Я все-таки знаю ситуацию изнутри. Как раз наоборот, со стороны федерации была проявлена очень большая мудрость и все пары находились изначально в равных условиях. Главные, будем так говорить, «ньюсмейкеры» Елена Ильиных и Никита Кацалапов со своим новыми партнерами, Жиганшиным и Синицыной получили возможность выступать на домашнем Гран-при, в Москве. Кататься дома всегда легче. Да, в основном эти пары стремились разобраться друг с другом, хотя некое преимущество у Синицыной и Кацалапова действительно было… - Почему? - Завеса таинственности. Они сразу же уехали в Америку, к Марине Зуевой, в России их толком никто не видел, а визуально они должны были смотреться вместе очень эффектно: высокий, красивый партнер Никита, и рядом с ним тоже очень красивая и талантливая девочка Вика. Им и самим хотелось приехать в Москву и… всех сразить одним выстрелом. Но сразу ворваться в элиту не получилось. Я думаю, это было ошибкой: нигде не появиться, проигнорировать предсезонные прокаты, в которых участвовали все, и где можно получить очень важные советы от специалистов во главе с Аллой Шеховцовой. Им бы все объяснили: и что они не добирают в дорожках шагов, как поднять уровни на других элементах, которые им оценивают пока слишком низко. Конечно, для этой пары еще не все потеряно. Потенциал у них хороший и я, например, ясно вижу, что с ними можно будет сделать. Только бы эти еще совсем молодые люди не сломались после такого удара… - Вас удивило, какую всенародную любовь выплеснули трибуны на Елену Ильиных и как подчеркнуто холодно встретили Никиту Кацалапова? - Удивило. И даже очень. Лена, которую Никита оставил, чтобы кататься с Викторией Синициной выглядела с точки зрения болельщиков жертвой, ей сочувствовали… Но тут, по-моему, смешались разные факторы. Свою роль сыграло и наше охлаждение в отношениях со всем остальным миром. Лена и Руслан – они же свои, они тренируются в Медведково, ездят каждый день на метро. А Кацалапов и Синицина живут в Америке. - Чемпионат России обещает быть очень интересным. - Лидерами в любом случае остаются Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Для меня это однозначно. Я могу вам дать прогноз на чемпионат России, обычно все мои прогнозы сбываются. За второе место будут бороться Ильиных и Жиганшин с Монько/Халявиным. Никита Кацалапов с Викторией Синициной поборются за четвертое с Александрой Степановой и Иваном Букиным. Они мне очень понравились, больше, чем Кацалапов и Синицына, я считаю их открытием сезона, у них просто удивительный произвольный танец! Им нужно уделять гораздо больше внимания. А Никита и Вика… Да, пока, к сожалению, я вижу, что они могут бороться только за четвертое в России. С Леной Никита оттенял ее страстность, ее экспрессию и сам таким образом приобретал некий шик. Уже в который раз убеждаюсь: если внутри пары, в отношениях существует конфликт, они катаются намного лучше! Классический пример – Грищук/Платов. Я уже вспоминал эту историю, когда Никита только ушел от Лены Ильиных. Вспоминал, как Женя Платов, не выдержав характера Оксаны Грищук уходил к Федориновой, а спустя полгода вернулся. Платов и Федоринова – два приятных, рафинированных, гладких человека, но… Как оказалось, не более того. Да, с Викой у Никиты нет конфликта, значит, нужно искать какие-то другие краски, подбирать образы. Это очень одаренная девочка, я с ней работал в прошлом году. Где-то я понимаю решение Марины Зуевой не ставить им сильных, драматичных, эмоциональных программ, ребята не скатаны, они не готовы справляться с глубокими эмоциональными темами. - А Ильиных с Жиганшиным, получается, готовы? - Они тоже еще не стали парой. Им нужно искать свое лицо. Сейчас, когда эта волна ушла… Ведь для Лены победить Никиту было так же важно, как выиграть Олимпийские игры! Руслан тоже внутренне был очень задет: какую огромную работу он проделал с Викторией Синициной, они сходу стали четвертыми на чемпионате Европы, попали в сборную на Олимпиаду в Сочи, на чемпионат мира. А его оставили за бортом. - То, что Ильиных и Руслан Жиганшин станут единственной танцевальной парой от России в финале Гран-при – это не станет для них лишним, ненужным стрессом? - Им там не нужно думать о местах. Любой побежденный соперник из этой финальной шестерки – это уже будет большим успехом и удачей. Между прочим, в Москве, выиграв серебро Гран-при, они показали всего десять процентов своих возможностей! Тут я обязательно хотел бы сказать о той колоссальной работе, титаническом труде, вложенном в эту новую пару их тренерами, Еленой Кустаровой и Светланой Алексеевой. Тренеров часто забывают, и это несправедливо. Когда-то Елена и Светлана Львовна подготовили Боброву и Соловьева – но они ушли к Жулину. Ксению Монько и Кирилла Халявина, выигравших вот только сейчас медаль в Японии – и они тоже уходят к Александру Жулину. Сколько было вложено в Викторию Синицыну и Руслана Жиганшина – но вот и эта пара оказалась разбита. Вы только попробуйте представить себе, что они пережили в последние годы. Так что выход в финал Гран-при Лены и Руслана в первом же их совместном сезоне – Лена Кустарова и Светлана Алексеева заслужили эту радость, как никто другой! http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/763706

Marika: Gela пишет: Какая прелесть. Катя сама себя красила, а тренер боялся ее обидеть... Murzya пишет: А после старта видимо обсудить макияж на дальнейшие старты тоже было никак... я вот тоже об этом подумала... Странно как-то... Ну ладно, напортачила спортсменка с макияжем, конечно, перед стартом не надо ее дергать. Но у них же по идее после выступлений должен быть разбор полетов, где все минусы разбираются - там и можно было ученице указать что и где не так. К тому же сама говорит - не раз это было. В такой ситуации тренер просто обязана указать на недостатки - ведь фк - такой вид спорта, где и "экстерьер" спортсмена немаловажен. Но если тогда промолчала, - сейчас-то зачем это поднимать?! Лишний раз зацепить ушедшую ученицу? А смысл? Тем более сама же говорит, что Катя с Димой ушли, т.к. обеим сторонам стала в тягость совместная работа. piparkoogid пишет: Илья Авербух: Для Ильиных победить Кацалапова было так же важно, как выиграть Олимпиаду! Авер жжет))) многие моменты в интервью повеселили... Неужели кто-то может поверить в эту (простите) хрень?! Как раз наоборот, со стороны федерации была проявлена очень большая мудрость и все пары находились изначально в равных условиях. доооо!!!!! Прям равны-равны!!! И никто никого не тянул в баллах, и никто не прессовал неугодную пару и т.ди т.п проигнорировать предсезонные прокаты, в которых участвовали все, и где можно получить очень важные советы от специалистов во главе с Аллой Шеховцовой. конечно, этим бы красотунам, Шеховцова совет дала бы. Это другим - необязательно... Хотя как я забыла - все же равны))))) Лена и Руслан – они же свои, они тренируются в Медведково, ездят каждый день на метро. А Кацалапов и Синицина живут в Америке. какая чушь! Столько спортсменов и не только в фк тренируются и живут за границей, в т.ч. и в Штатах - ни к кому негатива нет. Просто в данном случае действительно русский народ любит пожалеть обиженных и оскорбленных - вот и снискала мадам Ильиных себе лишних бонусов ни на чем)))) А Кацалапова встретили холодно - ну если опустить тот момент, что Никита в принципе неприятный тип, то нельзя не отметить, что у них действительно слабое катание и не цепляющие программы - что поделать. Если б зажгли они - то может и трибуны бы их потеплее встречали. А пока - зрители не федро - авансов раздавать не будут))) Где-то я понимаю решение Марины Зуевой не ставить им сильных, драматичных, эмоциональных программ, ребята не скатаны он сам-то верит в то, что говорит? Дело ведь не в скатанности. Синицина и с Русланом в паре эмоциональную составляющую не могла выдать - там тоже в скатанности проблема была?))) Просто кому-то дано раскрывать драматические образы (как на NHK Монько-Халявин - аж до дрожи в коленках), а кто-то с замороженными глазами катается (как Синицина - она испанские мотивы не тянет - какая ей драма!). Так что выход в финал Гран-при Лены и Руслана в первом же их совместном сезоне – Лена Кустарова и Светлана Алексеева заслужили эту радость, как никто другой! ну конечно! А Жулин не заслужил. Причем только потому, что обе пары ушли именно к нему. Почему-то Ильюша не считает, что Жулин заслужил эту радость, хотя от него тоже ушли вылепленные им ИК, о талантливости и перспективности которых в то время только ленивый не пищал от восторга... Как же бесят такие однобокие подходы!!!

Gela: piparkoogid пишет: Свою роль сыграло и наше охлаждение в отношениях со всем остальным миром. Лена и Руслан – они же свои, они тренируются в Медведково, ездят каждый день на метро. А Кацалапов и Синицина живут в Америке. Какой бред. Неужели он это всерьез говорит? piparkoogid пишет: Я могу вам дать прогноз на чемпионат России, обычно все мои прогнозы сбываются. Гы, а чтож он раньше нас не знакомил со своими прогнозами? piparkoogid пишет: Уже в который раз убеждаюсь: если внутри пары, в отношениях существует конфликт, они катаются намного лучше! Да ладно. piparkoogid пишет: - Они тоже еще не стали парой. Им нужно искать свое лицо. Так какого ты им ставишь никакой танец, абсолютно обезличенный? С такими постановщиками они долго будут искать свое лицо. Marika пишет: Но если тогда промолчала, - сейчас-то зачем это поднимать?! Лишний раз зацепить ушедшую ученицу? Мелкая месть. Marika пишет: ну конечно! А Жулин не заслужил. Причем только потому, что обе пары ушли именно к нему. Почему-то Ильюша не считает, что Жулин заслужил эту радость, хотя от него тоже ушли вылепленные им ИК, Жулин же его не приглашает танцы ставить, а Кустарова пригласила, единственная в танцах. Надо ручку облобызать...

Murzya: Gela пишет: Жулин же его не приглашает танцы ставить, а Кустарова пригласила, единственная в танцах. Надо ручку облобызать... Соглашусь, в другой песочнице он, с кем играет работает, того и хвалит. Логично. Жулин здесь конкурирующая сторона.

piparkoogid: Максим Ставиский: Ильиных/Жиганшин и Синицина/Кацалапов – равносильные пары Двукратный чемпион мира в танцах на льду Максим Ставиский, выступавший в паре с Албеной Денковой, в интервью корреспонденту "Р-Спорт" Марии Воробьевой поделился впечатлениями о выступлениях танцоров на этапах Гран-при по фигурному катанию, высказал мнение относительно причин провального выступления Виктории Синициной и Никиты Кацалапова на этапе в Японии, а также порассуждал, на что могут претендовать в финале серии Елена Ильиных и Руслан Жиганшин. - Сейчас всем интересно то, как развиваются новообразованные дуэты, поэтому сразу скажу, что, на мой взгляд, Ильиных/Жиганшин и Синицина/Кацалапов – пары равносильные, - начал Ставиский. - Хотя изначально, честно говоря, я ожидал большего от Вики с Никитой. Но тут нельзя не отметить, что после своего первого старта в Китае Лена и Руслан не то чтобы сделали какой-то огромный шаг вперед – времени прогрессировать у них попросту не было – но положительные изменения на российском Гран-при все равно были заметны. Видимо, в Китае они ощущали себя немного не в своей тарелке – первый старт, волнение, перелет, акклиматизация. На Cup of Russia ребята преобразились и выглядели гораздо более убедительно. В какой-то степени им помогла поддержка трибун, а также, вероятно, возросло желание бороться, было заметно, что они по-спортивному завелись. Вообще обе пары большие молодцы. При развале одного хорошего дуэта мы получили два неплохих. Они сами прекрасно понимают, что им есть еще много над чем работать. Обе пары в тех же дорожках немного не докатывают. У Вики с Никитой программа в плане перестроений сложнее, но Лена с Русланом едут гораздо шире, свободнее, хоть и позиции у них попроще. Еще не могу обойти стороной следующую деталь. Ильиных и Жиганшину удалось взять беспроигрышную музыку. Взгляните на произвольный танец Вики и Никиты – получился такой американский вариант постановки под не слишком примечательную музыку. Она не цепляет, не запоминается. И на контрасте мы видим Лену с Русланом – во-первых, сама музыка очень сильная, драматичная, во-вторых, они ее хорошо чувствуют. То есть уже в этом компоненте им удалось уйти на шаг вперед от своих бывших партнеров. А про короткие танцы и говорить нечего – Вика с Никитой катают достаточно неплохое фламенко, но сравнивать эту тему с напором и мощью "Кармен" просто невозможно. - Вы сказали, что времени прогрессировать между Китаем и Россией у Ильиных/Жиганшина не было, а вот их оценки на Cup of Russia говорят об обратном. - По-моему, ни для кого не секрет, что судейство в танцах всегда было необъективным, тут даже не нужно смотреть на оценки и заглядывать в протоколы. Дело совсем не в этом. Я ведь оцениваю пары только с точки зрения того, что сам вижу на льду. После выступления Лены и Руслана в Китае мне было достаточно волнительно ожидать российского этапа, где ребятам предстояло кататься вместе со своими бывшими партнерами. И я считаю, что к России у них появилась самоуверенность, которая всегда очень помогает. Технически и у тех, и у других элементы были неидеальными, не везде четкие ребра и так далее. Но они еще выйдут на хороший уровень, нужно просто работать. Потенциал есть, а это самое важное. - А чем можете объяснить откровенный срыв второго этапа Синициной/Кацалаповым? - Здесь могли сыграть роль множество факторов. Но один из самых принципиальных – у этих двух дуэтов, как ни крути, идет конкуренция между собой. Наверное, для Никиты было стрессом, что он на своем первом старте, к тому же домашнем, проиграл своей бывшей партнерше, от которой, напомню, ушел сам. Такая реакция вполне нормальная, любому партнеру было бы обидно. Но теперь нужно совладать с нервами и работать дальше. - Понаблюдав за каждой из пар, можно сделать вывод, что отношения в паре Ильиных/Жиганшин куда более теплые и дружеские, чем у Синициной/Кацалапова. В частности, после не самого приятного падения с поддержки в произвольном танце в Японии хотелось увидеть какую-то реакцию партнеров, подбадривание друг друга… - Ну, Никита парнишка достаточно самодовольный. Он ведь явно после того, что произошло, обиделся на себя самого. Для олимпийского чемпиона такие срывы недопустимы. Еще неизвестно, как бы повел себя другой именитый спортсмен в такой ситуации. Он был явно расстроен, разочарован. Плюс, возможно, чувствовал какое-то неудобство в партнерше. Нам-то отсюда не видно, а они прекрасно чувствуют, в чем была причина срыва. Но наблюдая со стороны, невозможно сделать вывод, для нас это обоюдная ошибка пары. А вот что творится у ребят в головах, сказать сложно. Хотя соглашусь, что отношения у Ильиных с Жиганшиным действительно более теплые – это и дружеские объятия, и поцелуи после проката. И это здорово! Но давайте не будем рубить сплеча, поскольку мы не видим, что происходит между Викой и Никитой. А срывы бывают у всех – посмотрите, абсолютно скатанная пара чемпионы мира итальянцы Анна Каппеллини/Лука Ланотте. Вспомните, что с ними было в том же Китае? - Для Ильиных/Жиганшина выход в финал – очередной шанс проявить себя? - Да, для них это очень знаково. Они мало катались вместе, нельзя сказать, что у них был сверхудачный первый старт, но ребята здорово проявили себя на этапе в России и смогли пробиться в финал. Это прорыв для Лены с Русланом, и в то же время удар по самолюбию Никиты. Вот такие кардинальные противоположности. - Если говорить о лидерах – американцы Мэдисон Чок/Эван Бейтс и канадцы Кейтлин Уивер/Эндрю Поже могут оторваться сейчас от всех соперников, как это сделали в свое время олимпийские чемпионы американцы Мерил Дэвис/Чарли Уайт и канадцы Тесса Вирчу/Скотт Мойр? - Могут. Так они уже отрываются! Катаются ребята здорово, плюс чувствуется, что за ними очень серьезная поддержка со стороны федераций. В финале они будут биться за первое место, и у меня нет никаких гарантий и предположений, кто выиграет. Французы Габриэлла Пападакис/Гийом Сизерон очень хорошо выглядят в этом сезоне, но вряд ли вмешаются в борьбу за золото. Правда, при всех этих "разборках" не стоит забывать об итальянцах – они хоть в финал и не попали, но к главным стартам сезона будут готовиться серьезно. А Ильиных/Жиганшин в этих "разборках" где будут? - Думаю, в этой ситуации для Ильиных будет важным попадание в тройку. Мне кажется, они будут за это бороться. Смогут ли опередить французов – вопрос. Еще ведь есть американцы Майя и Алекс Шибутани, а эта пара - темная лошадка. Откатаются они как всегда чисто, а вот поставят их или нет – предсказать невозможно. В общем, нужно ребятам собраться дружной компанией в Барселоне и помериться силами. Только есть у меня опасение, что Ильиных могут немножко придержать, посчитают, что рановато им... Но кроме того как бороться у них других вариантов нет. Скоро уже новая Олимпиада (смеется). - На этапе в Японии прекрасно выступили Ксения Монько и Кирилл Халявин – стали вторыми, без ошибок откатали оба танца, но в финал все-таки едут совсем "зеленые" Ильиных/Жиганшин. Не обидно за ребят? - Я Ксюшу с Кириллом очень хорошо знаю, мне за них в принципе обидно. Это очень достойная, скатанная пара с богатым прошлым. Но они ведь сами все прекрасно понимают. Я и сам был в такой ситуации – не понаслышке знаю, что порой как бы ты ни катался, тебя все равно никуда не пустят. И из этой ситуации есть два выхода – развесить нюни, сдать коньки и уйти или продолжать бороться. Мне кажется, второй вариант интереснее. Уверен, что это Монько/Халявин и будут делать на чемпионате России. http://rsport.ru/interview/20141203/792523076.html

Marika: Александр Горшков: «Чемпионы вернутся и покажут класс» 10.12.2014 Александр ЛЮБИМОВ 11 декабря в Барселоне стартовал финал Гран-при по фигурному катанию. Накануне соревнований на вопросы нашей газеты ответил олимпийский чемпион в танцах на льду, президент Федерации фигурного катания России (ФФКР) — Александр Горшков. культура: На предыдущих этапах Гран-при наши фигуристы завоевали 23 медали. Плюсуем успешное выступление на Олимпиаде в Сочи и на выходе получаем фантастический результат. Горшков: Трудно поспорить. Навскидку даже не вспомню, когда до этого столь мощно выступали, причем во всех видах программы. культура: Раньше женское одиночное катание считалось слабым местом сборной, сейчас девушки ведут за собой команду. С чем связаны такие метаморфозы? Горшков: В прежние годы ситуация тоже не была безнадежной. В советское время на подиум крупных соревнований пробивались Елена Водорезова, Кира Иванова, Анна Кондрашова. В современной истории великолепно выступали Мария Бутырская и Ирина Слуцкая, побеждавшие на чемпионатах мира. Не хватало только главной победы — олимпийской. В Сочи мы ее увидели. Радость стране подарила Аделина Сотникова. К сожалению, сейчас она не выступает из-за травмы, но нам есть на кого рассчитывать. В Барселоне борьбу за награды поведут Юлия Липницкая, Анна Погорилая, Елена Радионова, Елизавета Туктамышева. Мы шли к этому успеху шаг за шагом, оберегали девочек от излишнего давления. Их нынешний взлет не случаен, они упорным трудом прокладывали себе дорогу через жесткое сито юниорских соревнований. Россия по праву может гордиться яркой плеядой юных фигуристок, которые уже сейчас прославляют страну на международной арене и продолжат это делать в дальнейшем. Максим Ковтун культура: Иначе говоря, у наставников сборной и руководителей ФФКР появилась проблема: кого выставлять на чемпионаты мира и Европы. Выбор слишком велик? Горшков: Проблема из числа приятных. Главным же критерием отбора всегда считался результат. В связи с этим особую значимость приобретают итоги чемпионата России, который пройдет на олимпийском катке Сочи в конце декабря. культура: Мужчины тоже преподнесли приятный сюрприз. Максим Ковтун и Сергей Воронов уверенно пробились на турнир в Барселону. Горшков: Особенно хочу отметить Максима, он заметно возмужал, одержал красивые победы на двух этапах Гран-при. Ковтун доказал, что способен побеждать не только на юниорском уровне. Помимо двух вышеназванных ребят на подходе еще несколько дарований. В финале юниорского Гран-при выступит Александр Петров. Хорошие перспективы у Дмитрия Алиева и Александра Самарина. культура: Признанные лидеры в парном катании — Татьяна Волосожар и Максим Траньков — после триумфа на Олимпийских играх в официальных соревнованиях на льду не появлялись... Горшков: Домашняя Олимпиада — особенное событие в жизни любого спортсмена. Работа шла на износ. Сильнейшее напряжение моральных и физических сил. Отсюда сверхутомляемость, травмы. Но и без Татьяны c Максимом будем бороться за победу в финале Гран-при. Рассчитываем на олимпийских чемпионов в команде — Ксению Столбову и Федора Климова. Ребята блестяще выступили на этапе в России, добились убедительной победы, а ведь еще совсем недавно катались среди юниоров. В данном виде очень хорошая «скамейка», к тому же идет постоянная подпитка новыми кадрами. культура: В танцах на льду в двух парах произошла рокировка. К тому же на каток не выходят олимпийские чемпионы в команде Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев. Ситуация не самая простая? Елена Ильиных и Руслан ЖиганшинГоршков: У Димы травма. Его серьезно беспокоит колено. Что касается двух новоиспеченных пар — Елены Ильиных и Руслана Жиганшина, а также Виктории Синициной и Никиты Кацалапова, то процесс вкатывания сугубо индивидуален. У одних занимает меньше времени, у других больше. Елена и Руслан отлично проявили себя на Гран-при в Москве, заняли второе место. Отмечу еще один танцевальный дуэт: Ксения Монько и Кирилл Халявин. Они завоевали «серебро» в Японии. Приятно, что пробились в мировую элиту Александра Степанова и Иван Букин. Всегда непросто переходить из юниорских во взрослые соревнования. Саша и Иван сумели пройти этот путь достойно. культура: Некоторые лидеры пропускают сезон. Может сложиться такая ситуация — они вернутся, а их места в сборной заняты? Горшков: Повторю — домашняя Олимпиада потребовала от спортсменов максимальной отдачи. Естественно, усталость сказалась. Появились закономерные проблемы. Нужно восстановиться после травм и отдохнуть эмоционально. Не буду ставить под сомнение заслуги именитых чемпионов. Думаю, что авторитетные фигуристы, выйдя на лед, продемонстрируют весь свой потенциал и высокий класс. В то же время радует, что появилось много талантливой молодежи. Возросла конкуренция — на радость специалистам и зрителям. http://portal-kultura.ru/articles/sport/73713-aleksandr-gorshkov-chempiony-vernutsya-i-pokazhut-klass/

Marika: Рафаэль Арутюнян: "Российские девушки давно "съели" более старших" Тренер единственной американской одиночницы – о российских фигуристках Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Барселоны Когда американка Эшли Вагнер стала второй на канадском этапе "Гран-при" в Келоуне, оставив за собой двух японских фигуристок, включая участницу нынешнего финала Рику Хонго, комментатор японского телевизионного канала "Фуджиспорт" с восхищением отметил, что наставник Вагнер совершил невозможное, "вытащив" из подопечной все лучшее, что в ней есть, и блистательно скрыв недостатки. Этим наставником был Рафаэль Арутюнян. В Барселоне известный тренер согласился поделиться впечатлениями, заметив: – Финал "Гран-при" – мои любимые соревнования. Здесь нет слабых участников, все хорошо катаются. Шестерка "Гран-при" – это очень высокий уровень сам по себе. Если ты считаешь себя сильным спортсменом, значит, должен стремиться туда попадать. А уж какое займешь место – это уже вопрос второй. – Нынешний финал – первый крупный турнир послеолимпийского сезона. Вы могли бы попробовать немного заглянуть вперед и предсказать, что ждет в новом четырехлетии женское одиночное катание? – Тут даже гадать не надо. Следующим этапом наверняка станет тройной аксель. Все остальные прыжки девочками уже давно освоены и показаны, всевозможные каскады – тоже. А аксель – это прогресс, новый виток развития. Технически и физически для нынешних фигуристок это не проблема. – Для американских в том числе? – Об американском катании я сейчас вообще не говорю. Там дела обстоят не так хорошо, как в России или Японии, и причина проста: со времен Ирины Слуцкой и Мишель Кван женское катание превратилось в совершенно иной вид спорта. Столько телодвижений, сколько приходится делать в сегодняшних программах, прежнее поколение спортсменок не делало никогда. Когда фигурист бежит по катку и ему нужно трясти руками, ногами, плечами, головой, а потом еще и прыгать, необходимо прежде всего иметь простор для передвижения. То есть – пустой лед. В Америке же каток должен быть заполнен – это аксиома. Количественный лимит спортсменов, которые могут одновременно находиться на льду – 20 человек. Для спорта это очень много. Но ни один владелец катка не пойдет на то, чтобы этот лимит снизить. Отсюда и проблемы. – Что из увиденного в Барселоне впечатлило вас наиболее сильно? – Российские юниорки. На мой взгляд, они начинают уже серьезно "покусывать" тех, кто выступает во взрослом разряде. А те в свою очередь давно "съели" более старших. – Если следовать вашей логике, именно юниорки должны уже вовсю пытаться прыгать тройной аксель, но не прыгают же? – Когда понимаешь, что выигрывать получается и с тем арсеналом, что есть, трудно заставить себя что либо менять. Но повторю: да, должны. Если бы у меня в группе каталась хотя бы одна столь талантливая спортсменка, я бы немедленно начал разучивать с ней этот прыжок. Более старшим это сделать сложнее. Возьмите ту же Липницкую: в прошлом сезоне она просто "звенела"! Сейчас же выглядит заметно более тяжелой. – Юле все таки достаточно непросто дался олимпийский сезон, и не только ей одной. По той же самой причине, например, в парном катании пока далеки от пика своих возможностей Ксения Столбова и Федор Климов. Хотя сразу хочется задать вам вопрос: в Америке тоже принято списывать послеолимпийские проблемы на пережитый с большими моральными и физическими потерями сезон? – Знаете, в чем разница между хорошими спортсменами в США и России? В том, что в Америке хороший спортсмен хорош, как правило, во всех отношениях. У меня много лет был перед глазами пример Мишель Кван, Эвана Лайсачека, других фигуристов. Такие люди сами прекрасно понимают, что им нужно, чего они хотят. Они постоянно пытаются заглянуть вперед, просчитать, что должны предпринять, чтобы продолжать оставаться конкурентоспособными. Что-то придумывают, показывают, ищут. Возьмите тех же канадцев в парном катании: видно же, до какой степени они нацелены на результат и как сосредоточены на том, что делают. В России, как до этого – в СССР, задача выстраивать стратегию, заглядывать вперед лежит прежде всего на тренере. Спортсмен же просто выполняет указания. И вздыхает с облегчением, если получает поблажку. Отсюда – деспотизм тренеров. Не станешь заставлять, спортсмен просто ничего не станет делать. Соответственно любой успех российского спортсмена – это прежде всего отражение личности его тренера. За примерами далеко ходить не нужно. Посмотрите на Лизу Туктамышеву. Прекрасно катается. Если бы мне предложили из всех российских одиночниц выбрать лучшую по своей технической подготовке, я бы назвал ее. Но глядя на катание Туктамышевой в этом сезоне, я прекрасно понимаю, что это – заслуга не столько самой Лизы, сколько Алексея Мишина. Который захотел добиться результата, все просчитал – и добился. Российские тренеры в этом отношении – очень большие профессионалы. Их успехи системны, в то время как в Америке многое зависит от случая. Родился самородок, попал в правильные руки, значит, будет результат. И так обстоит дело не только в фигурном катании. Возьмите близкие вам прыжки в воду: неужели вы станете утверждать, что Грегори Луганис – продукт системной подготовки? Да нет, он просто таким родился. Я видел в свое время, как он прыгает. Не думаю, что такому вообще возможно научить. – Возвращаясь к нынешнему турниру, насколько он для вас важен? – Чемпионаты мира и уж тем более – Олимпийские игры нравятся мне гораздо меньше: там слишком много нервов и политической окраски. Здесь же элита, спорт в чистом виде. Я разговаривал в Барселоне с Сергеем Вороновым, он выглядит счастливым уже от самого факта участия в финале. – То есть вы не считаете, что в определенных ситуациях участие спортсмена в "Гран-при" может нарушить его подготовку к более важным стартам? – Что значит – нарушить? Если ты – профессионал топ-уровня, значит, должен быть в первой шестерке. Независимо от того, вышел ты на пик формы, или только подбираешься к нему. Перед своей спортсменкой я, по крайней мере, ставил именно такую задачу. А уж дальше – как сложится. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ12.12.2014 19:40 http://winter.sport-express.ru/figureskating/reviews/51840/

Marika: Ришар Готье: "Волосожар и Транькову будет тяжело соперничать с молодыми" Фигурное катание Сочи. Олимпийские чемпионы Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ в произвольной программе на Играх-2014. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Тренер победителей финала "Гран-при" канадцев Меган Дюамель и Эрика Рэдфорда уверен, что в России никогда не будет проблем со спортивными парами, но предполагает, что чемпионами мира-2015 станут его спортсмены Канадец появился в пресс-центре барселонского ледового дворца, когда я уже не рассчитывала его увидеть: состязания пар закончились двумя часами ранее. "Мне передали, что вы меня искали?". Поздравив Готье с первой победой учеников в финале "Гран-при", я включила диктофон – Полтора года назад, когда Дюамель и Рэдфорд стали бронзовыми призерами чемпионата мира, вы сказали: по своим данным они достаточно лимитированы, чтобы на равных бороться с сильнейшими дуэтами мира. Сейчас же мы видим и прекрасные постановки, и великолепную техническую базу. Чем вы руководствовались, обдумывая стратегию послеолимпийского сезона? – Когда Меган и Эрик решили, что будут продолжать выступления еще четыре года, мы вместе стали думать, как можно усилить свои позиции. Тройной лутц и четверной выброс – хороший задел для того, чтобы набирать больше баллов за технику. А чтобы росла оценка за компоненты, прежде всего нужны хорошие постановки. В выразительных средствах, как я и говорил, мы действительно лимитированы. Классика моим ребятам не подойдет. И уж тем более – любовная лирика. Нынешняя произвольная программа, на мой взгляд, нам удалась. Ее сильной стороной продолжает оставаться техническая часть. Хотя я никогда не был большим фанатом такого элемента, как четверной выброс. – Почему? – Потому что на фигурном катании жизнь не заканчивается. Не хотелось бы, чтобы моя спортсменка по окончании карьеры передвигалась на костылях или в инвалидном кресле. – Тем не менее, вы включили четверной выброс в программу? – Да, на этом настояла Меган. Если бы она была тоненькая и хрупкая, не думаю, что я согласился бы – слишком велик риск получить травму. Но Меган – достаточно крепкая спортсменка. К тому же у моих ребят никогда не было столь мощных выбросов, как у Татьяны Волосожар и Максима Транькова или у китайских пар – когда партнерша летит через пол-катка и одному богу известно, чем этот полет может закончиться. До сих пор с ужасом вспоминаю Игры в Турине и четверной выброс, на котором упала китайская спортсменка… Упирался я, кстати, долго. Сказал Меган и Эрику, что не хочу слышать ни о каких четверных, пока не увижу, что все остальные элементы стабильно выполняются на "плюсы". Но когда ребята этого добились, у меня просто не осталось аргументов "против". Хотя я все равно стараюсь свести риск к минимуму. Слежу, например, чтобы они не делали этот выброс более трех раз за тренировку. Усталость нарушает координацию. – При том, что Дюамэль/Редфорд имеют самую сложную на сегодняшний день программу в мире, вы видите пути для еще большего усложнения? – Пока об этом думать рановато. В Барселоне ребята исполнили тройной лутц с касанием льда рукой. Зато с выброса Меган впервые выехала безупречно. Напомню, что на канадском этапе она оступилась на приземлении, а в Осаке шлепнулась на живот. То падение получилось, кстати, удачным – обошлось без сильного ушиба. Но впечатление от программы, конечно, смазалось. В целом больших проблем с этим элементом я не вижу. И очень рассчитываю на то, что Меган с Эриком сумеют довести лутц и выброс до такого состояния, когда начнут получать за них большие плюсы. – Вас удивил прогресс в прошлом сезоне Ксении Столбовой и Федора Климова, столь удачно дебютировавших на Олимпийских играх и чемпионате мира? – Прежде всего хочу заметить, что они прекрасно катались на протяжении всего сезона. Скорее меня удивляет, что Столбова и Климов до сих пор не включили в произвольную программу тот же тройной лутц. Или хотя бы два разных тройных прыжка. По-моему, они вполне способны это сделать. Возможно, сказывается то, что для них прошлый сезон закончился значительно позже обычного: наверняка было много шоу. Но мы с моими ассистентами все равно настраивались на то, что Столбова и Климов сделают шаг вперед, а не оставят прежний набор элементов, просто поменяв музыку. Усложнять же нашу программу я сейчас точно не стал бы. Иначе есть опасность не "выкатать" ее к чемпионату мира. – Если бы Волосожар и Траньков катались у вас, что вы им посоветовали бы: уйти из любительского спорта после Сочи или остаться еще на один олимпийский цикл? – Сложный вопрос. Победа, конечно же, сильно обязывает. Ты можешь блистательно кататься, но если занимаешь при этом второе место – это всегда поражение, психологический удар. Не знаю, насколько Татьяна и Максим мотивированы, в каком состоянии находятся, до какой степени уверены в себе. Мне кажется, им будет очень тяжело соперничать с молодыми. Даже на российском уровне… Знаете, почему мы с Меган и Эриком задумались о том, чтобы поставить тройной лутц уже в короткую программу? Потому что я увидел, как много российских одиночниц делает этот прыжок. И предположил, что какие-то из этих девочек могут вскоре оказаться в парном катании. Пока этого не произошло преимущество на нашей стороне. В короткой программе лутц дает 2-3 балла преимущества. То есть сразу повышаются шансы катать произвольную в последней, сильнейшей группе. – В это межсезонье большим сюрпризом для многих стал распад второго канадского дуэта – Кирстен Мур-Тауэрс/Дилан Москович. Как и то, что Москович начал кататься с россиянкой Любовью Илюшечкиной… – Интересно, что когда этого еще не произошло, я разговаривал с Тамарой Москвиной и высказал предположение, что российская федерация фигурного катания вряд ли отпустит в Канаду партнершу такого уровня. Тамара ответила, что вообще не видит в этом проблемы – мол, Люба "не прыгает" и вряд ли когда-нибудь начнет. Но за неделю до финала "Гран-при" Дилан с Любой выступали на соревнованиях и она прекрасно справилась со всеми прыжками… Мне кажется, в России девочки попадают под очень большое тренерское давление и начинают панически бояться сорвать тот или иной элемент. Потому и ошибаются. На самом деле я был очень расстроен тем, что Мур-Тауэрс и Москович перестали кататься вместе. Они были прекрасными соперниками для Меган и Эрика – эти две пары невольно толкали друг друга вперед. С другой стороны, сейчас для моих спортсменов этот спарринг не так важен. Их начнет толкать вперед победа в финале "Гран-при". Ведь она фактически означает, что Дюамель/Рэдфорд в этом сезоне могут выиграть и чемпионат мира. – Вы ожидали, что в Барселоне ваши спортсмены станут первыми? – Надеялся на это. Перед заключительным прокатом Меган и Эрик вдруг стали жаловаться на плохое самочувствие – мол, что-то не в порядке с желудком. И я моментально напомнил: два года назад они пришли с такой же жалобой перед произвольной программой на чемпионате Канады – и в итоге выиграли чемпионский титул. Видимо, так проявляется высокая готовность бороться: чувствуешь себя дерьмово, а катаешься – прекрасно… Меня немножко напрягало, что за две недели до финала Меган и Эрик откровенно плохо выступили в Японии. Да, там была разница во времени и прочие сложности, но… Любой неудачный прокат снижает оценку за компоненты, и потом ее бывает трудно восстановить. Сейчас же с этим все в порядке. Самое ценное, что у ребят появилась новая, другая мотивация. И мне даже не приходится ничего говорить им на эту тему. – Вы нервничали, когда Меган и Эрик катались в финале? – Я всегда нервничаю – как только начинается музыка. Как и большинство тренеров. Мы же смотрим прокат совсем другими глазами, потому что досконально знаем все слабые места, проблемные элементы. Знаем, что фигурист выполняет автоматически, а где ему, наоборот, требуется максимальная собранность. Еще я боялся выброса, потому что видел на тренировках, какой восторг вызывало у Меган каждое удачное приземление. Подобные эмоции на соревнованиях очень сбивают. А у нас сразу за выбросом идет довольно сложное вращение, потом прыжковый каскад. Словом, нельзя терять концентрацию ни на секунду. Ну и как тут не нервничать? – Теперь вам предстоит бороться за четвертый титул чемпионов Канады? – Да, в конце января. У нас достаточно времени чтобы отдохнуть, отпраздновать Рождество, как это делают все нормальные люди. Понятно, что прыгать выше головы на национальном первенстве не придется: проиграть там кому-либо Дюамэль/Рэдфорд уже не могут, поскольку все прочие пары сложились совсем недавно. А вот потом все будет гораздо интереснее. – Что именно? – Если Эрик и Меган удачно сделают четверной выброс и на чемпионате Канады, и на турнире Четырех континентов в феврале, то появятся основания полагать: элемент окончательно "встал" в программу. – Другими словами, перестал ее ломать? – Именно. В Японии ведь произошло именно это. Да и в Барселоне, собственно, была одна ошибка – в лутце. На тренировках ее не случалось. Более того, дома мы всегда целиком катаем произвольную на утренней тренировке. И я не устаю повторять: "Если вы способны справиться со всеми элементами в восемь утра, не вижу ни одной причины, чтобы ошибаться днем или вечером". – Когда ваши спортсмены катаются в шоу, вы ставите перед ними какие-то задачи? – Четверной выброс там делать точно не нужно. В сценическом свете площадка всегда кажется меньше, и легко потерять ориентировку. Показательные выступления – прекрасная возможность включить в программу новые элементы, взять любую музыку, не слишком заботясь о том, понравится она судьям, или нет. В общем, получать удовольствие от процесса. – Вы хотите сказать, что учитываете вкусы арбитров при постановке соревновательных программ? – Скажем так: мы должны отдавать себе отчет в том, что за судейскими столиками сидят люди не самого юного возраста, и лучше не экспериментировать с музыкальным стилем слишком радикально. Публика может устраивать какие угодно овации, но оценки-то ставит не она. – Возможно, мой вопрос прозвучит не вполне корректно, но я его все-таки задам. Когда Эрик решил официально объявить о своей нетрадиционной ориентации, вы не пытались его отговорить? Не боялись, что это может ударить по имиджу? Все-таки парное катание прежде всего подразумевает отношения мужчины и женщины. – Эрик пошел на этот шаг не для того, чтобы привлечь к себе внимание. Он считает, что таким образом может помочь большому количеству молодых людей принять себя такими, какие они есть. После того заявления на его почту стали приходить сотни писем со словами благодарности. Ведь в нашем мире действительно непросто жить, если ты – не такой как все… Безусловно, мы с Эриком обсуждали эту тему, прежде чем принять решение. Я сказал: все спортивные титулы и медали забудутся уже через несколько лет после того, как ты перестанешь выступать. Но если хоть один человек скажет, что пример Рэдфорда помог ему состояться в жизни, – значит, и твоя жизнь была не напрасной. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ16.12.2014 19:05 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/51969/

Marika: Тамара Москвина: времена меняются, и за изменениями следует поспевать Фото: Даниил Иванов / Коммерсантъ Знаменитый тренер, подготовивший множество олимпийский чемпионов в парном катании, о времени и о себе 30.01.2015, 03:40 Сегодня на чемпионате Европы по фигурному катанию в Стокгольме начинается турнир спортивных пар. В нем все три российских дуэта, в том числе Юко Кавагути—Александр Смирнов, которых в Санкт-Петербурге готовит Тамара Москвина, являются фаворитами и, скорее всего, весь комплект медалей разыграют между собой. О том, каким она видит будущее отечественного и мирового парного катания, а также своих (и не только) учеников, чему хочет научиться у коллег сама и что, наоборот, хотела бы им передать из своего собственного опыта, выдающийся тренер ТАМАРА МОСКВИНА рассказала ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ. — Вы — человек, у которого не грех поучиться другим, постоянно стремитесь учиться сами. Например, недавно заявили об этом в связи с началом работы школы вашего с Алексеем Мишиным имени. А ведь прежде говорили, будто ничем серьезным после завершения карьеры Юко Кавагути и Александром Смирновым заниматься не станете. — Разве женщинам можно верить? Они говорят одно, думают другое, а делают третье. И потом времена меняются, а за изменениями следует поспевать. Думаю, ничего криминального не случится, если я еще что-то поделаю. — А чему вы хотите научиться нынче? — Мне нужно организовать в школе новый коллектив. В одиночном катании появилось несколько молодых тренеров, которые быстро и качественно обучают спортсменов многооборотным прыжкам. Я хочу узнать, что же такое особенное они делают, и потом это особенное перенести в свою работу. — О каких тренерах речь? — Об Этери Тутберидзе, Елене Буяновой, Инне Гончаренко, Анне Царевой и некоторых других. — Но ведь лучший в стране специалист по многооборотным прыжкам Алексей Мишин работает у вас под боком. — Так я же знаю, что он делает. А, узнав, что делают другие, сравню. Или найду что-то отличное, или пойму, что все делают примерно одно и то же. Ведь результата можно достигнуть разными путями. Хочу о них узнать подробнее. Ничего зазорного. Наоборот, интересно. — Узнаете, а что потом? Елена Ильиных и Руслан Жиганшин друг друга не поддержали Елена Ильиных и Руслан Жиганшин, которые после проката короткого танца занимали второе место и с которыми были связаны медальные надежды сборной России на чемпионате Европы, оправдать их не смогли — Перенесу в парное катание. Однажды увидела, как в холле гостиницы тренер со спортсменами занимается тем, что мы делаем исключительно в зале. В принципе ребята делали то же, что и мы всю жизнь. С той лишь разницей, что мы прыгали двойные, а они тройные прыжки. Плюс выполняли специальные упражнения, в частности, для правильного исполнения каскадов. Все то же, только продвинутое. Так что с новым поколением парников надо опять этим заниматься, только уже на более высоком уровне. Например, в зале делать тройные выбросы, а не двойные. — И что это даст? — На льду опасность получить травму значительно выше. Увеличив количество оборотов в менее травмоопасной обстановке, мы понижаем риск на льду. — Как устроена ваша именная школа? — Продолжаем работать в «Юбилейном» на арендных условиях. Только раньше спорткомитет деньги направлял сначала в Академию фигурного катания, а оттуда они приходили к нам. Теперь финансирование идет напрямую, поэтому появилась возможность организовывать дополнительные группы и самостоятельно привлекать спортсменов. В Москве подобных школ полно, и они успешно работают. У нас есть директор. Я занимаюсь организацией парного катания, а Мишин — одиночного. — Кто-то по набору уже пришел? — Сейчас сезон в разгаре, все спортсмены соревнуются, а к весне, думаю, подъедут. Из Москвы - вряд ли, скорее, из других городов. Школа бюджетная, значит, бесплатная. Но предоставлять общежитие и платить спортсменам стипендию мы не можем. Впрочем, новый президент федерации фигурного катания Санкт-Петербурга Тимур Кабукаев сейчас начал дополнительно финансировать мероприятия по развитию фигурного катания в городе... — А личных тренеров фигуристов обучать планируете? — Обязательно. Ведь этот процесс станет не просто передачей опыта, но и источником поступления к нам новых спортсменов. Средств на обучение тренеров, правда, тоже у нас нет, но у региональных организаций, думаю, найдутся. Один тренер ко мне уже обратился. — Александр Смирнов заявил, что хочет работать в школе. Правда, оговорился, что заканчивать выступать они с Юко Кавагути пока не собираются. — Посмотрим, как будут развиваться события на чемпионате Европы, а затем, бог даст, и на чемпионате мира. Последим за состоянием здоровья наших ребят, за конкурентами и за тенденциями мирового парного катания в целом. — А склонность к преподавательской работе у Александра и Юко есть? И в паре, и поодиночке 28 января в Стокгольме соревнованиями в короткой программе у мужчин и танцоров стартовал первый в новом олимпийском цикле чемпионат Европы — Причем у обоих. Саша между своими заданиями постоянно что-то младшим подсказывает. Если процесс затягивается, говорю: «Не отнимай хлеб с маслом у тренеров». Но мне это на самом деле нравится. Значит, есть желание. Сама так же когда-то начинала: тренировалась и другим ученикам Игоря Москвина что-то подсказывала. Так спортсмен не сильно концентрируется на себе. Я противница фанатизма в тренировках. А вот Юко не отвлекается. Но, когда Саша болел, тоже с удовольствием учила малышню и радовалась, когда видела результат. Но одной склонности мало. — Зрители вашу пару обожают, поэтому прежде, чем в тренеры податься, Юко с Сашей наверняка еще и в шоу покатаются... — Не факт. Саша не раз мне намекал, что хотел бы тренировать. Он дружит с бывшим парником Константином Безматерных, который планирует работать в нашей школе. Вот эти двое, судя по всему, и возьмут парное катание в свои руки. Когда время придет. — Объясните феномен популярности вашей пары? Казалось бы, ни чемпионами мира, ни, тем более, олимпийскими чемпионами они не были... — Повышенный интерес к ребятам организовываю я. Чтобы пара была интересной, у нее должны быть интересные программы с оригинальными элементами под необычную музыку плюс красивые костюмы. Даже в соединении японки и русского есть свой шарм и колорит. — А почему в качестве музыкального сопровождения вы, как правило, берете классику? — Американцы, канадцы и фигуристы из других стран катаются в основном под современные мелодии, и поступи мы так же, выделяться среди них не будем. Зато мы используем близость к нашему питерскому балету и к постановщикам, досконально изучившим классические каноны. Вот они-то и доводят наши программы до высокого художественного уровня, который, собственно, и является визитной карточкой пары. Зритель любит Юко и Сашу именно за непохожесть. Почему меняется мода на одежду, прически? Потому, что люди всегда стремятся к новизне. Даже если новое - это хорошо забытое старое. Для меня поиск изюминки — процесс перманентный. Была у нас в произвольной программе спираль, вроде бы обычная, но нам хлопали. А я придумала, чтобы партнерша еще и ножку поднимала. Ерунда? Нет, та самая изюминка! Отличное от привычного — вот, что я ищу, чтобы интерес к паре не ослабевал. И публика в восторге! — Чем Кавагути-Смирнов теперешние отличаются от себя же годичной давности, то есть до сашиной травмы? — Тем, что они вышли на более высокий, чем перед сочинской Олимпиадой, уровень. В эмоциональном плане, в первую очередь. Стали более тщательно готовиться к выступлениям, лучше понимать друг друга и как следствие, обсуждать совместные действия до мелочей. Теперь они - команда. И благодаря актерскому мастерству, изменилось художественное восприятие их прокатов. — А техника? — Уже на нескольких выступлениях они безошибочно исполнили четверной выброс. — Это единственное техническое оружие, которое Кавагути-Смирнов могут использовать в борьбе с другими сильными дуэтами? — Пока да. Сейчас все пары выполняют практически один и тот же набор элементов. А выделяться-то чем? Наша фишка — выброс. К сожалению, у судей нет критерия «художественное впечатление от программы». Они оценивают по критериям, которые есть в правилах. Это только у зрителя создается «впечатление». Еще у специалистов. Поэтому все дуэты проходят один и тот же путь: сначала добиваются стабильного исполнения сложных элементов, а затем начинают составлять художественно-выразительные программы. Так, думаю, скоро поступят и канадцы Меган Дюамель—Эрик Рэдфорд, опередившие наших Ксению Столбову—Федора Климова в финале Гран-при в Барселоне. — В каком направлении пойдет развитие нашего парного катания в новом олимпийском цикле? — Пока я только приглядываюсь к молодым дуэтам. Но уже понимаю, что некоторым из них могла бы придать несколько иной художественный вид. Но с молодежью и я пошла бы стандартному пути: сначала — техника, потом — внешние эффекты. В отсутствие Татьяны Волосожар—Максима Транькова элементы высокой сложности у нас только Столбова—Климов исполняют уверенно и в хорошем смысле нахально. В прежние годы ошибались и они, а сейчас видно, что не только наработали технический багаж, но и успешно используют морально-психологическое преимущество, которое им дало успешное выступление на Играх в Сочи. — Существует ли «профессиональный рецепт Москвиной»? — Я бы посоветовала своим молодым коллегам научиться организовывать своим фигуристам смену. Вот только вряд ли они сами сумеют вести спортсменов высокого уровня и организовывать процесс смены одновременно. Кто-то, кто будет отслеживать поступление молодняка, должен работать с ними в связке. Когда-то мне это удавалось делать одной, сейчас не удалось, и это мой главный на данный момент недостаток. Второе: необходимо научиться адекватно реагировать на взлеты и падения учеников. Потому что сверху есть движение только вниз, а снизу — только вверх. Дайте споткнувшимся время, скажем так, на устаканивание. Когда результаты резко падают, тренер зачастую рассуждает так: а, ладно, у меня есть другие. И перестает обращать внимание на сломавшегося ученика. А дай ему год той же заботы и того же внимания или организуй, чтобы заботу ему дали другие. Нужно понять: были те взлет и падение случайными или нет? — Как поступил Алексей Мишин в случае с Елизаветой Туктамышевой? — Именно. Ведь народ Лизу в определенном смысле уже похоронил в период, когда природа делала обычное для девушек в переходном возрасте дело. Но тренер и его коллектив выждали, не махнули на нее рукой, организовали доброжелательную, терпимую обстановку, ряд мероприятий, чтобы поднять ее не только физически и технически, но и эмоционально. Лиза восстановилась, и теперь, красавица, хорошо катается. Она - живая иллюстрация моего принципа «не бросай человека в беде». И даже если результат не восстановится, те, с кем мы вместе были на пьедесталах, а потом не выбросили, как отработанный материал, а перенаправили в иной род деятельности, будут благодарны нам не только за судьбу, известность и материальный статус. Эти люди будут возвращаться и помнить о твоем вкладе в их жизнь всегда. — Как вы относитесь к присвоению спортсменам еще не завоеванных ими титулов и к выдаче авансов на пустом, как говорится, месте? — Спортсменов надо поддерживать и подхваливать. Но ни в коем случае не перехваливать. Ведь человеку можно дать неправильное представление о его месте в иерархии и таким образом приостановить его технический и личностный рост. У него сформируется неадекватное о себе представление. Понятно, что лидера в команде хочет иметь любой руководитель — организации, клуба, федерации. Но если всамделишный лидер отсутствует, его порой выбирают искусственно. Так сказать, в преддверии возможных достижений. В подобных случаях моя тактика такая: подхваливаем, но при этом критикуем. Дескать, ты у нас самый лучший, но смотри — есть соперники и посильнее. Однако принижение реальных достижений и намеренное угнетение мелких успехов крайне отрицательно действует на спортсмена. Так что тренеру следует оценивать его трезво, указывая как на достоинства, так и на недостатки. — Что вы думаете про нынешнюю малопонятную широкой публике систему судейства. Похоже, что и она позволяет, кого надо вывести в чемпионы, а кого надо — отправить на задворки… — Фигурное катание — спорт, в котором субъективное судейство будет всегда. Поэтому спорить и подвергать оценки ревизии бесполезно. Соревнования прошли — все. До соревнований надо думать, каким образом тренироваться, какой раздел подтянуть, чтобы выиграть. А обвинять судей бесполезно и неправильно. Зачем же тогда судейскую коллегию назначать? Пусть тогда журналисты выбирают чемпионов. Как в телепроектах. Но если мы придумали систему ISU, следуем его правилам, выбираем судейскую коллегию на соревнованиях, значит, должны доверять и результатам. Если папа мне говорил: Тамара, в субботу надо почистить всю обувь, я безоговорочно выполняла указание и чистила. Когда есть руководитель в семье, дети растут, перенимая правила. Так образуется преемственность. По этим же принципам организуются общества, сообщества, государства…. Самое важное в фигурном катании — дисциплина: движений, временных рамок, позиций, организации тренировок, соревнований, работы тренера по разным направлениям, в том числе и с журналистами. Но есть и свобода: в выборе интересных программ, музыки, костюмов, поиске необычных моментов, которые привлекают к нашим спортсменам внимание специалистов, журналистов и даже политиков. И такой свободы много. А полная свобода — это хаос. http://www.kommersant.ru/doc/2656545

piparkoogid: Алла Шеховцова: «Победа Яновской и Мозгова на первенстве России была предсказуема» Член технического комитета Международного союза конькобежцев (ИСУ) по танцам на льду Алла ШЕХОВЦОВА подводит итоги выступления танцевальных пар на первенстве России и анализирует ситуацию в отечественных танцах на льду. Алла Викторовна, насколько неожиданными стали для вас результаты выступления танцоров на первенстве России? Сразу скажу, что победа Анны Яновской и Сергея Мозгова в Йошкар-Оле была предсказуема, так как ребята очень ровно провели сезон, на всех турнирах получали высокие оценки. Программы этой пары удались, понравились. Более того, на судейских разборах неоднократно отмечалось, что пара -- опытная, зрелая. Партнеры демонстрируют во время катания взрослые эмоции. Очень грамотная композиция программ, которая подчеркивает сильные стороны танцоров. А если учесть, что на первенстве России фигуристы откатались блестяще, то и сюрприза не случилось. Серебряными призерами первенства стали Бетина Попова – Юрий Власенко, выдавшие в Йошкар-Оле, пожалуй, свой лучший прокат произвольной программы. Именно так. В произвольном танце Бетина и Юрий превзошли самих себя. Катались ярко, мощно, с очень хорошим качеством элементов. В этой связи я бы хотела отметить успешную работу группы Ксении Румянцевой. В прошлые годы тренерский коллектив не раз критиковали, указывая на недочеты. Основные претензии сводились к тому, что хотя спортсмены и красивые, и ухоженные, с прекрасно поставленными программами, стильными костюмами, но просчеты в технике не позволяли занимать им достойные места. На соревнованиях пары допускали много ошибок, во время прокатов случались даже падения. Но, глядя сегодня на катание дуэтов - Попова – Власенко и Лобода – Дрозд, можно утверждать, что большая часть проблем позади. Спортсмены очень прибавили в скольжении и технике катания, стремительно прогрессируют от старта к старту. У них появилась уверенность. Значит, тренеры сделали серьезные выводы и работают в правильном направлении. Как оцениваете третье место Софьи Евдокимовой и Егора Базина? В том, что Софья Евдокимова и Егор Базин стали бронзовыми призерами первенства России, ничего удивительного нет. Пара опытная, техничная, катаются ребята вместе не первый год. На этапах юниорской серии Гран-при вплотную приближались к пьедесталу. И турнир в Йошкар-Оле провели достаточно стабильно. Евдокимова – Базин показали максимум того, что могут на сегодняшний день. И этот максимум позволил им бороться за медали. Я бы не сказала, что между этим дуэтом и другими нашими парами существует пропасть. Да, у танцоров из Самары, как и у других, есть плюсы и минусы. К позитивным моментам можно отнести мощное взрослое катание, грамотное владение коньком, стабильность. Безусловно, можно рассуждать об артистизме, о том, что спортсменам неплохо было бы поработать над актерским мастерском, усилить драматургию программ. Но дуэт интересный, техничный и стабильный. Так что, повторю, что бронза Евдокимовой – Базина не стала для меня неожиданностью. Неожиданным, скорее всего, явился неудачный прокат произвольного танца москвичами Алла Лобода – Павел Дрозд. Ребята допустили несколько ошибок, хотя в сезоне выступали очень хорошо. Неоднократно поднимались на пьедестал этапов Гран-при, в финале серии завоевали серебряные медали. На протяжении всего сезона танцоры демонстрировали очень хороший уровень катания и стабильность. Пару отличают яркие постановки, в которых гармонично сочетаются музыка, движения, костюмы. Тем более обидно, что на первенстве России у них не сложилось. По сумме двух программ Алла и Павел заняли четвертое место, хотя после короткого танца шли вторыми. Но, видимо, пока молодой дуэт не может похвастаться психологической устойчивостью в условиях острейшей конкуренции. В этой связи хочу отметить четкую работу судей, которые адекватным образом отреагировали на допущенные просчеты. Итоговый результат, который увидели зрители, соответствовал тому, что произошло на льду. В первенстве участвовало 14 танцевальных дуэтов, что можете сказать об остальных? Порадовала группа Ирины Жук и Александра Свинина. Тренеры представили много интересных молодых перспективных дуэтов с очень хорошими постановками. Ребята яркие. Видно, что им нравится соревноваться. Светлана Алексеева и Елена Кустарова привезли в Йошкар-Олу не только лидеров нашей юниорской танцевальной сборной, но и новые пары. Стоит отметить наличие перспективных танцоров в группе Светланы Ляпиной. К сожалению, им не все удалось на этих соревнованиях, но ребята запомнились. Александр Жулин и Денис Самохин заявили в первенстве свой новый талантливый танцевальный дуэт. Ребята хорошие, но работы впереди много. К большому сожалению, не все получилось и у других учеников Евы Хачатурян – Андрея Багина. Насколько ярко спортсмены исполнили короткий танец, настолько не получилось их катание в произвольном. Безусловно, фигуристы очень расстроились, что показали шестой результат после исполнения короткого танца и, видимо, не смогли правильно психологически себя настроить на заключительный вид соревнований. Если говорить в целом, то впечатление от наших танцев на льду у меня положительное. Яркие программы, интересные спортсмены, тренеры находятся в постоянном поиске. Радует, что дети – танцевальные, прекрасно слышат музыку, справляются со своим телом, демонстрируют классные поддержки, подчас даже более рискованные, чем у взрослых пар. Многие танцоры очень спрогрессировали в технике скольжения, о чем говорят высокие для юниоров уровни сложности дорожек шагов. Если посмотреть протоколы, то там много дорожек третьего уровня, что раньше для юниоров было нехарактерно. Хотя напомню, что в этом году требования относительно дорожки типа А – это первая дорожка шагов -- усложнились. В Йошкар-Олу вы приехали из Стокгольма, где наши танцоры Александра Степанова – Иван Букин завоевали первую бронзу чемпионата Европы. Можете поделиться впечатлениями о наших взрослых дуэтах, порекомендовать, на что им нужно обратить внимание? Одной из сильных сторон пары Степанова – Букин является стабильность. Эти спортсмены практически всегда катаются на максимуме возможностей. У пары очень интересные и качественные элементы, которые «работают» на серьезные плюсы и проходили на ура в течение всего сезона. Иными словами, работа тренеров в техническом направлении и хореографическом очень заметна. Программы получились запоминающимися. Одна и другая. Однако реалии танцев на льду таковы, что с каждым новым сезоном появляются новые лидеры, в частности, французский дуэт Габриэлла Пападакис – Гийом Сизерон, которые завоевали чемпионские титулы в Стокгольме. Чем хороша французская пара? Прежде всего, тем, что они используют новый современный стиль. Точнее, это где-то даже некий возврат в прошлое, но на другом качественном уровне. Что я имею в виду? Если мы вспомним программы Джейн Торвилл и Кристофера Дина – эту вязь, кружева, идеальную гармонию движений и поворотов, где не бросалось в глаза что-то одно, катание приковывало к себе и не отпускало от первой до последней минуты. Так и французский дуэт заставляет смотреть на себя в каждую секунду танца, и каждый момент их программы по-своему разнообразен и интересен. На мой взгляд, если Саша и Иван возьмут на вооружение, что «транзишн», связки между элементами должны быть более витиеватыми, насыщенными в программе, то пара от этого только выиграет. Все остальное у наших танцоров есть. Они потрясающе музыкальны, яркие, эмоциональные, владеют необычными элементами, но с «транзишн» пока не все так хорошо, как у конкурентов. И еще один нюанс, на который хотелось бы обратить внимание. Степанова – Букин – пара молодая. В силу этого, пока им немного не хватает достаточного опыта душевной и эмоциональной зрелости. Это не беда, опыт придет. Попробую развить свою мысль: если в детстве мы все разделяем на «хорошо» и «плохо», на белое и черное, то с годами начинаем осознавать, что между этими понятиями существует целая палитра красок и нюансов. И вот над этой палитрой эмоций, чувств, полутонов я бы тоже порекомендовала ребятам поработать. Наша новая пара, хотя это непривычно звучит, Елена Ильиных – Руслан Жиганшин закончили шведский чемпионат близко к пьедесталу. Давайте поговорим о них. Ждать чудес от пары, где танцоры еще и года не выступают вместе, по крайней мере, наивно. Танцы -- очень сложно-координационный вид спорта, и партнеры катаются в плотных позициях друг с другом. Это как часовой механизм, где каждый винтик должен притереться. Так и танцорам в паре необходимо на уровне интуиции чувствовать партнера, ощущать, где, в какой момент находится рука. К сожалению, это нарабатывается годами. И это самое сложное в танцах. Поэтому требовать от нового дуэта, чтобы ребята стабильно выступали от турнира к турниру, проблематично. Но уже сегодня ясно одно – пара Ильиных – Жиганшин получилась яркая, многообещающая, со своим лицом. За эти месяцы очень прибавил Руслан. Но на сегодняшний день ребятам трудно демонстрировать на каждом старте максимум по той причине, что они пока не совсем уверены друг в друге. Им нужно кататься, нужно работать. Безусловно, их катание улучшается, о чем говорят оценки. Да и судьи сходятся во мнении, что прогресс есть. Просто Лене и Руслану необходимо дать время, чтобы все отшлифовать и стать по-настоящему парой. Ксения Монько – Кирилл Халявин? За Ксенией и Кириллом я наблюдаю давно. Технически это сильная пара, у которой есть все. Очень хороший уровень катания, прекрасный уровень презентации. Чего им недостает? В этом дуэте хотелось бы видеть больше взаимодействия, эмоционального контакта, игры между партнерами, «сюжетности», раскованного свободного корпуса… Пока же заметно, что ребята работают. Чем отличаются профессионалы: на них смотришь и наслаждаешься. У настоящих мастеров настолько уверенное катание, что они могут позволить себе свободу «верха», жеста, эмоций. Чтобы это получалось, требуется время, опыт. Но Монько – Халявин прибавляют. Если раньше эта пара отличалась нестабильностью во время соревнований, они часто срывали элементы, то за последний год выросли, обрели уверенность в своих силах. К сожалению, на чемпионате Европы в коротком танце у этого дуэта не все задалось, хотя произвольную программу они откатали очень достойно. Это была серьезная заявка на хороший результат. Но когда пара занимает места за десяткой, то ее очень сложно сравнивать с другими конкурентами. Хотя, повторюсь, что эта пара имеет потенциал, и при стабильном катании может рассчитывать на самые высокие места. Как бы вы охарактеризовали в целом ситуацию в российских танцах? Если выступления танцевальных дуэтов на первенстве России вселяет оптимизм, то итоги чемпионата Европы вызывают сдержанные эмоции. Да, в России есть хорошие пары, но надо понимать, что и наши притязания достаточно высоки. На данный момент мы имеем молодой дуэт Степанову – Букина, который только вливается в элиту мирового фигурного катания. Есть вновь созданные пары Ильиных – Жиганшин и Синицина-Кацалапов, с похожими проблемами. Плюс недостаточно стабильные Монько – Халявин, которые постепенно обретают уверенность в своих силах. Честно говоря, мне очень жаль, что ситуация в наших танцах разворачивается таким образом, и в новом олимпийском цикле приходится все начинать с начала, хотя еще недавно все было хорошо и внушало уверенность. Если раньше мы считали, что в этом четырехлетии пойдем широким фронтом, так как имели две выдающиеся пары и замечательные молодые дуэты, которые могли заявлять о себе и расти, располагая на это временем, то сейчас картина иная. Неприятности со здоровьем Соловьева, из-за которых пара Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев пропустила весь этот сезон, распад двух дуэтов разрушили разумно выстроенную конструкцию, которая вселяла оптимизм. Сейчас такой уверенности и оптимизма нет. Есть хорошие пары. Другое дело, что все упирается в уровень наших притязаний. Боюсь, что на данный момент он несколько выше, чем мы можем себе позволить. Подготовила Ольга ЕРМОЛИНА http://fsrussia.ru/intervyu/802-alla-shekhovtsova-pobeda-yanovskoj-i-mozgova-na-pervenstve-rossii-byla-predskazuema.html

piparkoogid: Наталья Павлова: "Парное катание - это прежде всего умение терпеть" Наталья ПАВЛОВА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" СОБЕСЕДНИКИ Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ Она тренировала в парном катании Марину Ельцову и Андрея Бушкова, ставших под ее руководством чемпионами мира и чемпионами Европы. Подготовила в своей группе Оксану Казакову, отдав ее в партнерши олимпийскому чемпиону Артуру Дмитриеву, а всего через год фигуристы выиграли олимпийское золото в Нагано. Пять лет проработала с Татьяной Тотьмяниной и Максимом Марининым, заложив ту самую базу, на основе которой фигуристы пять раз побеждали на европейских первенствах, выиграли два чемпионата мира и Олимпийские игры в Турине. Последние девять лет Павлова проработала в Москве. А несколько месяцев назад на нее обрушилась внезапная и шокирующая известность: спортсменка, с которой тренер рассталась полтора года назад, нынешней осенью попала в больницу с тяжелейшей анорексией, и родители девочки немедленно, а главное – публично, с экрана телевизора, обвинили в этом бывшего наставника. * * * Она ведет меня по коридорам катка в небольшую тренерскую и как-то очень буднично рассказывает о том, что, наверное, вернется в Санкт-Петербург. Во-первых, зовут работать, во-вторых, нужно ухаживать за родителями: как раз после той телевизионной передачи у мамы случился инсульт – и она ослепла. Сама Наталья тоже тяжело пережила случившееся и угодила в клинику – с сердечным приступом. О себе она говорит коротко: "Я – жесткий тренер, диктатор". У меня же в голове крутятся ее слова, сказанные в интервью несколько лет назад: "Иногда мне кажется, что тренеры и спортсмены, которые умеют добиваться олимпийских побед, – это совершенно особенная порода людей. Которые идут к цели, не сворачивая и не глядя под ноги. И которых совершенно не волнует, что именно у них под ногами – живые люди, горные пики или раскаленные угли…" – Вы когда-нибудь пытались переосмысливать тренерскую профессию, Наташа? – Постоянно этим занимаюсь – начиная с того момента, как в 1995-м ко мне от Игоря Борисовича Москвина пришли Марина Ельцова и Андрей Бушков. Они ведь были моей первой взрослой парой. До них я работала только с юниорами. Очень многом у меня научила работа с Тотьмяниной и Марининым. Хотя я прекрасно знала, что этих спортсменов у меня рано или поздно уведут. Знала, что за моей спиной постоянно идут переговоры и по сути отказалась от ребят сама. А в 2006-м через полтора года после смерти мужа переехала в Москву. Мне тогда дали конкретное задание: сделать группу парного катания в Москве, причем чтобы результаты были уже через год. Именно тогда у меня появилась пара Любовь Илюшечкина/Нодари Маисуразде. Любу мне Нодар показывал, еще когда мы с ним тренировались в Питере, и нельзя сказать, что она мне тогда как-то по-особенному приглянулась: я не очень понимала, честно говоря, как на такой слабой прыжковой технике можно вообще строить что-то серьезное. Но по характеру эта девочка была сумасшедшей трудягой. Ради результата была готова на что угодно и постоянно рвалась к большему. А я очень люблю пахарей. – Вы назвали себя диктатором, и боюсь, что диктатура в спорте – это единственно возможный путь к результату. – Не берусь судить об этом. Но меня в свое время учили работать именно так. Я ведь начинала свою тренерскую деятельность у Татьяны Тарасовой, где во главе угла всегда стояли железобетонная дисциплина и пахота. Более того, мне нравилось так работать. Потому что четко было видно, что это дает результат. И когда я стала работать самостоятельно, всем, кто ко мне приходил, сразу объясняла, что такое парное катание. – А могли бы объяснить это мне? – Парное катание – это прежде всего умение терпеть. Работа со спортсменами, независимо от того, пришли они уже готовой парой от другого тренера или из одиночников, начинается с того, что люди заново учатся скользить. По шесть часов в день на протяжении трех или четырех месяцев. Эта работа достаточно однообразна, утомительна, но от нее никуда не деться, если стремиться к тому, чтобы стать не просто фигуристами, но парой, на которую сразу обращают внимание даже в юниорском возрасте. Я очень хорошо помню, как еще в бытность спортсменкой сидела на сборах с Тарасовой в городе Глазове, где кроме нас вообще никого и ничего не было – только биатлонисты. На одну из тренировок к нам как-то пришел четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов, посмотрел, как мы работаем, и сказал Татьяне: "Они же у тебя сдохнут!" Мы действительно пахали там, как проклятые. Просыпались на автопилоте и шли на каток в полубессознательном состоянии. Однажды я пришла и обнаружила закрытую дверь. Стала в нее ломиться, а сторож мне и говорит: "Дочка, иди поспи, еще целых три часа до утра осталось". Но именно тогда я научилась совершенно по-другому чувствовать свое тело. Поняла, какой это кайф – кататься, когда ты "сидишь" на собственных ногах. Мы ведь с Василием Благовым были достаточно непростой парой: оба высокие, за 170. А ведь тогда в программе было пять поддержек, да и катались по пять минут, а не по четыре с половиной, как сейчас. Потом я долгое время работала в Питере на одном катке с Игорем Борисовичем Москвиным, изо дня в день наблюдала за тем, как он работает, видела, насколько требовательно он относится к своим спортсменам. – Когда ваши первые подопечные стали чемпионами мира среди юниоров? – В 1989-м. Это были Женя Чернышева и Дмитрий Суханов. Последними же были как раз Илюшечкина/Маисурадзе. В 2008-м они заняли второе место, а в 2009-м выиграли, причем у моих же спортсменов – Насти Мартюшевой и Леши Рогонова. У Любы с Нодаром тогда вообще получился золотой сезон: они выиграли два этапа и финал юниорского "Гран-при", попали во взрослую сборную, поехали на чемпионат Европы в Хельсинки. Но там случилось ЧП: накануне выступления Люба подошла ко мне и сказала, что не может кататься. – В чем была причина? – Не знаю. Люба всегда была очень закрытой девочкой, сложной. Жила постоянно в интернате, наотрез отказываясь ездить домой. Возможно, для нее слишком высокой оказалась ответственность. А может быть, свою роль сыграло то, что юниорский взлет получился слишком стремительным. Пережить после такого успеха первую взрослую неудачу оказалось тяжело. Пятое место на том чемпионате Европы Илюшечкина восприняла очень болезненно. Начался кризис, который продолжался больше года. В 2010-м Люба и Нодар выиграли этап "Гран-при" в Канаде, попали в финал, стали там четвертыми, но на чемпионате России снова случился какой-то "заскок" и в команду ребята не отобрались. Маисурадзе тогда на эмоциях предлагал даже поменять спортивное гражданство и начать выступать за Грузию. Но я, как мне показалось, все-таки сумела убедить ребят в том, что бежать от конкуренции в другую страну – не выход. Во всяком случае они со мной согласились. А вот со стороны родителей Любы вдруг пошло возмущение. До этого они вообще не появлялись на тренировках. А тут вдруг пришли ко мне и заявили, что хотят видеть своего ребенка в телевизоре и не понимают, почему я не предпринимаю в этом отношении никаких действий. Я тогда, честно говоря, была сильно обескуражена: спортсмены не выиграли пока ничего, кроме юниорского чемпионата мира, этапа "Гран-при" и Универсиады, на которую поехали как раз в том сезоне. В учебе им во всем идут навстречу, платят стипендию, экипируют, чествуют на правительственном уровне. Видеть все это было приятно даже мне, хотя к тому времени у меня уже имелись спортсмены с куда более серьезным послужным списком. И Ельцова с Бушковым, и Тотьмянина с Марининым. После Универсиады Люба вдруг перестала приходить на тренировки. А когда спустя две недели появилась на катке, это был совершенно другой человек. Сломленный, с потухшими глазами. Примерно тогда же у нее возникли проблемы с весом. Вернувшись с каких-то соревнований, я вдруг обнаружила, что Люба сильно похудела. Мы подняли на ноги врачей, провели обследование, которое показало серьезный дефицит определенных веществ в организме. – Другими словами, начинающуюся анорексию? – Да. Я тогда вообще не знала, что это такое. Более того, для меня было неким нонсенсом, что человек может сознательно полностью отказываться от еды. Проблемы с весом в фигурном катании так или иначе возникают у всех, но все это не настолько сложно, чтобы нельзя было с этим справиться. Знаю, Марина Ельцова, когда еще каталась у Москвина, целый год сидела на сыре и овощах, чтобы привести себя в порядок. Таня Тотьмянина тоже всегда очень жестко контролировала свой вес самостоятельно. Она долгое время жила у меня в доме, но не помню, чтобы мне когда-либо приходилось вмешиваться и в чем-то ее контролировать. Люба же всегда была очень волевой девочкой. Но вышло, что все мои попытки как-то на нее повлиять, просто провалились. – И вы взяли для Маисурадзе новую партнершу, не подозревая, что в лице Юлии Антиповой столкнетесь с еще большими проблемами? – Мне предлагали взять Юлю на два года раньше, к другому партнеру, но меня тогда несколько смутил внешний вид спортсменки. Она была очень приземистая, коренастая – сложением в папу. Но когда Нодар остался без партнерши, я снова о ней вспомнила. И в результате взяла в группу, хотя прежний тренер сразу меня предупредила: будет сложно, потому что у девочки очень непростые родители. – В чем это выражалось? – У людей не просто большие амбиции, но и крайне завышенная самооценка. Особенно у отца, который сразу дал мне понять, что считает себя профессионалом во всем: он и тренер, и диетолог, и тренер по ОФП, и кататься свою дочь научил он, а не те, кто занимался с ней раньше. При этом он никогда не работал ни по одной из этих специальностей – семья жила за счет тех денег, что зарабатывала массажем мама. Когда мы разговаривали в первый раз, я сразу предупредила, что я – тренер жесткий. Говорю громко, могу отругать, заставляю много работать. Наученная горьким опытом с Илюшечкиной, я посчитала, что лучше с самого начала обговорить все возможные проблемы, которые могут в перспективе возникнуть у нас по ходу работы. Родители приняли все мои условия. Через какое-то время Юля поехала со всей группой на сбор по общей физической подготовке, вернулась в хорошей форме, весила 39 килограммов, выглядела прекрасно, и не сказать, что была худышкой. Они с Нодаром очень много работали – так, что иногда мне даже приходилось их останавливать. Но прогрессировали невероятно быстро. Через две недели после того сбора мы планировали начать переносить на лед выбросы и подкрутки, но я вдруг заметила, что Юля стала "тяжелой" и какой-то рыхлой. Попросила ее взвеситься – и выяснилось, что за неделю она поправилась на два килограмма. Спустя неделю – еще на два. Когда Юля прибавила очередные два килограмма, я вызвала родителей и настоятельно порекомендовала им пригласить диетолога. Заодно упорядочить юлино питание, перестать трижды в день кормить ребенка мясом, для начала. А главное – постаралась объяснить, что все это очень опасно: мало того, что идет достаточно тонкая техническая работа, так еще ведь и элементы сложнейшие: тройные выбросы, тройные подкрутки, поддержки. Нодару по большому счету без разницы, какой вес имеет партнерша: он всегда был достаточно силен физически и хорошо научен. Но когда девочка раскоординирована, кто-нибудь вообще может себе представить, чем могут быть чреваты выбросы, выполняемые на такой высоте и амплитуде? Это ведь, прежде всего, опасно! – Все это время вес продолжал расти? – В том-то и дело. Когда весы стали показывать 46 килограммов, я уже перестала выбирать выражения. Спросила родителей в лоб: они вообще понимают, куда попали и что такое профессиональное парное катание? Честно говоря, именно в тот момент у меня впервые закралась мысль, что люди просто неадекватны. Стоят, ухмыляются, уверяют, что у них все под контролем. Я же реально не понимала, что делать. За все время, что я работаю тренером, у моих спортсменов не было ни одной травмы. Ни одной! Уже этого, как мне кажется, должно быть достаточно для того, чтобы ко мне, как к тренеру, не было никаких претензий. Претензии же со стороны родителей стали возникать постоянно. То я не тем тоном что-то дочке сказала, то партнер не так просмотрел. Однажды Юля вообще пропала на три дня. Когда я позвонила родителям, то услышала, что они таким образом решили за что-то ее наказать. В общем, нюансов было множество. По большому счету я должна была насторожиться значительно раньше, чем рассталась с Антиповой. – Пытаюсь понять – и не могу: зачем вам все это было нужно? Ради того, чтобы в очередной раз не оставлять Маисурадзе без партнерши? – Честно? Не знаю. Все-таки работа тренера – это постоянный вызов. В том числе самому себе. Когда видишь, что результат близко, то и сам сильно заводишься. Плюс у меня в то время осложнилась ситуация на катке. Я всегда была настолько увлечена собственной работой, что не замечала, как на ровном месте наживаю себе врагов. К кому-то не так отнеслась, у кого-то взыграла ревность, кого-то раздражал сам факт, что у нас появляется результат и с нами нужно считаться. Короче, в группе начался разлад. А когда я спохватилась, все успело зайти слишком далеко. Вплоть до того, что мама одной из моих спортсменок позвонила мне и честно призналась, что родителей постоянно обзванивают определенные люди, "подогревают" распри и рекомендуют "наказать эту питерскую выскочку". – Как в итоге вы расстались с Антиповой? – Достаточно внезапно. Я поставила ребятам две новые программы, выучила с ними четверную лутцевую подкрутку, расцеловала спортсменов и отпустила на 20 дней в отпуск – восстанавливаться. За два дня до конца того отпуска мне позвонил директор нашего катка и сказал, что Юля не хочет больше у меня тренироваться. Для Маисурадзе это тоже стало полной неожиданностью. Мне стоило больших усилий его успокоить, объяснить, что ничего не потеряно: есть партнерша, есть тренер, пусть и другой. Значит, нужно просто продолжать работать. – Сама вы расстроились из-за этого сильно? – Скорее, очень хотела понять, что именно я сделала не так. И не понимала. Мы вплотную подошли к уровню сборной, на сезон были расписаны все планы. Со мной родители тогда не сочли нужным даже поговорить, только без передышки писали письма в федерацию. С другой стороны, я и сама не рвалась с ними встречаться. Понимала, что разговаривать нам не о чем. С тех пор мы на катке практически не пересекались – работали на разном льду. А перед чемпионатом мира прошлого года Юля вдруг подошла ко мне, попросила пожелать удачи. Я обняла ее и почувствовала, что под руками одни кости. Как можно было этого не замечать дома, при том, что мама – массажист, у меня не укладывается в голове. – Что происходит сейчас в вашей группе? – Набрала новых спортсменов, в очередной раз начала все с нуля. – О вероятности своего возвращения в Санкт-Петербург вы сказали серьезно? – У меня нет другого выхода. Там дом, там родители, обоим нужно делать операции. Маме по поводу глаз, отцу – на коленных суставах. Дочь с внуком тоже сейчас живут в Питере. В Москве же я – как на сборе: каток и служебная квартира, больше ничего нет. И я очень от этого устала. Как и от той ситуации, что сложилась. У нас ведь, профессиональных спортсменов, всегда обостренное чувство справедливости – так меня воспитывали родители, которые сами легкой атлетикой всю жизнь занимались. Таким же был муж – и когда сам в баскетбол играл, и когда тренировал питерский "Спартак". Я до сих пор после его смерти отойти не могу – чувствовала себя за ним, как за каменной стеной. А сейчас смотрю на то, что происходит, и думаю: за что мне это все? Без работы я не останусь. Приглашали и в Англию, и в Америку, и в Китай. Просто очень хочется что-то сделать дома. Вот вы спросили, что такое в моем понимании настоящее парное катание. Я отвечу. Очень хочется, чтобы парники катались, как танцоры. Чтобы ребро конька скользило, как по маслу, но при этом люди прыгали бы не хуже одиночников. А главное – чтобы программы хотелось смотреть бесконечно, как хороший спектакль, а не вздрагивать, переживая за каждый элемент. Понятно, что все это – мечта. Но она есть. Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ22.02.2015 12:00 http://www.sport-express.ru/velena/reviews/53805/

Marika: ЭТЕРИ ТУТБЕРИДЗЕ: ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕНТ Этери Тутберидзе не сразу согласилась на интервью. Долго отнекивалась, потому что «рассказывать о себе слишком пафосно». Но мне показалось, что ее история о том, как в жизни ничего не дается легко, будет интересна многим. Вы производите впечатление очень успешного и уверенного в себе человека, который с детства ни в чем не нуждался. Это так? Я родилась в Москве, пятым ребенком в семье. У меня три сестры и брат. Так что родителям пришлось крутиться, чтобы поставить всех на ноги. Вы самая младшая — самая любимая? Мой папа грузин. Он ждал мальчика, сына. Большая семья, наверное, приходилось и одежду за старшими донашивать? За братом. После сестер ничего не оставалось, потому что у нас большая разница в возрасте. «По наследству» мне переходила мальчиковая одежда, которую я просто не переносила. Как назло, брат любил светло-зеленый цвет – хаки. По большому счету мы не нуждались ни в чем. Папа брался за любую работу. Он часто повторял, что наши дети должны быть одеты лучше всех. «Если в семье один ребенок, никто не посмотрит, что на нем. А там, где пятеро, скажут, развели нищету», — говорил он маме. Мои детские годы прошли у Абельмановской заставы напротив церкви святой Матронушки. Мама считала, что девочки должны учить иностранные языки, заниматься музыкой. Мои сестры ходили в английскую и немецкую спецшколы, занимались рисованием, играли на музыкальных инструментах. Кстати, я тоже окончила музыкальную школу имени Ипполитова-Иванова по классу фортепиано. Как попали в фигурное катание? Случайно. Мы с мамой водили брата на футбол на Стадион юных пионеров. Там я впервые увидела юных фигуристов. Мне показалось, что это вовсе и не дети, а сказочные принцессы, снежинки… Я сказала маме, чтобы она тоже отвела меня на каток. Мама ответила, что меня не возьмут, что нет данных, и вообще, я на льду никогда не стояла. «Возьмут», — твердо заявила я. Мама узнала, когда будет набор. Так я попала в группу к Евгении Зеликовой – жене Эдуарда Плинера. Сколько вам было лет, когда вы стали заниматься фигурным катанием? Четыре с половиной года. За время занятий наша группа из 30 человек сократилась до пяти. Нас забрал к себе Плинер, которого мы боялись и уважали. Почему боялись? Он был очень строгим, но никогда не кричал. Если требовал, то это не обсуждалось. Помню, как Эдуард Георгиевич просил: «Прыгай и не отводи от меня взгляд». И никто не отводил. Мы просто не могли его ослушаться. Плинер был немногословен, но умел так объяснять, что любой элемент получался легко, без всяких усилий. Другие тренеры подолгу растолковывали, но ты не понимал, как это нужно сделать. Неудачные попытки перерастали в отчаяние, казалось, что жизнь заканчивается, что ничего и никогда не выйдет. И тут приходил Плинер в своих унтах, что-то показывал, шептал, проводил по спине рукавицей, поворачивал твое плечо, и все оказывалось настолько просто и логично, как выдох. Это особый дар. Вы не остались в одиночном катании, перешли в танцы. Были проблемы с прыжками? По тем временам у меня был достаточный прыжковый набор: двойной аксель, тройной сальхов и тройной тулуп. Но когда Плинер стал часто уезжать на соревнования с другими учениками, то стабильность в прыжках начала уходить. Я не понимала, почему упала, почему не выехала, хотя все делала, как учили. В какой-то момент мы оказались предоставлены сами себе, и как следствие плохих тренировок и плохих разминок, посыпались травмы. Последней каплей стала трещина в позвонке. Врачи сказали, что полгода не смогу кататься. Но моя мама совершила чудо. Меня кололи кальцием, давали таблетки. За три месяца я умудрилась вырасти на 22 сантиметра, то ли благодаря кальцию, то ли потому что в папу пошла. Папа был высокий – 1 метр 86 сантиметров. Бросать фигурное катание я не хотела, перешла в танцы. Все остальные ребята из нашей группы из спорта ушли. Переквалифицировавшись в танцоры, вы поработали почти со всеми известными тренерами. Так получилось. Поначалу я тренировалась на СЮПе в группе Лидии Васильевны Кабановой, которая давала отличную базу. Не хочу никого обидеть, но понимание исполнения элементов, что такое крюк, выкрюк, скоба, скольжение – все это мне дала Кабанова. Через два года перешла к Чайковской, где меня поставили в пару с Вячеславом Чичекиным. Когда Елена Анатольевна дала понять, что больше не будет тренировать, потому что ее ученик Владимир Котин принял решение закончить карьеру, то попросилась к Линичук. Возможно, я так бы и осталась у Натальи Владимировны, но в то время у нее была огромная группа. Десять взрослых пар, не говоря о юниорах. На каждой тренировке разворачивалась настоящая битва за лед. Времени на нас не хватало, и я ушла к Аккерману. Стала кататься с Алексеем Киляковым, который сейчас работает тренером в США. Его танцевальная пара Макнамара – Карпентер на юниорском чемпионате мира в Таллине вошла в число призеров. У Аккермана мы прозанимались года три, но в ЦСКА сменилось руководство. Нам предложили тренироваться в одно время с парниками, что было нереально. Леша вскоре женился. Через какое-то время уехал в США. Я осталась одна, пробовала тренироваться у Тарасовой. Вскоре поняла, что это ошибочный шаг. В тот олимпийский год Татьяна Анатольевна все силы отдавала паре Климова — Пономаренко. Надо было что-то предпринимать. Когда поступило предложение поехать в шоу в Америку, я согласилась. Но вы ведь уехали в Америку не только поэтому? Не только. Грянула перестройка, все менялось на глазах. Специалисты оставались без зарплаты. Именно в это время многие наши фигуристы вынуждены были закончить спортивную карьеру, уезжали за границу. Я не могла прийти к родителям и сказать, что нужно платить за занятия. Папа с мамой и так всю жизнь работали. Мама была старшим инженером в Министерстве сельского строительства. Папа трудился в «литейке» на заводе Лихачева. Пахал в две смены, потому что только так можно было прокормить большую семью. Хватался за любую дополнительную работу. Когда у нас появилась машина, то «колымил» ночами. Мне казалось, что папа никогда не спит. Моя первая тренировка начиналась в 6.30 утра. Помню, как, уже одетая, ждала его в коридоре. Папа приходил с работы, брал меня за руку, и мы ехали на каток. Там, на лавочке, он час-полтора дремал. После тренировки отвозил домой. И потом весь день мотался. Не было обидно, что ваша спортивная карьера закончилась именно так? Так сложились обстоятельства. Может, поэтому, став тренером, я всегда даю спортсменам шанс вернуться. Меня часто спрашивают, зачем? Наверное, потому, что в свое время меня никто не убедил изменить решение, и это боль нереализованности осталась. Как складывалась ваша жизнь в Америке? В Оклахому мы приехали в составе российского балета на льду и сразу столкнулись с проблемами. По каким-то причинам в США пустили не всю нашу труппу, только москвичей. На границе выяснилось, что у ребят из других городов паспорта недействительны. Месяц пришлось их ждать. Денег не было. Чтобы мы не умерли с голоду, нас водили по баптистским церквям… обедать. Мы должны были отсидеть службу, а после прихожанам выносили воду, какие-то маленькие бутербродики… На катке нам выделили лед, правда, не сразу. Тренировались каждый день с 5 до 7 утра. Когда через месяц собралась вся труппа, то оказалось, что контракт расторгнут, потому что мы не выполнили ряд условий. Весело. Как выкрутились? Какое-то время нашу труппу перетаскивали из одного приюта в другой. В конце концов, поселили в YMCA на этаже для бездомных. Офисные помещения, матрасы на полу. Американцы привозили еду. Вспоминаете об этом, как о страшном сне? Страшно стало потом, когда в довершении ко всему террористы взорвали федеральное здание, стоявшее напротив дома, где жили, и мы оказались в центре трагедии. Это был один из первых терактов в США. Стекла, обломки, развороченные плиты, кровь, искалеченные тела... Поначалу не понимали, что произошло. Был дом, сейчас его нет, только пыль, а на перекрестке груда обломков вместо автомобилей. Когда видишь нечто подобное в новостях, то кажется, все происходит быстро, за секунды. В действительности, события разворачиваются как в замедленной съемке. За эти мгновения успеваешь подумать о стольких вещах. Помню, как мелькнула мысль, что если суждено погибнуть под завалами, то лучше бы сразу, без боли, без мучений… В то утро спустилась вниз умыться, посмотрела на часы – 9.04. Взрыв. Страшный грохот. Навалившаяся тяжесть от взрывной волны. Гробовая тишина. И нечеловеческие крики… Не знаю, как очутилась на улице. Одна. Видно, долго выбиралась, стены были разворочены. Всех ребят увезли. Закричали о второй бомбе. Люди побежали, а я так и стояла. Вид у меня был потерянный: в сланцах, с полотенцем, зубной щеткой… Подбежал какой-то пожарник, схватил за руку, потащил за собой. Полдня, как в бреду, я бродила за ним, пока он проверял разрушенные помещения… Что было потом? Всех русских из нашей балетной труппы американцы разобрали по семьям. Нас с партнером Колей Аптером приютил тот пожарник. Его имя New Baine. Позже он связался с компанией «Ice Capades». Мы записали и отправили видео парных элементов. Нам предложили контракт в парковом шоу. Как пострадавшим в теракте, каждому выплатили по 1200 долларов. Купили битую машину, пожарник помог ее восстановить, и поехали в Цинциннати. В шоу вы выступали как парница? Выбора не было. Непременным условием контракта являлось исполнение сальто через партнера. Слава богу, Коля умел все. Он работал в российском балете, «кидал» парней, чего уж было говорить о партнерше. В свое время Аптер катался у Великовых с Еленой Никоновой. Имел репутацию сильного партнера. У Коли была ладонь величиной с табуретку. Сделать для него весь «верх», любую поддержку не составляло труда. Сколько времени вы проработали в шоу? Около 4 лет. Однажды вернувшись с гастролей, Коля сказал, что больше не может, хочет переключиться на более спокойную работу, попробовать начать свой бизнес. Я не спорила: работать, так работать. Мы уехали в Сан-Антонио и начали тренировать. Тренировали всех – от детей до стариков, одиночников, парников, танцоров. Приходилось обучать прыжкам, шагам, парным, танцевальным элементам, ставить программы, преподавать хореографию. Когда-то параллельно с занятиями в академии физкультуры в Малаховке я училась на хореографа-балетмейстера у Геннадия Гараевича Малхасянца в Институте современного искусства. Все эти знания пригодились. Не тянуло домой? Пока выступала в шоу, знала, что все это временно. А когда началась серьезная работа, то года через два поняла, что это и есть моя жизнь. За шесть лет я привыкла к американскому стилю, укладу, обросла друзьями, начала уже мыслить на английском, стала забывать русский язык. Но где-то в глубине души чувствовала, что чего-то недостает. Будто все еще стою на перроне и жду своего поезда. Временами наваливалась тоска по дому, по родным. Понимала, что родители стареют, а меня нет рядом. Стала чаще уезжать домой, это превратилось в муку. Месяц в Америке, неделя в России. Вернувшись в Сан-Антонио, планировала отъезд в Москву. Оказавшись в Москве, знала, что меня ждут в Америке. Со стороны эти мытарства выглядели нехорошо, некрасиво. Мои американские студенты начали переживать из-за моих отлучек. Тогда решила, раз меня так разрывает, нужно возвращаться домой. В одном из интервью рассказывали, что поначалу вас не брали на работу в Москве. Это правда. В Сокольниках, узнав о том, что у меня есть образование хореографа-балетмейстера, предложили ставку хореографа, но предупредили, что льда не увижу. На СЮПе вакансий не нашлось, в ЦСКА и не предвиделось. Чайковская сказала, что не может помочь. Хотя я была готова тренировать бесплатно. Деньги я заработала в Америке, но поняла, что счастливым они человека не делают. Не отчаивалась, искала. В телефонном справочнике увидела объявление «Цирк на льду». Позвонила. Сразу предложили две площадки. Одну на Таганке, где требовался тренер три раза в неделю. Вторую — в Братеево в группу здоровья. В тот первый набор в Братеево ко мне пришла трехлетняя Полина Коробейникова. Спустя какое-то время взяла группу в Зеленограде. Затем позвали на каток «Серебряный», где у меня появились первые чемпионы первенства России младшего, старшего возраста, победители финала Кубка страны. Кстати, на «Серебряный» ко мне привели Полину Шелепень. Женя Медведева тоже оттуда. Восемь лет я проработала на «Серебряном». Будучи старшим тренером, старалась помочь с работой всем, кто в этом нуждался. Именно там начинали молодые тренеры Царева, Гаврилова, Романова… Что двигало тогда вами? Огромное желание доказать, что все те люди, которые послали меня на цирковую площадку, ошиблись. Я очень благодарна им за все, потому что, не испытав унижения, не стала бы тем, кем являюсь сейчас. Жизнь все расставила по своим местам. Сейчас вы востребованы как тренер. В вашей группе ученики с именами – Липницкая, Воронов, Питкеев, Медведева, Саханович… С кем из учеников было тяжелее всего? Они все разные. Но, пожалуй, сложнее всего было с Шелепень. Полина очень талантливая девочка по прыжкам. Но каждый раз ее нужно было заставлять. Не знаю, чем это объяснить? Может, так происходило потому, что Полина каталась у меня с четырех лет, относилась как к маме, а своего ребенка сложно тренировать. Почему? Наоборот, вы должны его лучше чувствовать? Тренировать сына или дочь — это другие эмоции, все другое. Например, я никогда не беру спортсмена сразу. Сначала он просто катается в группе месяц-два, я присматриваюсь к нему. Мне нужно понять анатомию его тела, за счет чего фигурист прыгает или может прыгать, разобраться в его биомеханике. К каждому нужен свой подход, чтобы настроить на работу. Кого-то визуально взбодрить, с другим поговорить, третьего просто оставить в покое. Мне необходимо понять ученика. А со своей дочерью так не получается. Может, стоит перевести к другому тренеру? Пыталась, но у Дианы сенсоневральная тугоухость 2-3-й степени, что создает некоторую трудность. Каждому не объяснишь. Но мне важно, чтобы дочь чувствовала себя равной в этом мире. Честно говоря, не понимаю, почему в нашей стране люди с таким диагнозом должны быть обделены. В большинстве стран фильмы, передачи идут с бегущей строкой, чтобы те, кто плохо слышит, могли прочитать, о чем говорят с экрана. Чтобы во время мультфильма ребенок не умолял: «Мамочка, пожалуйста, объясни, что он сказал?» Разве так трудно понять, что это люди не с ограниченными возможностями, а с повышенными потребностями. Диана пошла в языковую школу №1270. Учится хорошо, все успевает. Педагоги сделали то, с чем я бы одна не справилась — сумели социально адаптировать ребенка. В школе у Дианы много друзей, там она своя, что лишний раз подтверждает, при нормальном отношении можно решить любые проблемы. Оборачиваясь назад, зная о трудностях, с которыми пришлось столкнуться, вы не пожалели, что не остались в США? Никогда не жалею о прошлом. Диана родилась в Америке, но я точно знала, что жить мы будем в Москве. У нас за океаном много друзей, там очень комфортная спокойная жизнь. Прекрасные люди, замечательные отношения. Но для меня в этом благополучии отсутствует контраст: когда нет трудностей, то не понять, что такое счастье. Ольга ЕРМОЛИНА http://fsrussia.ru/intervyu/905-eteri-tutberidze-pyatyj-element.html

Marika: Сергей ВОРОНОВ: «Двадцать лет в фигурном катании не могут быть привычкой» 27 Март 2015 Накануне мирового первенства призер чемпионатов Европы Сергей Воронов рассказал о сложностях подготовки к старту, четверных прыжках, тренерах, у которых многому научился, стойкости Плющенко и мотивации. Чем вы занимались в течение двух месяцев после чемпионата Европы? Сразу после чемпионата на шесть дней улетел в Сочи. Посмотрел олимпийские объекты. Отдохнул, съездил в Абхазию. Впервые побывал в Сухуми, Гаграх, Новом Афоне… Погода стояла хорошая, лететь недалеко, так что немного проветрил голову, отвлекся от тренировок. После приступил к работе. Поменял лезвия, потому что на прежних катался третий сезон. Все шло как обычно, но за неделю до отлета в Шанхай случился небольшой сбой. Подхватил вирус, два дня провалялся с высокой температурой, похудел на два с половиной килограмма. Сил не было, но потихоньку втянулся. Вы не в первый раз участвуете в чемпионатах мира, но сам статус турнира создает дополнительные психологические трудности? Мне 27 лет. Я на самом деле не первый год в фигурном катании, и жизненный опыт научил относиться к таким соревнованиям как к рядовому старту. Это раньше слова «чемпионат мира» я произносил с придыханием, «загружал» себя, но с годами понял, что все зависит от тебя – выходишь с холодной головой и делаешь свою работу. В последний раз в чемпионате мира я участвовал в 2012 году. После этого на мировые первенства у нас отбиралось по одному спортсмену. Сейчас у меня другая команда, другой тренер, поэтому интересно, как все сложится в Шанхае. Фернандес, Ковтун, Ханью… включают по 2-3 четверных прыжка. Вы не пытались усложнить свои программы? В данный момент ничего не меняли, оставили как есть – один четверной в короткой, два в произвольной. Чтобы в произвольной программе прыгать три четверных, два прыжка должны быть разными. Для меня это работа на перспективу. Четверной сальхов я пока не освоил, ритбергер серьезно не напрыгивал. В том сезоне были неплохие попытки его исполнения, но стабильности пока нет. Главное сейчас – предстоящий чемпионат. Что будет потом? Предпочитаю делать, а не говорить. Вы говорили, что не собираетесь заканчивать карьеру. Но сам факт ухода из спорта вас пугает? Каждый день спортсмена расписан от звонка до звонка. Существовать в таком ритме довольно легко. Когда же тебя выпускают на «свободу», то бывает сложно приспособиться к реальности. Но к этому надо быть готовым. Спорт рано или поздно закончится, и не то, кем ты был, а что произойдет с тобой потом, станет определяющим в жизни. Меня всегда тянуло к фигурному катанию. Но мне кажется, что я смог бы переключиться и на другую деятельность. Хотя в теории рассуждать о серьезных вещах проще. P1300859 Что вас "притянуло" в фигурное катание? Не что, а кто. История довольно банальная. Мамина подруга записала дочь в фигурное катание, а меня отдали за компанию, чтобы было веселей. Привели для здоровья, чтобы меньше болел. А что заставило остаться? Ощущение скорости, нереальное ощущение льда. То, что лед катит, в детские годы стало интересным открытием. Сима Саханович как-то сказала, что лед живой. Девочки у нас трепетные. Для них все живое. С годами мое отношение ко многим вещам изменилось. Лед – это то, без чего я не могу прожить, любимая работа, которой занимаюсь больше 20 лет. Работа или привычка? Двадцать лет, точнее 23 года в фигурном катании не могут быть привычкой. Вы работали с разными тренерами. Можете сформулировать, что каждый из них вам дал? Первые шаги я делал в группе Марины Петровны Арутюнян. К сожалению, не знаю, где она и что с ней. Затем перешел к Галине Петровне Белостоцкой, которая научила меня правильному скольжению. В то время многие тренеры считали, что главное прыжки. Скачи как козел, выше, быстрее, сильней, а остальное роли не играет. Белостоцкая придерживалась академического подхода, учила азам. Потом тренировался у Любови Ивановны Малевой, которая часто повторяла, что не нужно сдаваться, нужно всегда бороться до конца. Не важно, какой была тренировка, разминка, если вышел на старт, соберись и борись. Мы знали, что после неудачного проката со льда лучше не выходить. Боялись реакции тренера. Но, я считаю, это был правильный подход. От Малевой я ненадолго уходил к Жанне Федоровне Громовой, тренировался вместе с Ирой Слуцкой. Но тренер часто уезжала на соревнования, так что через год я вернулся к Малевой. А когда вплотную подошел к юниорскому спорту, то начал работать с Рафаилом Владимировичем Арутюняном в «Сокольниках». Он открыл мне нестандартное фигурное катание. У него вообще нешаблонный взгляд на многие вещи. С ним было интересно. После отъезда тренера в Америку вы перебрались в Питер. Почему? Мне всегда нравилась академичность техники питерской школы. Да и там тренировался Женя Плющенко. Мне казалось, что нужно непременно ехать в Питер, хотя понимал, что с нашими семейными финансовыми возможностями это будет сложно. Но мы рискнули. Меня взяла Галина Валентиновна Кашина, которая отнеслась ко мне очень хорошо. С ней мы выучили тройной аксель. Плюс к этому я тренировался на одном льду с Плющенко. А когда тренируешься рядом с сильным спортсменом, то это совсем другая история. Плющенко уже был звездой, наверное, на всех смотрел свысока? Плющенко один из немногих, кто не фыркал тогда при моем появлении. Все остальные коренные петербуржцы восприняли мой приезд, мягко говоря, с «прохладцей». Поначалу было обидно, но я понимал, что это шелуха. Терпел, говорил себе, что если чего-то стою, то через всю пройду. В общем, спасибо ребятам, они меня здорово мотивировали. Пытались сломать, но это делало только сильнее и злее. А Женя стал для меня образцом спортивной стойкости. Он настоящий боец. И это не пустые слова. Возможно, кому-то Плющенко кажется жестким в общении. Но если бы он всем заглядывал в глаза, то его бы давно «съели» и закопали. Какой период вашей спортивной карьеры был самым сложным? Когда начались травмы с ногой. Лет в 15 в первый раз из-за голеностопа я пропустил весь сезон. Пять месяцев лечился. Тогда мне казалось, что наступил конец света. Считал, что в жизни надо непременно что-то менять. Дело было не в Кашиной, во мне. Директор академии Татьяна Меньшикова предложила перейти к Алексею Урманову. В том сезоне с новым тренером мы сделали огромный шаг вперед. Медали на этапах Гран-при, шестое место на взрослом чемпионате России, второе -- на юниорском первенстве страны. Однако после чемпионата страны вновь дала знать травма ноги. Готовились к чемпионату мира и параллельно лечились. В итоге из-за травмы вы снялись с юниорского чемпионата мира в Канаде. В Канаду вместе со сборной отправился один специалист. Полетел больной, с высокой температурой, хотя его предупреждали, что за 9 часов полета все остальные могут тоже заболеть. Так и произошло. Слегли Мухортова, Успенский… Я кое-как откатал квалификацию с высокой температурой и снялся. На фоне болезни случился стрессовый перелом ноги. Три месяца лечения. Чемпионат мира-2005 года в Москве смотрел по ТВ. Летом Урманов уехал в шоу в Корею. Я потихоньку восстанавливался самостоятельно. Катался в «Юбилейном» вместе с Плющенко. Женя тогда только приступил к тренировкам после операции. Он мне здорово морально помог. Я смотрел, как Плющенко работает, как не обращает внимания на происходящее вокруг, хотя накануне Олимпиады что только о нем ни писали. Женя сумел восстановиться, победил в Турине. Я в тот год стал вторым на юниорском чемпионате мира. На следующий сезон выступал на взрослых этапах Гран-при. На юниорском мире стал третьим, а на взрослом во время произвольной программы вновь сломал ногу. В третий раз. MG 8739 Вы как-то сказали, что спортсмены – люди сумасшедшие. Но у вас не возникло мысли, что после стольких переломов надо уходить из спорта? Нет. Врачи посоветовали для скорейшего восстановления ехать на море. Я отправился в Таиланд. Потихоньку разрабатывал ногу, делал пробежки, несмотря на боль. Вернулся в Питер. Мы отправились с Урмановым в Америку, поставили программы. Начался новый сезон. Прокаты. И… я снова ломаю ногу. Ужас. Для меня это был настоящий ужас. Начало сезона и перелом! Поехал к Орлецкому в ЦИТО. Врач посоветовал не прыгать две недели, просто кататься. Мы пропустили канадский Гран-при. Я считал, что надо сниматься с этапа во Франции. Но Урманов придерживался иного мнения. И сейчас, задним числом, я оценил, насколько мудро поступил тогда тренер. Он успокоил меня, сказал, что бог с четверными, раз прыгаю тройной аксель, то надо попытаться восстановить и другие тройные прыжки – лутц, флип. Мы подготовились. Во Франции я стал вторым, откатав программу без четверного, с тройными, каскадом три – три. Все сделал четко, спокойно на плюсы. Та серебряная медаль здорово меня окрылила. Почему вы расстались с Урмановым? Сложно сказать. В какой-то момент между нами возникло недопонимание. Хотя Алексей Евгеньевич сыграл в моей жизни большую роль. Он мне привил классическую технику, классическое восприятие фигурного катания. С Урмановым я стал двукратным чемпионом России, вице-чемпионом юниорского чемпионата мира, был в призерах на этапах Гран-при, стал четверным на чемпионате Европы, седьмым – на мире. Мы проработали вместе почти 7 лет. За это время было много хорошего. Но… разошлись. Вы перешли к Николаю Морозову. Да, откатался у него три сезона и понял, что у Морозова есть определенные проекты, в которые я не вписываюсь. Мы расстались спокойно, откровенно все обсудили. Честно говоря, в тот момент я не представлял, что буду дальше делать. Позвонил Татьяне Анатольевне Тарасовой, спросить совета. По большому счету, выбора у меня не было. В ЦСКА тогда тренировались Аделина и Максим. Я назвал фамилию Тутберидзе. Тарасова поддержала, сказала, почему бы не попробовать… Единственное условие, которое поставила Этери Георгиевна – дисциплина. Неважно, какого ты возраста, какого ранга, главное выполнять то, что говорит тренер. Я решил попробовать. Почему вы назвали Тутберидзе? Потому что видел в ней дикое стремление, желание работать, и этот ее настрой передавался ученикам. Так тяжело, как в том сезоне, мне не было никогда. Тренировки как в спецназе. Временами я не верил, что из этого вообще что-то получится. Говорил, что не смогу пересилить себя. Мы ругались, я срывался. Она терпела, ждала. И в какой-то момент я понял, что экватор сложности пройден… Понимаете, помимо всего прочего, Тутберидзе обладает особым даром убеждения, какой есть только у великих тренеров. Спортсмены всегда склонны сомневаться в себе, и не каждый тренер может вселить в учеников уверенность. В своей жизни я встречал только двух тренеров, которые умеют убеждать: Тарасова и Тутберидзе. Судя по прошедшим сезонам, невозможное стало возможным. При наличии огромного желания никогда и ничего не поздно. За эти два сезона я сделал то, чего не добивался всю жизнь. Был в призерах на этапах Гран-при, в финале, на чемпионатах России и Европы. Я сам себе доказал, что все реально. Ольга ЕРМОЛИНА Фото Юлия КОМАРОВА (архив) http://fsrussia.ru/intervyu/931-sergej-voronov-dvadtsat-let-v-figurnom-katanii-ne-mogut-byt-privychkoj.html

Marika: Алексей Мишин: привык осознавать, что я хороший тренер 25.03.2015, 22:38 В четверг за награды чемпионата мира по фигурному катанию в Шанхае вступают женщины. И если чемпионка Европы и победительница финала Гран-при Елизавета Туктамышева не откажется от намерения исполнить в своей программе самый сложный женский прыжок — тройной аксель, а, главное, его и следующие за ним элементы не сорвет, то многократно повысит свои шансы на победу и в главном турнире сезона. Знаменитый тренер Туктамышевой АЛЕКСЕЙ МИШИН рассказал корреспонденту “Ъ” ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ о работе со своей ученицей и ее перспективах на чемпионате мира. — Какие чувства вы испытали, когда Елизавета Туктамышева стала чемпионкой Европы? Ведь ваши ученики балуют вас победами уже не так часто, как прежде. — У меня есть правило: каждая новая победа накладывает лишь новые обязательства. Поэтому даже такие значимые победы Лизы, как на чемпионате Европы и в финале Гран-при, не привели меня в состояние эйфории. Привык осознавать, что я хороший тренер. Поэтому даже когда в какой-то период побед нет, все равно как профессионал чувствую себя комфортно. Но нынче в нашей группе такое раздолье и такая новая волна идет, с которой мне снова не стыдно стоять у бортика. — И тройные аксели молодежь по-прежнему крутит исправно? — Еще как! В свое время «добрые» люди советовали мне концентрироваться на ком-то одном. Если бы я послушался и сконцентрировался, к примеру, на Олеге Татаурове, то не было бы Алексея Урманова, не было бы Урманова — не появился бы Евгений Плющенко, Артур Гачинский, Лиза… Но сейчас я и впрямь работаю легко и продуктивно, поскольку с моих плеч свалились сразу два рюкзака (Плющенко и Гачинский.— “Ъ”). Появилось больше времени, больше света: работай себе и горя не знай. Дела движутся легко и просто. Многие думают, что я работаю с каким-то надрывом. Но это не так. Я езжу на дачу, строю баню, ловлю рыбу, развожу гусей и уток. В прошлом году винный погреб у меня появился, и несколько бочек с вином уже припасены. — Сбросили два рюкзака, говорите. Значит, Евгений Плющенко, несмотря на заявление о желании выступить на Олимпиаде в Корее, в спорт уже не вернется? — Этот рюкзак я со своих плеч снял временно. Женя в декабре проводил в Сочи тренировку, и я уверенно скажу, что сейчас он выглядит легче и свободнее, чем в предолимпийский период. Этот рюкзак не давит. Он полон моих достижений и тренерского счастья. — Сейчас Лизу пытают, как она пережила полтора года безвременья. А что делали в этот период вы? Как переломили ситуацию? Ведь никто и не думал, что с фигуристкой, практически уже списанной, произойдет такая приятная метаморфоза? — Лиза вышла из глубокого кризиса благодаря доброму отношению и вере в нее. В начале этого сезона она испытывала такие боли в спине, что врачи сказали — все, кататься не надо. «Лиза, мы скованы одной цепью и пойдем до конца»,— сказал ей я, и она согласилась. Большое значение имела поддержка семьи. Немалую роль сыграл глава нашей федерации Александр Горшков, который приехал к нам на сбор, когда Лиза была на дне своего психологического и душевного состояния, беседовал, поддержал. А после предсезонных прокатов председатель техкома ISU (Международный союз конькобежцев.— “Ъ”) Александр Лакерник сказал мне: «Займись девочкой серьезно». Он увидел в ней пробуждающийся потенциал. И мы спокойно продолжили работать. Мой секрет работы с Лизой в том, что нет никакого секрета. Она в себя поверила, и, наверное, ключевым моментом нынешнего результата стало то, что в сезоне мы сделали более десятка стартов. Хотя за моей спиной люди смеялись: «Ха-ха, он же ее замучил!» Мои сыновья, в прошлом теннисисты, а теперь тренеры, убеждены, что играть круглый год — это норма. Так вот и я считаю, что кататься круглый год — норма. Во времена Страны Советов фигуристы участвовали в одном соревновании до чемпионата России, затем в чемпионатах Европы, мира, и все. Тогда не было ни серии Гран-при, ни других турниров, и мы потеряли массу талантов, потому что сидели за железным занавесом и смотрели на мир в замочную скважину. — Выходит, с Лизой вы проводите эксперимент? — И думаю, что в следующем сезоне мы его повторим. В отличие от Лизы, ее соперницы участвовали в очень ограниченном количестве турниров. Хотя и Елена Радионова, и Анна Погорилая — фигуристки замечательные. Есть у нас и замечательный резерв совсем еще юных девочек. Не думаю, что переходный период погубит всю эту талантливую поросль. Большинство останется. — Кто Лизу содержал эти полтора года, когда неясно было, то ли выплывет, то ли нет? — Многим своим ученикам я оказывал финансовую поддержку: Татаурову, Алексею Ягудину, Плющенко, Урманову, Гачинскому, Туктамышевой... Нет лучше инвестиций, чем инвестиции в своих детей. В учеников — тоже. По крайней мере, эта поддержка впоследствии обернулась позитивом: большинство моих учеников, встав на ноги, были со мной в финансовых вопросах предельно честны. Благодарны мы и президенту Федерации фигурного катания Санкт-Петербурга Тимуру Кабукаеву, который финансово поддержал нашу подготовку, тренеров группы и командировал на чемпионаты специалистов. — А если бы Туктамышева не выправилась? — Тогда по окончании Института физкультуры я бы помог ей в жизни определиться. Она наверняка стала бы если не хорошим, то неплохим тренером. Есть у нее и другие таланты. Например, талант парикмахера. Лиза замечательно чувствует волосы. У нее абсолютный слух. В один из дней рождения я подарил ей гитару, и она прекрасно играет. Она фотогенична, два года была лицом Samsung, и очень грамотно излагает свои мысли. Ребенок — зеркало семьи. В конце концов, она — ученица профессора. — В каком направлении кроме тройного акселя, который Туктамышева сейчас активно осваивает и намеревается исполнить в Шанхае, она может развиваться дальше? — Сейчас в женском катании наблюдается кризис технического роста. Все элементы освоены, и резерва нет. Осталось одно-единственное окошко — тройной аксель. И Олимпийские игры 2018 года, убежден, пройдут под «звездой» тройного акселя у женщин. Кто первый откроет это окно, тот и обоснуется в Корее на пьедестале. В чем еще я вижу потенциал? В пересмотре критериев оценки прыжков. Сейчас ISU очень правильно оценивает, например, вращения. За быстрое и в сложной позе фигурист получает дополнительный плюс к основной оценке. А как оцениваются прыжки? Один спортсмен делает выдающийся по качеству каскад и получает «плюс 2». Но и другой, кто делает хорошо средненький или даже плохонький каскад, тоже получает «плюс 1 или 2». Думаю, эта позиция в ISU будет пересмотрена и судьи станут наконец оценивать полет и качество прыжка. Вот тогда у Лизы появится еще один резерв, так как за свои семь-восемь прыжков она получит большой бонус. Ведь большинство ее прыжков заслуживают «плюс 3». — А почему она не слишком гибкая и быстро не вращается? — Чем фигурист гибче, тем хуже прыгает. Таков закон биомеханики тела. Если ты гибкий, то твои «шарниры» ходят ходуном. Частые падения олимпийского чемпиона японца Юдзуру Ханью, к слову, вызваны как раз червякообразным строением его тела. — Какие есть основания полагать, что судейство будет пересмотрено? — Мы рассчитываем, что Лакернику, который также является сторонником более четкой дифференциации оценок прыжков, удастся продвинуть эту здравую идею в жизнь и это правило скоро начнет действовать как закон. — Почему вы не опробовали тройной аксель уже на чемпионате Европы? — Мы не ставили задачу победить в Стокгольме во что бы то ни стало. Впрочем, бронзы нам было бы мало. Мне известен потенциал Лизы, поэтому я знал, что она может выиграть чемпионат и без тройного акселя. Это показала сама жизнь. Хотя судьи и не были готовы к тому, что именно Туктамышева станет лидером сезона. Сейчас мы можем технически усложнить программу, например, еще и каскадом тройной лутц—тройной тулуп. Лиза исполняет его блестяще, но в программу мы его пока не включаем. До Урманова я очень торопился вырастить чемпиона, чтобы доказать, какой я замечательный тренер. А после сказал себе: спокойно. Вот и сейчас мы с Лизой идем поступательно, и только после чемпионата Европы она дважды исполнила тройной аксель на турнирах. — Сколько раз, скажем, из десяти она с него не падает на тренировках? — Десять мы не прыгаем. Но из трех — два или один она не падает. А чтобы выйти на уровень, надо стабильно прыгать четыре из пяти. Но я не тороплюсь и с этим тоже. Лиза на чемпионате Европы заявила, что планирует прыгнуть тройной аксель в Шанхае, с учетом чего мы и перестроили программу. У каждого тренера есть свои «коньки». Кто-то строит успехи своих спортсменов на больших нагрузках, на бесчисленных повторениях прыжков, кто-то на фармакологии и на регулировании процесса развития женского организма. А я еще в 1973 году написал диссертацию на тему многооборотных прыжков и с тех пор чувствую свою силу именно на этой стезе. Уверен, что времена, когда на полном серьезе говорили, что самое главное — это транзишн, больше не вернутся. На вершине пирамиды будут стоять прыжки. — На чемпионате мира кроме американок Грейси Голд и Эшли Вагнер в соперницы россиянкам еще кого-то ждете? — Американки очень сильные, кстати. Моя спортивная карьера началась в 1967 году, и с тех пор я научился не относиться к соперникам легкомысленно. Вагнер и Туктамышева, считаю, олицетворяют наиболее женственное катание. Голд — фигуристка атлетическая. Полина Эдмундс, еще одна американка, тоже технически неплохая. А вот с востока запросто может появиться любой сюрприз. Но даже появление кого-то нового на мою тренерскую позицию и политику никак не повлияет. Я вижу только Лизу и двигаю ее вперед. А то, что делается вокруг, нас не волнует в первую очередь потому, что сейчас и близко нет ни Людмилы Белоусовой—Олега Протопопова, ни Толлера Крэнстона, ни Плющенко. То есть фигуристов, которые эпохально перевернули бы наши взгляды. И в юниорском движении, за которым я внимательно слежу, их нет тоже. — А когда Лиза была юниоркой, разве она производила впечатление человека, способного эпохально перевернуть фигурное катание? — Она и до сих пор его эпохально не переворачивает, а только приближается к этому статусу. Впрочем, это не только от нас с ней зависит, но и от позиции нашей федерации. — Что вас в Лизе радует, а что — нет? — «Нет» пока не разглядел. Но пожелал бы ей быть такой же умненькой, потому что ошибочные поступки даже выдающиеся спортсмены часто делают по глупости. Так вот глупость ей несвойственна. — А если Артур Гачинский одумается и попросится назад? — Он мне не нужен. У меня есть Лиза, талантливое молодое поколение, да и Плющенко вернется… — Думаете, в это еще кто-то верит? — А что было на чемпионате Европы в мужском катании? Полная ерунда. Это понял даже мой электрик, который не смог сдержать эмоций и позвонил мне в Стокгольм. Самое страшное, когда какого-то спортсмена поднимают выше уровня его реальной компетентности. Сразу возникает масса сложностей. Из этой ситуации можно выйти, а можно и не выйти. Мне кажется, что естественное развитие всегда лучше. — Есть ли тренеры в мире, на которых вы смотрите с интересом и, быть может, с долей ревности? — Сейчас я не вижу ни одного тренера одиночников, который являлся бы для меня абсолютным идеалом, гуру. Если бы такой был, я бы честно его назвал. В России есть хорошие работники, которые могут организовать процесс, набрать людей и дирижировать их работой. Это тоже талант, но я не считаю, что он — тренерский. Для меня тренер — это в первую очередь учитель. Как Игорь Москвин. Он не обладал талантом организовывать паблисити, доверие федерации, судейского штаба. Он с ними всегда ссорился и посылал, чем создавал себе трудности. Но для меня именно талант педагога и учителя является самым главным в тренерском деле. Хотя в это понятие входят и организационные способности, и дипломатические данные, и умение найти финансы. — А как вы поступите, когда поймете, что исчерпали себя? Извините. — Ничего страшного. Когда у Тамары Москвиной наблюдался спад результатов, я сказал: «Тамара, мы теперь, несмотря ни на что, всегда будем серьезными фигурами и никогда не перестанем себя уважать». Когда у меня не было результатов, разве я чувствовал, что стал плохим? Ничуть! Написал очередную книжку, придумал новые упражнения... — О чем книжка? — О фигурном катании, конечно. Я про него написал уже, кажется, больше, чем Николай Панин. Но сказать, что лучше, не могу. Это покажет история. А написанием статей и книг я занимаюсь с тех пор, как начал кататься, и мой папа, преподаватель биомеханики, навел меня на мысль, что движение твердых живых и неживых тел происходит по одним и тем же физическим законам. Я провел уже много исследований. А несколько последних лет мы работаем совместно с инженером-изобретателем Виктором Шапиро, и все мои идеи им были положены на самую современную инновационную техническую базу. Мы используем устройства, которые применяются в подводных лодках, и сейсмодатчики, и датчики ускорений. Все новое очень трудно входит в жизнь. Но, например, Николай Цискаридзе в Хореографическом училище имени Вагановой уже имеет наш тренажер. И Андрей Родионенко, главный тренер сборной России по гимнастике, тоже. http://www.kommersant.ru/doc/2694435

Marika: Этери Тутберидзе: «Большое создается из мелочей» 23 Июнь 2015 Об этом интервью с Этери Тутберидзе мы договорились месяц назад, когда случайно пересеклись на катке «Хрустальный». В тот день я приезжала к Виктору Николаевичу Кудрявцеву, который консультировал Аню Погорилую, и уже после тренировки столкнулась в дверях с Этери Георгиевной. Тренер только что вернулась из Америки, где ставили программы Юле Липницкой и Адьяну Питкееву. «Не хочу рассказывать на бегу, -- обронила Тутберидзе. – Если в двух словах, то работа Марины Зуевой мне понравилась очень». Через месяц мы встретились с Этери Георгиевной на сборе в Новогорске, где она в подробностях поделилась американскими впечатлениями. С какими мыслями вы отправились в Кантон? Поначалу, не скрою, были сомнения, я очень переживала, а стоит ли поездка того, чтобы ее затевать. Перелет тяжелый, 10-дневное пребывание в другой стране. Нужно разместить спортсменов, проследить, чтобы они были сыты, все шло по графику. Но в первую очередь смущало даже не это, а ограниченное время. Это дома мы можем что-то переносить, если не сложилось сегодня, а там надо было выполнить поставленную задачу в определенный срок, и других вариантов не существовало. Но уже на второй день пребывания в Кантоне стало понятно, что сомнения напрасны. Чем дольше я находилась там и наблюдала за работой Марины Зуевой и ее команды, тем четче понимала, что эта поездка стоит даже большего. Единственное, о чем жалела, что только Юля и Адьян могут прочувствовать эту атмосферу. Мне бы хотелось окунуть в нее остальных ребят, чтобы они увидели и поняли, как люди работают. Что так поразило вас? Во-первых, как я сказала, сама атмосфера, пропитанная творчеством. Я даже сказала Марине, что они – люди, «укушенные» творчеством. Во-вторых, четкая организация процесса. Раз в неделю Зуева полностью расписывает график работы для всей команды по минутам: какие спортсмены, когда, от кого, к кому должны перейти, с кем чем занимаются, над чем работают. Начинаются тренировки в 6-7 утра и заканчиваются около пяти вечера. За весь день одна 10-минутная заливка льда. Все остальное время «нон-стоп». И это не механические действия, это действительно творческий процесс, когда забываешь, как летит время. Зуева -- прекрасный организатор. Она подобрала замечательную команду профессионалов, людей, заряженных на работу, которых хотят и добиваются результата. Олег Эпштейн – золото, классный технарь. Массимо Скали – такой порыв творчества. Другие под стать им. При этом весь процесс контролирует сама Зуева, у которой потрясающее профессиональное чутье. Она видит, где надо добавить, где убрать, и в итоге создается «качественный продукт». Не могу судить о программах танцоров, потому что не наблюдала весь процесс с нуля, но по Адьяну и Юле скажу, что их программы складывались на моих глазах как паззлы. Отдельные фрагменты, над которыми работали разные специалисты, собирались в одно целое и оживали. Чего вы хотели добиться от Зуевой в постановках программ для спортсменов? Поскольку мы были ограничены в средствах, то в Америке поставили произвольную программу Адьяну и три программы, включая показательный номер, Юле. В данной ситуации я была в роли зрителя, но как профессионалу мне было интересно наблюдать за процессом. Как тренер я знаю сильные и слабые стороны учеников. Например, понимаю, как сложно Адьяну самому, без посторонней помощи перевоплощаться в музыке, жить в ней. Поначалу в постановочной работе с ним я просто проговаривала, что конкретно, в каком месте нужно сделать. Но по мере взросления фигуриста мне казалось, что Адьян сам должен уже что-то понимать, чувствовать, выдавать эмоции. Это не всегда приводило к результату. И хореографы, которые до этого работали с Питкеевым, указывали на недостатки, говорили, что парень не глубоко чувствует музыку. Марина же действовала несколько иначе. Она не пыталась делать фигуриста старше, взрослей. Зуева вытаскивала из него нужный взгляд, поворот головы, жест, и все это работало. Например, как-то на тренировке она вдруг спросила Адьяна: «Что ты хочешь купить?» Он ответил -- машину. «Сейчас, -- сказала Зуева, -- ты посмотришь на нас так, как будто попытаешься рассмотреть салон этой машины». И когда Адьян это проделал, то остановила его и продолжила: «Увидел? Какого цвета салон? Красный? Так вот, когда будешь делать «тройку», то должен вдохнуть запах этого салона». Этот диалог поначалу мне показался детским. Я бы, наверное, объясняла так 7-9-летним спортсменам, но не взрослому парню. Но то, что происходило на льду, было поразительно. Я верила, что Адьян реально увидел салон автомобиля, вдохнул его запах. И это настолько оживляло программу. Спортсмен в ней жил. Жил в этой музыке, чувствовал ее. В этих приемах не было ничего сложного. Адьяну просто объясняли: посмотри, вспомни, вдохни… Но все то, что мы требовали от него на протяжении полутора лет -- получалось! Мы не ушли от того направления, которое выбрали в прошлом сезоне, и где не все удалось. Мы остались в той же классической струе, но Марина помогла Адьяну раскрыться. Он очень серьезно подошел к работе. В свой единственный выходной дважды посмотрел фильм, музыку из которого мы взяли для программы. Но самое важное, Адьян сумел преодолеть некий психологический барьер. Он лишился комплекса, что чего-то не может. Для него не стало запретных тем. И в этом, безусловно, заслуга Зуевой. Возможно, тренер использовала театральные приемы, поскольку в свое время училась в ГИТИСе, где преподавали актерское мастерство? Это тренерский опыт. И я бы добавила, американский опыт. В США нельзя чего-то требовать от спортсменов, и тренеру надо постоянно что-то изобретать, искать разные варианты. В этом есть резон. У молодых спортсменов недостаточно жизненного опыта, а далеко не все могут показать не пережитые ими эмоции. Как складывалась работа с Юлей Липницкой? Марина очень хвалила Юлю, отзывалась о спортсменке только в превосходных выражениях. И это заслуженно. В последнее время Юля изменилась, стала взрослым человеком, на многие вещи начала смотреть по-другому, что-то переосмыслила, что естественно отразилось и в программах. С каждым днем она раскрывалась все больше и больше. И для меня Юля предстала совершенно по-новому в короткой программе. Она игривая, как сама того хотела, и этот образ ей идет, получается. В произвольной мы пошли по проторенному пути, выбрали серьезную тему. Нам нужно было постараться выполнить все технические элементы в удобном для спортсменки режиме. Юля повзрослела, внешне изменилась. Недавно она призналась, что пересматривая свой «Танец с саблями», удивляется, как все успевала в этой программе. Проще или сложнее работать с новой Юлей Липницкой? Я не пытаюсь тренировать прежнюю Юлю. Я живу настоящим. Есть спортсменка со взрослым телом, и с этой новой фигуристкой мы работаем. У Юли свои таланты, возможности, сильные и слабые стороны, как у любого. Но надо не зацикливаться на чем-то одном. Работать. Возвращаясь к вашей американской поездке, что вы как тренер подметили для себя? Мне запомнились две фразы Зуевой. Первая – дисциплина определяет результат. И вторая, когда мы с Мариной заговорили о нашей танцевальной паре Синицина – Кацалапов, она сказала: «Что я могу для них сделать? Только научить работать». Это самое правильное. На протяжении всех 10 дней в Кантоне я наблюдала за работой ее американских пар. По 6-7 часов на льду. Счастливые улыбки на лицах. При этом они вкалывают безостановочно. Но к седьмому часу тренировки ноги у них такие же легкие, как в самом начале… Понятно, что одиночники и парники не могут кататься по столько часов в день, потому что это приведет к травматизму. Но меня поразили желание и отдача тренеров и спортсменов. На каждой тренировке все выкладываются не на сто, на двести процентов. Что мешает это делать нам? У нас другая система подготовки, это объективная реальность. Мы делаем упор на групповые занятия. За океаном спортсмены сами оплачивают лед, работу тренера, поэтому вправе требовать индивидуальных «уроков». И там, и там есть свои положительные и отрицательные стороны. Например, я считаю, что здоровая конкуренция и ощущение некой общности в группе должны присутствовать. Когда Юля Липницкая готовилась к Олимпийским играм в Сочи, то вся наша группа готовилась вместе с ней. Приходилось устраивать прокаты, чтобы спортсменка видела, что все это делают, понимала, всем непросто. И ребята осознавали, это необходимо. Но сейчас после Олимпийских игр каждый в группе работает на себя, иначе зачем заниматься фигурным катанием? Другое дело, что при нашей системе тренеру в каких-то моментах бывает сложней, потому что присутствует некий элемент ревности, мол, тому уделили больше внимания, чем мне. В Америке это исключено, потому что все упирается в финансовые возможности. У меня в Америке был ученик. Он снимал самый дешевый лед в 4 часа утра. И каждый день после тренировки перед школой парень шел работать, чтобы оплатить лед и занятия. Родители сказали, что у них нет денег на фигурное катание. А история с Торвилл – Дин, когда они готовились к Олимпийским играм и тренировались по ночам, чтобы никто не мешал, и оплата была небольшая. А днем они работали. Никогда не забуду, как однажды во время показательных выступлений мы сидели с Мариной в SkatingLaunge, объявили выход Мэрил Дэвис – Чарли Уайта, и я поинтересовалась у Зуевой, почему она не идет смотреть своих спортсменов? «А это не мой номер. У них не хватило денег, и они поставили программу сами». Замечу, что к тому моменту Дэвис – Уайт уже были чемпионами мира и призерами Олимпийских игр. Но для Америки – это нормальная ситуация. Видимо, поэтому у зарубежных спортсменов такая сумасшедшая мотивация. В Кантоне меня поразило, как Алекс Шибутани после тренировки и прокатов час отрабатывал со Скали дуги. Представляете: целый час фигурист скользил на наружных дугах! Я не выдержала, после спросила Марину: «Как спортсмен такого уровня реагирует на это задание, ведь ему приходится выполнять работу первоклассника?» Марина пожала плечами: «Что в этом удивительного? Он сам знает, что ему это нужно. Мы всегда так работаем». Иными словами: в работе не может быть мелочей? Я больше чем уверена, что большое как раз и создается из мелочей. Беседовала Ольга ЕРМОЛИНА Фото Юлии КОМАРОВОЙ и из личного архива спортсменов http://fsrussia.ru/intervyu/1108-eteri-tutberidze-bolshoe-sozdaetsya-iz-melochej.html

piparkoogid: Елена Буянова: "Мой интерес к "Танцам со звездами" был достаточно "шкурным" Елена БУЯНОВА и Аделина СОТНИКОВА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" БУЯНОВОЙ (справа). Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Елена БУЯНОВА и Аделина СОТНИКОВА. Елена БУЯНОВА и Аделина СОТНИКОВА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ Накануне открытой тренировки олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой, пропустившей прошлый сезон из-за травмы ноги, интервью "СЭ" дала тренер фигуристки Елена Буянова. – Мы с вами беседовали ровно год назад, когда Аделина вовсю готовилась к сезону и ничто не предвещало того, что она пропустит его из-за травмы. С какими чувствами вы работаете сейчас? Есть уверенность в том, что ваша спортсменка всерьез настроена на три года борьбы – до Игр в Пхенчане? – Так далеко мы не заглядывали. Наша с Аделиной задача сейчас заключается в том, чтобы снова начать кататься и выступать в соревнованиях. – Год без серьезных тренировок соревновательной практики – это большой минус? – В каком-то смысле да, но есть, как ни странно, и определенные плюсы. Мне кажется, это хорошо, что у Аделины появилась возможность побыть наедине с собой и подумать, что ей нужно в жизни. С одной стороны – она всего достигла, востребована в самых разных сферах, есть материальный достаток. При этом – как поняла я – ей не хватает "льда", она искренне хочет продолжать кататься, причем не только в шоу. Хочет еще чего-то добиться, что-то привнести в свое катание. Опыт, который Сотникова получила, выступая в танцевальном шоу, лишний раз убедил меня в том, о чем я догадывалась и раньше. А именно – что в фигурном катании Аделина не до конца раскрылась, даже выиграв Олимпиаду. Она просто толком не умела это делать. Сейчас научилась. Если сумеет воспользоваться этим опытом, если у нас не будет препятствий, связанных со здоровьем, может получиться очень масштабный результат. Но продолжать кататься – большая ответственность. Потому что ты должен не просто соответствовать своему статусу, но становиться лучше. Это не так просто, когда ты уже сделал огромную работу и выиграл главный титул. Тем не менее мы решили попробовать. Хотя далеко не все бывает гладко. – В чем заключается основная сложность? – В психологии. С точки зрения тренировочной работы у меня нет никакого беспокойства. Аделина находится в прекрасной физической форме, в полностью рабочем состоянии, и это очень важно. Но есть целый ряд психологических факторов. Во-первых, ответственность, о которой я уже сказала. Перед зрителями, перед судьями, перед федерацией фигурного катания. У женщин огромная конкуренция – это тоже ни для кого не секрет. Уйти от этой конкуренции невозможно, поэтому я считаю, что нужно, напротив, стремиться выступать как можно больше. После каждого очередного старта мы будем анализировать выступление и соответственно выбирать, в каком направлении делать следующий шаг. – Техническим состоянием Аделины на текущем этапе вы довольны, или она в чем-то отстает от желаемого уровня? – Довольна. Объем работы на летних сборах мы с ней сделали очень хороший. Меньше всего мне хотелось бы сейчас что-то форсировать. Это просто никому не нужно. – А как чувствует себя ваш второй подопечный – Максим Ковтун? – Макс пока временно не катается из-за травмы голеностопа. Программы ему поставили очень хорошие и хотелось бы естественно увидеть их в этом сезоне в полном блеске. Хотя я согласна с тем, что все наши мальчики, включая Ковтуна, пока в большей степени "грызут лед", нежели катаются. – В каком смысле? – Когда человек выходит на лед с задачей любой ценой выполнить все прыжки, сама постановка несколько теряется, уходит на второй план. Мне, например, очень нравилась прошлогодняя произвольная программа Ковтуна, но на соревнованиях он ни разу ее не откатал так, как было задумано. Единственный технически безошибочный прокат у нас получился на этапе "Гран-при" во Франции, но там Максим был все-таки далек от пика формы. В этом году постановки Ковтуна совершенно другие по характеру. По знаку зодиака Макс – Близнец, соответственно произвольная программа как бы показывает двух разных людей. Получилось необычно, но всем нам нравится. Когда Петр Чернышев ставил Ковтуну эту программу, у меня были определенные сомнения в том, что Макс с этим справится с актерской точки зрения. Но все получилось. Знаю, что постановка очень понравилась Наташе Бестемьяновой и Игорю Бобрину. Хотя понятно, что мы пока не катаем произвольную со всеми элементами. В короткой программе у Ковтуна своя изюминка – шаги. Там очень сложная дорожка. – И два четверных прыжка, как было в прошлом сезоне? – Пока мы настраиваемся именно на это. Два четверных в короткой, три – в произвольной. Зачем отступать назад, раз уж мы убедились, что это реально? – Вашим спортсменам вот уже который год ставит программы Чернышев. Это принципиальная позиция – работать с одним и тем же постановщиком? – Нет. Просто не вижу смысла что-то менять в работе, до тех пор пока эта работа всех устраивает и приносит желаемый результат. Лично мне очень нравятся идеи Чернышева, все его программы получаются очень разными и интересными. И неожиданными. Я, например, совершенно не предполагала, что Максим может быть таким, каким Петя показал его в произвольной программе. Ребятам тоже очень нравится с ним работать – они готовы заниматься постановочной работой бесконечно. И занимаются, собственно, когда идет постановочный период, по шесть – семь часов в день. – Кому принадлежала идея открытой тренировки для Аделины? – В федерацию, насколько мне известно, приходит много запросов со стороны прессы, вот и решили открыть для публики одну из тренировок. Мы не собираемся пытаться кого-то чем-то удивить, просто хотим, чтобы люди увидели, что мы готовимся к сезону и настроены более чем серьезно. – Когда вы готовились с Сотниковой к Олимпийским играм в Сочи, бросалось в глаза, что цель этой работы – сделать максимально сложную и, соответственно, конкурентоспособную программу, позволяющую сражаться за золотую медаль. Какой уровень сложности с вашей точки зрения понадобится для того, чтобы вести борьбу за золото в Пхенчане? – Не думаю, что в женском катании произойдет прорыв, о котором любит говорить Алексей Николаевич Мишин, и все девочки поголовно запрыгают тройной аксель. Если и запрыгают, то далеко не все, как мне кажется. Мои взгляды на женское одиночное катание остаются прежними: это катание должно быть не только сложным, но и женским. Аделина ведь выиграла в Сочи отнюдь не только прыжками. У нее, помимо прыжков, были самые сложные и интересные вращения, плюс – она очень хорошо каталась. Это у мужчин можно компенсировать прыжками не самое лучшее умение вращаться. Для девочек обязательны все составляющие. По крайней мере я считаю именно так. – Согласна, но перед Играми в Сочи вы довели произвольную программу Сотниковой до максимально возможной сложности. Есть ли куда делать следующий шаг? И надо ли его делать? – Я не могу и не хочу сейчас загадывать на три года вперед. Если в этом сезоне Аделина сумеет восстановить все то, что мы делали в олимпийском году, это будет очень большим достижением. Потому что станет уже очень весомым подтверждением серьезности ее намерений. У Сотниковой есть большой потенциал и в плане скорости, и в плане запаса прыжка. Просто я сама не хочу, чтобы она раньше времени чрезмерно рвалась вперед. Мы поставили две прекрасные программы, одна из которых, короткая, стала в каком-то смысле использованием идей и того опыта, что был приобретен в телевизионном танцевальном проекте. Аделина летом провела довольно много показательных выступлений, так публика постоянно требовала на бис не показательные номера, а "латину" – нашу короткую программу. Помимо всего прочего там очень сложные и интересные шаги, плюс – высокие требования к выразительности. Это не та постановка, где можно позволить себе не попадать в музыку. Плюс – прыжки. Если удастся все это соединить, впечатление будет очень сильным. – Вы не опасались отдавать ученицу в шоу-бизнес, пусть даже только на время танцевального проекта? – Нет. Если бы речь шла о том, чтобы отдать в такой проект Ковтуна, я бы, наверное, подумала тысячу раз, прежде чем принять решение. Аделина – совершенно другой человек. Во-первых, я слишком хорошо ее знаю. Во-вторых, посчитала, что такой проект пойдет на пользу во всех отношениях. И в плане восстановления, и в плане хореографического развития. Плюс – постоянное нахождение на зрителях, что тоже важно, когда спортсмен лишен возможности выступать в соревнованиях. Главное же заключалось в том, что организаторы проекта с самого начала выразили готовность максимально идти нам навстречу. Мало кто возможно помнит, но первое выступление Аделина провела вообще босиком – чтобы не травмировать больную ногу, потом она танцевала в кроссовках и лишь на третий или четвертый выход надела небольшие каблучки. Все это заранее обговаривалось, как и то, что Сотникова в любой момент может покинуть проект, если вдруг начнет чувствовать дискомфорт в голеностопе. Как тренера, меня полностью устраивало то, что Аделина работает в танцевальном зале по пять часов в день. В этом плане мой интерес к проекту был достаточно "шкурным". Я просто таким образом заполнила свободное время, чтобы моя спортсменка не мучилась бездельем, сидя дома на диване. Ну а насчет того, что Аделину может испортить шоу-бизнес, я не переживала изначально. Она для этого слишком цельный человек. – Повышенное внимание к Сотниковой со стороны болельщиков вам не раздражает? – Наоборот. После Олимпийских игр мы обе долго не могли привыкнуть к тому, что приезжаем на тренировку, а на катке нас встречает оркестр. Представляете? Выходишь из машины, а на тебя со всех сторон обрушивается музыка из "Серенады Солнечной долины". – Почти как при встрече фирменных поездов на Белорусском вокзале. – Ну да. Для нас устраивали на катке всевозможные флэш-мобы, танцы, праздники, приводили даже ряженных медведей. Аделинка сначала жутко стеснялась, но я ей сразу сказала, что нужно, напротив, постараться получить от происходящего максимум удовольствия и позитивной энергии. Когда еще такое будет, чтобы на работе с оркестром встречали? http://www.sport-express.ru/figure-skating/reviews/908659/